▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Похороны. Могилы. Поминовение → Обряд погребения, представления о паражизни. Могилы и поминовение → Славяне и российские этносы (XVII век)

69. Похороны. Могилы. Поминовение

69.1. Обряд погребения, представления о паражизни. Могилы и поминовение. Славяне и российские этносы (XVII век)

Карлейль, Корб, Коллинз, Мейерберг, Петрей, Олеарий, Витсен, Койэтт, Роде, Гюльденстиерне, Корб, Котошихин, Идес и Бранд, Родес, Шаум, Шлейссингер, Рейнтенфельс, Стрюйс, Тайный приказ

Статья № 1
Чарльз Карлейль, 1663–1664

Москвитяне хоть и не признают чистилища, тем не менее, они признают два места, где души, отделенные от тел, находятся в ожидании суда. Одно для душ праведных, где как они думают, они беседуют с ангелами, полны удовольствия и наслаждения. Другое для грешников, где они пребывают с демонами. Священники из-за прибыли убедили народ, что их молитвами и воскурением можно отвратить души грешников от пути в ад и направить в рай.

В обряде погребения они соблюдают много глупостей, в чём они, конечно, подражают грекам: они имеют обыкновение нанимать людей для того, чтобы они вопили во всеуслышание в продолжение того, как несут покойника на кладбище. Вместе с покойником они кладут одежду и деньги, из страха, чтобы ему ничего не доставало во время его длинного путешествия в другой мир.

Если покойник был добрый человек, то, по обычаю в греческой церкви, священник влагал ему в руки свидетельство, адресованное к Св. Петру или патрону Св. Николаю. Затем его хоронят, если это случалось не зимою; в противном случае, вследствие сильного холода, они имеют обыкновение сваливать своих мертвецов в колокольни своих церквей, которые и находятся здесь, без всякой порчи, до апреля месяца, когда погода бывает теплая. Тогда всякое семейство выносит своих покойников и заботится о их погребении.

После погребения родители и близкие родственники покойного имеют обыкновение веселиться. Делают они так из подражания грекам, которые этим выражали свою радость, что покойник освободился уже от несчастий на этом свете. Затем священник в продолжение сорока дней ходит на могилу покойного, воскуряет фимиам и молится о спасении его души. Кроме этого, ежегодно после Пасхи совершается в честь мёртвых много церемоний, которые положительно смешны.

Источник: [17.11]
Комментарии

Статья № 2
Иоганн-Георг Корб, 1698–1699

Мы смотрели на проходившую мимо нас процессию похорон одного боярина из Посольского двора. К скорби жены и её родственниц присоединили наёмные слёзы многие женщины.

Источник: [17.1]

Статья № 3
Самуэль Коллинз, 1658–1666

Русские похороны странны: немедленно после смерти везут тело в церковь, где оно стоит недолго, а потом хоронят на кладбище. Жена умершего обязана голосить и других нанимает для того же. Но этот обряд имеет мало основания, потому что обычай, а не любовь, заставляет ему следовать... Русские думают, что похороны тем великолепнее, чем больше женщин голосит...

Женщины жалобным голосом кричат (так, как ирландцы О hопе): «Ах! Ты моя душенька (Timminny Dooshinca). Милый мой! Зачем ты меня покинул! Не я ли тебе во всем повиновалась! Не пеклась ли я о твоем доме? Не рожала ли я тебе детей-красавцев! Уж у тебя ли не всего было вдоволь?» Или так: «Тебе ли было умирать? Жена у тебя красавица! Дети прекрасные! Всякого добра у тебя было много! Вдоволь платья и водки!» Как скоро кто умрет, так отворяют окна, ставят чашу с святою водою, чтобы душа покойника в ней купалась, и блюдо с кашей в головах мертвого для того, чтобы он утолил голод, готовясь к долгому пути.

Потом надевают на ноги покойнику черные сапоги, кладут ему в рот несколько копеек (Copeakes), а в руку дают письмо (От Митрополита — Прим. ред.) к Николаю Чудотворцу, в котором описаны жизнь и поведение покойного.

Тем, которые умерли без покаяния, соборования, отказывают в христианском погребении. Убитых или замерзших привозят в Земский Приказ (Zemzky precaus), куда эти и многие подобные случаи относятся, и там выставляются тела на три или четыре дня. Если сыщутся какие-нибудь родственники или знакомые, то они их увозят; в противном случае тела отсылаются в большое подземелье со сводами, которое называется Божьим домом (Bosky or Boghzi Dome (i.e., God’s House)); там складывают от ста до двухсот трупов и оставляют до весны (Midsummer), а весною приходят попы, погребают их и засыпают землей...

Тридцать дней после погребения родственники приходят читать Псалтырь над могилою, выстроив небольшой шалаш из рогож, чтобы защититься от непогоды, но значение этого обряда для меня непонятно.

Источник: [17.10]
Комментарии

Статья № 4
Альбом Мейерберга, 1661–1662

Хотя московиты обыкновенно любят выказывать свое тщеславие во всех публичных случаях, но похороны покойников они устраивают с большим суеверием, чем с пышностью. Как скоро тело обмыто особенно для этого определенными людьми, то его, закутав въ саван, кладут в гроб, и когда отвозится тело на кладбище, то пред ним идут женщины из родни покойника с распущенными волосами и поют или, вернее, завывают с диким воплем.

Им предшествует священник, несущий икону, особливо уважавшуюся покойником, и несколько священнослужителей, а потом идут в великом числе родственники и друзья его, имеющие в руках зажжённыя восковыя свечи.

Придя на кладбище (вне котораго хоронят только скоропостижно умерших или отлучённых от церкви), открывают гроб еще раз и все предстоящие прощаются с покойником, целуя его; после этого тело предается земле, причём наблюдается за тем, чтобы непременно лицо было обращено на восток.

Альбом Мейерберга, 1661-1662. Обряд похорон в Московии

Описание на рисунке:

«Переведённая на немецкий язык подорожная, которую высокого и низкого чина духовныя лиц, за плату, суют в Москве мертвецам в пальцы, в виде напутствия.
На другой день попы у гроба едят смесь мёду, пшеницы, смокв и сахару, носящую название кутьи (вид жертвы).

«Мы NN, епископ и священник здесь в N, сим свидетельствуем, что настоящий N у нас жил, как истинный греческий христианин, и, хотя он иногда Бога и гневил, но он покаялся в своих гргьхах, получил прощение и св. причащение во оставлении грехов.
Он правильно чтил Всемогущаго Бога и его святых, а равно как следует постился и молился.
Он же ко мне N, своему духовному отцу, во всем относился хорошо, так что я ему совершенно простил его прегрешения. Поэтому я и дал ему с собою эту подорожную, дабы он показал ее св. Петру и другим святым и безпрепятственно пропущен был во врата вечной радости...»

письмо в Райпропуск через Стикс

Источник: [17.31]

Статья № 5
Пётр Петрей, 1601–1605, ...1613

Если больной не выздоровеет, а умрёт, берут его с постели, кладут на лавку, омывают как можно тщательнее, надевают на него чистую сорочку, полотняные штаны, новые красные сапоги и обвивают в белое полотно, покрывающее всё тело и сделанное вроде рубашки с рукавами, складывают ему крестообразно руки на груди, сшивают полотно у изголовья, также на руках и ногах, и кладут его в гроб, который и ставят на похоронные носилки до другого дня.

Погребальный обряд. Из книги Т. Вармунда. Древнерусская жизнь в картинках на сайте www.booksite.ru
Погребальный обряд. Из книги Т. Вармунда. Древнерусская жизнь в картинках на сайте www.booksite.ru

Приводимая гравюра Вармунда является, на мой взгляд, почти зеркальной почти копией рисунка из Альюома Олеария (см. след. статью)

Если это был богатый человек или дворянин, носилки покрываются бархатом или дорогим сукном. Если же это человек не зажиточный или бедняк, то покрывают носилки его собственным кафтаном из холста или другой плохой материи, так и несут его на кладбище.

Впереди его идут четыре девушки, близкие подруги покойника, под белыми покрывалами на головах и лицах, чтобы их не видали; они беспрестанно и громко кличут, кричат и воют, точно какие волки или собаки, и спрашивают покойника, зачем он умер. Разве не было у него нежной жены и благочестивых детей? Разве не вдоволь было у него кушаньев и напитков? Разве чего не доставало ему, что не хотел пожить подольше, а так скоро расстался с ними? И тому подобные бредни, которые нечего и писать: все это исполняют они плаксивым и завывающим голосом.

Думаю, что всему этому они научились у греков, которые исполняли такой же обряд над покойниками, именно: на другой день по смерти кого-нибудь собирались на самом рассвете к умершему женщины, начинали плакать и вопить, бить себя в грудь, царапать себе лицо, рвать у себя волосы, так что жалко было смотреть.

Исполнив это как следует, добросовестным образом, те, у кого здоровое горло и грубый голос, первые начинали вопить, стонать, плакать, рыдать: то заведут на самый высокий лад, то что-то залепечут ртом, то остановятся и замолкнут, а потом начнут пересказывать добрые дела покойника от самого его рождения до смерти.

Возле девушек, по обе стороны гроба, идут священники и монахи со своим фимиамом, откуривают всех злых духов, чтобы они не утащили трупа и при том поют: «Святый Боже, святый крепкий!» За ними беспорядочною толпою плетутся отец с матерью, братья, сестры, жена, дети, друзья и родные покойного, плачут, рыдают, вопят и жалеют о покойнике, что он скоро умер. У каждого зажжённая свеча в руке.

Пришедши с покойником в церковь, ставят гроб пред алтарем и оставляют там стоять его несколько дней. Если покойник человек знатный, гроб его сторожат днём и ночью, зажигают свечи, священники и монахи поют, окуривают гроб ладаном и миррой и окропляют раз в день святою водою, пока не исполнится восемь дней.

Перед тем как опускать в землю покойника, они поют: «Святый Боже, святый крепкий», — а потом длинную песнь о Троице, «Отче наш», некоторые псалмы из Псалтыря Давида, также и другие песни и антифоны, которые принято у них петь об умерших, некоторые гимны и аллилуйя. После того священник читает несколько изречений из св. Павла, например: «Не хощу вас, братие, не ведети о умерших, да не скорбите яко же и прочий, не имущий упования». Читает также и Евангелие, в котором Христос воскрешает сына наинской вдовицы, после того поют Никейский Символ, и в это время подходят к гробу родители покойного, братья, сёстры, жена, дети, друзья, родные и все присутствующие, целуют его на расставанье, прощаются с ним, потому что дольше ждать ему нечего, а пора и в дорогу.

Когда окончится это и Символ веры будет пропет, несут гроб к тому месту, где должен быть погребен покойник, в церкви ли или на кладбище, а священники и монахи поют другую заупокойную песнь. Когда споют и её, к покойнику подходит священник, читает молитву, потом просит у него прощения, в чём согрешил перед ним, и кладёт ему в правую руку бумагу такого содержания, что усопший, которого надобно теперь опускать в могилу, жил хорошо, честно и по-христиански в здешнем мире, во всём, как следует, примирился с священником, простившим ему все грехи, проступки и беззакония в слове, в деле и помышлении, а потом получил благословение и приобщился. В знак того священник даёт ему эту разрешительную грамоту, которую он предъявит св. Петру, чтобы этот без всякой остановки отворил ему райские двери и впустил его.

После того закрывают гроб, опускают его в могилу и поют другие песни. Священник берет лопату и три раза бросает земли на покойника, то же делают и все присутствующие, плачут, вопят, рыдают, причитая: «Ты не хотел дольше оставаться с нами, так возьми себе этой земли и прощай!»

Когда труп таким образом похоронят, все поедут вместе, крестятся, опускают головы вниз, смотрят на образа, сначала на образ Христа, потом Девы Марии, Петра, Николая и другие, какие есть в церквах, потом идут домой, веселятся и радуются в память усопшего, то же делают и на третий день после похорон, также на девятый и двадцатый день.

Когда же исполнится сорок дней, все друзья и родные покойного сойдутся вместе, созовут монахов, священников и всех, бывших на похоронах, и приготовляют о душе умершего особенное блюдо из святого благословенного хлеба, которое называется у них кутья и Proschura; наконец каждый год служат по нём обедню в самый день его смерти.

Бедных и простых хоронят точно таким же образом, только не так долго стоят в церквах, как богатые, а зарывают в землю как можно скорее.

Печаль продолжается не долее шести недель: по прошествии их вдова может выйти за другого мужа, а вдовец жениться на другой, какая ему понравится, только не прежде окончания шести недель печали, а то их засмеют друзья и родные покойной или покойного.

Источник: [20.26]

Статья № 6
Адам Олеарий, †1671

24 мая (1634 г.), в субботу перед Троицею, я отправился в русскую Нарву посмотреть, как русские поминают своих умерших и погребенных друзей. Кладбище было полно русских женщин, которые на могилах и могильных камнях разложили прекрасные вышитые пёстрые носовые платки, а на эти последние ими были положены на блюдах штуки 3 или 4 длинных оладий и пирогов, штуки 2 и 3 вяленых рыб и крашеные яйца. Иные из них стояли, другие лежали на коленях тут же, выли и кричали и обращались к мёртвым с вопросами, какие, говорят, приняты на похоронах у них. Если проходил мимо знакомый, они обращались к нему, разговаривали со смеющимся ртом, а когда он уходил, снова начинали выть.

Похороны в Московии. Источник [17.33]
Похороны в Московии. Источник [17.33]

Между ними ходил священник с двумя прислужниками, с кадильницею, куда он временами бросал кусочек воску, и окуривал могилы, приговаривая несколько слов. Женщины говорили попу (так называют они своих священников) подряд имена своих умерших друзей, из которых некоторые уже лет 10 как умерли, другие читали имена из книги, некоторые же давали их читать прислужникам, а поп должен был повторять их. Тем временем женщины наклонялись к попу, иногда знаменуя себя крестным знамением, а он помахивал против них кадильницею.

Женщины тянули и тащили попа с одною места на другое, и каждая желала иметь преимущество для своего покойника. Когда это каждение и моление, которое поп совершал с блуждающим лицом, без особого благоговения, бывало закончено, то женщина давала ему крупную медную монету, вроде зесслинга по-голштински или 6 пфеннигов в мейссенской монете. Пироги же и яйца слуги священника забрали себе, дав кое-что из них и нам, немцам, смотревшим на это зрелище. Мы их, в свою очередь, роздали бедным детям.

О погребении

Что касается похорон у русских, то таковые происходят, как и все их публичные действия, с весьма многими церемониями. Как кто помрет, сходятся ближайшие друзья его и помогают женщинам чрезвычайно громко выть и вопить. Они становятся кругом трупа и спрашивают: «Отчего он умер? разве чувствовал он недостаток в еде, питье, одежде или чем-либо подобном? разве жена его недостаточно была хороша, молода, прекрасна и верна?» и т. д. Эти же жалобы повторяются у могилы, где предполагается зарыть данное лицо. Нечто подобное происходит на могилах в определенное время года, как о том подробнее рассказано выше.

Тотчас же посылают за священником и дарят ему пива, мёду и водки, прося помолиться за душу умершего, чтобы ей было хорошо. Труп моют, одевают в белую полотняную одежду, надевают ему башмаки из тонкой красной кожи, кладут руки крест-накрест и затем кладут его в гроб (таковые продаются у них открыто во многих частях города; они срублены из целых деревьев и различной величины), после чего накидывают на гроб покрывало, иногда — кафтан покойного. Гроб приносят в церковь, и если покойник был человек знатный, то он остается в церкви зимой в течение 8 дней. Здесь священник ежедневно окропляет его святой водой, окуривают его миррой, поет при этом и служит заупокойные обедни за души усопших.

Вынос тела происходит таким образом. Покойника несут 4 или 6 человек; если умерли монахиня или монах, то монахини и монахи должны нести гроб. Перед покойником идут несколько закутанных женщин из числа ближайших друзей покойника, поднимая весьма жалкие вопли и крики. Иногда они громко кричат, иногда они несколько останавливаются, то они опять начинают причитать и жалуются на слишком раннее отшествие их друга, говорят, что лучше было бы, если бы он пожил дольше, так как он был человек благочестивый и дорогой для них. В то же время несколько попов, идущих впереди покойника и за ним и несущих иконы и кадильницы, поют что то, причём в их пении можно разобрать лишь слова: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный».

За покойником следуют ближайшие друзья и добрые знакомые, притом без всякого порядка, целой гурьбой. У каждого в руке по восковой свече. По приходе их к могиле и по установке покойника на место, гроб раскрывается и на покойника ещё раз кадят.

Над ним держат икону, которую он, в честь своего святого, особенно почитал, священник читает молитву и часто повторяет следующие слова: «Господи, помяни эту душу»; кроме того, читаются еще и некоторые изречения по чину греческой литургии.

Оставшаяся вдова в это время стоит у тела и её печальный крик ещё раз раздаётся с повторением вышеприведенных вопросов. Потом друзья, вместе с ней, подходят к гробу, целуют его, а иногда, под конец, и самого покойника и затем отступают в сторону.

После этого подходит поп и даёт мертвецу паспорт (Pass) в могилу. Этот паспорт за деньги покупается в Москве у патриарха, а в иных местах у митрополитов и архиепископов; в случае же отсутствия этих последних — у попов.

Паспорт составлен в таких выражениях:

«Мы, NN, епископ и священник здесь в N, исповедуем и свидетельствуем сим, что настоящий N жил у нас как истинный православный христианин. И хотя он иногда и грешил, он все-таки покаялся в своих грехах, получил разрешение и принял св. причастие во оставление грехов. Он правильно чтил Бога и святых его, постился и молился, как следует. Со мной, N, своим духовником, он во всем примирился, так что я вполне простил ему вси грехи его. Поэтому мы и дали ему в дорогу этот паспорт, чтобы он мог показать его св. Петру и остальным святым, дабы беспрепятственно быть впущенным в двери радости»

Этот паспорт подписан патриархом, епископом или попом, снабжен печатью и кладется покойнику меж двух пальцев. Простоватые люди думают, что этот паспорт, точно рекомендательное письмо, имеет большое значение для того света. На самом деле, он больше всего на пользу священникам, которые получают за него деньги. Подобный паспорт упоминается Гвагнином, «De religione Moscovitomm», гл. II, стр. 174.

Как только паспорт передан мертвецу, гроб закрывается и закапывается. Они ставят всех мертвецов так, чтобы они лицом были обращены к восходу солнца. После того как покойник похоронен, окружающие крестятся перед иконами и направляются опять домой. Друзьям устраивается траурный пир, здесь запивают горе, и обыкновенно мужчины и женщины, сильно охмелевшие, возвращаются домой.

Русские печалятся о своих мертвецах шесть недель, причём в это время богатые устраивают большие пиры, приглашая наряду с друзьями и всех священников, присутствовавших на похоронах. Они пользуются для этой цели третьим, девятым и двадцатым днями; однако почему они берут именно эти, а не иные какие-либо дни, о том я ничего не мог узнать до сих пор у русских...

Над местом погребения или могилами тех, у кого есть некоторые средства, на кладбищах устраиваются небольшие хижины, в которых можно стоять человеку; они обыкновенно завешаны циновками. В них через каждые шесть недель поп, капеллан или монах должен ежедневно утром и после полудня читать некоторые псалмы Давидовы и несколько глав из Нового Завета ради спасены душ умерших.

Источник: [17.34]

Статья № 7
Николаас Витсен, 1664–1665

Под Ригой

Когда я в тот день для развлечения пошел гулять, то увидел на полях кости сотен убитых, непохороненных русских, ямы, полные трупами, многие едва покрытые землей. Это осталось от недавней осады города, во время которой сам царь (Алексей Романов — Прим. ред.) с войском около 200 тысяч человек находился под Ригой.

Тверь, 13 января 1665

Могилы здесь покрыты белыми плитами, которые лежат на каменных валиках, на некоторых — маленькие деревянные домики (Дохристианский обычай — Прим. ред.).

Источник: [17.39]

Статья № 8
Бальтазар Койэтт, 1676

Идею смотрящих Дортмунда о сохранении соотношений классов меж населенцами и в загробном мире, то есть идею о своём вечном превосходстве, «божественной» избранности Иеговой-Богом-Отцом, московские хомотриалы проглотили «на раз»

Усыпальница московских

Во вторник, 9-го июня мы вчетвером (После посещения Коломенского — Прим. ред.)... отправились в Новоспасский монастырь (За Таганкой, на Крутицком холме — Крестьянская площадь, 10 — Прим. ред.), где прошли к казначею монастыря, также монаху. Он водил нас повсюду, даже под церковь, в сводчатые подвалы, где был сильный холод.

Новоспасский монастырь, http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/3/3c/Novospassky_Monastery-3.jpg
Новоспасский монастырь

В этих подвалах мы видели до сотни гробниц, изящно украшенных. На каждой гробнице находилась крышка из брёвен, на которой лежало покрывало из материи, с вышитым на нем крестом. Это место служит для погребения высших князей государства. Здесь лежат братья и предки нынешнего царя и другие Черкесские и Сибирские князья.

Когда его царское величество или патриарх приходит сюда, на гробницы кладут драгоценные покровы, равно как и в праздники или в дни именин, когда покрывается гроб того, чьи именины.

На некоторых из этих гробов я видел такие покровы, которые были из красного бархата, подбитые светло-голубою или иною тафтою, а вокруг с Русскими буквами из жемчуга, приблизительно в пядень длиною. Кресты состояли из круглых выпуклых золотых блях с добрый серебряный дукат величиною; на них были вырезаны их святые и вокруг они были обсажены жемчугом. На некоторых [крестах (?)] видны были оба шара, т. е. небесный и земной, на иных и солнце и месяц, или Русские буквы, все из красивого жемчуга; там были [кресты], стоившие, вероятно, много тысяч рублей.
Потом мы осмотрели всё, что было достопримечательного в монастыре и снова вернулись домой, вполне довольные виденным...

Похороны Алексея М. Романова

О болезни и смерти царя — см. ст. 13 в 20.60.17.s

От двора патриарха или праотца потянулась процессия духовных, с патриархом, митрополитами и архиепископами во главе, вверх по лестнице, во дворец. Отсюда они вышли, неся тело покойного государя, часов в 11, в следующем порядке. Прежде всего, мы увидели человек триста или четыреста священников в великолепном золотом и серебряном парчёвом облачении; все они пели и в руках держали горящие восковые свечи. Пучки восковых свеч в то же самое время в огромном количестве были брошены в народ для раздачи.

Затем явился патриарх, с митрою на голове, в сопровождении двух знатных вельмож; перед ним несли большое красное шёлковое знамя с изображениями различных святых. За патриархом или праотцем шли митрополиты, архиепископы, епископы и проч., все в богатых облачениях и белых золоченых митрах.

За ними несли крышку гроба, покрытую дорогим, красного золота, парчёвым покровом; её несли несколько вельмож все в чёрном одеянии. Далее бояре, под жёлтым, золотой парчи балдахином, несли гроб с телом почившего государя. Вокруг гроба несли много восковых свеч, которые были в руках у всех вельмож, а также кадила, которые окуривали тело благовонными травами.

Почти невероятно, какой плач и какие рыдания раздались в толпе народа при виде государя в гробу. Крики и вопли присутствовавших, казалось, могли бы даже облака разорвать; можно было подумать, что, со смертью этого государя, подданные лишились единственного своего утешения и надежды.

Новый царь, одетый в чёрное, следовал, с обнажённой головою, в носилках, покрытых чёрным сукном. Рядом с ним находились самые старшие вельможи страны, ближние бояре, лица которых выражали сильнейшую скорбь о смерти государя. За ними следовала царица, также в закрытых носилках, покрытых чёрным сукном, её свиту составляли множество царевен, боярынь и боярышень.

Вся эта процессия направилась в церковь Архангела Св. Михаила, вблизи дворца, где гроб с большими церемониями поставили в общую усыпальницу великих князей или царей Московских. Тело стояло здесь ещё недель около шести, пока его не предали земле1.

Обычный порядок похорон в Москве

Что касается Русских, то у них похороны происходят со многими церемониями, подобно всем другим их действиям. Когда кто-либо помирает, сходятся ближайшие друзья, и женщины помогают друг другу громко кричать и плакать. Они располагаются вокруг покойника и спрашивают, почему он умер, недоставало ему разве еды, или питья, или одежды: и разве жена его недостаточно была и добра, и красива, и молода, и верна; и многое другое в том же роде.

Эти жалобы говорятся у могилы, когда тело должно опускаться туда, а также в известные времена года на могиле2. Посылают также священнику в подарок пива, мёду и водки, чтобы он помолился за благополучие и спасение души того, кто умер.

Покойник сначала хорошо омывается и кладётся в белую полотняную одежду. Ему надевают и башмаки из тонкой красной кожи и затем его кладут, с крестообразно сложенными руками, в гроб, выдолбленный из одного дерева. Такие гробы в разных местах города открыто продаются, большие и малые. Если покойник богат, то на гроб кладут бархатную одежду или же его кафтан.

Тело несут 4 или 6 человек, а если умер монах или монахиня, то монахи или монахини должны нести его. Перед покойником идут несколько женщин из ближайшего родства, с покрытыми головами, обращая на себя всеобщее внимание воем и криками, причём они то останавливаются, то снова начинают все вместе кричать, жалобясь на безвременную смерть своего друга или на то, что ему не пришлось пожить дольше, хотя он и был так честен и благочестив.

Несколько священников, идущих впереди и позади покойника, неся иконы и кадильницы, поют тем временем — при чём, однако в пении их ничего иного не слышится, как «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный»! Ближайшие друзья и хорошие знакомые следуют за покойником не в порядке, но как придется; каждый держит в руках восковую свечу.

Прийдя к могиле и положив покойника, они снимают крышку с гроба и начинают ещё больше кадить на покойника. Икона, которую он уважал как святыню при жизни, держится над ним, в то время как священник молится и часто говорит эти слова: «Господи, помяни добром его душу». Затем читаются несколько изречений, согласно обряду Греческой литургии.

Оставшаяся вдова, тем временем, стоит над телом и при этих словах ещё раз поднимает свои вопли и крики. Затем помимо вдовы, ещё друзья подходят к крышке и прикладываются к ней, а иногда и к покойнику, и, попрощавшись с ним, отходят обратно.

Священник затем подходит ко гробу и дает покойнику паспорт или подорожную, которую нужно купить за деньги в Москве у патриарха, в других местах у митрополитов и архиепископов, а если их нет, у священников («индульгенция по-русски).

Эта грамота следующего содержания:

Мы, N.N., епископ или священник этого места, сим исповедуем и свидетельствуем, что сей N.N. жил у нас как истинный православный христианин. И хотя иногда он и впадал в грехи, но всегда потом каялся в своих прегрешениях, получал разрешение и принимал св. причащение во оставление грехов. Он правильно чтил Бога и святых его, постился и молился, как полагается. Он предо мною, N.N., своим духовником, исполнял все так хорошо, что я вполне простил ему его прегрешения. Поэтому мы и дали ему эту подорожную с собою, чтобы он показал ее св. Петру и другим святым и нашел бы без помехи вход во дверь блаженства3.
.

Этот паспорт подписывается патриархом, епископом или священником, запечатывается и кладется покойнику между двух его пальцев

Затем гроб закрывается и опускается в могилу. Они хоронят всех своих покойников головою к западу, чтобы лицо их могло видеть восходящее солнце. Когда покойник похоронен, окружающие крестятся перед иконами и расходятся. Для друзей приготовляется поминальный пир, на котором как мужчины, так и женщины топят свое горе в доброй попойке.

Русские оплакивают своих покойников целых шесть недель; в это время богатые устраивают три больших пира и приглашают сюда не только друзей, но и всех священников, бывших при похоронах. Для этого избираются третий, девятый и двадцатый дни. В это время они подают особый освященный хлеб, который называют кутьею и который они едят с тою целью, чтобы оставшиеся жили вместе в любви и дружбе. В такие пиры все, как священники, так и другие, напиваются до того, что уже не могут стоять на ногах.

Те, у которых есть некоторое состояние, ставят наверху над могилами небольшие хижины, обыкновенно покрытые рогожею; они настолько просторны, что 1 человек может стоять в них, и вот ежедневно, в течении 6-ти недель, священник, каплан или монах, утром и после обеда, читают здесь несколько псалмов и несколько глав из Нового Завета во благо души умершего.

Если умер богач, то ежедневно, в течение 6-ти недель, раздают хлеб и деньги бедным и нищим. Дело в том, что, хотя Русские и не верят в чистилище — в чем они совпадают с Греками, — но, все-таки, они думают, что есть два места, куда души покойных, по отделении от тела, уходят и сохраняются вплоть до второго пришествия, что эти места очень различны, и что жившие праведно уносятся в место приятное и живут в радостях вместе с ангелами, а злые уносятся в мрачную юдоль, где страшно и где живут злые духи и где они должны оставаться до прихода последнего суда.


1 Ну, и где тут как бы «древняя» традиция похорон на третий день, когда уж и сорок прошло?! — Прим. ред.

2 Тела умерших зимой складывали в Божедоме, хоронили по весне, когда земля оттаивала. — Прим. ред.

3 См. также текст «Пропуска в Рай» у Олеария выше. — Прим. ред.

Источник: [17.41]

Статья № 9
Андрей Роде, 1659

9 похоронили покойную царевну в Новодевичьем монастыре; ведь московитяне не оставляют стоять покойников две ночи, а хоронят их возможно скорее.

Царь следовал сам за гробом в фиолетово-коричневом кафтане и шапке такого же цвета, окружённый всеми своими вельможами, которые были одеты очень скромно.

Нам очень хотелось увидеть процессию, но это не удалось, так как иностранцев в подобных случаях не допускают.
Великий князь и все его придворные и вельможи постились до вечера, и после, говорят, он их угощал и велел раздать всем священникам, которые присутствовали на похоронах, водку и другие напитки.

Придворный траур продолжается целых 6 недель, и за это время великий князь никого не допускает к себе, разве только в особенно важных случаях; вельможи же показываются только в фиолетово-коричневом платье, так как этот цвет считается у московитян траурным.

Источник: [17.43]
Комментарии

Статья № 10
Аксель Гюльденстиерне, 1602

Итоги правления Ивана IV Грозного и его преемника, опричника Годунова: «...в 1585 году в окрестностях Пскова было более 85 процентов заброшенных хозяйств, а в окрестностях Новгорода эта цифра достигает 97 процентов. В Приокском крае количество покинутых домов доходило до 95 процентов...» — см. ст. 3 в 30.1.16.s.
Естественно, что уже первый неурожайный год привёл к катастрофе. Обычно от голода городские спасались на селе, но тут бежать было некуда. В деревнях была полная разруха.

9-го Февраля один из наших дворян, Швейцарец Иоганнес Виртенберг, и слуга доктора Леонгарда Метцнера по имени Иоганн, выехав с немецким толмачом в поле, за город, наехали дорогою на три воза мертвых тел (их было двенадцать, люди эти умерли от голоду и холоду); русские везли их хоронить. Иоганнес Виртенберг и слуга доктора Метцнера поехали за ними, чтобы посмотреть, как их будут хоронить.

Достигнув места, где должны были похоронить этих мертвых, [датчане увидали] выкопанную в земле большую, глубокую яму около двадцати локтей длины, двадцати локтей ширины и двенадцати глубины. Кругом [этой] могилы был поставлен дощатый забор, чтобы собаки и волки не могли добраться до мёртвых.

Вышеупомянутый Иоганнес Виртенберг спросил у русских, живущих при той могиле (Скудельница за городом — Прим. ред.), сколько сброшено в эту яму или могилу? (ибо есть особые люди, назначенные на то, чтобы разъезжать по городу и отыскивать на улицах умерших от чумы, мороза или голода; они должны вывозить их к упомянутым могилам, а там, у тех могил, куда их сбрасывают, живут другие приказные люди, которые должны принимать мертвых, смывать с них грязь, одевать и хоронить их; есть также писарь, записывающей, сколько каждый день мертвых вывозится и хоронится).

[Русские] отвечали, что с Рождества в вышеупомянутую яму сброшено 3 070 человек, не считая тех двенадцати, что вывезены теперь, и (при этом) указанная яма не была ещё наполнена до половины.

Далее вышеназванный Виртенберг спросил вышеозначенных русских, много ли было похоронено до Рождества? Они отвечали, что от св. Михаила до Рождества похоронено за другими воротами 50 000 человек, умерших от голода и мороза.

Тогда упомянутый Виртенберг с указанным его спутником поехали к той яме, что была за другими воротами, и нашли её. Она была уже полна и закрыта. На вопрос его, сколько в этой могиле могло быть похоронено человек, жившие при той могиле русские тоже отвечали, что в ней похоронено 50 000 человек.

По пути домой Виртенберг и его спутник встретили 16 саней, везших за город полотно для облачения мёртвых. Полотно это посылает царица.

Вернувшись, Иоганнес Виртенберг сообщил обо всем этом Акселю Гюльденстиерне, Акселю Браге и Христену Голку. Хоронят этих мертвых следующим образом: как мёртвых привезут к могиле, их принимают живущие там приказные и обмывают чисто начисто. Затем их одевают в полотно, жертвуемое царицею, причём всякая нога облекается особо, — не так, как в Дании, где все [тело] зашивается [в общий саван].

Далее каждому надевают на ноги пару русских красных башмаков, и на полотне, снаружи, против лба, пришивается записка по-русски нижеследующего содержания: «Иисус Христос, святой Николай, молите Бога, чтобы Он принял этого (мужчину или женщину)».

Наконец мёртвого спускают в могилу по двум или трём длинным наклонно поставленным балкам, по коим он скользить вниз. Стоящий внизу сильный парень принимает его, бросает на других мёртвых и старается уложить его между ними поплотнее. Затем [покойник] со своею надписью на лбу отправляется к св. Николаю.

разорение РоссииЛивонская войнаголод в Москвеполные скудельницы

Источник: [17.45]

Статья № 11
Иоганн-Георг Корб, 1698–1699

Русские хоронят мертвых со многими церемониями: они нанимают женщин равно суеверных, как и нечестивых, которые с купленными воплями проводят тело покойника. В гроб кладут препоручительное письмо к св. Николаю, которого считают привратником рая; патриарх свидетельствует в этом письме, что покойник вёл христианскую жизнь и скончался, сохраняя похвальную верность православной русской вере.

Когда тело опустят в землю, поп, сказав краткую речь о неизбежности смерти, первый начинает погребение, бросив на гроб горсть земли; кроме молитв за усопших, когда уже труп предан земле, и перед самым совершением погребения нанятые женщины выражают скорбь пронзительными воплями и с громкими причитаниями, по языческому обычаю, обращаются к умершим: «Зачем они умерли? Зачем так скоро покинули милых жен и любезнейшее потомство? В чем нуждались? В пище ли, в напитках ли?» Потом приносят на гроб разные кушанья, которые и разделяют между нищими, обыкновенно в огромном множестве стоящими около гроба; таковую раздачу пищи из любви и нежности к усопшим [родные их] повторяют несколько раз в год.

Источник: [17.2]

Статья № 12
Г. К. Котошихин, †1667

Г.К. Котошихин, О России в царствование Алексея Михайловича, http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/koto2.jpg
Г.   К. Котошихин, О России в царствование Алексея Михайловича

О преставлении царей и цариц и царевичей и царевен, и о погребении их.

Когда лучится царю от сего света преселитися во оный покой, и тогда пошлют ведомо учинити к патриарху и к бояром; и патриарх тогда пошлет у первыя своея церкви звонити во един колокол, изредка, чтоб все люди ведали; а потом патриарх идет в церковь, и отпевает по мертвом Великий Канон; а бояре, и думные и ближние люди, нарядятца в чорное платье, поедут на царской двор и у царского тела прощаются; и того ж дни царя измывают теплою водою, и возложа на него срачицу и порты и все царское одеяние, и корону положат во гроб, а бывает тот гроб деревяной в середи обито бархатом вишневым, а сверху червчатым; и стоит его царское тело в его царской церкве, которая устроена пред покоями его, до тех мест как будет погребение; и до 6 недель у гроба его говорят церковные дьяки денно и ночно псалтырь с молитвами.

А на Москве и в городы, по всем монастырем и по церквам, прикажут чинити по царе до шти недель поминание, и поставляти кутию по вся дни, кроме воскресения и болших празников; и посылают на Москве в монастыри и по церквам на поминание денги, а в городех в монастыри и по церквам на поминание денги дают из городцких доходов, против Московских вполы. Да в городы ж к митрополитом и к архиепископом и к епископом, и в монастыри к архимаритом и к игуменом, посылает патриарх грамоты, велит им для погребения царского быти всем.

А на Москве в третий день бывает у царицы, или у царевичей, на патриарха, и на властей, и на бояр, и на попов, по царе поминалной стол, и отпевают панафиду над кутиею, а бывает кутия зделана вареное пшено с сытою да с сахаром и сь ягоды, а в монастырех и по церквам бывает кутия пшеница вареная с сытою; таким же обычаем бывает стол, на патриарха, и на властей, и на бояр, как минет три недели.

А как из городов власти сьедутца все к Москве, и тогда изобрав день, в которой быть погребению, патриарх и власти, и попы и дьяконы, соберутца на царской двор и оденутся в церковныя одеяния, а царица и царевичи или и царевны, и бояре и ближние люди, и боярыни и многие жены, устроятся в черное платье, и взяв царское тело пойдут с царского двора, по чину: напередь идут дьяконы, попы, певчие дьяки, и поют Каноны, а позади их несут царское тело попы, а позади царского тела идут патриарх и власти и царевичи и бояре, потом царица и царевны и боярыни, и много множества народа, мужеска полу и женска, все вместе, без чину, рыдающе и плачюще.

А как придут к той церкве, где погребаются цари, блиско царского двора, именуетца та церковь Михаила Архангела, дьяконы и попы останутся у церкви, а власти, и царица и царевичи и царевны, и бояре, и иные чины идут в церковь; а вшед в церковь царское тело поставят среди церкви, блиско олтаря, а в олтарь не вносят; и учнут отпевати погребателное пение, а отпев погребут царское тело в землю и покроют каменною цкою; и потом патриарх над кутиею учнет говорить молитву и кадить ладоном, а проговоря молитву, начнет патриарх ести кутию, ложкою, трижды, потом подносят царице и царевичам и царевнам, и болшим властем, и бояром, и всякого чину людем; и сотворя погребение пойдут кождый восвояси; a предики не бывает.

Тогда ж как погребают царя, всякого чину людем дают восковые свещи, витые и простые, для провождения, — и тех свещ изойдется в то время болши 10 берковеск. Да в то ж время даетца ис царские казны, за погребение, властем, и попом и дьяконом, денги: патриарху по 100 рублев, митрополитом по 80, архиепископом и епископом по 70 и по 60, архимаритом и игуменом и самым болшим попом по 50 и по 40 и по 30 рублев, а иным попом и дьяконом рублев по 20 и по 15 и по 10 и по 5 и менши, смотря по человеку.

Да в то ж время во всех Приказех, изготовя множество денег, завертывают в бумаги по рублю и по полтине и по полуполтине, и вывезши на площади подьячие роздают милостиню нищим и убогим и всякого чину людем, поручно; такъже и по монастырем, старцом и черницам, и в богаделнях, роздают всякому человеку рублев по 5 и по 3 и по 2 и по одному, смотря по человеку; да и во всех городех чернцом, и попом, и нищим, дают погребалные денги и милостиню, против Московского вполы и в третьюю долю.

Такъже, на Москве и в городех, всяких воров, для царского преставления, из тюрем свобождают всех без наказания.

Горе тогда людем, будучим при том погребении, потому что погребение бывает в ночи, а народу бывает многое множество, Московских и приезжих из городов и из уездов; а Московских людей натура не богобоязливая, с мужеска полу и женска по улицам грабят платье и убивают до смерти; и сыщетца того дни, как бывает царю погребение, мертвых людей убитых и зарезанных болши ста человек.

А как минет по смерти царской 40 дней, называются сорочины, и тогда власти, и царица и царевичи, и бояре, бывают в той же церкве у обедни и отпевают по царе панафиду; и потом на властей, и на бояр, и на попов, в царском дому бывает стол, а в монастырех чернцов кормят ближние люди, и дают милостиню ж против погребения вполы. И изойдется на царское погребение денег, на Москве и в городех, блиско того, что на год придет з государства казны.

Источник: [17.112]

Статья № 13
Избрант Идес и Адам Бранд, 1692–1695

Чусовая. Вогулы. Их погребения. Погребение собак

Когда кто-либо умирает его хоронят без всякого гроба, в лучших платьях и украшениях, будь то мужчина или женщина. С ним закапывают смотря по состоянию покойника, также и деньги так как, по мнению вогулов, когда наступит воскресение из мертвых, трупу следует быть одетым и иметь кое-что на расходы. Вогулы сильно воют по покойнику, и муж после смерти жены целый год обязан оставаться вдовцом…

Когда кто-либо из стариков умирает, то прежде чем закопать покойника, его одевают возможно великолепнее, так как верят, что каждый человек воскреснет в том платье, в каком он был похоронен. Хотя вогулы и верят, что когда-нибудь умершие воскреснут, они не имеют ни малейшего понятия, куда они пойдут после смерти. В других местах России есть определенное время, когда люди постятся, здесь же не слышали ни о каких постах…

Если околевает пес, который служил на охоте или как-либо иначе, тогда в его честь делают маленький домик из дерева высотою в сажень, стоящий на земле на четырех подпорках. Там они помещают труп собаки, и он остается в нем, пока цел домик…
Следующий случай покажется глупым, но мы сами были его свидетелями. У вогулов неожиданно сдохла хорошо натасканная на дичь крупная охотничья собака, по виду напоминавшая английского дога. Тотчас же поднялись крики и причитания: один оплакивал одно достоинство собаки, другой — другое, каких, по их уверениям, не встретить ни у кого. После этого они похоронили ее, как хоронят людей: положили ей под голову вместо подушки отесаный кусок дерева и на ее могиле построили отдельный домик, чтобы показать, как высоко они ценили эту собаку при ее жизни за великие достоинства и за верную службу. У здешнего народа существует древний обычай: чтить такими похоронами пса, приносившего пользу.

Тунгусы

Покойников они кладут голыми на поваленное дерево и, когда их тела сгниют, кости закапывают в землю.

вогулытунгусыобряд погребениякульт собак

Источник: [17.131]

Статья № 14
Иоганн де Родес, 1650–1655

Донесение королеве Христине из Москвы 10 августа 1651 года

12-го прошлого (месяца июля) Их Цар. В-ство (Алексей Романов — Прим. ред. ) совершали траурное празднование по их г. отцу царю Михаилу Феодоровичу100, как это ежегодно бывает в (этот) день, потому что они (царь Михаил) покинули (в этот день) этот мир.

В этот день они (царь Алексей) приказали освободить и отпустить всех простых русских, которые задолжали до 6 рублей и менее и были за это схвачены или поставлены на «правеж» (prove), и (царь приказал) заплатить каждому (кредитору), кто с них требовал, то, что они (должники) должны были (своим кредиторам).

амнистия в XVIIюбилей смерти как госсобытиевечный траурлампочка Павлова

Источник: [17.136]
Комментарии

Статья № 15
Матвей Шаум, 1614

Димитрий входит в Москву
Потом с большою пышностью и торжеством Гришка вступил в Москву 18 Мая, 1605 года, а 21 Июля короновался.

Прежнего Великого Князя Бориса велел он вынуть из могилы и с его супругою и сыном положить в старой развалившейся церкви, переспал с дочерью его, Ксениею, и потом заключил ее в монастырь. Таким образом Борису и, его роду заплачено было тою же монетою и поступлено так, как он поступал с другими, по изречению Сенеки: Quod quisque fecit, patitur, autorem dolus investigat suum (Смысл. перевод: "Обман всегда возвращается к его автору", лат. — Прим. ред.)

Великая стужа, недород и кремация лже-Дмитрия
Но поелику в то время случилась необычайная стужа, так Великая что хлеб померз в поле, то Русские, по закоснелому своему cyеверию, полагали, что причиною сей стужи злодей Гришка, которого будто бы земля не принимала. И потому его вырыли из могилы, сожгли в пепел и бросили на ветер.

изнасилование Аксиньикремация лже-Димитрияплохая приметаперезахоронение Годунова

Источник: [17.138]

Статья № 16
Г.-А. Шлейссингер, 1687

К. А как они хоронят мёртвых?
Ф. У них занятная манера похорон. Набирают нескольких женщин, которые должны идти перед гробом и жалостливо причитать. Патриарх выдаёт покойному своеобразный путевой паспорт37, где написано, как именно он жил добрым русским христианином и что поэтому достоин быть приобщённым к вечной жизни. Паспорт кладётся усопшему в гроб.
На кладбище поп произносит небольшую проповедь о смертности людей, и когда завершатся все церемонии и гроб опускается в могилу, то поп первый берет горсть земли, бросает ею на гроб и произносит такие слова: «Прах еси и во прах обратишся». После чего могила засыпается землёй.
Женщины снова начинают причитать и плакать, около могилы устраивается трапеза и питье, а затем друзья обращаются к покойнику с жалобой: «Иван (или как его там зовут), зачем же ты помер, разве мало было тебе еды и питья», — так они говорят и ещё другое в этом же роде. Затем возобновляется вой и плач.
В этом же году русские несколько раз приходят на могилу, и каждый раз происходит подобная сцена. На наиболее пышных похоронах все время сидят бедняки и молятся. Они не только получают милостыню, но и участвуют в трапезах.

похороны в Москвеподорожная покойникуштатные плакальщицытрапеза на могиле

Источник: [17.139]
Комментарии

Статья № 17
Яков Рейнтенфельс, 1671–1673

После смерти душам отводится некое мрачное место, в средине между раем и адом лежащее, где они и пребывают вплоть до Страшного Суда, отягченные грехами, ибо, говорят они, человек не может попасть в рай или ад, прежде чем будет произведен над ним суд, так как он совершает и добрые дела и злые, и не особенно тяжкие и тайные, но в ожидании суда они, преимущественно по субботам, молятся за умерших, произносят обеты и делают пожертвования...

О погребении
В старину мосхи хоронили своих покойников весною, а до этого времени хранили их на чердаках, может быть, для того, чтобы, в назидание всем домашним, напоминать каждому о его собственной смерти, или для того, чтобы, подобно китайцам, лучше выразить свою душевную признательность покойнику в его присутствии. Ныне они их предают земле — подательнице и принимательнице всего — по истечении суток, согласно изданному закону.

Похороны происходят приблизительно в таком порядке: труп, положенный в гроб, относится на столе или на санях, в сопровождении большого количества плачущих, на кладбище. Похоронное шествие открывают несколько певчих и священников с зажженными погребальными факелами. За ними следуют родственники покойника, тоже с восковыми свечами в руках, с повязанными головами, ударяющие себя в грудь и небрежно одетые. Далее идут женщины-плакальщицы с распущенными волосами, в траурных одеждах, старающиеся вызвать сожаление притворным выражением лица и быстро высыхающими слезами, с воплями и рыданиями поющие похвалы покойнику.

Засим, по окроплении покойника освященною водою, священники быстро прочитывают над ним молитвы и его немедленно — утром ли, или после полудня, это безразлично, зарывают в землю, причём медленно ударяют в один лишь колокол.

Зимою тела людей небогатых сваливаются в кучу в особые небольшие дома (в Божедом — Прим. ред.) и замораживаются, а при наступлении вновь весны извлекаются оттуда и хоронятся более тщательным образом, ибо зимою копать землю, обратившуюся от холода на большую глубину как бы в камень, и слишком трудно, и слишком дорого. Каждому покойнику надевают на ноги башмаки, а в руки дают грамоту о свободном пропуске, которую он должен показать св. Петру в доказательство того, что ему отпущены священником его грехи.

Если случайно кто-либо будет убит, не имея креста на шее, то тому следует, по мнению русских, отказать в молитвенной помощи и погребальных почестях. Печаль выражается у русских изорванною одеждою чёрного цвета, но по истечении шести недель всякие сетования прекращаются. Все время, пока последние продолжаются, доступ к царю запрещен. Но, дабы почтить память умерших поминальною трапезою, русские приносят по субботам пищу в маленькие хижины, выстроенные над могилами, и таким образом приносят жертву душам родственников. Описывая кратко эти похоронные обряды, москвитянин Кирилл в своих вопросах выражается так:

«Вели отслужить за душу умершего пять обеден и дай за это священнику гривну, т. е. десять оболов, а также ладана для каждения, пять свечей, вина и кутьи, приготовленной из трех частей сваренной пшеницы и одной — четвертой — части чечевицы, бобов, гороха и иных плодов, с прибавкою к ним меда и сахара».

похоронный обрядотложенные похороныморг в Божедомеподорожная покойника

Источник: [17.146]

Статья № 18
Ян Стрюйс, 1668–1673

Москва
Между тем царица (Мария Милославская — Прим. ред.) разрешилась от бремени (восьмыми родами) царевною, рождение которой стоило ей жизни (†1669). Царь необыкновенно печалился о ней, а весь двор оплакивал её, как лучшую из цариц. При этом обстоятельстве не соблюдали ничего того, что совершается по поводу смерти высочайших особ при большей части Европейских дворов: не было ни парадного ложа, ни целого ряда церемоний, которые предшествуют погребению; на следующий день царица была уже погребена.

От дворца до церкви, в которой надлежало похоронить ее тело, именно в женском монастыре, стояли шпалерами воины. Гроб, под богатым балдахином, несли восемь бояр первой степени. Из шедших непосредственно каждый нес большой мешок с деньгами, которые покойница приказала раздать бедным; о них при жизни она особенно заботилась. Затем шли царь и молодой царевич  53, оба с оруженосцем. Они были одеты в длинную одежду. на чёрном лисьем меху, т. е. самом дорогом в Московском государстве. Их сопровождали родственники, т. е. государственные вельможи, за которыми шли начальники приказов, посланники и, наконец, знать. Многочисленная толпа посадских заключила процессию...

Когда кто-нибудь умрёт, родные и соседи собираются у покойника и оплакивают его. Здесь каждый приветствует покойника и спрашивает, по какому случаю он умер: разве у него не было пищи и одежды, и что побудило его поступить так равнодушно? Когда окончат причитания родители, тогда в свою очередь приближается жена и начинает роль с того, что делает вид, будто оцарапывает себе лицо; затем беснуется, хохочет, приходит в отчаяние и тем более притворяется огорченною, чем менее выказывала нежности к живому мужу. Она время от времени спрашивает его, почему покинул её: не потому ли, что она не довольно красива, не достаточно нарумянена, или не вполне удовлетворяла его прихоти, или ему не доставало водки?

В то время, когда так причитают над покойником одни слуги бегут за святой водой, наливают ее в тазы; другие наполняют блюда мукою 74 и многими съестными припасами, расставляемыми на окнах дома, для того чтобы душа покойного, выходя, могла взять в дорогу того, чего пожелает...

Снабдив покойника провизией, которая, по их мнению, ему необходима, посылают благодарить священника, пекшегося о нём во время болезни, т. е. платят ему за труд, а опасаясь, чтобы он не забыл молиться за упокой души, прилагают ему в подарок бутылку водки, без чего никоим образом нельзя побудить его прочесть молитву об усопших. Затем обливают тело и, надев рубаху и красные башмаки, кладут его в гроб, сделанный неискусно из древесного ствола.

На другой день священники относят его в церковь, где он остается в течении нескольких дней до погребения, но в том только случае, если покойник умер согласно с обрядами и принадлежит к знатному роду. Умереть по обрядам значит, по их мнению, быть соборованным маслом. Кто же умрет без этого, или насильственною смертию, или замерзнет, что очень часто случается, то над покойником не причитают и с честию не погребают, а относят в Земский Приказ 75: так называется площадь, где в течение 3-4 дней могут требовать его выдачи. Впрочем таких очень мало, так как подобная смерть считается постыдною; а потому, по истечении срока, тело относят за город и вместе с двумя-тремя стами замерзших в ту же зиму бросают в большую яму, Московскую богадельню76. Эта яма остается открытою до сильных жаров. Тогда священники приходят туда прочесть несколько молитв и бросить немного земли.

Вот порядок, которому следуют при погребении.
На пути из дому в церковь тело длинной вереницей сопровождают священники, из которых одни несут зажженные свечи, другие идут с образами, а некоторые с кадильницами, посредством которых, как утверждают, изгоняются бесы. За священниками следует длинная вереница духовенства, а за ней родные покойника, которые кричат и стонут. Они начинают и оканчивают причитать, все вместе и таким образом приходят к могиле. Здесь покойника благословляют образом святого, или святой, смотря потому, кого он считал своим покровителем, или покровительницей; в то время поют и молятся, а когда священники кончат, родственники один за другим целуют гроб и прощаются с усопшим.

Затем священник вкладывает ему между двумя пальцами правой руки удостоверение, засвидетельствованное подписью и печатью в том, что покойный умер, согласно обрядам, причастившись и соборовавшись маслом. Наконец, опускают его в могилу лицом к Востоку и, как только начинают засыпать землею, все, как светские, так и духовные, спешат в дом покойника, где едят и пьют с таким веселым и довольным видом, как будто в этот день они видели только приятные зрелища.

Пир начинается раздачею овсяного хлеба, называемого кутьей, от которого каждый ест комок, крестясь и подымая взоры к небу. Первая четверть часа проходит довольно сдержанно, затем становятся разгульнее и доходят до того, что забывают, по какому поводу они собрались, а к концу каждый едва может припомнить, в какие двери вошел.

Нагорные Черемисы
Так как рождение и жизнь у них не сопровождаются обрядами, то и умирают они также без соблюдения каких-либо обрядов, не боясь будущей жизни, когда, по их мнению, не будет ни зла, ни добра, которые, как говорят [им], ожидают их в ней. Таким образом их хоронят без сожаления, не оплакивая и не беспокоясь об их участи.

Если покойник был богат, то его родственники собираются и убивают лучшую его лошадь, которую все вместе равнодушно съедают, а для того, чтобы известно было, что наслаждались его добром, вешают на дереве его одежду и хвост лошади.

порядок погребенияразряды похорон

Источник: [17.147]
Комментарии

Статья № 19
Дела Тайного приказа, 1669

177 г. июня в 24 день. Великии государь царь и великии князь Алексей Михаилович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, указал дать своего государева жалованья стремянному конюху Ивану Кандаурову, на погребение отца ево, стремянного ж конюха Федора, дватцать рублев.
Государев указ о том сказал стольник князь Иван княжь Борисов сын Троекуров.

стоимость погребенияритуальные услуги Русисколько стоило похоронить

Источник: [20.114]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,136