Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь > Разделы и темы > Дела иностранные и свобода передвижения граждан > Житие посольств и послов: заморских и наших > Славяне и российские этносы (XV век)

50. Дела иностранные и свобода передвижения граждан

Житие посольств и послов: заморских и наших. Славяне и российские этносы (XV век)

Ланноа, Псковская-2, Лицевой свод , Контарини

Статья № 1
Гильберт де-Ланноа, †1462

Я был девять дней в этом городе (Великом Новгороде — Прим. ред.), и упомянутый епископ присылал мне каждый день более 30 человек с хлебом, мясом, рыбой, буковыми орехами, пореем, пивом и мёдом, а вышеупомянутые тысяцкие и посадники дали мне обед самый странный и самый удивительный из всех, виденных мною когда-либо...

Этот государь (кн. Витольд, Литва — Прим. ред.) оказал также большие почести мне, отлично угостил меня  — дал мне три обеда, на которых посадил меня за своим столом, где сидела княгиня, его жена, и сарацинский князь Татарии, вследствие чего я видел, что за столом ели мясо и рыбу в пятницу. Там же был один татарин, имевший длинную бороду, ниже колен, которая покрыта была чехлом. И на одном торжественном обеде, который он дал для двух посольств  — одного из Новгорода, а другого из Пскова,  — которые тогда прибыли и, целуя землю (вероятно, послы, по русскому обычаю, били челом), предлагали много удивительных подарков, как то: невыделанные куны, шелковые платья, шубы, меховые шапки, штуку шелковой материи, зубы кураков (Вероятно, моржей — Прим. ред.)  — рыбы такой, золото и серебро; всего до 60 родов подарков. Великий князь принял подарки от Новгорода, а от Пскова нет. Раз даже в гневе приказал принять долой со своих глаз.

материальное обеспечение посольств и пословбыт посольстведаподарки пословотдарки властителейдипломатиянравы обществакультураисторияподлоги историиэкономикаинтересные фактыобщество

Источник: [15.2]
Комментарии

Статья № 2
Псковская вторая летопись (Синодальная)

1441

Псковская вторая (Синодальная) летопись, 1441

1462

Псковская вторая (Синодальная) летопись, 1462

материальное обеспечение посольств и пословбыт посольстведаподарки пословотдарки властителейдипломатиянравы обществакультураисторияподлоги историиэкономикаинтересные фактыобщество

Источник: [19.5]

Статья № 3
Лицевой летописный свод Ивана Грозного (Царь-Книга)

Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 6980 (1480). Гонцы в Рим за Софьей. Ошиблись в имени папы римского

6980 (1480)
Послал князь великий Фрязина за царевной Софьей в Рим.
...А прежний папа Павел умер, а сказали, что теперь другой папа именем Каллист.
Когда же вошли в землю ту, узнали, что имя папы Систюс, а не Каллист; и подумав о том между собой, переписали: имя того Каллиста выгладив, Систюся написали...

Лицевой сводхронологияскорость передачи информацииподделать документматериальное обеспечение посольств и пословбыт посольстведаподарки пословотдарки властителейдипломатиянравы обществакультураисторияподлоги историиэкономикаинтересные фактыобщество

Источник: [16.65]
Комментарии

Статья № 4
Амброджо Контарини, 1473

Приём послов в Кремле

Великий князь (Иван III — Прим. ред.), совершив поездку по своей стране, вернулся в Московию примерно к концу декабря [1476 г.]… Я пошёл на обед, устроенный великим князем в мою честь, с большим почётом. Было много яств и всего другого. Отобедав, я, по местному обычаю, сразу же ушёл и вернулся в своё жилище.

На следующий день я был приглашён во дворец на обед к великому князю. До того, как идти к столу, я вошёл в покой, где находились его высочество и упоминавшийся выше Марк (посол Москвы в Персию) и ещё другой его секретарь; с доброжелательнейшим лицом его высочество обратился ко мне с самыми учтивыми, какие только могут быть, словами, настоятельно прося меня засвидетельствовать моей светлейшей синьории, что он — её добрый друг и таковым желает остаться и что он охотно меня отпускает, предлагая во всем содействовать, если мне что-либо понадобится. Пока государь произносил свою речь, я понемногу отдалялся, но его высочество все время приближался ко мне с величайшей обходительностью. Я ответил на все, что он мне сказал, сопровождая свои слова выражением всяческой благодарности. В подобной беседе мы провели целый час, если не больше.

Великий князь с большим радушием показал мне свои одежды из золотой парчи, подбитые прекраснейшими соболями.
Затем мы вышли из того покоя и медленно прошли к столу. Обед длился дольше обычного, и угощений было больше, чем всегда. Присутствовало много баронов государя (т. е. бояр).

По окончании обеда мне предложили встать из-за стола и подойти к его высочеству, который громким голосом, чтобы все слышали, объявил мне о своём разрешении отправиться в путь; он проявил также большую дружественность по отношению к нашей светлейшей синьории. Я же поблагодарил его высочество, как полагается.

Затем мне была поднесена большая серебряная чаша, полная медового напитка, и было сказано, что государь приказывает мне осушить её всю и дарует мне эту чашу. Такой обычай соблюдается только в тех случаях, когда хотят оказать высшую честь либо послу, либо кому-нибудь другому. Однако для меня оказалось затруднительным выпить такое количество — ведь там было очень много напитка! Насколько я помню, я выпил только четвертую часть, а его высочество, заметив, что я не в состоянии выпить больше, и заранее зная к тому же об этом моем свойстве, велел взять у меня чашу, которую опорожнили и пустую отдали мне. Я поцеловал руку его высочества и ушёл с добрыми напутствиями.
Многие его бароны проводили меня до лестницы и облобызали с проявлениями большого доброжелательства.

В Троках, на территории ВКЛ (замок Тракай под Вильно, теперь Вильнюс)

Король (Польши Казимир IV), узнав о моём приезде, послал двух своих дворян-рыцарей поздравить меня с благополучным приездом и пригласить на следующий день к обеду с его величеством.

В назначенный день, а это было 15 число [февраля 1477 г.], король прислал мне в подарок одежду из алого дамаскина, подбитую соболями, пригласил меня к себе и пожелал, чтобы я сел в его собственные сани, запряжённые шестью великолепными рысаками, причём четверо королевских баронов стояли во весь рост на санных отводах, а другие с почётом сопровождали меня. Так мы отправились во дворец его величества.
Когда я вошёл, король провёл меня в свои покои. Сам он сел на украшенное кресло, а по сторонам стали два его сына, одетые в алый атлас; молодые и прекрасные, они казались ангелами. В этом покое было много баронов, знатных рыцарей и других синьоров.

Для меня, прямо перед королём, была поставлена скамья, и король принимал меня с такой любезностью, что едва ли можно это передать; он пожелал, чтобы я подал руку сыновьям, и вообще его обходительность и учтивость по отношению ко мне были таковы, что, если бы я был его сыном, он не мог бы проявить себя лучше.
Я хотел начать свою речь, стоя на коленях, и всячески старался это выполнить, но король не пожелал, чтобы я начал говорить, прежде чем встану, и вообще требовал, чтобы я сел. Я не решался поступить таким образом, но после многократных его повелений мне пришлось сесть.

Я рассказал перед лицом его величества, с полным чувством, о всех событиях моего путешествия. Я описал своё пребывание у Узун Хасана и сообщил о том, что я успел там сделать…

Когда все это кончилось, меня все с тем же почётным сопровождением ввели в другой зал, где были накрыты столы. Через некоторое время пришёл туда же король с сыновьями и сел за стол. По его правую руку сидели сыновья, а по левую — тогдашний [польский] примат и рядом с ним я, недалеко от его величества. Многочисленные бароны расселись за столами несколько подальше; их было около сорока человек.

Угощения, подававшиеся к столу, — их появлению неизменно предшествовали трубачи — лежали на огромных блюдах в большом изобилии. Спереди, как это делается у нас, были положены ножи. Мы оставались за столом около двух часов. И снова его величество беспрестанно расспрашивал меня о моем путешествии, и я полностью удовлетворил [его любознательность].

Когда пиршество кончилось и все поднялись из-за стола, я, уже стоя, испросил разрешение на отъезд, а также обратился с вопросом, не пожелает ли король ещё что-либо приказать мне. Он сказал, что я должен передать его благосклонное приветствие своей светлейшей синьории… 16 февраля [1477 г.] я покинул Троки.

приём послаприём в Кремлеприём в ВКЛосушить чашуматериальное обеспечение посольств и пословбыт посольстведаподарки пословотдарки властителейдипломатиянравы обществакультураисторияподлоги историиэкономикаинтересные фактыобщество

Источник: [15.49]
Комментарии

  Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь  | Канал на Яндекс.Дзен >> | Канал в LiveJournal >> |

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010 - 2022

▲ Наверх

0,185