▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Дела иностранные и свобода передвижения граждан  → Въезд послов, гонцов и граждан: церемонии, порядок. Выезд из страны. Транзит → Славяне и российские этносы (XVI век)

50. Дела иностранные и свобода передвижения граждан

50.1. Въезд послов, гонцов и граждан: церемонии, порядок. Выезд из страны. Транзит. Славяне и российские этносы (XVI век)

Кампани, Флетчер, Мадариага, Пельгржимовский-Пелеш, Ульфельд, Герберштейн, Дон Хуан, Адамс, Юстин, Лицевой свод , Юстен, Ченслер

Статья № 1
Паоло Кампани, 1581

Жителям этой страны под угрозой смерти нельзя покидать пределы Московии без разрешения великого князя, а пришельцы, если они проникли сюда без княжеского разрешения, оказываются как бы в вечном рабстве. Ни послам, ни купцам других народов, которые прибыли в Московию с его разрешения, не дозволяется свободный проезд по всей стране, и пока они находятся в Московии, они содержатся как бы под почетным арестом. Назначаются особые люди, которые следят за тем, что они делают и с кем разговаривают. Во время пребывания там наших [иезуитов] обычным было то, что они не имели возможности шага ступить из дома, даже чтобы напоить лошадь. Сами московиты приносили воду, которую пили кони, сами приводили ремесленников, в услугах которых возникала надобность, сами ночью зажигали огонь в сосуде с водой и запирали на задвижки дверь спальни...

запрет на выезднаказанияМосковияпросвещениеиезуитыиностранцызапрет

Источник: [16.3]

Статья № 2
Джильс Флетчер, 1588–1589

Что касается до других качеств простолюдинов, то, хотя и заметна в них некоторая способность к искусствам (как можно судить по природному здравому рассудку людей взрослых и самых детей), однако они не отличаются никаким даже ремесленным производством, тем менее в науках или какими-либо сведениями в литературе, от коих, так точно, как и ото всех воинственных упражнений, их с намерением стараются отклонить для того, чтобы легче было удержать их в том рабском состоянии, в каком они теперь находятся, и чтобы они не имели ни способности, ни бодрости решиться на какое-либо нововведение. С тою же целью им не дозволяют путешествовать, чтобы они не научились чему-нибудь в чужих краях и не ознакомились с их обычаями.

Вы редко встретите русского путешественника, разве только с посланником или беглого; но бежать отсюда очень трудно, потому что все границы охраняются чрезвычайно бдительно, а наказание за подобную попытку, в случае, если поймают виновного, есть смертная казнь и конфискация всего имущества. Учатся только читать и писать, и то весьма немногие. По той же причине не дозволено у них иностранцам приезжать в их государство из какой-либо образованной державы иначе, как по торговым сношениям для сбыта им своих товаров и для получение через их руки произведений чужеземных.

отсутствие образованиязапрет на выездпутешествиянаказания

Источник: [16.4]
Комментарии

Статья № 3
Исабель де Мадариага

Эта клятва (верности царю и обязательство никогда не пользоваться правом на выезд) сопровождалась денежными залогами часто на очень большие суммы и взаимным поручительством множества лиц. В правление Василия III верность одного из князей Шуйских гарантировалась взносами двадцати девяти богатых и знатных людей на княжеской службе в размере от 50 до 150 рублей... Однако большой группе бояр и других знатных людей пришлось внести огромную сумму — пять тысяч рублей в качестве залога, что Глинский1 не попытается бежать.


1 Михаил Львович — дядя Елены, матери Ивана IV Грозного — Прим. ред.

выезд за границузалогпоручительствоМихаил Глинский

Источник: [21.14]

Статья № 4
Илья Пельгржимовский-Пелеш, 1600

Приём Польских послов Борисом Годуновым

Под самою столицею у моста ожидали уже Послов Польских приехавшие верхом от имени Царя Князь Андрей Васильевич Елецкий и Дьяк Постник Дмитрович со свитою и 2000 лошадей. После взаимных приветствий, Послов проводили чрез лучшие улицы Mocковские в назначенные им квартиры. На следующий день произошли небольшие споры и недоумения; прежде всего никому из посольства не позволено было выходить из своих квартир...

26 Октября, в Воскресенье, утром, после молебствия, в сопровождении Приставов, посольская свита в первый раз поехала во дворец Царский; вместе с нею отправились и слуги их верхом, а также пешком и мальчики (Послы ехали верхом, а впереди их шли пешком по 6-ти в ряд мальчики, которыми командовал на лошади Адам Лукашевич). Вслед за Канцлером Сапегою и его помощниками ехали прочие Дворяне в два ряда, а между ними в средине пажи несли подарки: вся дорога, по которой Послы должны были проходить (от квартир их до дворца), уставлена была по oбе стороны Московскими Стрельцами весьма часто, так что их можно было насчитать более полтретьи тысячи человек.

Послы сошли с лошадей у самого главного Княжеского подъезда возле Благовещенской церкви, очень богато отделанной снаружи и внутри, с позолоченными куполами; и Приставы проводили их чрез притвор церковный, прямо к царским палатам, где находился сам Князь, с Думными своими Боярами. На протяжении всей лестницы по обеим сторонам её, и на крыльце, прямо до самых палат Царских, расставлены были Боярские дети и иностранцы (на крыльце были расставлены Pyccкие и Немцы без разбору, в сенях отдельно: по одну сторону — Немцы, а по другую — Pyccкие, в парчовых одеждах).

Взошедши на крыльцо, Приставы настаивали, чтобы Дворянство шло не вперёд, как это бывает у нас, а за Послами. Пред палатскими сенями Послов встретили Князь Василий Михайлович Лобанов-Ростовский и Нелюб Семенович, а в самых сенях — Окольничий Князь Василий Дмитриевич и Дьяк Родион Васильевич, которые и проводили их в самые палаты Царские (сами, впрочем, шли впереди Послов).

В палатах Царских застали Великого Князя сидящим на троне в венце; в руке у него были скипетр и держава; возле него по правую руку сидел сын его, а вокруг сидело много Думных Бояр и Дворян в парчовых одеждах (изба или палата царская была довольно велика, но не убрана, а попросту выкрашена. Подушки и пол пред Царем были покрыты коврами.

Трон, на котором сидел Царь, был обит красным бархатом; в руках — золотой скипетр, на голове — корона, на ногах — красные бархатные сапоги. Возле Царя, по правую руку, сидел сын его; на притронии по левую руку лежала Царская держава. Пo обе стороны, довольно поодаль, сидели Думные Бояре). Пред самым Великим Князем и его сыном стояли четыре оруженосца, два с одной стороны и два с другой, в белых горностаевых епанчах мехом вверх, в белых шапочках и сапогах, с топориками.

Реестр подаркам, привезённым Послами Польскими Великому Князю Борису Фёдоровичу, и сыну его — здесь, 0.32 Mb

послыприёмцеремонияподаркиреестр

Источник: [16.19]

Статья № 5
Якоб Ульфельд, 1578

Александровская слобода. Приём послов Дании

Там по обеим сторонам дороги стояли длинной чередой 2 тысячи лучников в [полном] снаряжении, оставив промежуток, по которому мы продвигались (К Александровской слободе — Прим. ред.).

Якоб Ульфельд, 1578. Общий вид Александровской слободы

Проехав дальше, мы достигли крепости, действительно обширной и выстроенной по-царски из камня, окружённой стеной и рвами, вмещающей три замечательных храма.

Якоб Ульфельд, 1578. Приём посольства Я.Ульфельда Иваном IV

Там мы увидели многолюдное место [собраний] бояр, которые были разодеты в красные и разноцветные одежды. Миновав их, мы взошли во дворец, заполненный другими боярами, одетыми самым богатым образом, сидящими каждый на своём месте.

Мы их приветствовали и, когда хотели войти в тронный зал, у входа навстречу нам вышел переводчик по имени Каспар, он напомнил, чтобы мы не произносили королевских титулов раньше царских и чтобы мы не забыли поприветствовать и назвать почётным титулом царского сына.

Затем, когда нас впустили, мы увидели царя и его старшего сына, оба сидели — отец на троне, возвышавшемся над полом на один локоть, сын немного пониже справа от него.

послыприёмцеремонияАлександровская слободазамок

Источник: [16.23]

Статья № 6
Сигизмунд Герберштейн, 1517, 1526

Отправляющийся в Московию посол, приближаясь к ее границам, посылает в ближайший город вестника сообщить начальнику с письменным или устным сообщением к управителю или наместнику этого города, что он, посол такой-то такого-то господина намерен вступить в пределы государя.
Вслед за этим начальник тщательно исследует не только то, каким государем отправлен посол, но и какое у него самого положение и достоинство, а также сколько лиц его сопровождает, причём их интересуют имена и отчества всех, даже слуг...

Мне был отведён пустой дом, в который для начала доставили лавки, стол и тонкую специально выделанную кожу для окон. По их меркам дом был хорош. Мне представили писца, который ежедневно распоряжался доставкой еды и питья, именно: большого куска говядины, куска сала, живой овцы, одного живого и одного забитого зайца, шести живых кур, зелени, овса, сыра. Соль же привозили лишь один раз в неделю, перца и шафрана вполне довольно. Все это каждый день привозилось на обычных у них повозках. В рыбные дни мне привозили забитую рыбу и много больших копчёных на воздухе без соли осетров; еще графинчик с водкой, которую они всегда пьют за столом перед обедом. На другой повозке — три сорта хорошего меда (напитка) и два сорта пива. Одно из них было приятно сладкое.

Они посадили в дом людей, которые считаются знатными, блюсти и охранять меня, а по правде сказать, следить, чтобы никто не ходил ко мне и от меня без их ведома. Были и другие, которые запирали, мели и топили дом. В конюшне были еще другие и опять-таки другие для колки дров и помощи на кухне.

Все, что я привёз с собой, этим я и располагал, например постельное белье, посуда и т. п. Корм для лошадей и все, до них касающееся, доставлялись мне также в изобилии. Когда однажды я купил живую рыбу, они рассердились, считая это зазорным для своего князя, и выдали мне четыре живых рыбины...

послыприёмцеремонияобеспечение

Источник: [16.27]

Статья № 7
Дон Хуан Персидский, 1599–1600

...мы вступили в резиденцию московского царя (Годунова — Прим. ред.). Навстречу нам вышло великое множество людей, потому что московиты люди весьма тщеславные: в день въезда какого-либо князя или иностранного посланника в резиденцию царя или в один из главных городов указом объявляется, чтобы никто не работал, а чтобы все, одевшись и принарядившись как можно лучше (Напрокат, из царского хранилища одежды — Прим. ред.), выходили к тому месту, где произойдет въезд. И хорошо, что они в такие дни отдыхают и не смеют ни минуты работать, так как в обыкновенные праздники в течение года ничуть не стесняются работать целый день, хотя весьма строго соблюдают другие предписания греческой церкви, коей они следуют.

Знатных лиц, которые вышли нас встретить по приказанию царя и которые все были вельможи и сановники, господа и дворяне, как мне показалось, было свыше 6 000. Для нашего въезда царь прислал нам 200 экипажей, запряжённых каждый в одну лошадь, очень рослую; кучера, экипажи и лошади были покрыты львиными и тигровыми шкурами, отчасти для большей пышности, отчасти для защиты от холода, весьма сильного в тех местах.

За пол-лье от города нас встретила царская гвардия, стоявшая в строю по обеим сторонам дороги, по коей мы следовали: то была пехота, вооруженная аркебузами, а ратников, имевших аркебузы, не считая тех, которые имели луки и стрелы, было около 10 000. Мы проезжали посреди этой гвардии, причём ратники держали фитили зажжёнными.

послыприёмцеремония

Источник: [16.40]

Статья № 8
Климент Адамс, 1553

Царь Иван-4 впервые на Руси принимает англичан

Чрез два часа позвали на пир. В так называемой Золотой Палате (хотя она и не очень красива), сидел Русский Император в серебряной одежде; на голове его сияла новая диадема. Англичане сели за стол против Царя. По средине Палаты стоял не высокий квадратный стол. На нем лежал шар, поддерживавший другие меньшие, так что из них образовалась пирамида сужавшаяся к верху. Тут же было множество драгоценных вещей, ваз и кубков, большей частью из caмого лучшего золота. Особенно отличались четыре большие сосуда, до 5 футов в высоту. Несколько серебряных кубков, похожих на наши небольшие стаканы, употреблялись для питья Князю, когда он обедает без торжественного собрания.

Четыре стола, накрытые самыми чистыми скатертями, были поставлены отдельно у стен (к ним вели три ступени); за них сели почетнейшие Сановники, в одеждах из дорогих мехов.

Принимаясь за нож или за хлеб, Князь полагал на себя крестное знамение. Кто пользовался особенною его дружбою и участвовал в советах, тот сидел за столом вместе с ним, но поодаль, у прислуживавших Князю ниспускались с плеч самые тонкие полотенца, а в руках были бокалы, осыпанные жемчугом. Когда Князь бывает в добром расположении духа и намерен попировать, то обыкновенно выпивает бокал до дна, и предлагает другим.

В Московии исстари ведется, что пред oбедом сам Император посылает каждому хлеб. Подносящий говорит громко: «Великий Князь Московский, Государь Pycский Иван Васильевич жалует тебе (имя того к кому относится) сей хлеб». И при этом все встают и кланяются Князю.

Когда посылки кончатся, входит Придворный в сопровождении прислужников, и, поклонившись Князю, ставит на стол, на золотом блюде молодого лебедя (cignellum); чрез полминуты снимает со стола, и отдает Кравчему с семью товарищами, чтобы нарезали кусками. Потом блюдо ставится на стол, и предлагается гостям с прежней торжественностью. В это время и Придворный получает хлеб от Князя, и уходит.

О дальнейшем порядке пира наши не могли сказать ничего замечательного, кроме того, что все блюда и кубки для ста обедавших человек были из лучшего золота; a столы так обременены драгоценными сосудами, что даже не доставало места.

Нельзя пройти молчанием и того, что сто сорок прислужников были все в золотой одежде, и во время обеда переменяли ее три раза. И они получили от Царя хлеб и напитки. Обед кончился, когда были уже зажжены свечи (потому, что наступила ночь), и

Царь простился с обедавшими, назвав всех по именам. Царь посылает посылки и называет по именам для того, как говорят рyccкие, чтобы показать, что каждого хорошо знает, и чтобы тем oбнapyжить свою расположенность. Нельзя не подивиться, какую нужно иметь память, чтобы удержать столько различных названий.

путешествие Ченслеразваный обед в Кремлепосудаофициантыобычаи застольястоловые приборы

Источник: [16.59]

Статья № 9
Павел Юстин, 1569–1572

Шведское посольство

На реке Сестре1 нас (57 человек — Прим. ред.) встретил от имени Московского великого князя комендант Орешка Богдан2. В тот же день мы достигли Пурмусельки. Там мы узнали о приезде присланного для нас из Новгорода проводника по имени Афанасий. Его сопровождала свита из 23 человек, среди которых были как дворяне, так и люди простого происхождения. Они встретили нас вскоре после того, как мы направились на постоялый двор, пожелали удачного пути и обещали от имени Наместника проезд, а также необходимую пищу, по старому обычаю. Так мы вместе доехали до места.

На следующий день, 8 сентября, мы направились к Орешку. Когда мы проехали две мили, Афанасий дал нам немного вина, русского меда и хлеба с медовой приправой… Место для жилья нам было предоставлено на улице Кожевников3, где в предыдущие годы уже жили другие шведские послы. Вечером, сравнительно поздно, нам принесли еду и питье.

посольствоШвециявстречаграницасвитачисленностьНовгородгостиница

Источник: [16.61]
Комментарии

Статья № 10
Лицевой летописный свод Ивана Грозного (Царь-Книга)

7041 (1541)
О приходе из Индейской земли купца Хози-усеина с грамотой
Пришел к великому князю Василию Ивановичу всея Руси на Москву из Индейской земли купец Хозя-усеин. А привез грамоту от Бабур-паши, Индейской земли государя; а писал Бабур-паша, чтобы великий государь Василий Иванович с ним был в дружбе и в братстве, и люди бы между ними ходили на обе стороны узнавать о здравии.

И великий князь Хозю-усеина отпустил к Бабур-паше, и писал с ним в грамоте, что хочет, чтобы люди между ними ездили. А о братстве к нему не писал: неизвестно, кто он на Индейском государстве, государь ли, или урядник, и как бы великому государю в том бесчестия не было, если он той земли урядник. И великий государь поэтому о братстве к нему не писал.

7063 (1563)
О сибирских послах
В том же году в январе пришли послы к царю и великому князю из Сибири от Сибирского князя Едигеря и от всей земли сибирских людей, Тягриул да Панъяды; а поздравляли государя царя и великого князя на царствах, на Казанском и на Астраханском; да били челом государю от князя Едигера и от всей земли, чтобы государь их князя и всю землю Сибирскую взял за себя в свое имя, и со всех сторон от врагов защитил, и дань свою на них возложил, и дорогу своего прислал, которому дань собрать.

И царь фсударь их пожаловал, взял их князя и всю землю в свою волю и под свою руку, и дань на них возложить велел. И били челом послы о дани, и клятву за князя и за всю свою землю дали на том, что им давать государю со всякого черного человека по соболю. Да дороге государеву царя и великого князя по сибирской белке с человека. А черных у себя людей сказали — 30 тысяч семьсот человек.

Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7041 (1541). О приходе из Индейской земли купца Хози-усеина с грамотой
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7041 (1541). О приходе из Индейской земли купца Хози-усеина с грамотой, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7063 (1563). О сибирских послах
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7063 (1563). О сибирских послах, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7063 (1563). О сибирских послах
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7063 (1563). О сибирских послах, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7063 (1563). О раздоре со шведскими немцами
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7063 (1563). О раздоре со шведскими немцами, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/

7063 (1563)
О раздоре со шведскими немцами
В лето 7063 от Адама (1563 лето от Христа) случился раздор со шведскими немцами у Ореховских и Корельских людей о рубеже; а перемирие было у наместников новгородских царя и великого князя с королем Шведским Гоставом на шестьдесят лет, и прошло 20 лет, и многие с обеих сторон начались раздоры, немцы за рубеж перешли во многих местах.

7064 (1564)
О приходе из Сибири Митьки Курова
В том же месяце пришел из Сибири Митька Куров, посол царя и великого князя; а вместе с ним пришел от Едигирея. князя Сибирского, посол Боянда и привез царю и великому князю дань — 700 соболей. А о другой части дани так писал князь Едигирей и вся земля Сибирская, что их хотел завоевать Шибанский царевич и многих людей захватил в плен: а Митька Куров сказал, что для них возможно было полностью прислать дань, но они не захотели

.

Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7067 (1567). О послах к государю из Тюмени от князя Тюменского

7064 (1564)
Об опале царской на сибирского посла
И царь и государь положил опалу на сибирского посла, велел взять его имущество, а самого его под стражу посадить; а в Сибирь послал служилого татарина с грамотой, чтобы во всем перед ним. государем, исправился.

7067 (1567)
О послах из Бухары
В том же месяце пришли послы из Бухары, из Шамархань. от царя Бухарского и Самаркандского, Азам-Ази и Ших с подарками и любовным челобитьем, прося дороги купцам и о защите.
<...>

7067 (1567)
О послах к государю из Тюмени от князя Тюменского
В том же месяце пришли послы из Тюмени от князя Тюменского с подарками и били челом, чтобы царь и великий князь держал в своем подданстве.

7074 (1574)
В том же месяце мае в 28 день царь и великий князь приехал из объезда в Москву; а ездил государь в окраинные города с крымской стороны, в Козельск, Белев, Волхов, Алексин и в иные окраинные места, в том же месяце мае в 30 день царь и великий князь поехал на богомолье к живоначальной Троице в Сергиев монастырь молиться.

В тот же день пришли к царю и великому князю в Москву из Литвы от Сигизмунда-Августа, короля Польского и великого князя Литовского, послы Юрий Александрович Хоткевич, пан Троцкий, староста бельский, да Юрий Васильевич Тишкевич, воевода берестовский и староста волковыйский, да писарь и правитель свислочский Михайло Гарабурда. А с ними дворян королевских 10 человек: Стрет Михайлов, сын Тишкевича, Ян Николаев, сын Нарбут, Степан Станиславов, сын Райский, Семен Жданов, сын Корсаков. Юрий Пухальский, Федор Юрьев, сын Тишкевича, Михайло Гаврилов, сын Тишкевича, Федор Фуре Еленский, Иван Новгородец, Иван Иванов, сын Звезда; а людей пословых и дворян — 850 человек. а купцов — 56, а лошадей с послами и с купцами — 1 289.

И царь и великий князь велел литовских послов поставить на Литовском дворе и корм им всякий велел давать достаточный; и велел им дожидаться своего приезда от живоначальной Троицы; а приехал царь и великий князь от рсивоначальной Троицы в месяце июне в четвертый день.

7075 (1575)
В том же месяце сентябре в 3 день приехал из Крыма Яков Змиев, а с ним приехали из Крыма к царю и великому князю гонцы от Девлет-Гирея царя, гонец царя Кормиш-мурза. сокольничий царя, и от царевичей, и от цариц, и от мурз гонцы. А всех их 130 человек, кроме торговых людей турчан.

Лицевой сводприращение Сибирьюогляд на Азиюлояльный Крым

Источник: [16.65]
Комментарии

Статья № 11
Павел Юстен (Паавали Юустен), 1569–1572

1569
На следующий день, 15 сентября, пришел пристав14 с толмачом и сказал, чтобы мы явились к Наместнику для беседы. Мы ответили, что в нашу задачу не входит беседовать или вести переговоры с Наместником, прежде чем мы не уведомим Московского Великого князя и царя о тех делах, которые Его Королевское Величество доверил нам. Получив такой ответ, он вернулся к Наместнику, который остался явно недоволен. Поэтому он снова послал к нам того же пристава в сопровождении нескольких «детей боярских» ответить, что нам непристойно подобным образом отвечать наместнику Русского царя.

Нам сказали, что мы могли бы поговорить с Наместником о делах, важных и необходимых как для русского, так и для шведского народов. Мы же ответили им: не такие мы глупые, чтобы не уметь различать высшие и низшие лица и должности, отдавая им равное уважение. Матиас Шуберт добавил, что это не в обычае ни у секретарей Великого князя, ни у Ливонских послов — рассказывать кому-либо о делах, с которыми они посланы, прежде чем не прибудут туда, куда направил их государь...

дипломатические каноныфатальная ошибка шведов

Источник: [16.68]
Комментарии

Статья № 12
Ричард Ченслер, 1553–1554

Пока я жил в Москве, Князь (Иван IV Грозный — Прим. ред.) отправил 2 послов к Польскому королю; они взяли с собой, по меньшей мере, 500 лошадей, пышность их была выше всякой меры: не только на них самих, но и на лошадях их были: бархат, золотая и серебряная парча, усыпанные жемчугом, и притом не в малом числе.

грандиозные посольстватранспорт дипломатов

Источник: [16.71]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,078