▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Кадры чиностояний: полезные, не очень и вредные → Военные → Славяне и российские этносы (XVIII век)

80. Кадры чиностояний: полезные, не очень и вредные

80.4. Военные. Славяне и российские этносы (XVIII век)

Белли, Суворов, Измайлов, Куракин, Милорадович, Шипов

Статья № 1
Белли, 1799

Ф. Ф. Веселаго

1799 года с 14 апреля по июнь. Подвиг капитан-лейтенанта Белли.

Отряд из 11 судов (русские: 4 фрегата, 2 мелких судна и 4 канонерские лодки; неаполитанский 1 фрегат) под начальством капитана Сорокина блокировал берег Италии от Отранто до Манфредонии: десант с этого отряда, высаженный у города Фоджио, под начальством капитан-лейтенанта Белли овладел городом (11 мая), прошёл до Неаполя и занял его (3 июня); затем тот же отряд вместе с англичанами овладел крепостями Сент-Эльм (1 июля) и Капуи (17 июля).

Источник: [19.31]

Статья № 2
А. В. Суворов, †1800

М. И. Пыляев

Родители полководца и происхождение

Отецъ генералиссимуса Суворова, генералъ-аншефъ Василій Ивановичъ Суворовъ родился въ 1705 году, въ Москвѣ; отецъ его, Иванъ Григорьевичъ, былъ въ царствованіе Петра Великаго генеральнымъ войсковымъ писаремъ. Вотъ что говоритъ о своихъ предкахъ фельдмаршалъ Суворовъ: «Въ 1622 году выѣхали изъ Швеціи Наумъ и Суворъ и по ихъ челобитью приняты въ Россійское подданство; именуемы честные мужи разделились на разныя поколѣнія и по Сувору стали называться Суворовы»

Изъ документояь, представленныхъ, въ 1786 году фельдмаршаломъ Суворовыма въ Московскую Дворянскую Опеку, видно, что отецъ его, Василій Ивановичъ, былъ крестникомь Петра Великаго и началъ службу въ должности деньщика и переводчика, и, по кончинѣ императора, императрицею Екатериною Первою былъ выпущенъ лейбъ-гвардіи оть бомбардиръ сержантомъ…

Вас. Ив. Суворовъ умеръ въ Москвѣ, въ 1775 году, генералъ-аншефомъ и сенаторомъ. Родовой его домъ находился на Царицыный улицѣ. нынѣшняя Большая Никитская; домъ этотъ быль третьимъ отъ церкви Вознесенія. Въ тѣ года, эта церковь еще была иноческая обитель во имя Ѳеодора Студита, основанная родоначальникомъ дома Романовыхъ. За алтаремъ этого храма даже послѣ 1б12 года существовали могилы родителей великаго Суворова, покрытыя деревянною крашенной кровелькой; впослѣдствіи камень съ высѣченною на немъ надписью отъ небреженія утратился, или употребленъ на починку церкви…

Домъ Суворова1 быль каменный, одно-этажный; надъ нимъ надстроена другой этажъ только въ шестидесятыхъ годахъ нынѣшняго столѣтія. Незадолго до 1812 года онъ быль купленъ какимъ-то докторомь. Въ тридцатыхъ годахъ имъ владѣлъ купецъ Вейеръ, а въ семидесятыхъ годахъ домъ принадлежалъ барону Шеппингу… В. И. Суворовъ зналъ нѣсколько языковъ и перевелъ извѣстное сочиненіе Вобана «Основаніе крепостей»

Женатъ быль В. И. Суворовъ на Авдотьѣ Ѳедосѣевнѣ Мануковой; отецъ ея служилъ при Петрѣ I дьякомъ и описывалъ Ингермандандію по урочищамъ. Во время празднованія свадьбы князя-папы онъ участвовалъ въ потѣшной процессіи, одѣтый по-польски, со скрипкою въ рукахъ. При императрицѣ Аннѣ Іоанновнѣ онъ быль петербургскимъ воеводой и въ концѣ 1737 года судился за злоупотребления по службѣ. Дочь его, Авдотья Ѳедосѣевна, какъ это видно по раздельной записи, принесла въ приданое домъ въ Москвѣ и имѣніе въ Орловскомъ уѣздѣ.

Вышла она замужъ въ концѣ 20-хъ годовъ. Въ 1760 году Авдотьи Ѳедосѣевны въ живыхъ уже не было; въ переписке ея сына, за все время его долгой жизни, не говорится о ней ни слова, также не встрѣчается ни одного намека или воспоминанiя.
В. И. Суворовъ имѣлъ двухъ дочерей и сына…

Генералиссимус. Слуги, быт, привычки, причуды

Дѣянія Суворова принадлежать исторіи, мы ихъ не коснемся, но возьмемъ одну его частную жизнь и домашнія привычки, которую почерпнемъ изъ разсказовъ его приближенныхъ и слугъ.

Всѣхъ его слугь было пятеро: старшимъ изъ нихъ быль его камердинеръ, Прохоръ Дубасовъ, болѣе извѣстный подь именемъ «Прошки». Этотъ вѣрный слуга фельдмаршала пережилъ своего барина и умеръ въ 1823 году, восьмидесяти лѣтъ. Въ уваженіе заслуги его господина, въ день открытiя памятника Суворова на Царицыномъ лугу, онъ былъ пожалованъ императоромъ Александромъ I въ классный чинъ съ пенсіею въ 1,200 рублей въ годъ.
Помощникомъ этого камердинера, или, какъ его называли, подкамердинеръ, быль сержантъ, Иванъ Сергѣевъ; онъ находился при Суворовѣ шестнадцать лѣтъ безотлучно и поступилъ къ нему въ 1784 году изъ Козловскаго мушкатерскаго полка; впослѣдствіи онъ находился при сынѣ героя, Аркадіѣ Александровичѣ, до самой его смерти, постигшей сына въ той же рѣкѣ, которая доставила отцу славное имя «Рымникскаго».
Третьими подкамердинеромъ, или, вѣрнѣе, деньщикомъ Суворова, быль сержантъ Илья Сидоровъ, затѣмъ прислуживалъ генералиссимусу еще фельдшеръ, который повременамъ пускалъ ему кровь. Въ тѣ года кровопусканіе считалось единственными средствомъ оть многихъ болѣзней, и многіе прибѣгали къ нему.
Пятымъ приближеннымъ слугою Суворова былъ поваръ «Матька». Вся эта прислуга спала возлѣ спальни Суворова; на первый призывъ его являласькъ нему.

День Суворова начинался съ первыми пѣтухами; въ первомъ часу онъ приказывалъ будить себя, но въ военное время онъ пробуждался еще ранѣе, и даже нерѣдко и въ мирное время онъ дѣлалъ ученье полками въ ночное время.

Ночной бой, говаривалъ Суворовъ, выгоденъ тому, кто отваженъ и смѣлъ, ибо тутъ число войска не видно и мало значитъ, да и отъ стрѣльбы толку мало. Ночной походъ тоже служитъ въ пользу тому, кто любитъ являться передъ непріятелемь внезапно. Суворовъ приказывалъ себя будить, не слушая никакихъ его отговорокъ. «Если не послушаю, тащи меня за ногу!»

Спалъ Суворовъ на сѣнѣ, укладенномъ такъ высоко, какъ парадная постель. Надъ сѣномъ постилалась толстая парусинная простыня, на нее тонкая полотняная, въ головахъ двѣ его пуховыя подушки, которыя всюду за нимъ возились; третья простыня служила ему вмѣсто одѣяла. Въ холодное время онъ сверхъ простыни накрывался своими синимъ плащемъ. Ложился въ постель Суворовъ безъ рубашки.

Вставъ съ постели, неодѣтый, нагишемъ, онъ начиналъ бѣгать взадъ и впередъ по спальнѣ, а въ лагерѣ по своей палаткѣ; нерѣдко въ лѣтнее время онъ бѣгалъ въ такомъ видѣ въ садь, гдѣ и маршировалъ въ тактъ. Это продолжалось съ часъ времени; во время такихъ эволюцій онъ держалъ въ рукахъ тетрадки и твердилъ татарскія. турецкія и корельскія слова и разговоры. Для практики въ послѣднемъ языкѣ онъ у себя держалъ нѣсколько кореловъ изъ собственныхъ своихъ новгородскихъ вотчинъ.

Послѣ такого урока, онъ умывался; ему, по обыкновенно, приносили въ спальню два ведра самой холодной воды и большой мѣдный тазъ; въ продолженіе получаса онъ выплескивалъ изъ ведеръ воду себѣ на лицо, говоря, что это помогаетъ глазамъ. Послѣ этого его камердинеръ долженъ быль оставшуюся воду тихонько лить ему на плеча, такъ, чтобы вода стекала ручейкомъ, катилась по локтямъ, для чего онъ и держалъ локти въ такомъ положеніи. Мытье оканчивалось во второмъ часу ночи. Обтирался Суворовъ передъ каминомъ…

Въ скоромные дни онъ пилъ по три чашки со сливками, безъ хлѣба и безъ сухарей; въ постные дни безъ сливокъ и строго наблюдалъ всѣ посты, не исключая среды и пятницы. А во время Страстной недѣли Суворовъ ничего не ѣлъ, а только пиль одинъ черный чай безъ хлѣба.

При поданіи чая, требовалъ бѣлой бумаги для записыванiя своихъ уроковъ и вытверженнаго имъ. Суворовъ не писалъ чернилами, а всегда тушью. Письма онъ писалъ на толстой бумагѣ, иногда на неболышихъ клочкахъ, самымъ мельчайшимъ почеркомъ; слогъ его быль кратокъ…

Къ разводу Суворовъ выходилъ въ мундирѣ того полка, какой былъ тогда въ караулѣ. Послѣ развода, если не было докладовъ и дѣлъ, от призывалъ инженернаго полковника Фалькони для чтенія иностранныхъ газетъ. Суворовъ выписывалъ до двѣнадцати заграничныхъ газетъ: шесть французскихъ и шесть нѣмецкихъ, и, кромѣ того, «Московскія» и «Петербургскія Вѣдомости». Изъ оставшихся послѣ Суворова расходныхъ книгъ видно, что онъ на газеты тратилъ въ годъ около трехтсотъ рублей…

Во время походовъ Суворовъ никогда не обѣдывалъ одинъ; столъ его накрывался на пятнадцать, на двѣнадцать персонъ для генераловъ и прочихъ чиновъ, составлявшихъ его свиту. За столомъ Суворовъ имѣлъ предразсудки: не терпѣлъ, чтобъ брали соль ножомъ изъ солонки, двигали ее съ мѣста или ему подавали: каждый долженъ быль отсыпать себѣ на скатерть соли, сколько ему угодно, и тому подобное…

Онъ не терпѣлъ, чтобы въ домѣ его были зеркала, и если въ отведенной ему квартирѣ оставались такія, то ихъ закрывали простынями. «Помилуй Богъ» говорил онъ, «я не хочу видѣть другого Суворова». Если же случалось ему увидѣть незакрытое зеркало, то тотчасъ отвернется и во всю прыть проскачеть мимо, чтобы не увидѣть себя… Суворовъ не менѣе зеркалъ не терпѣлъ и своихъ портретовъ…

Суворовь при себѣ не носилъ никогда ни часовь, ни денегь, также и вь домѣ его никогда не было часовъ; онъ говорилъ, что солдату они не нужны и что солдату и безъ часовъ должно знать время. Когда надо же было идти вь походъ, никогда въ приказать своихъ не назначалъ часа, но всегда приказывалъ быть готовыми съ первыми пѣтухами; для того, онь выучился пѣть пѣтухомъ и когда время наставало, выходилъ и выкрикивалъ «кукареку». Голосъ его немедленно раздавался и войска выступали въ походъ. — Также не держалъ при себѣ Суворовъ никакихъ животныхъ, но, увидѣвъ на дворѣ собаку или кошку, любилъ ихъ приласкать; собакѣ кричалъ: «гамъ, гамъ», а кошкѣ: «мяу, мяу», подражая ихъ голосу…

Суворовъ ежедневно ходилъ по десяти и болѣе верстъ, и когда уставалъ, то бросался на траву и, валяясь нисколько минутъ на травѣ, держалъ ноги кверху, приговаривая: «это хорошо, чтобъ кровь стекла!» То же приказывалъ дѣлать и солдатамъ.

Докторовъ, какъ мы выше уже говорили, онъ сильно не долюбливалъ, и когда его подчиненные просились въ больницу, то онъ говорить имъ: «Въ богадѣльню эту не ходите. Первый день будетъ тебѣ постель мягкая и кушанье хорошее, а на третій день тутъ и гробь! Доктора тебя уморятъ. А лучше, если нездоровъ, выпей чарочку винца съ перечкомъ, побѣгай, попрыгай, поваляйся и здоровъ будешь»

Когда Суворовъ эахворалъ смертельно и когда сыпь и пузыри покрыли все тѣло его, то онъ слегъ въ постель и велѣлъ отыскать аптеку блаженной памяти Екатерины. — Она мнѣ надобна только на память, говорилъ Суворовъ, не любившій лекарствъ.


1 Московский дом последнего, четвёртого генералиссимуса России на Большой Никитской (д. 42) полстолетия занимало посольство Нигерии. В 2014 году памятник отреставрирован. — Прим. ред.

Л.-Ф. Сегюр

Генерал Суворов в другом отношении возбуждал мое любопытство. Своею отчаянною храбростью, ловкостью и усердием, которое он возбуждал в солдатах, он умел отличиться и выслужиться, хотя был небогат, не знатного рода и не имел связей. Он брал чины саблею. Где предстояло опасное дело, трудный или отважный подвиг, начальники посылали Суворова.

Но так как с первых шагов на пути славы он встретил соперников завистливых и сильных настолько, что они могли загородить ему дорогу, то и решился прикрыть свои дарования под личиною странности. Его подвиги были блистательны, мысли глубоки, действия быстры. Но в частной жизни, в обществе, в своих движениях, обращении и разговоре он являлся таким чудаком, даже можно сказать сумасбродом, что честолюбцы перестали бояться его, видели в нем полезное орудие для исполнения своих замыслов и не считали его способным, вредить и мешать им пользоваться почестями, весом и могуществом.

Суворов, почтительный к своим начальникам, добрый к солдатам, был горд, даже невежлив и груб с равными себе. Не знавших его он поражал, закидывая их своими частыми и быстрыми вопросами, как будто делал им допрос, — так он знакомился с людьми. Ему неприятно было, когда приходили в замешательство; но он уважал тех, которые отвечали определенно, без запинок. Это я испытал, будучи еще в Петербурге: я понравился ему моими лаконическими ответами, и он не раз у меня обедывал во время краткого своего пребывания в столице.

Помнится мне, что раз я спросил его, правда ли, что в походах он почти не спит, принуждая себя к тому даже без надобности, ложится не иначе как на солому и никогда не снимает сапог. «Да, — отвечал он, — я ненавижу лень. Чтобы не разоспаться, я держу в своей палатке петуха, и он беспрестанно будит меня; если я вздумаю иногда понежиться и полежать покойнее, то снимаю одну шпору».

Когда ему дали чин фельдмаршала, то он в ознаменование этого события устроил престранную церемонию в присутствии своих солдат. Он велел поставить вдоль стены столько стульев, сколько было генералов старше его по службе, и, сняв мундир, начал перепрыгивать через каждый стул, как школьники, играющие в чехарду; показав этим, что он обогнал своих соперников, он надел фельдмаршальский мундир со всеми своими орденами и с важностью приказал священнику отслужить молебен.

Рассказывают, что, получив от императора почетнейший из австрийских орденов, он также сам совершил свое посвящение в кавалеры его перед огромным зеркалом, с самыми странными причудами.

Известно, что во время похода в Швейцарии, будучи принужден, по ошибке Корсакова, отступить от Массены, он приказал вырыть яму и, встав в нее, закричал солдатам, что если они хотят бежать и не станут грудью против неприятеля, то пусть прежде зароют его и попрут прах его ногами. [18.148]

"странный" Суворовпривычкипричуды и аскетизм

Источник: [19.173]

Статья № 3
Михаил Михайлович Измайлов

«Скаски» Елизаветинской России, 1754–1756 гг.

1755-го году июня 6 дня по указу Ея Императорскаго Величества Правителствующаго Сената в Геролдмейстерской конторе Ея Императорскаго Высочества благоверныя государыни Великия Княгини Екатерины Алексеевны камер-юнкер Михайло Михайлов сын Измайлов объявил. От роду ему тритцать два года.

В службу вступил в 740-м году июня 21 дня лейб-гвардии в Семеновской полк в салдаты. И производим был в том полку по определениям полковых штапов в 741-м августа З в капралы, в 743-м сентября 26 в каптенармусы, в 744-м июня 29-го в сержанты. А потом имянными Ея Императорскаго Величества высочайшими указами жалован в 751-м маия 26-го в прапорищики, в 753-м декабря 18 в подпорутчики, а в нынешнем 755-м году генваря 21 дня к Ея Императорскому Высочеству благоверной государыне и Великой Княгине Екатерине Алексеевне в камер-юнкеры.

Крестьян за ним по нынешней ревизии в Вологоцком уезде пятьсот душ. Жалованья за недачею в придворную кантору указу со определения ево в камер-юнкеры по ныне никакого не получает.
Камар-юнкор Михайла Измайлов.

30 августа 1760 г. М. М. Измайлов пожалован в камергеры Их Императорских Высочеств. (СПб. Вед. 1760. № 92 от 17 ноября). — Прим. изд.


Понятие «скаска» (по сути автобиграфия) в XVIII в. — см. комментарии К. А. Писаренко к ст. 6 в 80.2.18.s. — Прим. ред.

скаски дочери Петраавтобиографии чиновниковкарьеры людей XVIIIоклады чиновников

Источник: [21.127]

Статья № 4
Борис Александрович Куракин, †1764

«Скаски» Елизаветинской России, 1754–1756 гг.

Подана октября 5 дня 1755-го.
1755-го году октября 5-го дня по указу Ея Императорскаго Величества Правителствующаго Сената в Геролдмейстерской канторе Ея Императорскаго Величества камер-юнкар князь Борис княж Александров сын Куракин объявил.

От роду мне дватцеть втарой год. В службу определен 1743-го году марта 5-го дня. Написан в салдаты лейб-гварди(и) в Преображенской полк. В том же году сентября 5-го дня пожалован капралом, 1744-го году июля 15-го в сержанты, в 746-м генваря 1-го — прапорщиком в тот же полк. В 749-м апреля 25-го дня пожалован ко двору Ея Императорскаго Величества камер-юнкарам, и ныне получаю жалованье настоящее по оному чину, то есть тысячу рублев. А то все мое определение и пожалование были по имянному Ея Императорскаго Величества указу.

Детей у меня мужеска полу три сына малолетных, а завут их, первой — князь Александр, которому три года восемь месяцов; второва — князь Степаном, которому один год три месяца; третьяго — князь Иваном, оному три месяца. Людей и крестьян в разных городех и уездех мужеска полу деветь тысяч двести тритцать душ.
К сему объевлению князь Борис Куракин руку приложил.


Понятие «скаска» (по сути автобиграфия) в XVIII в. — см. комментарии К. А. Писаренко к ст. 6 в 80.2.18.s. — Прим. ред.

скаски дочери Петраавтобиографии чиновниковкарьеры людей XVIIIоклады чиновников

Источник: [21.127]

Статья № 5
Петр Степанович Милорадович

«Скаски» Елизаветинской России, 1754–1756 гг.

1755-го году апреля 17-го дня двора Ея Императорского Величества гоф-фуриэр Петр Милорадович сказал. От роду мне дватцать девять лет. Из шляхетства. В службе Ея Императорского Величества находился я прежде с 1740-го году с протчими шляхетскими детми в Малороссии при войсковой генералной канцелярии, в которую определен был бывшим генералом-аншефом Кейтом. И был во оной канцелярии по 744-й год. А в том 1744-м году сентября 22-го дня по имянному Ея Императорского Величества указу пожалован ко двору Ея Императорского Величества камер-лакеем. А в 1751-м году августа З числа по имянному ж Ея Императорского Величества указу пожалован гоф-фуриэром, как и ныне нахожусь, з жалованьем по придворному штату по двести по пятидесят рублев в год. Холост, и крепостных людей за собою не имею. А за отцом моим, находящимся в Малороссии бунчуковым товарыщем, Степаном Милорадовичем недвижимаго имения имеитца в Малороссии крестьян триста дворов.
Гоф-фуриер Петр Милорадович руку приложил.


Понятие «скаска» (по сути автобиграфия) в XVIII в. — см. комментарии К. А. Писаренко к ст. 6 в 80.2.18.s. — Прим. ред.

скаски дочери Петраавтобиографии чиновниковкарьеры людей XVIIIоклады чиновников

Источник: [21.127]

Статья № 6
Петр Михайлович Шипов

«Скаски» Елизаветинской России, 1754–1756 гг.

Ведомость от таиного советника и кавалера Петра Михайлова сына Шипова.
В прошлом 704-м году декабря 15-го взят из недорослей в службу в драгуны в Ынгермоланской драгунской полк в Москве по разбору боярина Тихона Никитича Стрешнева. В 706-м году переписан по ордеру генерала Рена в Казанской драгунской полк. Того ж году написан в подпрапорщики. В 707-м году по ордеру князя Меншикова пожалован в прапорщики, в 708-м в порутчики. В 711-м году после турецкой акции по излечении году по ордеру князя Голицына от раны послан был в немецкия крап, и по возращении, в 1714-м году марта -го по ордеру генерала пленипотенциара князя Долгорукова (пожалован) в Астраханской полк в капитаны.

В 1725-м году по балтированию и по указу Военной колегии пожалован в маэоры в тот же Астраханской пехотной полк. И в том же году по требованию генерала-фелтьмаршала князя Голицына, а по указу Военной колегии (произведен) в генералс-адъютанты в ранг подполковничей. В 1733-м году генваря 15-го по имянному указу блаженныя памяти государыни императрщы Анны Иоанновны пожалован ис подполковников за долговремянную службу и раны полковником. А в 1739-м году по имянному ж указу пожалован в генерал-маэоры. И в вышеписанные годы был во многих баталиях — на Калидской, Сен-Жарской, Полтавской — и в гребном флоте на Шеголмской стороне, и в турецкую войну во многиях акциях, о чем и публиковано о мне во всем государстве.

Так же в выше упомянутых годех службы моей был во многих баталиях, где и ранен, неоднократно. Жалованья получал по окладом армейское, как и протчим произвож(д)ено было.

А в 1740-м году по имянному ж указу взят в Сенат. Жалованья получал по тысяче по осмисот рублев. А в 1742-м году генваря 1-го по имянному Ея Императорского Величества всемилостивейшему указу пожалован в тайные советники и в Статс-кантору президентом. Жалованья получал с помянутого числа по состояние имянного Ея Императорского Величества указу декабря по 16-е число 1743-го году по рангу генерала-лейтнанта против армейских половинное (по тысяче по двести по семидесят по семи рублев по шестидесят по две копе(й)ки с половиною), а того декабря с 16-го сентября по 4-е число (1747 году) — по месту президенскому по рангу генерала-маэора против армейских половинное (по тысяче по пятидесят по осми рублев по десяти копеек).

Июля 15-го 1744-го году по всемилостивейшему Ея Императорского Величества имянному указу пожалован ковалериею ордина Святаго Александра. А 1747-го году сентября с 4-го по всемилостивейшему ж имянному указу другим не в образец получаю по две тысячи по четыреста рублев.

От роду мне шездесят семь лет. Детей — четыре сына. Болшему, Николаю, четырнатцать, Павлу — двенатцать, Ивану — семь, Федору — шесть лет. В службу нигде не определены. На смотре в Сенате Николай и Павел представлены. Ныне в науке францускому языку и протчим наукам — рехметики, географии и геометрии, а Иван и Федор руской грамоте обучаются на своем коште. И на смотре Иван и Федор еще не были. Крестьян за мною имеется в Костромском, Галицком, Данковском и Каширском уезде по нынешней последней ревизии тысяча семьсот душ.
К сей ведамости тайной советник и каволер
Петр Михайлов сын Шипов руку приложил.


Понятие «скаска» (по сути автобиграфия) в XVIII в. — см. комментарии К. А. Писаренко к ст. 6 в 80.2.18.s. — Прим. ред.

скаски дочери Петраавтобиографии чиновниковкарьеры людей XVIIIоклады чиновников

Источник: [21.127]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,083