▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь  → Хождения: кто, когда, куда, как и зачем → Иные этнические системы (XVII век) → Комментарии к статье № 6

Комментарии к статье № 6, Джосиас Логан, 1611

4. Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь
4.1. Хождения: кто, когда, куда, как и зачем. Иные этнические системы (XVII век)

Редактор издания (5.10.2016 16:59:39)

В 1611 г. английская торговая компания, директором которой был тогда Томас Смит, в надежде на большую прибыль попыталась завязать непосредственные сношения с крайним северо-востоком России и для этого послала специальный корабль, который предпринял путешествие к устью Печоры.
Корабль назывался «Дружба» («Amitie»), и капитаном на нем был Джемс Вэден (James Vadun), опытный и смелый моряк, хорошо изучивший условия плавания по полярным водам и не раз ходивший до Шпицбергена. Снявшись с якоря в Темзе 11 апреля 1611 г., «Дружба» обогнула Норвегию и, пройдя Белое море, сделала попытку продвинуться как можно дальше на восток. Устья Печоры корабль достиг 11 июля этого года. На корабле находились Вильям Гордон из Гулля, «тот самый Гордон, который в 1603 г. по поручению Черри, вместе с Беннетом, отправился на север и первый из англичан прибыл на остров Черри» (Гамель, стр. 190), затем Ричард Финч и, наконец, факторы Джосиас Логан, его помощник Вильям Персглоу (Pursglove) и ученик Мармадьюк Уильсон. Логан, Персглоу и Гордон на шлюпке с шестью гребцами проехали через Сухое море к р. Печоре и поднялись по ней до Пустозерска, куда прибыли 16 июля. Здесь не без труда выхлопотали они разрешение у таможенных сборщиков на некоторое время остаться в Пустозерске. Не забудем, что дело происходило в самый разгар смутного времени...

*

31
«Выдержки из двух писем Логана... к мистеру Гэклюйту» —
Рич. Гэклейт (1557–1616) окончил Оксфордский университет и сначала был преподавателем географии в «обычной» школе, затем принял духовное звание. В 1583 г. он собрался было ехать в путешествие с сэром Гэмфри Джильбертом, но ему что-то помешало, и он спасся от гибели, постигшей эту экспедицию. Зато делом его жизни сделалось собирание рассказов английских моряков, и он умел раздобывать их с редкой настойчивостью и удачей. Значительную услугу для его деятельности в этом направлении оказало пятилетнее пребывание его во Франции в должности духовника английского посланника при французском дворе. «Широкое образование, знакомство с шестью языками, помимо английского, которыми он овладел настолько, что мог по крайней мере читать написанные на них книги, сделало его способным к этой работе; перепиской он был связан с почти невероятным количеством друзей и знакомых — из ученой среды, из придворной знати, из купеческого сословия, наконец, из моряков всех стран, что также обеспечило успех его литературным предприятиям» (Boehme Max. Die grossen Reisensammlungen des 16 Jahrhunderts und ihre Bedeutung. — Strassburg, 1904. — S. 152-153).
Вернувшись в Англию и занимая различные духовные должности в ряде городов Англии, Гэклейт до самой смерти (он умер в звании архидиакона Вестминстерского аббатства в 1616 г.) интересовался только путешествиями и смог выпустить ряд книг, доныне сохраняющих выдающееся значение. Уже первая его книга, посвященная Ф. Сиднею, «Divers voyages touching the discoverie of America» (1582) сообщила ряд важных данных для истории открытия Америки.
В 1589 г. через год после гибели «Непобедимой Армады» появился первый том его знаменитого труда «Главные плавания, путешествия и открытия английского народа на море и на суше, сделанные в отдаленнейших углах земли за последние 1600 лет» (The Principal Navigations, Voiages, Traffiques and Discoveries of the English Nation, made by Sea or Over-Land, to the remote and farthest distant quarters of the Earth etc). Через 10 лет тот же труд, переработанный и дополненный, вышел уже в трех томах, и это издание сделалось источником драгоценных сведений о многих уголках земного шара. В нем напечатаны полностью и в извлечениях дневники странствований, в том числе и названных выше. В первом томе собраны многие известия англичан и о Сибири; часть из них в переводе на русский язык вошла и в настоящую книгу.
О Гэклейте и его труде см.: Markham Clements. Rich. Hakluyt, his Life and Works. — London, 1896; Трехсотлетие со дня смерти Р. Гэклейта // Ист. вестн. — 1916. — № 12. — С. 799-800; новые работы: Parks. George Richard Hakluyt and the english voyages. — New-York, 1928; Taylor E. G. R. Tudor Geography 1485–1583. — London, 1930. «The principal Navigations» переиздавались несколько раз (в 1809, 1865 и 1885 гг.).
Недавно появились новые издания в 10 томах (London, 1927–1928), а также в сокращениях (Hakluyt’s Voyages / Selected and arr. by A. S. Moth; ill. by H. R. Miller; m. by E. H. Fitchew. — Oxford, 1929; Hakluyt. The Voyages, Traffiques and Discoveries of Foreign Voyagers with other Matters relating thereto contained in the «Navigations» / Introd. by E. Rhys. — New ed. — Two vols. — London, 1928). Ср.: Martin G. W. Traffiques and Discoveries // Quaterly Review. — 1928. — Vol. 253. — P. 257-276. Еще в 1739 г. при петербургской Академии наук, как сообщает П. Пекарский (История Академии наук. — СПб., 1870. — Т. 1. — С. 585), француз Малярд перевел из гэклейтовского сборника путешествия англичан по Московскому государству; далее ими широко пользовались историки русско-английских сношений в XVI–XVII вв., но русскими географами они далеко еще не использованы до конца. Только что появилось издание «Английские путешественники в Московском государстве» (М., 1938), где в переводе Ю. В. Готье, но с недостаточными комментариями (в которых, между прочим, не использована и настоящая книга), приведены полностью касающиеся открытия Северного морского пути известия Бёрро, Арт. Пета и Джекмена и др. О сборнике Гэклейта см. еще статью А. В. Дружинина (Собр. соч. — СПб., 1865. — Т. 5. — С. 276–287).
Материалы, собранные Гэклейтом, были так велики, что при жизни он не успел опубликовать их полностью. Это было сделано продолжателем его — Самюэлем Перчасом (Samuel Purchas, 1577–1626), который выпустил их в 1625 г. с добавлениями к ним материалов, собранных им самим: «Hakluyts Posthumus or Purchas his Pilgrimes — Contaning a History of the World m sea-voyages and lande-travels, by Englishmen and others» (переиздано в: Glasgow, 1905, 20 томов; характеристика этого труда: Boehme M. Op. cit. — S. 161 — 162).

32
«Кусок слоновой кости». — Это была, вероятно, мамонтова кость.

33
«В море Няромское» — Около западного берега Обского полуострова.
Гамель (Op. cit., стр. 212) сопоставляет название pеки Marmesia в письме к Меркатору с той, «которая у Стефена Берро, со слов лодейника Лошака (1556), называется Naramsey, а в инструкции, составленной Стефеном и Вильямом Берро (1568), названа Naramsy; вероятно, эта река и есть та, которая в нашем тексте называется Naromske Reca, а на карте Массы «помещена гораздо севернее Мутной и обозначена: Niarontza». «И из Книги Большого Чертежа видно, — прибавляет Гамель, — что весь западный берег Обского полуострова назывался Няромским, Няронским и, вероятно, не столь правильно, Нарымским берегом. На нашей новейшей карте этой реки вовсе нет». A. M. Филиппов («Речной путь в Сибирь через полуостров Ялмал». — Записки по гидрографии, вып. XXVI, СПб., 1904, стр. 167) высказал пожелание, чтобы «найдено было местоположение большой, по-видимому, реки в северной части полуострова Ялмала, которая под названиями Naramsay, Naramsy, Naramsia, Naramske reca, Naramsy, Narontza (карта Массы в атл. Кордта, № XXIX) и Maromtsa (там же, карта Герритса № XXXI) неоднократно упоминается путешественниками и картографами XVI-XVII ст. и которая дала повод нашим предкам называть Карское море Нярзомским морем (Р. Ист. Библ., II, ст. 1089)». Кажется, этот призыв остался без ответа. Этимологические догадки J. Baddeley (Russia, Mongolia. China. Lond., 1919, vol. I, p. CXXXV, note) представляются мне неправдоподобными по фонетическим и другим соображениям.

34
Река Кара, или Черная река, иначе Пай-яга, прорывается через хр. Арвис-хой и впадает в Песчаную бухту Северного океана; Кара-река некогда составляла границу уездов Мезенского (Арханг. губ.) и Березовского (Тобольск. губ.), она упоминается и в «Книге Большого Чертежа» («Печорский край». Ж. М. Вн. Дел. 1851, т. XXXIV, июнь, стр. 448-449; С. Огородников, op. cit., стр. 220).

35
В другую, называемую Мутной рекой]. «Ныне Сё — яга, т. е. Проходная река, самоедское название, соответствующее русской волочанке». «Мутная река, маленькая речонка („чрез можно камень перебросить“), настолько мелкая, что в грузу кочи не проходят, а дожидаются с моря прибылые воды (прилива), протекала по пустынной тундре, поросшей мелким лесом, „ярником“, по которой кочевала лишь карачейская самоядь. По ней шли „прибылою водою“, „тянулись бичевой“ в течение 20 дней „до озер, из коих вышла Мутная река, а вышла Мутная река из тех озер невеликих, версты по две“. Дойдя „до озера, до вершины Мутные реки“, запасы волокли „меж озерцами“, в „павозках“, т. е. небольших лодках, а проводили павозки от озера до озера паточинами (тянули, по воде бродячи..., а от третьего озера шли на волок до большого озера, из которого вышла Зеленая река» (Бахрушин С. В. Указ. соч. — С. 82).
Долгое время, благодаря слабой исследованности полуострова Ямала, реки Мутная и Зеленая вызывали недоумения исследователей. Так, например, Stuckenberg (Hydrographie des Russischen Reiches. SPb., 1845. Bd 2. S. 322 f.) предположил, что под Мутной имеется в виду р. Юребей, а под Зеленой — р. Ойя, А. Дунин-Горкавич (Тобольской Север. СПб., 1901. — С. 271) в свою очередь полагал, что Мутная — это р. Сосбея, а Зеленая — р. Ивога; на большинстве карт XIX в. даже нанесены были эти последние реки, которых на Ямале нет.
Анализируя известия английских путешественников начала XVII в. и сопоставляя их с показаниями пинежанина Л. И. Шубина, что «р. Мутная устьем пала в море с полуденные стороны» (РИБ. СПб., 1875. Т. 2. С. 1089), А. Филиппов (Указ. соч. С. 765) пришел к заключению, что «старинная Мутная река тождественна с рекою Морды наших теперешних карт», и этот вывод вполне подтвердил изыскания Б. М. Житкова (Краткий отчет о путешествии на полуостров Ямал Изв. ИРГО. 1909. Т. 45. С. 487; Он же. Полуостров Ямал. СПб., 1913. С. 110, 114, 142, 143, 304), который замечает, что «Сё-яга — горловая (проходная река), одна или вместе с нижним течением Морды, направленным к западу, носила в древности название Мутная»; «Название Мутная как нельзя лучше подходит к этой реке Сё-яга, впадающей в Морды, так как она течет в берегах, сложенных из серой глины, и воды ее совершенно не прозрачны».

36
Называемой Зеленая река]. «Достигнув «большого озера», пересекали его, и входили в вытекавшую из него Зеленую реку. Последняя была еще «меньше Мутные и мельче», и «шли... на низ Зеленою рекою, привозили запас в павозках, а кочи тянули порожние всеми людьми». Б. М. Житков подтверждает, что «летом Сё-яга — Зеленая гораздо беднее водой, чем реки западного склона (Сё-яга и Морды), как это и должно быть по историческим данным. Из Зеленой реки попадали в Обскую губу и бежали „парусным погодьем“ (т. е. при благоприятном ветре) до „заворота“ день. У Заворота (ныне мыс Каменный) береговая линия Ямала делает резкий поворот на юго-запад: здесь сворачивали на восток в Тазовскую губу, все время имея в глазах „по обе стороны берег“, и въезжали в устье реки Таза, берега которого были известны под именем Мангазеи» (Бахрушин С. В. Указ. соч. С. 82; ср.: Житков Б. Известия... С. 487; Полуостров Ямал... С. 114, 142-143 и след.).

37
Недалеко от Китая и Хины]. Логан не знал еще, что Cathay и China означают одно и то же.

38
Доставьте графу Сэлсбери]. Роберт Сесиль, граф Сэлсбери, — известный министр королевы Елизаветы. О Роб. Сесиле (1563–1612), с 1606 по 1608г. заведовавший внешними сношениями, см.: Старина и новизна. СПб., 1911. Кн. 14. С. 325. В архиве его, хранящемся в поместье Гасфильд-Хаузе, находится ряд документов, относящихся к России конца XVI — начала XVII в., например, письмо к нему из Архангельска английского посла в Москве — Ричарда Ли (см.: Calendar of the manuscripts of the Marquis of Salisbury. London, 1904. Pt. 10. P. 275-276; последующие тома этого издания остались для меня, к сожалению, недоступны). Не хранится ли в этом архиве и копия письма Дж. Логана к Гэклюйту?

Редактор сайта (5.10.2016 16:59:39)

У меня и тени сомнений нет, что английская экпедиция 1611 года имела разведывательный характер и проводилась на предмет изучения перспективы оттяпать у России восточные территории, в том числе, и для выхода на Китай по короткому пути — выхода в страну сказочных богатств, но которые можно было купить за копейки. Было для того самое удачное время — в стране царила Смута и полное отсутствие управления государством... Даже на дальней окраине России простые люди шарахались от англичан, принимая их за поляков. Местная власть сбежала, чем и был обеспечен успех мероприятия англичанам, по сути, свободно перемещавшихся по территории чужой страны и открыто собиравших сведения о географии, путях перемещений людей и товаров, о предметах торговли и о её оборотах.






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,2