▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Кадры чиностояний: полезные, не очень и вредные → Властители → Славяне и российские этносы (XVII век)

80. Кадры чиностояний: полезные, не очень и вредные

80.1. Властители. Славяне и российские этносы (XVII век)

Алексей Михайлович, Федор Алексеевич, Царевны, Петр Великий, лже-Димитрий, Борис Годунов, Шиле, Романов, Иван Романов, Софья, Хмельницкий

Статья № 1
Алексей Михайлович

П. Ф. Каптерев, †1922

Прошел полный курс положенного церковно-богослужебного образования (4 года. И это всё образование! — Прим. ред.). На шестом году его посадили за букварь с почтительными словами и высокими душеспасительными изречениями. Через год он перешел к чтению Часослова, через пять месяцев к Псалтири, ещё через полгода его начали учить писать. На девятом году царевич Алексей стал разучивать октоих, т. е. приступил к изучению по этой церковно-богослужебной книге церковного пения, от которой через восемь месяцев перешел к изучению «страшнаго пения», т. е. церковных песнопений Страстной седмицы, особенно трудных по своему напеву. Десяти лет царевич окончил положенный общераспространенный курс, изучив натвердо порядок церковного богослужения.

По изображению историков, царь Алексей Михайлович во время церковной службы ходил иногда среди монахов и учил их читать то то, так-то; если они ошибались, с бранью выправлял их, допуская, по обычаю того времени, брань весьма крепкую; он сам зажигал и гасил в церкви свечи, снимал с них нагар, вообще был в храме, как дома, у себя как церковный староста или правщик. При этом он был очень набожен: в Великий и Успенский посты по воскресеньям, вторникам, четвергам и субботам царь кушал раз в день, а кушанье его состояло из капусты, груздей и ягод, все без масла; по понедельникам, средам и пятницам во все посты он не ел и не пил ничего. В церкви он стоял иногда часов по пяти и шести сряду; клал по тысяче земных поклонов, а в иные дни и по полторы тысячи.

Царь Алексей Михайлович был типичным русским образованным человеком; за свою начитанность он назывался даже «философом». Но этот философ был особенный, чисто русский, видевший философию в строгом выполнении церковного устава, питании капустой в постные дни и битье по полторы тысячи поклонов в день [20.1].

Самуэль Коллинз, 1658–1666

Ныне царствующий Император, 1629 г. р. происходит от потомков Ивана с материнской стороны. У него был старший брат (младший, Иван, 1633 г. р.), который подавал большие надежды, хотя любил ловить голубей и выкалывал одному глаза, говоря: «Ты изменил!» — а другому отрывал голову, приговаривая: «Ты, Иван такой то, мятежник, изменивший моему отцу и мне». Но он умер в молодости (†1639)...

Когда Царь отправляется за город или в поле для увеселений, он строго приказывает, чтобы никто не беспокоил его просьбами. Один военный чиновник из Белоруссии, тамошний уроженец, три года не получал жалованья и, не находя никакого удовлетворения у Петра Салтыкова, тогдашнего Белорусского (white Russia) Наместника (Captain), теснился очень близко около Царской повозки. Царь, не видя просьбы в его руках, подумал, что он убийца (Assassinate), хотел оттолкнуть его своим копьеобразным жезлом (принадлежавшим прежде Царю Иоанну), попал ему прямо в сердце и убил до смерти. Бояре подскакали к повозке, осматривали, не было ли с убитым какого оружия, и ничего не нашли, кроме деревянной ложки и просьбы о трехлетнем жалованье. Тогда Царь, ударяя себя в грудь, сказал; «Я убил невинного человека, но кровь его на душе Салтыкова. Да простит ему Бог!» Он тотчас послал за Салтыковым, сделал ему строгий выговор, удалил от Двора и, назначив великого министра Нащокина на его место, препоручил ему разыскать и рассмотреть злоупотребления Салтыкова. Это случилось в прошедшем Июне месяце; говорили об этом шёпотом, и то под великой опасностью лишиться языка.

Наружность Императора красива; он двумя месяцами старее короля Карла II и здоров сложением; волосы его светло-русые, он не бреет бороды, высок ростом и толст; его осанка величественна; он жесток во гневе, но обыкновенно добр, благодетелен, целомудрен, очень привязан к сестрам и детям, одарен обширной памятью, точен в исполнении церковных обрядов, большой покровитель веры; и если бы не окружало его густое облако доносчиков и Бояр, которые направляют ко злу его добрые намерения, то его, без сомнения, можно бы было поставить наряду с добрейшими и мудрейшими Государями. Отец его очень любил Англичан и был человек миролюбивый... Мне известно только, что Государство бедно, малолюдно и что оно в десять лет так расстроилось, что едва ли через сорок лет достигнет прежнего благосостояния. Семь лет тому назад погибло от чумы 7 или 8 тысяч человек, а три года тому назад Крымцы увели с границ 400 000 человек в вечный плен. Сверх того еще 300 000 человек погибло в различных войнах. Лучшая часть земли опустошена, остальная же не обработана за недостатком людей. На пространстве 500 вёрст (проезжая вверх по реке) вы увидите десять женщин и детей на одного мужчину. Всего здесь стало мало; всё вшестеро дороже прежнего, а медные деньги потеряли цену...

Забава его (Царя Алексея Романова — Прим. ред.) состоит в соколиной и псовой охоте. Он содержит больше трехсот смотрителей за соколами и имеет лучших кречетов в свете, которые привозятся из Сибири и бьют уток и другую дичь. Он охотится на медведей, волков, тигров, лисиц или, лучше сказать, травит их собаками. Когда он выезжает, Восточные ворота и внутренняя стена города запираются до его возвращения. Он редко посещает своих подданных [17.10].

Адам Олеарий, 1636...

В 1645 г. по Р. X., 12 июля, скончался великий князь Михаил Феодорович всея России. Сейчас же на следующий день, 13 июля, его сын, Алексей Михайлович, на 16 году жизни, приветствован был как царь и великий князь всея России, и в тот же день еще, по единогласному решению всех бояр, вельмож и всей общины, короновали его и присягнули ему.

Царь уезжает на паломничество. Альбом Олеария [17.33]
Царь уезжает на паломничество. Альбом Олеария [17.33]

Это коронование, по стараниям вельможи Бориса Ивановича Морозова, бывшего гофмейстером и воспитателем молодого государя, по некоторым причинам, должно было совершиться так быстро, что не все в стране, кто желал, могли явиться для присутствия на нём [17.34].

Николаас Витсен, 1664–1665

Когда я в тот день для развлечения пошел гулять, то увидел на полях кости сотен убитых, непохороненных русских, ямы, полные трупами, многие едва покрытые землей. Это осталось от недавней осады города, во время которой сам царь с войском около 200 тысяч человек находился под Ригой.

За спиной царя висела хорошо нарисованная небольшая икона. На нём был, по их обычаю, кафтан, а сверху другой с рукавами, всё жесткое от золота и драгоценных камней, и жёлтые кожаные сапожки. На всех пальцах, кроме большого и среднего, были великолепные кольца с бриллиантами, рубинами и другими камнями. На голове была шапка, из какого материала, я не мог разглядеть, так как всю её покрывали жемчуга и драгоценности; в руке он держал палочку (скипетр)... По фигуре царь очень полный, так что он даже занял весь трон и сидел будто втиснутый в него. Трон и по виду и по размеру был похож на исповедальню... У него красивая внешность, очень белое лицо, носит большую круглую бороду; волосы его черные или скорее каштановые, руки очень грубые, пухловатые и толстые.

Царь стоит теперь [в первую неделю поста] ночи напролёт в церкви и бьёт поклоны, ест только два раза за всю неделю; он так чрезмерно набожен, что его во время молений можно использовать как кафедру (как аналой), положив ему на спину книгу, из которой читает патриарх [17.39].

Андрей Роде, 1659

Генеральша английских кровей чуть не ухайдокала свою прислугу, её отвезли на суд Милославскому...

Великий князь, говорят, сам вынес ей приговор и, принимая во внимание, что потерпевшая женщина осталась в живых, повелел отрубить генеральше правую руку, отрезать ей нос и сослать её в Сибирь.

Князья сели за столом «не по чину», и Долгорукий «забил копытом»:

Так как этот спор между ними разгорался и они не могли прийти к соглашению, то Долгорукий ушел с пира, а великий князь потребовал к себе обе стороны и сам решил, что оба князя с непокрытой головой должны следовать пешком за Долгоруким, ехавшим верхом, и что они с женами и детьми будут его холопами, так что он властен распоряжаться ими и их имуществом по своему усмотрению.

Майор фон Зален по пьяни обидел московского торговца...

6 числа Илья Данилович (Милославский) доложил об этом происшествии царю и при этом сильно сгущал краски, так как ненавидит немецких иноземных офицеров, служащих под командой Ромодановского, с которым он в натянутых отношениях. Великий же князь потребовал последнего к себе и сделал ему выговор за то, что он так распустил подчиненных ему офицеров. Когда Ромодановский вздумал защищаться, великий князь в припадке гнева оттаскал его за бороду так, что он не на шутку пострадал. Это так сильно огорчило Ромодановского, что он немедля запретил полковнику Бауману и другим своим офицерам навещать г. посланника, у которого любитель яиц до такой степени напился, что причинил этим неприятности другим людям. Об этом запрете он велел известить от имени великого князя офицеров, и им пришлось этому подчиниться [17.43].

В. О. Эйнгорн (события 1670 г.)

О дремучей юдофобии второго из птенцов Рима на Русском троне

О дремучей юдофобии второго из птенцов Рима на Русском троне

За своё рвение черниговский поп Галятовский получил от Романова соболей на 100 рублей.

Яков Рейнтенфельс

Росту Алексей, впрочем, среднего, с несколько полным телом и лицом, бел и румян, цвет волос у него средний между черным и рыжим, глаза голубые, походка важная, и выражение лица таково, что в нем видна строгость и милость, вследствие чего он, обыкновенно, внушает всем надежду, а страха — никому и нисколько.
Нрава же он самого выдержанного и, поистине, приличествующего столь великому государю: всегда серьезен, великодушен, милостив, целомудрен, набожен и весьма сведущ в искусстве управления, а также в совершенстве знает выгоды и планы чужеземцев. При этом он немало времени посвящает чтению книг (насколько это возможно при отсутствии у них литературы) и изучению наук, касающихся природы и политики. Большую часть дня он уделяет совещанию о государственных делах, немалую также размышлению о вопросах веры и богослужения, часто вставая даже по ночам для воздавания Богу хвалы по псалтири царя Давида. Довольно редко выезжает он на охоту в поместья, т. е. загородные дворцы. Посты он соблюдает строже, чем кто-либо, а пост сорокадневный, перед Пасхой, он строжайше соблюдает, добровольно воздерживаясь от употребления даже вина и рыбы. От всяких напитков, а в особенности водки, он так воздержан, что не допускает беседовать с собою того, кто выпил этой водки.

Кроме того, Алексей так предан набожному образу жизни, что с ним постоянно духовник, без разрешения которого он не посещает даже никаких игр или зрелищ. По внушению последнего и при содействии также покойной царицы он велел вынести дорогие, прекрасной работы органы, находившиеся в главной церкви Кремля, и удалить вообще всякую музыку из храмов. В 1640 году он, с целью показать свою щедрость патриарху иерусалимскому, подарил ему 100 000 рублей, или венгерских червонцев, за частицу Святого Креста, в виде отдарка за столь ценный подарок, причем пообещал, согласно обычаю предков, постоянную защиту и помощь, насколько это ему будет возможно, православным христианам на Востоке, хотя иногда выражает страстное желание присоединиться к св. католической церкви...

Но, о горе! В то самое время, как я готовился обнародовать вышесказанное, мне приносят печальные вести о том, что Алексей, сей несравненный государь, достойный всякой похвалы за свою набожность, мудрость, справедливость и высшие свои качества, сего 1676 года 29 января после девятидневной болезни, к лютейшему прискорбию всей Московии, скончался, прожив 56 лет. За несколько часов до смерти он, говорят, по достопамятному великодушию своему простил всем своим должникам несколько тонн золота и приказал освободить из темниц 300 осужденных на смертную казнь за уголовные преступления и раздать из царской казны 6 000 венгерских червонцев нищим в виде милостыни — посева для жатвы в будущей жизни. [17.146]

тишайший нашбоговлюбчивый наш

Источник: [19.52]
Комментарии

Статья № 2
Федор Алексеевич

П. Ф. Каптерев, †1922

...старшие сыновья Алексея Михайловича обучались польскому и латинскому языкам, а царевич Федор был даже виршеплет (выучился этому искусству у своего учителя Симеона Полоцкого) и любитель математических наук.

Царь Федор Алексеевич

Царский синклит того времени, по свидетельству Лазаря Барановича, «польского языка не гнушался, но читал книги и истории ляцкия в сладость». Симеон Полоцкий в «Наставлении» царевичу уже воспевал и богословие, и грамматику, и диалектику, и риторику, и арифметику. Круг семи свободных искусств оказывался у него ещё не полным  — отсутствовали геометрия, астрономия и музыка, т. е. кроме арифметики, все предметы квадривиума,  — но новые западные влияния и стремления сказывались ясно.

Источник: [20.1]

Статья № 3
Царевны

П. Ф. Каптерев, †1922

Царевны проходили такой же курс, как царевичи, т. е. церковно-богослужебный. Царь Михаил Федорович в 1634 году пожаловал шестилетней царевне Ирине Михайловне турской кафтан, «как она, государыня, начала учить часы», т. е. Часовник.

В 1643 году 19 июня семилетняя царевна Татьяна Михайловна слушала молебен в ту пору, как ей, государыне, начали учить заутреню».

Источник: [20.1]

Статья № 4
Петр Великий, †1725

К. Н. В., 1717 [19.59]

 К. Н. В. Сен-Симон о внешности Петра I во время его лечения водами в Спа в 1717 году

П. Ф. Каптерев, †1922

По свидетельству Крушина, так твердо усвоил книжное учение, что все Евангелие и Апостол мог наизусть прочитать. Он по порядку также прошел азбуку, Часовник, Псалтирь, а потом Апостол и Евангелие. Петр не прочь был петь на клиросе и прочитать Апостол в церкви обедней.

Вообще наши будущие цари в детстве выучивались бойко читать часы, Апостол и могли петь с дьяком на клиросе. Как и все просвещенные люди того времени, цари были знатоками и любителями всего церковного, интересовались всеми мелочами церковной жизни  — и сугубой аллелуией, и хождением посолонь, и церковными звонами, в которых знали толк, и могли свободно по этим предметам вступать в споры с монастырскими уставщиками и самими архиереями [20.1].

Портрет Петра I, 1717, Жан Марк Наттье // Франция. Государственный Эрмитаж; http://www.hermitagemuseum.org

Из историй о Петре I Джона Белла из Антермони

№ 3
Пытаться описать характер Петра Первого — слишком трудная задача для меня, труднее, чем без какой-либо системы или порядка воспроизвести лишь отдельные детали, которые привлекли мое внимание и запомнились мне.

Сам он был высок и хорошо сложен, ростом более 6 футов, со стройными красивыми ногами, брюнет, с большими карими глазами и приятными чертами лица, крепок телом и способен выполнять любые упражнения и даже тяжелую работу.

Одежда его была простая и чистая, так же как и еда, и в течение многих лет главным его поваром был датчанин Йон Фельтон, который готовил его скромную трапезу. [18.129]
Портрет Петра I, 1717, Жан Марк Наттье, Франция. Государственный Эрмитаж [21.102]

Встреча Августа II и Петра I в Биржах, 1701

Царь (Пётр) очень основательно рассуждал о своих и иноземных морских силах; он говорил, что у него будет до восьмидесяти 80-ти и 60-ти пушечных кораблей... Царь очень сведущ в географии, черчении и рисовании и прилежно занимается этими предметами.[18.8]

Де ла Невилль, 1698

Царь Пётр (он очень высок ростом, хорошо сложен, красив лицом. Глаза у него достаточно велики, но такие блуждающие, что тяжко в них смотреть; голова все время трясется) развлекается, стравливая своих фаворитов; часто они убивают друг друга, боясь не потерять милости. Зимой он приказывает рубить большие проруби во льду и заставляет самых знатных вельмож ездить по нему в санях, где они проваливаются и тонут из-за тонкого нового льда. Он также забавляется, звоня в большой колокол. Его главная страсть смотреть на пожары, что часто бывает в Москве, поскольку никто не берет на себя труд тушить огонь, пока не сгорит от 400 до 500 домов (каждый из этих домов не больше немецкого или французского хлева, к тому же их продают на рынке уже готовыми)5. [17.140]

Чарльз Уитворт, 1710

Нынешнему царю тридцать восьмой, год; государь красив, крепкого телосложения и здоровья, но которое в последнее время сильно подорвано вследствие нерегулярного образа жизни и переутомления. Он был подвержен сильным конвульсиям, причиной которых, как говорят, стал яд, подсыпанный ему в юности по приказанию его сестры Софьи62; из-за этого он не любил, чтобы на него смотрели, но в последнее время почти избавился от конвульсий.

Он чрезвычайно любознателен и трудолюбив и за 10 лет усовершенствовал свою империю больше, чем любой другой смог бы сделать в десятикратно больший срок, и что еще более удивительно — сделал это без какой бы то ни было иностранной помощи, вопреки желанию своего народа, духовенства и главных министров, одной лишь силою своего гения, наблюдательности и собственного примера63.

Он прошел все ступени должностей в армии — от барабанщика до генерал-лейтенанта, на флоте — от рядового матроса до контр-адмирала, а на своих верфях — от простого плотника до корабельного мастера64. Дальнейшие подробности, хотя они и были бы интересны, заняли бы здесь слишком много места.

Царь имеет добрый нрав, но очень горяч, правда, мало-помалу научился сдерживать себя, если только вино не подогревает его природной вспыльчивости. Он, безусловно, честолюбив, хотя внешне очень скромен; недоверчив к людям, не слишком щепетилен в своих обязательствах и благодарности; жесток при вспышках гнева, нерешителен по размышлении; не кровожаден, но своим характером и расходами близок к крайности65. Он любит своих солдат, сведущ в навигации, кораблестроении, фортификация и пиротехнике. Он довольно бегло говорит на голландском, который становится теперь языком двора.

Царь живет очень скромно. Будучи в Москве, никогда не располагается во дворце, а поселяется в маленьком деревянном доме, построенном для него в окрестностях [столицы] как полковника его гвардии. Он не держит ни двора, ни выезда, ни чего-либо иного, отличающего его от обычного офицера, кроме тех случаев, когда появляется на публичных торжествах [18.146 ].

Юст Юль, 1710:

(Царь) очень высок ростом, носит собственные короткие коричневые вьющиеся волосы и довольно большие усы, прост в одеянии и наружных приемах, но весьма проницателен [и] умен. (За обедом у обер-коменданта) царь имел при себе меч, снятый в Полтавской битве с генерал-фельдмаршала Рейншильда...

Описанные выше страшные движения и жесты царя доктора зовут конвульсиями. Они случаются с ним часто, преимущественно когда он сердит, (когда) получил дурные вести, вообще (когда чем-нибудь) недоволен или (погружен) в глубокую задумчивость. Нередко подобные подергивания в мускулах рук находят на него за столом, когда он ест, и если при этом он держит в руках вилку и ножик, то тычет ими по направлению к своему лицу, вселяя в присутствующих страх, как бы он не порезал или не поколол себе лицо. Говорят, что судороги эти происходят у него от яда, который он будто бы проглотил когда-то; однако вернее и справедливее предположить, что причиною (их является) болезнь и острота крови (и что) эти ужасные на вид движения — топание, дрыгание и кивание — (вызываются известным) припадком сродни (апоплексическому) удару.

22-го. Царь, (любящий) время от времени пожить вдали от людей, уехал в сопровождении двух или трех денщиков, но куда именно и для чего, о том — ввиду всегдашнего его обыкновения (скрывать цель своих поездок) — ни тогда, ни после никто не узнал [18.147].

забавы Петралюбовь к пожарамвнешностьболезнь Петра

Источник: [17.140]
Комментарии

Статья № 5
лже-Димитрий

Станислав Немоевский, 1606–1608

Лже-Димитрий I. Гравюра Л.Килиана, 1606

По природе Димитрий был ласков, подвижен, вспыльчив, склонен к гневу, почему и казался со стороны жестоким; но затем, при малейшей уступке ему и покорности — милостив. Он был полон заносчивости и спеси, щедр, но более на словах, чем на деле, почему и являлся легкомысленным, потому что, без долгого размышления, мог обещать несколько десятков тысяч, на 30 000 доходов, на 100 000 и более наличными, и в удостоверение подписывал; но потом подыскивал повод для гнева (хотя это не стоило ничего), чтобы только иметь основание свое обещание обратить в ничто.

В жизни умеренный, пьянства гнушался, но in re venerea, говорят, менее воздержан. Рад видеть вокруг себя и у других украшения; с неприятностью принимал предостережения и напоминания даже от тех, которым доверял. Школьного знания у него не было никакого, но умел читать по-русски и по-польски. В обыкновенных делах обнаруживал верное от природы суждение и знание; от природы красноречивый, он охотно много говорил, легко выслушивал каждого. К военному делу имел большую любовь и разговор о нём был самый любезный ему; любил людей храбрых. Он желал быть соперником каждому великому полководцу; неохотно слушал, когда хвалили какого-либо великого человека настоящего времени. Был великого сердца и немалой силы, живой, чувствительный; спал мало [17.7].

Жак Маржерет, 1600–1606

В это время император Дмитрий велел нанять иноземную гвардию, чего прежде не видывали в России, а именно отряд в сотню стрелков для охраны своей особы, которыми я имел честь командовать, и двести алебардщиков...

...покойному императору Дмитрию Ивановичу, сыну императора Ивана Васильевича, прозванного Грозным, было около двадцати пяти лет; бороды совсем не имел, был среднего роста, с сильными и жилистыми членами, смугл лицом; у него была бородавка около носа, под правым глазом; был ловок, большого ума, был милосерден, вспыльчив, но отходчив, щедр; наконец, был государем, любившим честь и имевшим к ней уважение. Он был честолюбив, намеревался стать известным потомству.

Он решился и отдал уже своему секретарю приказание готовиться к тому, чтобы в августе минувшего тысяча шестьсот шестого года отплыть с английскими кораблями во Францию, чтобы приветствовать христианнейшего короля, о котором он говорил мне много раз с великим почтением, и завязать с ним отношения. Короче, христианский мир много потерял с его смертью, если таковая случилась, что весьма вероятно; но я говорю так потому, что своими глазами не видел его мёртвым, поскольку я был тогда болен.

Источник: [17.22]

Статья № 6
Борис Годунов

Станислав Жолкевский, 1611

Борис Фёдорович Годунов

Борис (Годунов) не знал сих примеров из книг, ибо не умел ни читать, ни писать, но у него было довольно ума для дурного дела... Многие ненавидели его за его жестокости и презирали за старость и расстроенное здоровье (он страдал водяной болезнью) [17.7].

Жак Маржерет, 1600–1606

Борис Фёдорович, тогда достаточно любимый народом и очень широко покровительствуемый сказанным Фёдором, вмешался в государственные дела и, будучи хитрым и весьма сметливым, удовлетворял всех [17.22].

Разрядная книга, 1578, кляуза сутяжника Годунова — мол «не по старшинству»

Тово же году декабря в 25 день велел государь стоять у своево государева стола в товарыщах с кравчим з Борисом Федоровичем Годуновым князь Ивану Васильевичю Сицкому. И князь Иван сказал, что ему з Борисом быти в товарыщах невмесно, и бил челом государю на большово Борисова брата на Василья Федоровича Годунова в отечестве. А кравчей Борис Годунов бил челом государю на князь Иванова отца на боярина князь Василья Ондреевича Сицково. И государь велел их судить боярину князю Ивану Федоровичю Мстисловскому...
Продолжение см. здесь, 0.5 Mb [16.26]

Исаак Масса, †1635

... говорят, один из вельмож, Богдан Бельский, бывший у него в милости, подал ему прописанное доктором Иоганом Эйлофом (Johan Eyloff) питье, бросив в него яд в то время, когда подносил царю, отчего он в скорости умер; так ли это было, известно одному богу, верно только то, что вскоре царь умер. Это случилось 4 марта 1584 года, по старому стилю...

Федор Иванович внезапно заболел и умер 5 января 1598 года. Я твердо убежден в том, что Борис ускорил его смерть при содействии и по просьбе своей жены, желавшей скорее стать царицею, и многие московиты разделяли мое мнение; царя похоронили весьма торжественно, и весь народ вопил и плакал, но более всех вельможи, справедливо предугадывавшие будущее, и [тело царя] проводили в собор Михаила архангела, где погребают всех царей.

Борис тайно велел распространить слух о своем обете не проливать крови в течение пяти лет, что и делал он явно по отношению к татям, ворам, разбойникам и простым людям; но тех, кто был знатного рода, он дозволял обносить клеветою и по ложным обвинениям жестоко томить в темницах, топить, умерщвлять, заключать в монастырь, постригать в монахи — все это втайне, для того чтобы лишить страну всего высшего дворянства и на его место возвести всех родичей и тех, что ему полюбились... одних топили, других душили...

...запасов хлеба в стране было больше, чем могли бы его съесть все жители в четыре года, и они были прожорливее, чем в сытые времена, и ели, если у них было, много более, чем обыкновенно; постоянно страшась недостачи, они беспрестанно ели и никогда не могли насытиться; у знатных господ, а также во всех монастырях и у многих богатых людей амбары были полны хлеба, часть его уже погнила от долголетнего лежания, и они не хотели продавать его; и по воле божией царь был так ослеплен, невзирая на то, что он мог приказать все, что хотел, он не повелел самым строжайшим образом, чтобы каждый продавал свой хлеб. Хотя он сам каждый день раздавал милостыню из своей казны, но это не помогало [20.26].

Адам Олеарий, †1671

При великом князе (Годунове — Прим. ред.), между прочим, находился немец из верхней Германии, которого он сам сделал доктором. Когда этот последний однажды просил его о позволении направиться в германский университет для получения там степени доктора, великий князь спросил его: «Что это за вещь — получение докторской степени, и как это происходит?»

Ему сказали, что нужно сдавать экзамен в искусстве врачевания и что лицо, удачно выдержавшее это испытание, получает степень доктора и свидетельство от медицинского факультета за подписью и с печатью.
На это великий князь возразил: «Ты можешь обойтись без этой поездки и расходов? Я узнал твое искусство (действительно, незадолго перед тем этот врач облегчил ему подагрические боли) — и сам сделаю тебя доктором, а свидетельство я тебе дам такое большое, какого ты заграницею не получишь!» Так и было сделано.

Этого московитского доктора великий князь затем снова велел призвать к себе, когда у него вновь сделались подагрические боли. Доктор подумал, что ему грозит смерть, и явился в старом, изрезанном платье, со всклокоченными волосами, в беспорядке свисавшими вокруг головы и на лицо. На четвереньках вполз он в дверь, говоря: он не достоин более жить, или, того менее, созерцать ясные очи его царского величества, так как находится в немилости. Тут боярин, стоявший рядом, ногою ударил его так, что оконечность сапога ранила ему голову, и назвал его «собакою», надеясь этим угодить великому князю.

Однако доктор, заметив милостивое выражение лица царя, воспользовался этим поношением и жалким голосом продолжал жаловаться: «О великий царь, я твой, а не иного кого раб, я сильно погрешил перед тобою и заслужил смерть. Я был бы счастлив умереть от твоих рук. Но я обижен тем, что этот холоп твой так поносит меня; да ведь и знаю я, что вовсе не такова твоя воля, чтобы кто-либо так надругался надо мною, твоим слугою»
Эта смиренная речь сменила гнев великого князя на милость, врач получил 500 рублей в подарок, освободились от немилости и другие врачи, боярина же подвергли телесному наказанию [17.34].

Летописец Российских Князей, или Временник Луки Попова из Хлынова

1598 год.
Того же году приемлет власть скипетродержавства Великия России Борис Феодорович Годунов: хитростройным пронырством престол царства великия Русския державы восхити, и самодержец наречеся [20.53].

Иоганн Брамбах, 1603

И приказал его царское величество на русском языке посольскому дьяку передать нам о его царской милости, а именно что его царское величество, не в пример прочим народам всего мира, городу Любеку дарует свою милость и привилегии согласно с нашим желанием (Беспошлинная торговля, в т. ч. — Прим. ред.), простирая над нами, наравне со своими подданными, свою царскую руку для нашей защиты, и что повелел он снабдить свою царскую привилегию большой золотой печатью, а всё, что было говорено с нами, перевести на немецкий язык особо для того назначенному переводчику, или толмачу.
После чего его царскому величеству за такую его высокую царскую милость и за все иные разнообразные благодеяния мы в краткой речи (пространные разглагольствования не допускаются, так как государь не любит подолгу оставаться в сидячем положении) высказали нашу всепочтительнейшую благодарность и после целования руки у его царского величества и молодого царевича, пожелав им здоровья, наконец, с ними распрощались.

Кн. Михаил Щербатов, 1789

Bce его поступки во все время царствованія сего государя такое расположенiе его мыслей показуютъ; а корыстолюбіе его ясно есть по великимъ его имѣніямъ, описаннымъ Аглинскимъ посланникомъ Флетшеромъ. Оныя состояли: съ данныхъ ему въ наслѣдство вотчинъ въ Вяземскомъ и Дорогобужскомъ уѣздахъ въ 6 0000 рубляхъ; яко конюшей получалъ съ конюшенныхь слободъ 12 000 рублевъ.

Царь давалъ ему на чрезвычайные расходы 15 000 рублевъ, и область Вага такъ же ему была отъ Царя пожалована, съ которой онъ получалъ 32 000 рублевъ; съ княжествъ Рязани и Сѣвера 30 000 рублевъ; съ городовъ Твери и Торжка 8 000 рублевъ; съ бань находящихся внѣ стѣнъ города Москвы 1 500 рублевъ; и того 104 500 рублевъ, что, считая по тогдашнему вѣсу и рѣдкости денегъ, въ сравненіи съ нынѣшними, едва дѣйствительно не въ десятеро по нынѣшнему доходъ его составляло.

Да сверьхъ сего имѣлъ еще толь знатныя помѣстья кругъ Москвы и во многихъ другихъ областяхъ, что ни кто еще въ Россіи такихъ не имѣлъ.

Годуновъ подкрѣпленъ милостiю царскою, сестрою своею, супругою государя, лукавымъ своимъ обычаемъ и толикими богатствами, началъ стараться содѣлать себѣ послѣдователей и согласниковъ… [18.140]

Матвей Шаум, 1614

Он ( Борис Годунов — Прим. ред. ) был проворен, умён и предусмотрителен, но весьма коварен, лукав, т. e., он был настоящий Русский и доброе орудие к совершенной пагубе Русских...

Борис Годунов притворился весьма опечаленным (при извещении о гибели царевича Дмитрия) и очень разгневался. Дабы его происки не были примечены, Борис осудил бедных граждан и купцов на воду (?), на смерть и заточение, и многих отослал в Сибирь. Под предлогом criminis lesae Majestatis (Преступление в оскорблении Величества, лат.) и чтобы тем лучше скрыть свои лукавства, он велел совершить казни сии с сугубою жестокостию, а может быть и в отмщение за убиение верных его поборников и убийц Димитрия.[17.138]

Георг Паерле

Властвуя именем Феодора, Борис задумал, при удобном случае, овладеть престолом: это желание с каждым днем более и более в нем усиливалось. Он предчувствовал, что слабый и хилый Феодор недолго будет царствовать; однако ж опасался неудачи в своем намерении, если воцарится родной брат государя, Димитрий, как законный наследник; посему Годунов решился устранить эту преграду: золотом склонил на свою сторону несколько Москвитян, и послал их в город Углич с поручением тайно умертвить жившего там Димитрия, а как это ужасное дело не могло совершиться без согласия Димитриева наставника, именем Симеона, то злоумышленники старались уговорить и его к участию в преступном замысле, обещая великие богатства за содействие и грозя неминуемою смертью в случае сопротивления.

Симеон дал им слово; но в то же время, одушевленный любовью и преданностью к своему питомцу, принял столь верные миры, что, с помощью Божиею, разрушил коварный умысел следующим образом: пред наступлением ночи, уведомив обо всем юного князя, Симеон объявил ему, что нет никакой надежды отвратить убийство, что они окружены злодеями, которые пресекли вся пути известить Феодора; но что он придумал средство, коим надеется, при помощи Божией, если только Димитрий согласится, избавить его от смерти.

Получив желаемое согласие, наставник, по воле небес, взял отрока, весьма похожего лицом и видом на Димитрия, и в ту же ночь положил его на постель царевича: убийцы, думая, что все устроено согласно с их намерением, прокрались в комнату и умертвили отрока. Димитрия между тем Симеон спрятал и в следующую ночь отправил в один монастырь, дав ему наставление, что делать и как называть себя131; сам же удалился из Углича, опасаясь, что коварный Борис обвинит его пред великим князем в смерти царевича и казнит без всякой пощады; он тем более страшился, что государь возвел Бориса на высшую степень и во всем верил ему. [17.150]

Годуновубийство Димитрияцарь-неуч

Источник: [17.42]
Комментарии

Статья № 7
Михаил Шиле, 1598–1605

Проект «лже-Димитрий» авторства Сапеги-Мнишка в действии

Всечестнейшие, почтенные, велемудрые, милостивейшие государи! Считаю своим долгом довести до вашего сведения о том, что здесь в настоящее время случилось и происходит, а именно: сын великого князя Ивана Васильевича, в. кн. Димитрий, двинувшись из Польши, от Киева, с большим войском, составленным из поляков, черкесов, польских и русских казаков, и подкрепляемый князем киевским, а также одним из польских князей, прошлою осенью вступил в Северскую землю и овладел двадцатью пятью городами, — это самая богатая часть России, обильная медом, хлебом и деньгами...

Но весною он отправил против Димитрия в большом числе свои войска, среди которых находились дядя его Иван Иванович и воевода Федор Басманов. Между тем к его противнику подоспели поляки, и когда дошло до сражения, то русские почти все перешли на его сторону, выдав Ивана Ивановича Годунова; Басманов же сам передался в. кн. Димитрию, равно как и прочие военачальники вместе с 30-ю тысячами войска. Ныне вся Россия уже в их руках и они принуждают все города присягать в. кн. Димитрию. Смоленск, вместе с другими 17 городами, взят, а также Казань, и даже по самую Астрахань. И уже в ближайшем соседстве с Москвою, пять дней тому назад, овладели они городами Тверью и Торжком и заставили их присягнуть. Дней через восемь, если не раньше, они подступят к Пскову и Ивангороду.

Далее известно, что в. князь Борис Феодорович скончался 13-го апреля в 10 часов дня и пр. Обо всём этом я не счёл возможным не уведомить вас, милостивейшие государи, причём нижайше прошу не поставить мне сие в вину.

Источник: [19.59]

Статья № 8
Н. И. Романов, †1654

Иоганн де Родес

15 марта 1653
Патриарх (Никон — Прим. ред.) послал к нему (к Н. И. Романову) и приказал сказать, что он будто бы слышал, что у него должно быть очень много немецких платьев, так что не мог бы он послать их ему на осмотр; каковые прислал ему царь вместе с ящиками с редкими длинными париками и шпагами, которые также были наполнены всевозможными платьями (ибо господин был покровителем иностранцев, и сам очень любил их платье и часто, когда хотел развлечься, среди прочих заказывал его для своих приближенных и для себя; он также выторговал у английских купцов платье, которое носил сам король Англии). 11-го числа в полдень патриарх приказал на своем дворе совершенно открыто развести костер, положить туда упомянутые ящики вместе с одеждой и сжечь всё дотла.

обноски английского короляРоманов в обноскахсеконд-хенд в Московии

Источник: [17.136]
Комментарии

Статья № 9
Иван Алексеевич Романов, †1696

Г.-А. Шлейссингер, 1687

Ф. Она (кн. Софья — Прим. ред. ) сестра обоих царей по отцу (Алексей Романов — Прим. ред. ), но мать не у всех одна. Иван Алексеевич — старший царь, родной сестрой которого является царевна; оба они — дети первой супруги (Марии Милославской); Пётр Алексеевич, младший царь, — сын последней супруги (Натальи Нарышкиной).

К. Но как же царевна может участвовать в управлении?
Ф. Этого я и сам не понимаю и не могу многого об этом сказать. Но то, что она одарена высоким княжеским разумением, ясно, как день, и многим известно. К тому же природа создала старшего царя не очень ладно: он плохо видит, слышит и говорит. Зато младший царь природой одарён весьма щедро, он очень охотно занимается всеми высококняжескими упражнениями и добродетелями, но ещё очень молод, ведь ему нет и 14 лет, а старшему только что минуло 2219.

Де ла Невилль, 1698

Царь Иван, будучи полностью парализованным (на него страшно смотреть. Ему около 28 лет) проводит в них (В богомолиях — Прим. ред.) всю жизнь…

Въезд Петра в Москву после Стрелецкого бунта
Четверть часа спустя (После Петра — Прим. ред.) появились в карете его мать и жена, и все вместе направились во дворец. Царь Иван вышел встретить своего брата на крыльцо. Они обнялись. Царь Петр просил Ивана быть ему другом, и тот, кто отвечал ему от имени брата, заверил Петра в его дружбе. Каждый удалился в свои покои, и после этого об Иване упоминают только в заголовке грамот [17.140].

двоецарствиевласть Софьинеспособность к управлениюсемейное несчастьегоре Алексея Романова

Источник: [17.139]
Комментарии

Статья № 10
Софья Алексеевна Романова, †1704

Де ла Невилль, 1698

Составив полное описание дел в Московии, уместно показать, что смятения, которые произошли в этом государстве и которые последуют впредь, вызваны интригами царевны Софьи (она ужасно толстая, у неё голова размером с горшок, волосы на лице, волчанка на ногах, и ей по меньшей мере 40 лет).

Её ум и достоинства вовсе не несут на себе отпечатка безобразия её тела, ибо насколько её талия коротка, широка и груба, настолько же ум её тонок, проницателен и искусен.

Если бы она довольствовалась просто управлением государством и не имела бы намерения избавиться от своего брата Петра, то никто не осмелился бы встать на сторону этого юного князя против неё.

Софья Романоваописание Софьиинтриги царевны

Источник: [17.140]

Статья № 11
Богдан Хмельницкий

Павел Алеппский, 1656

Этот Хмель муж преклонных лет, но в изобилии наделён дарами счастия: бесхитростный, спокойный, молчаливый, не отстраняющийся от людей; всеми делами занимается лично, умерен в еде, питье и одежде, подражая в образе жизни великому из царей, Василию Македонянину... Пусть его наружность невзрачна...

Он удалился, прислав нам денег на дорогу с извинением, а также дал письмо во все подвластные ему города для получения пищи и питья, даровых лошадей и повозок, и ещё письма к царю московскому и к воеводе Путивля (Пограничный город Московии — Прим. ред.).

Богдан Хмельницкий

Источник: [17.145]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,079