▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Похороны. Могилы. Поминовение → Обряд погребения, представления о паражизни. Могилы и поминовение → Иные этнические системы (XVII век)

69. Похороны. Могилы. Поминовение

69.1. Обряд погребения, представления о паражизни. Могилы и поминовение. Иные этнические системы (XVII век)

Котов, Ведомость, Олеарий, Роде, Гюльденстиерне, Идес и Бранд, Стрюйс

Статья № 1
Фёдор Афанасьевич Котов, 1623

Когда кто-нибудь у них (Аврамлян — Прим. ред.) умирает, они ставят его около своей мечети, подпирают вилами под горло, чтобы не упал, и он стоит до тех пор, пока не прилетит птица и не выклюет у него глаз. Если выклюет правый глаз, это значит, умерший — праведник, выклюет левый — значит, не угодил богу. Потом их хоронят в земле...

А другие мултанеи (Индийцы — Прим. ред.) мажут переносицу около лба жёлтою краскою. Если из них кто-нибудь умрёт, их вывозят за город или за посады в поле, где и сжигают на костре, а пепел развеивают. Говорят, что умерший пошёл, мол, на небо. Называются эти индийцы христианами.

Источник: [17.4]

Статья № 2
Ведомость о Китайской земле, 1669

А хто-де1 у них в Китаях умрет, и тем-де людем делают гробы дощаные, и великие и высоки, и красят всякими красками.

А жена-де и дети и род того умершаго в то время нарядятца в белое платье и провожают до мечатей, а с ними идет поп и говорит, неведомо что, и похороня-де того умершаго, род в том белом платье ходят до шти (шести) недель.


1 Прибавление частицы «де» показывает, что эти сведения взяты со слов другого человека, а не «изысканием» стольника и воеводы Тобольска Петра Ивановича Годунова. — Прим. ред.

Источник: [17.26]

Статья № 3
Адам Олеарий, 1634 (†1671)

Ливония. Эстонцы.

У этого народа отчасти весьма странные взгляды на загробную жизнь. Священник деревни у Риги сообщал, что латышская женщина положила в гроб к трупу своего мужа иголку и нитку. Когда ее спросили о причине этого поступка, она сказала: «Чтобы муж ее на том свете имел чем чинить свое платье, если оно разорвется, и не служил бы посмешищем для других людей».

Источник: [17.34]

Статья № 4
Андрей Роде, 1659

20 числа (апреля, Москва) были похороны г. Рютца (Финансиста посольства, московского ростовщика — Прим. ред.), на которые были посланы пятеро из нас, а именно: секретарь, толмач, гофмейстер, Петр Гуварт из Данцига и камердинер. Из них первые трое заехали сперва с полковником Бауманом (Датчанин на службе у Романовых) в слободу к Иоганну фон Дельдену и затем вместе с последним в дом Генриха Свелленгревера, то есть зятя покойного, куда принесли гроб два дня тому назад.

Все участники траурной церемонии уступали нам, как представителям посланника, почётное место не только здесь... [Так в тексте — Прим. ред.] и за столом, так как нас два раза весьма хорошо угощали, но и в церкви. Когда мы вошли в дом, то увидели, что в той комнате, в которой обыкновенно собираются мужчины, были накрыты три довольно длинных стола, тесно уставленных вареньями и другими яствами, предназначенными для завтрака. Кроме того, нам подавали холодный пивной суп из очень больших серебряных чашек, в которых лежало по ложке такой величины, что 6 подобных ложек, наверное, могли наполнить целый горшок, а затем пили согретое вино из маленьких серебряных кубков.

После завтрака, около двух часов, нас пригласили на вынос; повесили тело, покрытое по нашему обычаю черным сукном, между двух лошадей и повезли его на кладбище при нашей церкви, где хоронят без различия вероисповедания всех немцев. За телом следовали верхом все присутствовавшие без соблюдения особого порядка и затем с кладбища все опять поехали в кальвинскую церковь, где впереди были поставлены мягкие кресла для секретаря, толмача и гофмейстера, и здесь они слушали проповедь, текст которой «Да возлюбил Бог свет» был взят из третьей главы Иоанна.

Выслушав проповедь, мы опять поехали на кладбище, тело ещё не было погребено. Здесь снова было сказано слово о бренности людской, после чего опустили покойника в могилу.
Затем пастор поблагодарил от имени всей родни всех оказавших покойнику последнюю честь и попросил пожаловать ещё раз в упомянутый выше дом, чтобы принять участие в приготовленном там угощении.

Когда мы снова приехали туда, столы уже были покрыты и уставлены прекрасными кушаньями; блюда сменялись три раза, и угощение было превосходно. Говорят, что у здешних иноземцев всегда предлагают такое роскошное угощение при похоронах, вследствие чего несостоятельным у них приходится расходовать деньги выше своих средств, так как они не желают уступать другим.

Угощение продолжалось около трёх часов, и затем все поехали опять домой, за исключением представителей г. посланника, которых вместе с полковником Бауманом и фон Дельденом пригласили к Гордерту Герцу, где им предложили хорошее угощение.

Источник: [17.43]

Статья № 5
Аксель Гюльденстиерне, 1602

Принц датский Ганс, девятнадцатилетний жених Аксиньи (дочери Годунова), прибыв в Москву в конце сентября 1602 года, 15 октября заболел и через 10 дней умер. Годунов передал датчанам, что те могут похоронить его в Москве по их обряду, в лютеранской церкви.

Однако, видя ясно, что [русские] не хотят, чтоб герцог был похоронен в городе в которой либо из этих монастырских церквей, а предпочитают, чтоб тело его было погребено в церкви Немецкой слободы, мы спросили его мнения относительно того, можно ли устроить его похороны в немецкой церкви...

В этот день приготовлены были всякие душистые снадобья и травы, а также клеенчатая простыня и первый деревянный гроб, в кои было положено [тело] покойного герцога Ганса.

...в город мы не могли купить ни локтя, по той причине, что царь, в самую ночь после кончины герцога, приказал доставить во дворец всё бывшее в продаже в городе чёрное сукно и шёлковую материю. На это дьяк отвечал, что мы ни за что не должны покупать ни малейшей [вещи] из того, что нужно, ибо царь ни за что этого не допустит, но желает сам принять на свой счёт всё то, что потребуется для погребения герцога Ганса. Затем нам тотчас же прислали на подворье 10 кусков черного английского сукна и вместо черной шёлковой материи (которой русские не употребляют) несколько кусков чёрной китайки. Китайка делается из бумаги.

31-го Октября. В этот день [тело] герцога Ганса, цельное, невскрытое, было набальзамировано доктором Иоганном Хилькеном, врачом его царского величества, доктором Енсом Муле и лейб-медиком и цирюльником покойного герцога Ганса мейстером Давидом Шёне. [Тело] было завернуто в упомянутую клеенчатую простыню с травами, [растительным] маслом, салом и другими пахучими снадобьями, и положено в вышесказанный еловый гроб; под голову герцога [положены] две подушки, [а тело] кругом подоткнуто другими подушками, набитыми хмелем, полынью, ирисом и другими травами. Затем гроб был поставлен на означенные две лавки, и над ним устроено небо и подвешена простыня...

9-го Ноября вышесказанный еловый гроб с телом был вставлен в медный гроб, снаружи весьма хорошо обитый жестью (буквально: «вылуженный»). В медном гробу с одного конца было отверстие, чтобы вдвинуть деревянный гроб; снизу задвигалась медная дверца, которая [когда вставили деревянный гроб] была плотно забита, и затем медный гроб был снова поднят и поставлен на упомянутые лавки...

22-го Ноября мы послали к Афанасию Михеля-толмача поговорить о колоколах [немецкой церкви], которые должны были звонить, вместе [с прочими], на похоронах герцога.

23-го Ноября относительно колоколов Афанасий послал нам сказать, чрез Герлофа До, что они давно уже должны были по приказанию царя быть посланы [в немецкую церковь], так как царь давно уже распорядился об этом, и [что он] весьма охотно разрешает [звон], но [что] патриарх и епископы противятся сему так упорно, что [и] поныне [еще] дело не состоялось.

Дьяк и со своей стороны обещал, что это будет сделано. Однако он просил нас, чтобы царю не было поставлено в вину, если после погребения он прикажет вернуть эти самые колокола обратно из немецкой церкви...

24-го Ноября вышеупомянутый медный гроб вставлен в крепкий дубовый гроб и плотно заколочен и обтянут кругом чёрным бархатом, под днищем же обит кожею. Гроб был окован по всем осьми рёбрам серебряными позолоченными полосами, прибитыми посредством маленьких гвоздей с позолоченными головками. Сверху на гроб прибита серебряная дощечка с вырезанным на ней позолоченным распятием, под руками которого вычеканен в серебре и позолочен — с одной стороны отцовский, с другой материнский его герб. В каждом углу на крышки [находился] вычеканенный из серебра и позолоченный херувим. По бокам гроба, ниже крышки, было тоже по позолоченному херувиму, но ниже, к днищу, их не было. Под распятием, на серебряной пластинке, был вырезан его титул, год, месяц и место рождения, а именно в 1583 г., в Июне месяце, в Горслевгусе, а также его хвала.

С каждой стороны гроба было по три скобы в виде крепких рукоятей, настолько больших, что за каждую из них могли ухватиться четыре руки. Бахрома, которою были обиты скобы, была позолочена, так же как и концы скоб, сидевшие в этой бахроме.

Этот гроб и [его] убранство чрезвычайно понравились русским...

Первыми за телом ехали верхом обергофмейстер Аксель Гюльденстиерне, Аксель Браге и Христиан Голк. За ними ехали унтер-гофмейстер Генрих Вульф и секретарь доктор Георг Вебер. За ними следовало более 60-ти-80-ти саней, битком набитых русскими боярами, и кроме того 3 000 стрельцов. Собственно, русские утверждали, что [стрельцов было] более 9 000, но на самом деле их не было более, чем указано. Упомянутые бояре провожали тело до места погребения. Все бояре присутствовали также в церкви до погребения тела и до окончания всей [церемонии].

Последние слова принца: «Быть может, Бог не хочет оставить меня среди этого нехристианского народа, дабы я не был совращён в их неправедную веру»

Источник: [17.45]

Статья № 6
Избрант Идес и Адам Бранд, 1692–1695

Китай. Цицикар. Как они кормят покойников

Покойников они оставляют на три дня дома, затем опускают их в могилу, на бугре, в огороде или на поле; после чего близкие ежедневно ходят на могилу, в головах которой оставлено отверстие, и приносят покойнику всяческую еду и питье. Они кладут еду при помощи особо сделанной для этого ложки в могилу, у рта покойника; питье же всякого рода в маленьких оловянных чашках расставляют вокруг могилы. Они делают это в течение нескольких недель, после чего закапывают смердящий труп глубже в землю.

Китайокормление трупов

Источник: [17.131]

Статья № 7
Ян Стрюйс, 1647

Мадагаскар
Когда умирает человек, пользующийся уважением, то близкие и друзья, обмывают его и убирают серьгами и браслетами, кораллами и другими мелкими украшениями, потом завертывают в тонкую одежду и так несут его в циновке к могиле; но людей более знатных предают земле с большими затратами. Когда знатный умирает, его, как и других, обмывают и кроме того стригут волосы, а женщинам надевают шапку и украшают многими драгоценностями.

Тем временем приходят слуги вместе с родственниками, женами, детьми, рабами и рабынями и оплакивают покойника и громко кричат, так что слезы катятся по щекам. Другие вспоминают славные подвиги покойного, иные бьют в барабаны и литавры, во время чего некоторые начинают благопристойные пляски.

Потом они обращаются к мёртвому, как к живому, вопрошают и говорят: «Как же ты умер? Разве ты в чем-нибудь испытывал нужду? Разве у тебя похватало скота, золота, серебра, железа и других вещей?» и так далее. После того как они целый день так плачут и пляшут над мертвым, к вечеру закалывают нескольких животных, жарят их и съедают.

Перед мертвецом всё время горит огонь, тело кладут в гроб из двух выдолбленных из дерева колод, покрывающих одна другую, и относят в приготовленный для того дом или хижину, где опускают в могилу, приблизительно в шесть футов глубины, куда спускают корзину с рисом, кружку с табаком, глиняную миску, жаровню, платье и пояс, вместе с съестными припасами, которые понадобятся покойному в пути на тот свет. Наконец приваливают к двери тяжелый камень и приносят в жертву животных, чтобы чёрт или злой дух не учинил препятствий покойному по дороге в рай. Они обычно просят у покойного во время болезни совета и потом вызывают его дух и спрашивают его...

Сиам
Они не хоронят своих мертвецов, а торжественно сжигают их с большими издержками, каждый по своему состоянию, и некоторые с роскошью, которая обходится в несколько тысяч реалов. Но еще больше уходит на годовые ренты, завещанные монастырям, и на построение церкви (если их род таковой еще не выстроил) или пирамиды и колонны в честь умершего над его прахом, что кажется невероятным тем, кто этого не видел.

Бедных людей или рабов, у которых ничего нет (часто они все уже принесли в жертву богам), сжигают и устраивают остальное за счёт монастырей, на что эти братцы научались расходовать весьма мало.

Умерших от нечистых или особенных болезней (как детская оспа и лихорадка) или скончавшихся в детском возрасте не сжигают, а бросают в воду или выносят в поле на съедение рыбам или птицам поднебесным. Говорят, что умершие от болезней, которые считают нечистыми, не достойны сожжения и церемоний; что же касается детей, то у них ещё не было разума, чтобы почитать бога и молиться ему.

похороны в Африкепохороны по рангупохоронные трации Сиамасожжение трупов

Источник: [17.147]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,075