▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Дела иностранные и свобода передвижения граждан  → Житие посольств и послов. Заморских и наших → Иные этнические системы (XVI век)

50. Дела иностранные и свобода передвижения граждан

50.10. Житие посольств и послов. Заморских и наших. Иные этнические системы (XVI век)

Статейный список, Мадариага

Статья № 1
Статейный список Российского посольства в Данию в 1562–1563 гг.

Другие порядки — «у них того в обычае нет» — первая обида

И которого, государь, есмя дни приехали от города за две версты и капнагафской намесник Франц Броконгуз прислал к нам пятнадцать батов, чтоб мы ехали в город, а детей боярских, встречников и пристава к нам не прислали, а про короля сказали, что король в отъезде. И мы, государь, говорили о встрече и о приставе, что делают негораздо, на встречю нам детей боярских и приставов не прислали.

И они сказали, что у них того в обычае нет, и мы, государь, вопросили, дворы нам готовы ли, где нам стояти. И они, государь, сказали: что нам всем стояти на одном дворе. И мы отказали, что нам всем на одном дворе стояти не пригоже, дали б нам дворы розные...

И Григорей Темирев нам сказал, что ему тот двор указали, на котором нам стояти, и на том дворе одна полата, и нам на том дворе вместитца нельзе, и мы, государь, того дни в город не поехали, а говорили есмя, государь, тем людем накрепко, которые приехали в батех, чтоб нам дали дворы розные... И октября, государь, в 17 день, во вторник, приехали к нам Петр Совин, а с ним приехали на встречю Яков Броконгуз, да Яне Улштен, да Франц Бильдя, да Петр да Захария дохтор, а с ними немцы многие и сказали нам, что король в отъезде, а дворы нам розные и корм готов, а приставы мне, Онтону, Франц Билд, а мне, Иванцу, — Петр, а мне, Петрецу, — Ян Струков.

И ноября ж в 3 день, в суботу, прислал к нам король Якова Броконгуза, да Янса, да Франца, а велел нам у себя быти на посольстве, и прислал к нам оргамаки свои со всем конским нарядом, да и конюхов с оргамаки прислал своих. И мы, государь, х королю ехали на двор, а, приехав на двор, с оргамаков сошли у лесницы и шли х королю в полату, а встречи нам не было...

А после стола пил и веселился часа з два, и отпустил нас на подворье, а провожал нас на подворье Яков же Броконгуз с товарищи, а с подчиванием к нам на подворье после стола не присылал. И мы, государь, о том в розговоре Якову Броконгузу с товарищы и приставом неодинова говорили, что ты, государь, х Королевым послом после стола с своим жалованьем на подворье посылал, а король нам после стола на подворье с честью не присылал. И они отвечивали, что у них того в обычае нет...

И мы, государь, говорили о том накрепко, чтоб король наши речи сам выслушал, и они, государь, говорили, никак тому быти нельзе, что речи наши слушать королю самому: у короля будут люди многие, выслати их невместно... И мы, государь, хотели им речи сказати, и они нас о том просили, чтоб мы речей своих список дали, и они велят перевести на неметцкой язык, а так им упамятовати нельзе...

А провожал (После пира у короля — Прим. ред.), государь, нас до подворья Яков Броконгуз, да Яне, а подчиванья, государь, за нами на подворье не присылал...

И приехали есмя, государь, в Лунду декабря третинадесять и жили есмя, государь, в Лунде, с великою нужею, корму нам («нам» — это исходно около 180 человек посольства всего — Прим. ред.) давали на пятьдесят человек на неделю: бычишко, да два борана да по двенатцати куров, да по три гуси, да на две недели десять ведр меду неметцкого, да пива худова по шти бочек на неделю. И мы, государь, про свою нужу покупали безмерно дорого, а к весне купити и добыта не могли, а покупка, государь, наша была болшая того для, как сядем ести, и того никак не будет, чтоб в то время приставы не пришли, а людей добрых, сколько из сел ни приедет, и те идут в то ж время.

Аутентичность текстов договора и целование креста — вторая обида

И король велел грамоты нести. И как грамоты прочли, и королеве слово, грамоту, взяли дохторы, с одну сторону Героним, а з другую Захарья, и став на коленех, розогнули ее перед королем.

А твое государево слово, грамоту, взял печатник королев, а на верх ее не положил. И мы, государь, у королева печатника из рук грамоту взяли, да положили ее наверх. И король учал говорити: «Мне так никак на грамотах креста не целовати, целовати мне крест на одной на своей грамоте, а похотите положить ее под испод, и я целую».

И мы, государь, говорили: «Король, господине, и присылал ты к государю нашему того просити, чтоб государь наш учинил тебя в приятельстве, и государь наш по твоему прошению учинил тебя в приятельстве, а ведомо тебе самому гораздо, что, опричь цесаря, государь наш братства не пишет никому, ино коли и с цесарем государю нашему дело совершитца, и тогды государя нашего грамоту кладут наверху».

И король отвечал: «У нас обычаи свои, мы делаем по своему, целуем на своей грамоте». И споровалися с королем голомя. И король целовати не захотел.

И мы, государь, говорили: «Коли государя нашего грамоты наверх не положишь и на обеих грамотах креста не целуешь, и ты целуй на одной своей грамоте, а мы то государю своему скажем, и то ведает Бог да государь наш, любо ли ему будет, или не любо»

И король разогнул евангилье, а в нем написано на стороне распятье, и молвил: «Целую крест приятелю своему и соседу царю и великому князю на сей грамоте, правити ми ему о всем, по тому как в сей грамоте написано, опричь Колок, Колки ми держать за собою, то наша вотчина старинная».
И мы, государь, говорили: «Король государь, вывет у целованья на грамотах не живет, целуют государи на грамотех меж себя без вывету, как в грамотах написано, и то нам твое целованье не надобе. Мы идем вон и грамота тебе. Молви, государь так: целую крест приятелю своему царю и великому князю на том, по тому мне ему правити, как в сей грамоте писано».
И король то слово молвил без вывета, как мы ему говорили, да и поцеловал крест, а с своею радою о том не посоветовав, говорил. И рада на него о том кручинилися, что поцеловал без вывета. А наперед того, который спорныя слова говорил о грамоте, что ей на верху не быти, и о том о всем советовал с радою. А большое памятовал ему и говорил от него дохтор Героним, и дал король грамоту нам.

Датские отдарки короля составили лишь половину стоимости русских поминок — третий повод к ссоре

И декабря ж, государь, в 4 день, в пятницу, прислал король к нам и к детям боярским свое жалованье, против наших поминков, и сверх поминков мне, Онтону, цепь золоту, а на ней крест с алмазы, а весу в ней пол-шесты гривенки и три золотники, да кубок двойчат, а весу в нем тринатцать гривенок, а мне, Иванцу, чепь золоту, а на ней крест с алмазы, а весу в ней пол-шесты гривенки и шесть золотников, да кубок, а весу в нем десять гривенок и дватцать восмь золотников с полу-золотником, а мне, Петроку, чепь золоту, весу в ней четыре гривенки и пол-осма золотника, да мне ж, Петроку, назавтрее прислал кубок, а весу в нем пол-пять гривенки, и дворянам по купку.

И яз, Иванец, говорил Якову Броконгузу и Янсу: «Государево жалованье королеве велико, да только моих поминков и в полы не стоит, мне ся видит, королю мои поминки не любы, и король бы свое жалованье велел взяти, а хулити ми его государского жалованья нелзе. А вы, Яков, ведаете сами, как вас государь наш жаловал за ваши поминки, сколько вам давал и за столом у себя жаловал вас шубами дорогими и ковши великими. И мы начаялись от короля и свыше того жалованья, как вас государь жаловал».

А яз, Онтон, говорил: «А мне король прислал нестойно ж моих поминков в полы». И Яков и Яне говорили: «Мы то скажем королю, а король вас пожаловал своим жалованьем не в торговлю, что ся у него лучило, тем пожаловал». И яз, Онтон, и Иванец говорили: «Мы х королю привезли поминки великие, делаючи ему честь великую, чтоб с сторон пригоже было видети, а не в торговлю, и говорили есте нам от короля, что нас жалует против наших поминков, а нам о том вам как не известити, коли нашего не стоит, а в королеве жалованье корысти не хотим». И Яков и Яне поехали к королю, а говорили: «Мы то королю скажем»

И на завтрее прислал король мне, Онтону, и Иванцу соболи назад, а взял из моих, Онтоновых, соболей два одинца да сорок меншой, а из моих, Иванцевых, поминков взял два соболи одинцы да два соболя с сорока с лутчего, да саадак бухарской мелкое шитье, а в нем сорок стрел кречатьих, да лук чеодайской кроплен золотом, да саблю булатну, оковану серебром, да нож булатен, черен яшмовой, ножны серебрены, да будин, наведен весь золотом, да кутаз боболев, окован серебром, да доулбаз чегадайской велик, наведен золотом весь.

А говорили: «Вы вечивали о своих поминках, кабы торговати хотели, и государь наш торговати не хочет, что ему полюбило, то взял, а что ему не любо, то вам отослал, а королю то досадно, что есте его жалованье похулили»

И мы, государь, Онтон и Иванец, говорили: «Мы приехали государским делом великим и поминки есме привезли х королю великие на почесть, и сказали есте нам, что король прислал нам свое жалованье за поминки и сверх поминков, а нашего в полы, и мы вам известили, чтоб-то королю было ведомо. И похочет король и ныне наши поминки взяти, и мы того не пытаем, только б ему было ведомо, а в королевом жалованье корысти не хотим, возьмите у нас назад, а что король из наших поминков полюбил взял, а то перед ним готово у него».

И Яков, государь, говорил: «Хоти королю всего своего господарства Дацкого остати, а назад того не возмет». Да пошел вон.

Для Русского двора в Копенгагене датчане предложили участок, который был значительно меньше того, который занимал Датский двор в Новгороде — последний повод к ссоре.

Лета 7071 августа 20 царя и великаго князя диак Петр Совин, приехав на остров на Готлон, в город Избыр, посылал ноугородцкого купца Василия Прохнова взяти двор царя и великаго князя гостем и купцом, на приезд и Василей Прохнов взял у королева дьяка у Нилса Ушак падвор камен в длину 16 сажень, поперег 8 сажень, хором в нем 18 каменных, да 6 погребов каменных ж, колодезь, а стоит над морем, 2 поварни, конюшня, а живет в нем диак земской, а церковь Никола Чудотворец стоит на подоле гостина двора, а мера церкве поперег получетверты сажени, а в длину шти сажень, а живут в ней немцы, за полаты место.

И ноября ж 4 дня писал царь и великий князь в Великий Новгород ко диаком к Василью Степанову, да к Леонтью Онаньину, которы дворы дацкаго короля купецких людей в Новгороде и на Иванегороде, и тех бы дворов сыскали, за кем они ныне, и что из них хором, и кто их преж сего ставил, и сколько великий под ними места, чтоб тех дворов сыскали и очистили часа того, как изстари были.

И по государеве грамоте дьяки Василей Степанов, да Леонтей Онаньин ко царю писали, что был в Новегороде дацкаго короля купецких людей двор на Торговой стороне, близко Волховскаго мосту, у реки у Волхова на берегу, меж Иванские и Ильинские улицы, а хоромы на том дворе ставил Дацкия земли немчин, Давыдом звали, тому лет с полтретьятцать, и тот двор згорел в большой пожар, в 62 году (1554 г.), а в мере того дворового места в длину двадцать две сажени, а поперег столко ж 22 сажени, а ныне на том месте поставлены восмьдесят и восмь лавок и амбаров, а оброку с тех лавок и с амбаров во государеву казну на год по одиннадцати рублей и по дватцати алтын с денгою, да пошлин с рубля по десять денег, да дворецкому и дьяком рубль и три алтыны и две денги, с лавки и с амбара по полутретье денге и всего на год по тринадцати рублев и по девяти алтын и по получетверти денге.

Да дьяки ж Василей Степанов да Леонтей Онаньин к государю писали в другой грамоте, что писал к ним с Ваня-города князь Михаиле Елецкой, что дацкого короля купецких людей на Иванегороде дворы не бывали, а приежжали из заморья всякие немцы с товары и ставили в Ругодиве. А как приходил ко царю великому князю Василью Ивановичу всеа Русии дацкаго короля посол Давыд и стоял на Иванегороде, в посадцком в черном дворе, в Федкове мясникове, а ныне в том дворе живет черной ж человек Максимко Корялин.

Итог

И царь и великий князь те места в Новегороде и на Иванегороде дацким купцом велел очистити.

Источник: [16.35]

Статья № 1
Исабель де Мадариага

Русские послы за рубежом частенько позволяли себе также заниматься торговлей привезёнными с собой товарами — на Западе такая практика считалась непозволительной для их звания.

Источник: [21.14]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,128