▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Семья → Выбор, сватовство, свадьбы → Славяне и российские этносы (XVII век)

7. Семья

7.2. Выбор, сватовство, свадьбы. Славяне и российские этносы (XVII век)

Коллинз, Елассонский, Немоевский, Карлейль, Гордон, Маржерет, Петрей, Олеарий, Витсен, Койэтт, Гюльденстиерне, Котошихин, Аверка, Идес и Бранд, Щербатов, Мнишек, Рейнтенфельс, Стрюйс

Статья № 1
Самуэль Коллинз, 1658–1666

Русские свадьбы не очень торжественны; не многие окружают невесту до трех часов пополудни, а при выхождении из церкви пономарь или дьячок осыпает невесту хмелем и желает, чтобы у неё столько же было детей, сколько во хмеле былинок; другой, одетый в овчинный тулуп навыворот, идет к ней навстречу и желает, чтобы у неё столько же было детей, сколько волос на его одежде.

Жениха отводят домой молодые люди, невесту же (всю покрытую) отводит старуха, а поп идёт со крестом впереди. Они садятся на несколько времени за стол, поставив перед собой хлеб с солью, но ничего не едят. Между тем хор мальчиков и девушек, стоящих наверху, поёт свадебные песни, такие непристойные, что сам Аретино (Aaretines) покраснел бы, если бы их услышал. Потом поп и старые женщины ведут невесту в спальню, где старуха советует ей быть веселой и послушной мужу; потом запирают там молодых часа на два. Старуха между тем ожидает признаков девства; получая их, уходит с торжеством, требует от родителей подарков и в первый раз заплетает в косу волосы новобрачной, которые до тех пор висели по плечам.

Над потолками домов всегда насыпают на аршин землю для теплоты; но у новобрачных не должно быть земли над головами (в знак того, что смерть тогда не должна быть предметом размышления); и это соблюдается строго.

Русские обходятся с женами жестоко и держат их в строгом повиновении; но прежде они обращались с ними еще бесчеловечнее, нежели теперь. Года три или четыре тому назад один купец бил жену свою до тех пор, пока мог, плетью пальца в два толщины; наконец заставил её надеть платье, напитанное водкой, три или четыре раза перегнанной, зажёг его, и таким образом несчастная погибла в пламени...

Теперь, как кажется, мужья уж не так жестоко обходятся с женами, по крайней мере родители стараются их предупредить и, выдавая дочерей своих замуж, заключают условие. Они требуют от зятя, чтобы он снабжал жену приличными платьями, кормил её хорошей и здоровой пищей, не бил, обращался ласково и предлагают много других условий, сходных несколько с теми правилами, которые предписывают в Англии обыкновения, получившие силу закона. Когда договор нарушен, они обращаются с просьбой к суду, а суд, как обыкновенно, решает дела не бескорыстно. Я желал бы, чтоб англичане взяли с Русских судов пример в скорости решений, не подражая им в подкупности...

Свадебный пир царя Михаила Федоровича. Миниатюра из рукописи начала XVIII в. Древнерусская жизнь в картинках на www.booksite.ru
Свадебный пир царя Михаила Федоровича. Миниатюра из рукописи начала XVIII в. Древнерусская жизнь в картинках на www.booksite.ru

Свадьбы людей высшего состояния редко обходятся без колдовства. Я видел, как один жених выбежал из спальни и рвал на себе волосы, как безумный, а когда спросили его о причине смущения, он воскликнул: «Я человек погибший! Я заколдован!» В таких случаях обращаются, обыкновенно, к колдуньям, а они за деньги уничтожают действие чар...

Когда муж считает жену свою бесплодною, тогда уговаривает её постричься, а сам женится на другой; если же жена не соглашается, то он прогоняет её в монастырь насильно (Можно сравнить с обычаем татар в ст. 1 в 7.2.16.s — Прим. ред.)...

Источник: [17.10]
Комментарии

Статья № 2
Арсений Елассонский (Апостопис), †1626

Уж не знаю перед кем, но поп явно накачивает компетентность, используя диковинные словечки

В третий год (1601) его (Бориса Годунова — здесь и далее Прим. ред.) царствования явились два немецкие царевича [в Москву], наслышавшись о достоинствах этой красавицы царевны Ксении, с предложением руки, и не получили желаемого. Первый не показался приятным самой дщери и приближённым царя, потому что был более 25 лет, второй же (датский принц, 20 лет) весьма понравился самой дщери и родителям её...

В четвёртый же год его царствования, когда пришли из великой Иверии апокрисиариями (послами) по имени Соломон и другой монах Кирилл по царской надобности, и, во время многочисленных расспросов, заявили, что благочестивейший царь Иверии (Иберии — Картли) имеет родную дочь, молодую и весьма красивую. Царь (Борис Годунов) и царица Мария (Дочь Малюты Скуратова), услышавши, весьма обрадовались и пожелали взять её в невесты сыну своему Феодору. Скоро они послали с ними в Иверию, в качестве апокрисиария, боярина Михаила Татищева со многою свитою и дарами и с ними отправили лучшего драгомана (переводчика) по имени Константина Сфотия, хорошо знающего многие языки: греческий, русский, турецкий, татарский и грузинский, дабы они привезли родную дочь царя Александра в качестве невесты сыну своему Феодору...

И снова крепость Путивль и вся Северская земля провозгласили царём Димитрия (лже-Димитрий-2), так как он жив и царствует. Царь Василий, услышавши это, царицу Марию (Марину Мнишек) и отца её и бояр, приехавших из Польши, отправил из Москвы в отдаленное изгнание, во внутренние города России.

Итак, если бы он пожелал взять себе в супруги царицу Марию, так как он был вдов и в ту пору не имел супруги, при полном желании самой царицы, её отца Георгия Сендомирского (Юрия Мнишка) и всех его сторонников, то он не лишился бы царства, — но он предпочел взять себе [в супруги] молодую и красивую девушку и избрал и вступил в брак с юною красивою девицею, дочерью князя Петра Ростовского, — девица была красивейшая и разумная, — от которой он имел двух дочерей Анну и Анастасию.

Источник: [17.9]
Комментарии

Статья № 3
Станислав Немоевский, 1606–1608

Когда молодой человек ухаживает за девицей, он должен верить рассказам других женщин, ему же её не показывают. До венца завязывают ей лицо китайкой, а наутро отправляют обоих в баню, где они только впервые достаточно знакомятся друг с другом.

На свадьбах никакого веселья, нет музыки, танцев — одно только пьянство, хотя вливать в себя не в обычае у них: выпивши, он поставит или подает тому, что сидит подле него, однако не следует опасаться, чтобы он не наполнил. Когда имеют расходиться, тогда только хозяин, вставши, подает большую чарку, сначала за здоровье великого князя, затем за здоровье патриарха, митрополита, хозяина, отца, молодого, детушек, и так долго, пока не перепьются, мешая то мед, то горелку, то пиво. А кто бы захотел уклониться от этой поочередной, был бы в подозрении. При еде также мешают-то чарку горелки, то другого напитка. После каждого приема они отрыгаются и гладят себя по брюху. Женщины с молодой сидят в другой комнате, отдельно от мужчин, и едят, и так разъезжаются, не видясь с мужчинами, но усладивши себя горелкою...

Когда едут к венцу или от венца, молодой или молодая идут или едут, и кого-либо из знатных встретят, то говорят: «Бьет тебе челом князь (называет молодого) хлебом, солью, медом». У другого хорошо, если и квас будет на свадьбе, а если бы захотел войти, не пустят тебя в дом; это испытали наши на Белом-озере.

Источник: [17.7]

Статья № 4
Чарльз Карлейль, 1663–1664

...браки между молодыми людьми заключаются их родителями, так как не дозволяется, чтобы молодые люди и девушки виделись и чтобы каким бы то ни было образом дали друг другу обещание брака. А потому случается часто, что, благодаря обману родителей, человек, надеявшийся иметь хорошую жену, видит себя в супружестве с женщиной безобразной и неприятной. Наконец нужно прибавить, что обычай этот пагубен и что он не так основателен, как правило другого народа, где не заключалось брака, пока обе стороны не посетят друг друга обнажёнными.

Источник: [17.11]

Статья № 5
Патрик Гордон, †1699

Браки с туземками не дозволяются, если не сменить наряд и не принять их религию. Среди самих же иноземцев люди военные обычно бедны, и по частям сделать состояние нельзя нигде: бремя содержания своего дома и супруги велико, жалованье скудно, и, хотя медные деньги заменили на серебро, это может дать лишь жалкие средства на жизнь...

Я был на свадьбе полковника Мензиса1, который женился на вдове Питера Марселиса2 и взял за нею 5 000 рублей деньгами, а также посуду и драгоценности стоимостью ещё 2 000 — хорошее состояние, если умело им распорядиться!


1 Первый наставник Петра I — Прим. ред.

2 Основатель и владелец железоделательных заводов в России — Прим. ред.

Источник: [17.14]

Статья № 6
Жак Маржерет, 1600–1606

Если же кто-нибудь захочет жениться, то нужно поговорить с родителями девушки: в случае согласия на брак, он посылает одного из самых верных родственников или друзей посмотреть сказанную девушку, и тот рассказывает ему о своём впечатлении, и по этому рассказу заключают брачный договор, а кто нарушит обещание, платит условленную между ними сумму денег. После заключений этого договора он может пойти посмотреть свою супругу.

В день свадьбы её отводят в церковь, закрыв лицо покрывалом, как сделала Ревекка, когда узнала что идущий ей навстречу был Исаак. Так что она не может никого видеть, и никто не может видеть её лица. Затем таким же образом её приводят и сажают за стол, и так она остаётся закрытой до завершения свадьбы, после чего они идут в баню или если не идут туда, то обливаются с головой ведром воды, так как без этого чувствуют себя осквернёнными, следуя в этом евреям и туркам.

Им нужно получить благословение священника или монаха, прежде чем войти в церковь или даже предстать перед любой иконой, которые каждый имеет во множестве у себя в доме, и так поступают каждый раз после того, как проведут ночь с женой. Все, что даётся в приданое, ценится особенно, вдвое или втрое, и если случается, что она умирает бездетной, то муж выплачивает всё согласно оценке ближайшим родственникам.

Источник: [17.22]

Статья № 7
Пётр Петрей, 1601–1605, ...1613

Сватовство

Желающий жениться и посватать за себя чью-нибудь дочку, беден ли он или богат, дворянин или нет, высшего или низшего звания, он не может свататься сам и лично переговорить с девушкой: это бы осрамило его. Но отец взрослой девушки, желая выдать её замуж, идёт к знакомому ему молодцу, о котором ему известно, каков он, какого звания и сколько у него богатства, притом расторопность, обычай и приёмы этого молодца ему нравятся, так что он охотно бы выдал за него свою дочку.

Отец говорит с ним в таких словах: «Твои родители, мой друг, мои хорошие приятели; ты, твой нрав и приёмы мне очень понравились; имя у тебя честное; все тебя любят, потому-то мне и хочется выдать за тебя свою дочку, если только она тебе полюбится. Приданого за нею столько-то в разных вещах: в серьгах, сшитых платьях, серебре, деньгах, скоте, лошадях, крепостных рабах, служанках и другом домашнем имуществе»

Если сойдутся они, молодец отвечает: «Когда ты желаешь меня в сыновья и в зятья себе, и тебе это кажется хорошим, я об этом подумаю, а ты попроси о том моих родителей и приятелей, я ж буду согласен и доволен, что они надумают и решат».

Когда его родители узнают об этом сватовстве и дадут на то свое согласие, они тотчас же толкуют о том, сколько отец должен дать приданого за дочерью и, покончив это, назначают день свадьбы. Если же отец или приятели жениха попросят, чтобы жених еще до свадьбы посмотрел и полюбовался на невесту, родители её отвечают на то отрицательно и говорят, чтобы он спросил про неё других, которые её видали; им известно, какова она: этого и будет с него до венчанья.

Когда же родители и приятели все-таки не отстают и говорят, что если жениху нельзя видеть невесты, то они хотят посмотреть на неё: это и дозволяется им, если невеста без порока и увечья, и тогда отец, мать и две короткие их приятельницы отправляются в жилище невесты. Если она из зажиточных или богатых, и в доме у неё много покоев, то сидит одна в комнате, разодетая и разряженная.

Если она бедная или недостаточного состояния и в доме всего одна комната, она сидит, принарядившись, за занавескою, чтобы никто не видал её. Подошедши к ней, женихова мать выводит её из комнаты или из-за занавески, берет за руку, ходит с ней взад и вперед, оглядывает её внимательно, не слепа ли и не хрома ли она, не колчет ли, не шелудива ли или нет ли за ней какого другого недостатка и порока; если она довольна невестой, то говорит ей, что она будет за ее сыном; так и пойдут к столу и веселятся.

Потом невестина мать точно так же пойдет в дом жениха и тоже осматривает его, не слеп ли и не хром ли он и не имеет ли какого другого увечья; а если он ей понравится, тотчас же посылают за писарем и с обоюдного согласия делают крепкую запись, а именно: кто изменит своему слову и обещанию в каком-нибудь из тех условий, которые положены обеими сторонами, и поставит его ни во что, должен будет заплатить в наказание столько-то сотен талеров.

Часто бывает, что так как не дозволяется заранее видеть невесты, то женихи и берут за приданое колченогих, слепых и отвратительных женщин, меж тем как располагают взять других, прекрасной наружности. Так и сбывается пословица: «Quisquis amat ranam, ranam putat esse a Dianam» (Каждый, кто любит лягушку, считает её Дианой — Прим. ред.). Да ещё надо быть довольным этим случаем.

Оттого-то часто и видишь большие ссоры и равнодушие между супругами, потому что они большею частью не знакомы между собою, никогда не видались прежде, а отданы друг другу и обвенчаны вместе. Все девушки, красивые и знатные, большею частью содержатся взаперти: только и выходу у них, что в церковь в праздник, да ещё на свадьбы. У родителей есть довольно причин держать так своих дочерей, потому что они, как и большею частью водится за русскими женщинами, очень склонны к нежному наслаждению, особливо же расположены к иностранцам.

Свадьбы

Когда наступит день свадьбы, которую играют с изобилием в кушаньях и напитках, так что все перепьются: и священник, и жених, и невеста, и гости, то родители, опекуны и близкие родные отводят жениха с невестою в церковь. Священник часто до того упируется и напьётся, что надобно бывает держать его под руки служителям, чтобы он не свалился, когда станет исправлять свою службу и венчать молодых.

Лицо у невесты закрыто фатой и открывается только после венчания.
Священник требует сначала своего должного, а именно нескольких печеных пирогов, и как скоро получит их, венчает и соединяет молодых: сперва начинает петь 127-й псалом Давида, потом подходит к жениху, кладёт руку ему на голову и говорит: «Скажи мне, господин жених, хочешь ли взять себе в жены эту нежную молодую девицу и любить ее в нужде и довольстве? Не будешь ли бранить и корить её крепким словом и бить кнутом и палкой? Не бросишь ли её, когда она будет слаба, больна, дряхла?» Жених отвечает на это: «Нет»».

Точно так же обращается он и к невесте и спрашивает, что, «будучи такою маленькою, молоденькою и нежною, намерена ли она взять себе в мужья такого великана и будет ли удовлетворять его, как жена? Хорошо ли будет вести его домашнее хозяйство? Сохранит ли ему верность, когда он устареет, поостынет, сделается слаб и дряхл?» Она отвечает на это: «Да»

Священник тотчас же берёт веночек из полыни, кладет его на головы им и говорит: «Раститеся и множитеся», — потом читает, благословляет их трижды крестиком и говорит: «Что Бог соединил, того никто не должен разлучать».

Когда священник кончит, все находящиеся в церкви зажигают маленькие восковые свечки; священнику подают деревянную позолоченную чашу с мёдом, из которой он и поит молодых, поздравляя их с новым брачным состоянием. Взяв чашу и отведав из неё немного, они бросают её на пол и топчут ногами, говоря эти слова: «Так будем попирать и растопчем всех, кто захочет поселить ненависть и ссору между нами».

Женщины, бывшие в церкви, бросают на молодых лён и конопляное семя, желают им здоровья и долгой жизни и изобилия во всем, нужном для их хозяйства; потом идут из церкви к ним в дом, веселятся, забавляются, едят, пьют, пляшут и прыгают целую ночь, и если их мужья не станут зорко смотреть за своими женами, они поднимут сильное распутство с другими мужчинами: «Nam occasio facit furem» (Бывает, что случай делает вором — Прим. ред.), потому что очень расположены к сладострастию.

На другой день они провожают невесту в тот дом, где она будет жить, и ведут её с закрытым лицом, а она кричит, рыдает и воет всю дорогу, что должна проститься с отцом, матерью, братьями, сестрами и со всеми подругами, что её уводят от них, а она уж не воротится к ним.

После того как жениха и невесту таким образом обвенчают, молодой муж покупает славную тонкого плетенья плётку и вешает её на стене комнаты, чтобы раз в месяц хлестать и наказывать жену для заявления своей привязанности к ней...

Источник: [20.26]

Статья № 8
Адам Олеарий, 1636 (†1671)

Выбор, сватовство

Молодым людям и девицам не разрешается самостоятельно знакомиться, ещё того менее говорить друг с другом о брачном деле или совершать помолвку. Напротив, родители, имеющие взрослых детей и желающие побрачить их — в большинстве случаев, отцы девиц — идут к тем, кто, по их мнению, более всего подходят к их детям, говорят или с ними самими или же с их родителями и друзьями и выказывают свое расположение, пожелание и мнение по поводу брака их детей. Если предложение понравится и пожелают увидеть дочь, то в этом не бывает отказа, особенно если девица красива; мать или приятельница жениха получают позволение посмотреть на неё. Если на ней не окажется никакого видимого недостатка, т. е. если она не слепа и не хрома, то между родителями и друзьями начинаются уже решительные переговоры о «приданом», как у них говорят, и о заключении брака.

Обыкновенно, все сколько-нибудь знатные люди воспитывают дочерей своих в закрытых покоях, скрывают их от людей, и жених видит невесту не раньше, как получив её к себе в брачный покой. Поэтому иного обманывают и, вместо красивой невесты, дают ему безобразную и больную, иногда же, вместо дочери, какую-либо подругу ее или даже служанку. Там известны такие примеры у высоких лиц, и поэтому нельзя удивляться, что часто муж и жена живут как кошка с собакою, и битье жен в России вещь обычная.

Свадьбы богатых

Их свадьба и привод невесты в дом совершаются с особою пышностью. У знатных князей, бояр и их детей происходят они со следующими церемониями.

Со стороны невесты и жениха отряжаются две женщины, называемые у них «свахами»; они как бы ключницы, которые должны в брачном доме то и иное устроить. «Сваха» невесты в день свадьбы устраивает брачную постель в доме жениха. С нею отправляются около ста слуг в одних кафтанах, неся на головах вещи, относящиеся к брачной постели и к украшению брачной комнаты. Приготовляется брачная постель на 40 сложенных рядом и переплетенных ржаных снопах. Жених должен был заранее распорядиться сложить в комнате эти снопы и поставить рядом с ними несколько сосудов или бочек, полных пшеницы, ячменя и овса. Эти вещи должны иметь доброе предзнаменование и помогать тому, чтобы у брачущихся в супружеской жизни было изобилие пищи и жизненных припасов.

После того как, за день, все приведено в готовность и порядок, поздно вечером жених со всеми своими друзьями отправляется в дом невесты, причём спереди едет верхом поп, который должен совершить венчание. Друзья невесты в это время собраны и любезно принимают жениха с его провожатыми. Лучшие и ближайшие друзья жениха приглашаются к столу, на котором поставлены 3 кушанья, но никто до них не дотрагивается.

Вверху стола для жениха, пока он стоит и говорит с друзьями невесты, оставляется место, на которое садится мальчик; помощью подарка жених должен опять освободить себе это место. Когда жених усядется, рядом с ним усаживается закутанная невеста, в великолепных одеждах, и, чтобы они не могли видеть друг друга, между ними обоими протягивается и держится двумя мальчиками кусок красной тафты.

Затем приходит сваха невесты, чешет волосы невесты, выпущенные наружу, заплетает ей две косы, надевает ей корону с другими украшениями и оставляет её сидеть теперь с открытым лицом. Корона приготовлена из тонко выкованной золотой или серебряной жести, на матерчатой подкладке; около ушей, где корона несколько согнута вниз, свисают четыре, шесть или более ниток крупного жемчуга, опускающихся значительно ниже грудей. Её верхнее платье спереди, сверху вниз, и вокруг рукавов (которые шириною с 3 аршина или локтя), равно как и ворот её платья (он шириною с 3 пальца и туго, не без сходства с собачьим ошейником, охватывает горло) густо обсажены крупным жемчугом; такое платье стоит гораздо более тысячи талеров.

Сваха чешет и жениха. Тем временем женщины становятся на скамейки и поют разные неприличности. Затем приходят два молодых человека, очень красиво одетых; они приносят на носилках очень большой круг сыру и несколько хлебов; все это увешано отовсюду соболями. Этих людей, которые также приходят из дома невесты, зовут коровайниками. Поп благословляет их, а также сыр и хлеб, которые затем уносятся в церковь. Потом приносят большое серебряное блюдо, на котором лежат: четырехугольные кусочки атласной тафты — сколько нужно для небольшого кошеля, затем плоские четырехугольные кусочки серебра, хмель, ячмень, овёс — всё вперемежку. Блюдо ставится на стол. Затем приходит одна из свах, снова закрывает невесту и с блюда осыпает всех бояр и мужчин; кто желает, может подбирать кусочки атласу и серебра. В это время поют песню. Потом встают отцы жениха и невесты и меняют кольца у брачущихся.

После этих церемоний сваха ведёт невесту, усаживает её в сани и увозит её с закрытым лицом в церковь. Лошадь перед санями у шеи и под дугою увешана многими лисьими хвостами. Жених немедленно позади следует со всеми друзьями и попами.

Иногда оказывается, что поп уже успел столько вкусить от свадебных напитков, что его приходится поддерживать, чтобы он не упал на пути с лошади, а в церкви при совершении богослужения. Рядом с санями идут некоторые добрые друзья и много рабов. Тут говорят грубейшие неприличности.

Венчание. Альбом [17.33]
Венчание. Альбом [17.33].

В церкви большая часть пола в том месте, где совершается венчание, покрыта красной тафтою, причём постлан ещё особый кусок, на который должны стать жених и невеста. Когда венчание начинается, поп прежде всего требует себе жертвы, как то: пирогов, печений и паштетов.

Затем над головами у жениха и невесты держат большие иконы, и благословляют их. Потом поп берёт в свои руки правую руку жениха и левую руку невесты и спрашивает их трижды: «Желают ли они друг друга и хотят ли они в мире жить друг с другом?» Когда они ответят: «Да», он их ведёт кругом и поет при этом 128 псалом; они, как бы танцуя, подпевают его, стих за стихом. После танца он надевает им на голову красивые венцы.

Если они вдовец и вдова, то венцы кладутся не на голову, а на плечи, и поп говорит: «Растите и множьтесь». Он соединяет их, говоря: «Что Бог соединил, того пусть человек не разъединяет», и т. д. Тем временем все свадебные гости, находящиеся в церкви, зажигают небольшие восковые свечи, а попу подают деревянную позолоченную чашу или же только стеклянную рюмку красного вина: он отпивает немного в честь брачующихся, а жених и невеста три раза должны выпивать вино. Затем жених кидает рюмку оземь и, вместе с невестою, растаптывает её на мелкие части, говоря: «Так да падут под ноги наши и будут растоптаны все те, кто пожелают вызвать между нами вражду и ненависть»

После этого женщины осыпают их льняным и конопляным семенем и желают им счастья; они также теребят и тащат новобрачную, как бы желая её отнять у новобрачного, но оба крепко держатся друг за друга. Покончив с этими церемониями, новобрачный ведет новобрачную к саням, а сам снова садится на свою лошадь. Рядом с санями несут шесть восковых свеч, и вновь откалываются грубейшие шутки.

Прибыв в брачный дом, то есть к новобрачному, гости с новобрачным садятся за стол, едят, пьют и веселятся, новобрачную же немедленно раздевают, вплоть до сорочки, и укладывают в постель; новобрачный, только что начавший есть, отзывается и приглашается к новобрачной. Перед ним идут шесть или восемь мальчиков с горящими факелами. Когда новобрачная узнает о прибытии новобрачного, она встает с постели, накидывает на себя шубу, подбитую соболями, и принимает своего возлюбленного, наклоняя голову. Мальчики ставят горящие факелы в вышеупомянутые бочки с пшеницею и ячменем, получают каждый по паре соболей и уходят. Новобрачный теперь садится за накрытый стол — с новобрачной, которую он здесь в первый раз видит с открытым лицом.

Венчание. Альбом [17.33]
Венчание. Альбом [17.33].

Им подают кушанья и, между прочим, жареную курицу. Новобрачный рвет её пополам, и ножку или крылышко, — что прежде всего отломится, — он бросает за спину; от остального он вкушает. После еды, которая продолжается не долго, он ложится с новобрачной в постель. Здесь уже не остается больше никого, кроме старого слуги, который ходит взад и вперед перед комнатою. Тем временем с обеих сторон родители и друзья занимаются всякими фокусами и чародейством, чтобы ими вызвать счастливую брачную жизнь новобрачных.

Слуга, сторожащий у комнаты, должен, время от времени, спрашивать: «Устроились ли?» Когда новобрачный ответит: «Да», то об этом сообщается трубачам и литаврщикам, которые уже стоять наготове, держа все время вверх палки для литавр; они начинают теперь веселую игру. Вслед затем топят баню, в которой, немного часов спустя, новобрачный и новобрачная порознь должны мыться. Здесь их обмывают водою, мёдом и вином, а затем новобрачный получает от молодой жены своей в подарок купальную сорочку, вышитую у ворота жемчугом, и новое целое великолепное платье.

Оба следующих дня проводятся в сильной, чрезмерной еде, в питье вина, танцах и всевозможных увеселениях, какие только они в силах выдумать. При этом прибегают они к разнообразной музыке: между прочим пользуются инструментом, который называют псалтырью; он почти схож с цымбалами. Его держат на руках и перебирают на нем руками, как на арфе.

Так как иные женщины, будучи недостаточно охраняемы своими пьяными мужьями, готовы допускать большие вольности и проступки с парнями и чужими мужьями, то они и пользуются для своего увеселения открытыми пиршествами, когда легче всего позабавиться вволю. Вот истинное донесение наше о церемониях и обычаях во время свадеб нынешних вельмож в Москве.

Свадьбы не совсем богатых

Когда, однако, незнатные или гражданского звания люди хотят справлять свадьбу, то жених за день до неё посылает невесте новое платье, шапку и пару сапог, а также ларчик, в котором находятся румяна, гребень и зеркало. На другой день, когда должна состояться свадьба, приходит поп с серебряным крестом, в сопровождении двух мальчиков, несущих горящие восковые свечи. Поп благословляет крестом сначала мальчиков, а затем гостей.

Потом невесту и жениха сажают за стол, а между ними держат красную тафту. Когда затем невеста убрана свахою, она должна прижать свою щеку к щеке жениха; оба затем должны смотреться в одно и то же зеркало и любезно улыбаться друг другу. Тем временем свахи подходят и осыпают их и гостей хмелем. После этих церемоний они отправляются в церковь, где, по выше указанному способу, происходит венчание.

После свадьбы жён держат взаперти, в комнатах; они редко появляются в гостях и чаще посещаются сами друзьями своими, чем имеют право их посещать.

Источник: [17.34]

Статья № 9
Николаас Витсен, 1665

Москва, 24 февраля

В тот же день состоялась русская свадьба, и мне рассказывали, что когда у невесты всё хорошо, то ей и гостям наливают [вино] из позолоченного ковша, после того как молодожены встали, полежав полчаса вместе; но если у невесты оказался недостаток, то наливают из ковша с дыркой, и из него всё выливается; пока они лежат, гости кричат жениху: все ли хорошо?

Постель и подушка молодых из оленьих шкур, а у простых людей покрывало из овечьей шкуры. Жених первым отправляется в постель, а невеста должна прийти к нему сама.

Перед этим невесту сажают на бочку с семенами, покрытую шкурами. Отец невесты, в присутствии гостей, начесывает ей волосы на лицо, затем стрелой с железным наконечником делает ей пробор; отец начинает, а все присутствующие заканчивают её прическу, постепенно открывая её лицо. Каждый кладет ей на голову денежный подарок.

Русские во время обедов и праздников ведут за столом очень неподходящие беседы, как мужчины, так и женщины, без всякого стеснения перед другими. Мне сообщили достоверные свидетели, что самые знатные господа, т. е. самые знатные после царя, о которых я умалчиваю ради их чести, говорят за столом со своими супругами о таких вещах, о которых обычно умалчивают; немцы, присутствовавшие при этом, были поражены.

Источник: [17.39]

Статья № 10
Бальтазар Койэтт, 1676

Что касается самих Русских, у них существует странный способ устраивать свадьбы своих детей.

Холостые и незамужние лица там никогда не могут посещать друг друга, еще того меньше говорить о чем-нибудь связанном с браком или обещаться друг другу. Напротив, родители, имеющие детей в брачном возрасте и желающие устроить их брак, особенно отец невесты, отправляются к тем, кому, по их мнению, дочери их хорошо подходили бы и говорят с ними самими или их родителями, предлагая своих дочерей. Если это предложение окажется принятым и пожелают видеть дочь, то в этом всегда отказывают, но потом все-таки позволяют, при серьезной просьбе, матери или друзьям жениха видеть дочь, особенно если она красива и если не боятся, что это испортит дело.

Если невеста понравится, то с обеих сторон между родителями и друзьями начинают условливаться о приданом, а затем решают свадьбу, жених же не видит невесты раньше, чем она войдет в брачный покой. Люди знатные даже выращивают своих дочерей в комнатах под замком, куда никому не дозволяется входить. Из-за этого многих женихов обманывают и на место веселой и прелестной дочери отдают уродливую служанку, что, конечно, ведет потом к прогнанию жены...

Читать подробнее — здесь >> (0,3 Mb).

браксватовствоприданоеподмена невесты

Источник: [17.41]

Статья № 11
Аксель Гюльденстиерне, 1602

В стране свирепствовал голод, но зятю Малюты Скуратова, бывшему опричнику Годунову было не до того.... Наворовал и награбил он столько за свою карьеру, что подарки датскому жениху Ксении — сущая мелочь для него! На кону были северные, спорные с Данией территории, места добычи пушнины — одного из главных источников поступления драгметаллов в Московию, т. е. переплавлявшихся в собственную монету немецких талеров, голландских долларов, испано-франко-английских «корабликов»... Перехват всех финансовых потоков Руси — вот цель смотрящих Московии, начиная с Василия Тёмного.

За две мили перед Нарвой, при сходе с корабля

Когда они кончили свою речь, двадцать семь молодых русских дворян поднесли [герцогу] следующие двадцать семь подарков: Верхний кафтан из алой бархатной парчи с 8-ю украшениями. Верхний кафтан из голубой бархатной парчи с 13-ю золотыми застежками, из коих в каждой было по пяти драгоценных камней. Жёлтый парчовый кафтан с зелёными цветами, шитый кругом жемчугом и с 13-ю круглыми жемчужными пуговицами. Кафтан из шарлахового (Сукна? — Прим. ред.) телесного оттенка, отороченный кругом золотом и жемчугом и с 15-ю золотыми пуговицами. Персидский кафтан с вытканными рисунками, отороченный золотою каймой и с 11-ю золотыми пуговицами. Желтый парчовый кафтан с 13-ю пуговицами из мелкого жемчуга. Парчовый кафтан с 11-ю пуговицами. Кафтан красновато-графитового (?) цвета, отороченный золотыми шнурами и с 13-ю золотыми пуговицами. Алый кафтан с белыми цветами и 13-ю жемчужными пуговицами из мелкого жемчуга. Алый шелковый атласный исподний кафтан с семью жемчужными пуговицами из мелкого жемчуга.

Два сорока соболей. Фиолетово-коричневую бархатную шапку, шитую жемчугом и подбитую соболями. Шапку, вышитую крупным жемчугом и с кистью наверху, в каковую кисть вделан драгоценный камень. Алую камковую шапку, шитую по всем швам жемчугом и подбитую мехом. Четыре пары парчовых сапог, подкованных под пяткою серебром.

Пару сапог из красного и желтого травчатого бархата, подкованных под пяткою серебром. Суконную шапку кармазинного цвета, вышитую жемчугом, с кистью, имеющею наверху жемчужную пуговку. Два парчовых пояса с золотыми пуговицами на концах. Алый плетеный шелковый пояс с 13-ю пуговицами из массивного золота. Зеленый шелковый пояс, плетёный как рыболовная сеть, с пуговицами из массивного золота на концах. Пояс из массивного золота с четырьмя золотыми пряжками и бантом.

Роскошно убранную повозку, запряжённую шестью серыми лошадьми в сбруе из красного бархата. Железо её было везде посеребрено. В повозке были бархатные подушки из красного, зелёного, жёлтого и белого травчатого бархата, вытканные по золотому полю дамасскими узорами; они были набиты хлопчатой бумагой. Верх повозки был из красного и белого травчатого армянского дамаска, с мелкими весьма красивыми узорами. Повозка эта с упомянутыми лошадьми и всеми принадлежностями была подарена [герцогу] царевичем.

Названные двое бояр Афанасий и Михаил Глебович подарили ему каждый от себя по сороку соболей...

Удел в окормление принцу датскому. При этом, жуть последствий Опричнины и погромов — см. ст. 3 в 30.1.16.s  — показывать датчанам просто не стали.

Упомянутая Тверь есть тот удел, который был бы дан герцогу Гансу, если б он остался жив. Это прекрасный край, богатый хлебом, рыбный, с лугами, ловитвою и ружейною охотой. Кратчайший наш путь лежал бы на Тверь, но проводник наш Михаил Глебович не захотел везти нас тою дорогой, а повёз более чем на 12 немецким, или на 60 русских миль восточнее от Твери (по ужасно дурной, отвpaтительной дороге), где русские прорубили и проложили дорогу чрез большие леса и пустыри, болота и озера, чрез которые в течение тридцати лет не проходил никто; в этом тайком сознавались сами ведшие нас русские крестьяне. К чему русские поступали тайно, Бог их ведает.

Небольшой «аперитив» для будущего зятя

Когда мы подъехали к Москве на расстояние полумили, нас встретил дьяк Афанасий. При нем был подарок от царя — русская сабля, усаженная как на ножнах, так и на рукоятке бирюзою и рубинами и окованная золотом; она была оценена в 500 талеров. Не желал дьяк Афанасий или не смел передать её моему господину открыто — неизвестно, только толмач моего господина по имени Нильс Мунк должен был отъехать с дьяком в кусты, где упомянутый дьяк Афанасий передал ему означенную саблю, завернутую в кусок алого сукна, а упомянутый Нильс Мунк, спрятав её под свой плащ, привёз её моему господину и передал ему тайком в повозку, Аксель же Гюльденстиерне (Это о себе любимом? — Прим. ред.), Аксель Браге и Христиан Голк закрывали, кругом, моего господина своими плащами, пока он пристегивал саблю к боку, так что никто из прочих русских, до выхода его из повозки, не мог видеть, что на нем эта сабля, и не мог знать, где он её получил...

Мол, нам не надо ничего...

[Дьяк] указал [нам равным образом], что так как герцог Ганс не посол, а в некотором роде выписан сюда царем, то ни он, ни его дворяне не могут подносить подарков царю, что пришлось нам очень кстати, так как в Дании герцог Ганс не запасся никаким подарком, здесь же ничего ни задешево, ни за большие деньги нельзя было достать.

Дворяне его тоже понадеялись, что подарки они [могут] купить здесь, а потому из Дании ничего с собою не взяли. Мы же, как послы, а равно наши дворяне должны были приготовиться к поднесению наших подарков...

Кульминация — в замке. Но этим одаривание не закончилось...

Лишь только обед (В Кремле — Прим. ред.) кончился, внесены были и подарены герцогу Гансу от имени царя и его сына еще [следующие] подарки:

[Парча] Кусок желтой парчи в 11 локтей. Кусок парчи с белыми цветами, в 12 локтей. Кусок алой парчи также с белыми цветами, в 13 ½ локтей. Кусок алой парчи с зелеными цветами, в 11 локтей. Кусок парчи с алыми и желтыми цветами, в 10 ¼ локтей. Кусок парчи с желтыми цветами, в 10 ¼ локтей. Кусок (парчи) с зелеными и алыми цветами, в 10 ¼ локтей. Кусок парчи с белыми цветочками, в 10 ¼ локтей. Кусок парчового бархата в 11 локтей. Кусок парчового бархата с белыми цветами, в 11 локтей. Кусок парчового бархата с фигурами, в 7 локтей без полчетверти.

Бархаты. Кусок белого рысьего (цвета) бархата в 13 ½ локтей. Кусок рысьего (цвета) бархата в 13 ½ локтей. Кусок белого рысьего (цвета) бархата в 11 локтей. Кусок двойного (двуличного?) бархата, на обе стороны, в 14 ¼ локтей. Кусок бархата в огненных языках, в 12 ¼ локтей. Кусок черно-желтого бархата шахматной доской, в 14 локтей без ¼. Кусок алого бархата в 12 ½ локтей. Кусок белого в 13 ½ локтей. Еще кусок белого бархата в 13 ½ локтей. Кусок алого бархата в 13 ½ локтей. Кусок коричневого травчатого бархата в 11 ¼ локтей. Кусок голубого бархата в 11 ¼ локтей. Еще кусок голубого бархата в 11 ¼ локтей. Кусок черного бархата в 11 ¼ локтей. Кусок черного бархата — 13 ½ локтей.

Дамаски. Кусок коричневого травчатого дамаска в 13 ½ локтей. Кусок зеленого дамаска с крупными цветами, в 13 ½ локтей. Кусок белого дамаска с крупными цветами, в 13 ½ локтей. Еще кусок белого дамаска с крупными цветами, в 13 ½ локтей. Кусок зеленого дамаска в 13 ½ локтей. Кусок алого дамаска в 13 ½ локтей. Кусок голубого дамаска в 13 ½ локтей. Кусок алого дамаска в 13 ½ локтей. Кусок оранжевого дамаска в 13 ½ локтей. Кусок желтого дамаска в 13 ½ локтей.

Атласы. Кусок травчатого атласа со всевозможными зверями, в 7 ½ локтей. Кусок атласа с голубыми цветами, в 10 локтей. Кусок серого атласа с рисунками, в 9 ¼ локтей. Еще кусок серого атласа с рисунками, в 9 ½ локтей. Кусок зеленого травчатого атласа с изображением охоты, в 7 ½ локтей. Кусок атласа с цветами по серебряному полю, в 9 локтей без четверти. Кусок белого атласа в 13 ½ локтей. [Ещё] кусок белого атласа в 13 ½ локтей. Кусок голубого атласа в 13 ½ локтей. Кусок желтого атласа в 13 ½ локтей. Кусок голубого атласа в 13 ½ локтей. Кусок серого атласа в 13 ½ локтей. Кусок алого атласа в 13 ½ локтей. Еще кусок алого атласа в 13 ½ локтей. Кусок коричневого атласа в 13 ½ локтей.

«Гусиный глаз». Кусок желтого и алого «гусиного глаза» в 8 локтей. Кусок алого и белого, с серебряным полем, в 8 ½ локтей. Кусок алого и белого, в 8 ½ локтей. Кусок алого и белого, с рисунками, в 8 ½ локтей.

[Кафтаны] Кафтан из парчи, красный и желтый, с крупными цветами. Кафтан из парчи с красными и голубыми цветами. Еще не сшитый кафтан из парчи.

Английское сукно. Кусок сукна телесного цвета в 36 локтей. Кусок светло-зеленого (цвета) в 33 локтя. Кусок серебристого цвета в 47 ½ локтей. Кусок красного (цвета) в 27 ½ локтей. Кусок телесного цвета в 49 ½ локтей. Еще кусок телесного цвета в 49 локтей. Кусок оранжевого (цвета) в 52 локтя. Кусок фиолетово-коричневого (цвета) в 46 ½ локтей. Кусок фиолетово-коричневого (цвета) в 38 локтей. Еще кусок фиолетово-коричневого (цвета) в 38 локтей.

Меха. 10 сороков соболей. Рысей 20. Черных лисиц 5.

Продолжение вакханалии

6-го Октября 1602 года царь прислал с Симеоном Микитичем и подарил герцогу Гансу нижеследующее:
Желтый дамасковый исподний кафтан.
Верхний кафтан из белого дамаска, подбитый соболями.
Желтый дамасковый верхний кафтан, подбитый лисьими мордками.
Белый дамасковый исподний кафтан, подбитый посредственными соболями.
Голубой дамасковый верхний кафтан, подбитый плохими соболями.
Голубой дамасковый исподний кафтан, подбитый лисьими мордками.
Белый камлотовый кафтан, неподбитый, с золотыми позументами и 13-ю золотыми пуговицами.
Неподбитый желтый дамасковый исподний кафтан, отороченный серебряными и красными позументами, с 15-ю жемчужными пуговицами внизу и с воротником из алого бархата, усаженным 13-ю жемчужинами и драгоценными камнями.
Кафтан из алого шелкового камлота, с широкими золотыми кружевами вокруг и 13-ью золотыми пуговицами.
Кафтан из арраша (?) печеночного цвета, с широкими золотыми и серебряными позументами, имеющий спереди четыре жемчужных пуговицы и драгоценные камни.
Зеленый неподбитый шелковый камлотовый верхний кафтан с узкими золотыми и серебряными позументами и 13-ю золотыми пуговицами.
Суконный вишневого цвета кафтан, неподбитый, с серебряными и золотыми кружевами и 13-ю золотыми пуговицами.
Суконный телесного цвета верхний кафтан с золотыми и серебряными кружевами и 5-ю парами кистей с жемчугом.
Воротник, усаженный жемчугом.
Три шелковых пояса, из которых один с жемчужными пуговицами.
Две постели из материи всевозможных цветов.
Две такие же головные подушки.
Одеяло из армянского дамаска.
Еще одеяло из парчи, подбитое соболями и опушенное бобром.
Две малые красные атласные подушки. Одна — из желтого атласа. Одна, маленькая, из желтого дамаска.

И продолжалась бы эта вакханалия в голод и далее, но принц заболел.

15-го Октября от царя к герцогу Гансу приехал гонец, русский боярин, с письмами от царя. [Он] привез также подарки от царя герцогу Гансу: маленькие продолговатые часы величиною с большое куриное яйцо, висящие на маленькой золотой цепочке и усаженные алмазами, рубинами, смарагдами и жемчугом. [Часы] были оправлены в золото.
В этот день, т. е. 15-го Октября, герцог Ганс заболел...

Источник: [17.45]

Статья № 12
Г. К. Котошихин, †1667

А которые девицы бывают увечны, и стары, и замуж их взяти за себя никто не хочет: и таких девиц отцы и матери постригают в монастырех, без замужства.

Источник: [17.112]

Статья № 13
Летопись города Витебска (Dzieje miasta Witebska) (Список С. Г. Аверка), 1606

Въ лѣто 1606. Царь Димитрій женился на паннѣ Мнишекъ Сандомирской, и когда наша поляки пріѣхали съ нею въ Москву, то въ ту же ночь царь Димитрій былъ убитъ, а поляки наши, вмѣстѣ съ Мнишекъ, были позорно выгнаны.

Источник: [18.135]

Статья № 14
Избрант Идес и Адам Бранд, 1692–1695

Чусовая. Вогулы

Когда кто-либо захочет жениться, то должен выкупить невесту у ее отца; свадьба совершается почти без всяких церемоний, разве только приглашают и угощают ближайших друзей, после чего жених без дальнейших околичностей идет спать с невестой. У них нет жрецов. Женятся они на девушках не ближе четвертой степени кровного родства…

У этого народа курьезные свадебные обычаи. Когда кто-либо задумал жениться и говорит об этом девушке и ее отцу, ему сразу не говорят «да»; вместо этого будущий тесть спрашивает его: «Если у тебя есть средства заплатить за желанную и любимую, получай ее», и жених должен выплатить тестю 40–50 рублей, т. е. 300 любекских марок, за свою возлюбленную, и тогда дело сделано. Если же человек не имеет столько денег и не знает никого, кто дал бы их ему в долг, тогда он должен обходиться без жены; если же тотчас передает гестю условленную сумму, то получает свою любимую без всяких проволочек.

Но вот что разрешается жениху — он может, даже пока не выкупил невесту, ухаживать за ней и ласкать ее, когда же выкуп отдан, то она передается ему совсем и родители сами отводят ее закутанной в отдельный домик к нему. После того как эта сделано, собираются родные той и другой стороны, приносят подарки, веселятся по их обычаю на свадебном пиру с близкими друзьями, напиваются, объедаются, танцуют и поют хором до утра, и все хмельные разбредаются по домам.

вогулысвадьбыкровосмешениевыкупкалым

Источник: [17.131]

Статья № 15
Кн. Михаил Щербатов

лже-Дмитрий

Архивы Иностранной Коллегіи грамоты Розстригины, № 19, къ стр: 127.

Переводъ съ памяти съ Польскаго писма, что далъ Розстрига Яну Бучинскому, какъ ему говорити Розстригинымъ словомъ воеводѣ Сендомирскому, съ печатью его и за рукою.
   1е. Чтобъ воевода у Ксенжа и у Легата папина промыслилъ и побилъ челомъ о вольномь позволенiи, чтобъ ее милость панна Марина причастилась на обѣднѣ оть Патріарха нашего, по тому, что безъ того, вѣнчана не будетъ.
   2е. Чтобь панъ воевода послѣ обрученья тотъ часъ о томъ намь вѣдомо учинилъ одвуконъ, и перстень обручельной прислалъ бы не съ жильцомъ. и не съ слугою, но съ честнымъ человѣкомъ.
   3е. Чтобъ ее милость паннѣ Маринѣ поволено до Греческія церкви ходити, а набожество и чинъ свой вольно будешь держати, какъ похочетъ.
   4е. Чтобъ ее милость, панну Марину звали наяснѣйшею и всякую честь государскую воздавали, и чтобъ было во всемъ бережно.
   5е. Волосовъ бы не наряжала.
   6е. Чтобъ никто ее не водилъ, только панъ староста Сенатцкой, да Бугинской, или которой иной со племяни.
   7е. Промыслити о вольности, чтобъ Марина въ субботу мясо ѣла, а въ середубъ печеное ѣла.
   8е. Послѣбъ обрученья не ѣла ни съ кѣмъ, только особно, или съ воеводою, или съ воеводиною и съ хоружею, и служилибъ у ней крайчіе.
На подлинномъ подписано по Латынѣ
Императоръ
.

Марина Мнишекчин венчанияимператор Дмитрийлже-Дмитрий

Источник: [18.140]

Статья № 16
Авраам Рожнятовский (Дневник Марины Мнишек)

Дорожная карта «Царь Дмитрий-1 (-2)» авторства Мнишка-Сапеги

лжеДмитрий заключил с Ю. Мнишком брачный договор о женитьбе на его дочери, обещая Марине Мнишек отдать во владение Новгород и Псков, а тестю — Северские города и половину Смоленска... (Прим. ред.)

1606. Январь
Дня 3. Царь прислал в Краков деньги пану воеводе, то есть 300 000 золотых, а пану старосте саноцкому, сыну его, 50 тысяч золотых. С этими деньгами приехал пан Ян Бучиньский и Михаиле Толочанов, москаль. С ними царь прислал и те подарки, которые 5 января отдали...

Апрель
Дня 21. Третий ночлег в Смоленске. Вся та «москва» сопровождала царицу, из Смоленска при этом выехало их очень много. Народу было до нескольких десятков тысяч, которые челом били и соболей дарили. Чернецы же хлеб и образа выносили ей навстречу. Вся крепость, которая в Смоленске очень велика (Прояжённость стен 6,5 км, 38 башен — Прим. ред.), была по стенам уставлена стрельцами, а было их до 2 000. И оттуда ей также чернецы хлеб-соль и образа выносили.

Май
Дня 13. Резиденция Марины на Никитской (Въехала в город 12 мая — Прим. ред.).
В тот же день царица говорила с царем о приготовлении еды, что тех блюд, которые ей давали из крепости, она есть не могла. Поэтому к ней сразу послали посуду и польских кухмистеров и поваров, которые стали всего вдоволь готовить для нее, отдали им все ключи от кладовых и погребов. Государь послал также за фрейлинами, так как они сильно тосковали, боясь вечной неволи. Он обещал любую из них, кто пожелает, отпустить свободно в Польшу.

Дня 14. В воскресенье праздничное (Католическое — Прим. ред.) не было свадьбы по каким-то причинам, только царь всех родственников великолепно угощал в крепости.

Дня 15. Царь подарил царице шкатулку с драгоценностями, которых цена (как говорили) доходила до 500 000 рублей. Наказал дарить из нее всем, кому захочет. А пану воеводе дал 100 000 злотых и приказал их сразу отвезти в Польшу для уплаты долгов. Но не успели с ними выехать, а мы истратили уже из них некоторое количество.

Подарил также и сани, у которых крылья и оглобли обиты бархатом, расшиты серебром, у хомута подвешено сорок соболей. Конь в тех санях белый, узда серебром переплетена, с шапкой и капором, украшенными жемчугом. Сани обиты пестрым бархатом, попона на них красная, по углам с жемчугом, а в санях покрывала шерстяное и стеганое, лучшими соболями подшиты. И царица раздала из шкатулки немало драгоценностей панам приближенным.

В тот же день во втором часу ночи царица на этой карете переехала в крепость. А переезжали ночью, чтобы не было давки. Дети боярские и алебардщики шли пешком перед каретой.

Дня 18. Свершилась коронация царицы. Прежде чем царь и царица вышли из крепости, целовали оба корону и крест троекратно, и кропили их святой водой. После пошли в церковь. Разостлали по дороге парчу на красном сукне. Впереди несли очень дорогую корону, перед нею шли два архиерея с кадилами, за короной несли золотые блюда и другие церковные сосуды. Навстречу короне вышел из той церкви патриарх с несколькими епископами и, помолившись, внес ее в церковь.

Затем через полчаса двинулись в церковь остальные. Впереди шли полторы сотни дворян в парчовой одежде. За ними шли приближенные с бердышами, четыре дворянина, которые находились при царе, а пятый — с мечом. Затем принесли другую корону с крестом и скипетром.

Царь шел в короне и богатой одежде. По правую руку провожал его посол пан Малогощский, а по левую — князь Мстиславский. Возле царя шла царица, одетая по-московски, в богатую одежду, украшенную жемчугами и драгоценными камнями по вишневому бархату. Провожал ее с правой стороны пан воевода, отец ее, а с левой — княгиня Мстиславская. За нею шли паны приближенные и шесть москвичек, жен сенаторов. Как только они вошли, церковь закрыли.

Наших туда мало пустили, больше — «москвы». Совершалось это богослужение в соответствии с их обрядом. Пан воевода, будучи больным, быстро вышел. По совершении богослужения было утверждение брака и обмен перстнями, потом была коронация, unkcya more Gr [a ]eco. [Миропомазание по греческому обряду, лат.]132.

После совершения коронации паны сенаторы и бояре, все, кто присутствовал при том акте и находился в Москве (по заведенному порядку они входили в церковь), присягали — но вероломно — и, совершив присягу, целовали руку. Патриарх целовал в корону над челом. Совершалась эта церемония несколько часов.

При выходе у церкви и у лестниц бросали золотые деньги, «москва» билась за них с палками, в этой толчее ударили нескольких наших, особенно из посольской свиты, и оскорбленные, не проводив царя в крепость, они уехали по своим домам. Царь, подходя к своим слугам и увидев нескольких собравшихся вместе знатных поляков, приказал оросить им несколько португалов133. Но поляки не кинулись к деньгам, напротив, когда одному из них пара упала на колпак, он сбросил деньги на землю. Увидев это, царь не приказывал больше бросать деньги, так как «москва» за них давилась. В тот день ничего более не было, только коронация.

Смутное времялже-Димитрий и МаринаМосковский бунтдорожная карта «Царь Дмитрий»

Источник: [17.134]
Комментарии

Статья № 17
Яков Рейнтенфельс, 1671–1673

О крестьянах и рабах

Празднуя свадьбу, они ради веселья пронзительно играют на волынках, напиваются до потери сознания и пляшут в хороводах с уродливыми, даже крайне непристойными телодвижениями.

крестьянская свадьбасексуальные пляскидуховые инструменты

Источник: [17.146]

Статья № 18
Ян Стрюйс, 1668–1673

Москва
Что касается обрядов на свадьбах у вельмож, то вот те, которые соблюдаются чаще всего. Выбирают с одной и другой стороны по одной женщине, называемой свахой, которая заведует всем необходимым. В день свадьбы сваха невесты, сопровождаемая 50 или 60 слугами, более иди менее, смотря по ее знатности, одетыми в кафтаны или нижнее платье, составляющее их ливрею, несущими на головах все необходимое при обряде, сваха, как бы со свитой, идет в дом жениха, где она убирает комнату и ложе для новобрачных. Она раскладывает 40 ржаных снопов, которые жених позаботился приказать принести сюда вместе с несколькими кадками ячменю, овса и прочего зерна, а на снопы кладет постель для молодых; потом приказывает поставить все кадки вокруг постели, а также заботится обо всем необходимом...

свадьбы московских олигархов

Источник: [17.147]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,09