▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь  → Хождения: кто, когда, куда, как и зачем → Славяне и российские этносы (XVII век)

4. Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь

4.1. Хождения: кто, когда, куда, как и зачем. Славяне и российские этносы (XVII век)

Франкен, Бельский, Котов, Корб, Гордон, Немоевский, Мейерберг, Масса, Петрей, Олеарий, Просьба Иакова, Мерцалов, Витсен, Койэтт, Временник Луки, Брамбах, Роде, Гюльденстиерне, Давид, Эмилиан, Дохтуров, Идес и Бранд, Мнишек, Алеппский, Паерле, Кельдерман и Воронин

Статья № 1
Иоанн Франкен, 1602–1603

Первое Августа (это было девятое Воскресенье после Троицына дня) в городе Копенгагене... в прощальное приветствие, с каждого корабля выпалили из 3 пушек. Всех кораблей было восемь: все они снаряжены хорошо и красиво; пять из них с Герцогскими людьми и пожитками, три проводных, хорошо снабженные артиллериею и пушками...

Карта Дж. Спида, датированная i616 годом, то есть якобы 1616 годом, но, скорее, 616 годом от i, то есть от Рождества Христова.
Карта Дж. Спида, датированная i616 годом, то есть якобы 1616 годом, но, скорее, 616 годом от i, то есть от Рождества Христова.

9 Августа при тихом ветре проплыли Ливонию между Ревелем и Нарвою.
10 Августа рано утром подошли к Нарвскому рейду...
16 Августа Его Княжеская Светлость сделал [конными] четыре мили от Ивангорода до деревни Лужки (Lusska). По бокам коляски Принца ехали выше помянутые Русские господа и 500 конников, сопровождавшие его до Москвы.
23 августа — Новгород.
31 Августа — отъезд из Новгорода.
19 [сентября]. Две мили до города Москвы.

Обратный путь

3 Июля... вышли мы в море (Из Нарвы — Прим. ред.);
24 в Воскресенье, еще до полудня, мы, благодаря Богу, вошли в Копенгагенский рейд, в тот же день вышли там на берег (Итого — три недели, или втрое дольше прямого морского пути — Прим. ред.).


Изображения в более высоком разрешении можно выбрать в разделе Рефераты. Там же и ссылки на источники заимствования.

из Копенгагена в Москвупуть в Московию

Источник: [17.5]
Комментарии

Статья № 2
Самуил Бельский, 1609

23 [сентября] мы подвинулись к Смоленску на 2 ½ мили. Здесь только дорога была чрезвычайно дурна, потому что нам пришлось ехать через весьма густые леса, так что нужно было с великим трудом вырубать деревья, к тому же местами были большие болота, а дорога поросла кореньями и мосты не исправлены; почему в девять часов мы едва проехали эти 2 ½ мили. Утешением для нас было то, что Господь Бог посылал нам всегда хорошую погоду и тепло. Селение, где мы, приехавши, расположились станом, называется Красным; здесь мы нашли ещё не совсем разрушенный дом, который перед тем был построен для приезда Царицы (Марины Мнишек — Прим. ред.), когда она ехала из Польши в Москву.

Источник: [17.13]

Статья № 3
Фёдор Афанасьевич Котов, 1623

От Исфахана же есть путь туда, куда Белым морем1 на кораблях приходят торговать немцы. От Исфахана есть также путь на Фарабат, от Фарабата до Мешхеда пятнадцать дней пути. От Мешхеда до Кандагара сорок дней пути. А от Кандагара, по направлению правее солнечного восхода, сказывают, около сорока дней пути до Белого моря. На этом Белом море стоит город Урмуз2. И у того города пристань корабельная; сюда приходят немецкие, английские и французские корабли.


1 Аравийское море — Прим. ред.

2 Cтарый Урмуз находился на материке, близ выхода Персидского залива в Аравийское море через Оманский залив — Прим. ред.

Источник: [17.4]

Статья № 4
Иоганн-Георг Корб, 1698–1699

10 января 1698 г. — отъезд из Вены; 31.01. — Здуны (граница с Польшей); 24.02 — выезд из Гданьска; 8.03. — Ковель; 13.03. — Вильна; 21.03. — Минск.

3 апреля — граница Московия-Литва.
Посол отправил секретаря с двумя конюхами в Смоленск дать знать тамошнему воеводе о своём приближении. Затем посол, со всем поездом, остановился на ночлег в польском порубежном городе Кадин. Секретарь же ночевал в Досугове, пограничном городе Московии. Близ Радзина небольшая речка составляет границу Литвы и Московии. Достойно внимания, что 15 лет тому назад, при заключении мира между этими государствами, уполномоченные с обеих сторон, собираясь на этой речке, всегда оставались каждая сторона на своей земле.

25 апреля. Очень неровная дорога привела нас к Вяземе, селу князя Голицына; пообедав здесь, мы направили наш путь к Одинцову.

26 апреля. На другой день встречники наши, простившись с нами, отправились в Москву, а мы до 1 мая, по распоряжению московского правительства, должны были пробыть в деревне Мамоновой, до времени нашего въезда в столицу... Мамонова небольшое сельцо в трёх милях от Москвы; дома крестьянские не совсем удобны.
...в Суздальский монастырь, находящийся в 30 милях от столицы (То есть ≈ 225 км / 30 = 7,4 км = миля в Австрии — Прим. ред.).

Источник: [17.2]
Комментарии

Статья № 5
Патрик Гордон, †1699

Около 10 часов [25 июля] мы отплыли на лодке вниз по реке и сделали остановку у Дюнамюнде-шанца, или форта, где я поговорил с капитаном Джоном Гордоном. Затем мы взошли на корабль и двинулись вперед, взяв лоцманов, дабы указать нам путь. Корабль был из Любека; шкипера звали Дюрик Эблер.

Путь Патрика Гордона до Любека
Путь Патрика Гордона до Любека

26. Мы плыли всю ночь и часов в 10 прошли Домеснес, а справа лежал остров Эзель. Этот мыс, в 18 милях от устья реки Двины, весьма опасен из-за песчаных отмелей, так что редкий год здесь обходится без крушений. К вечеру, со свежим ветром, мы миновали Свальферорт, в 9 милях, и Виндау (Вентспилс, Латвия — Прим. ред.), в 3 милях. Затем, удалясь от курляндского берега, мы держали курс на северо-запад к Готланду, который завидели на другой день вечером. Сей остров имеет 18 миль в длину и, говорят, через каждую милю [стоит] церковь.
28–29. Из-за встречного ветра мы два дня были вынуждены лавировать.
30. Когда ветер стал более благоприятен, мы пошли дальше к острову Эланд, что отстоит от Готланда на 7 миль. Южная оконечность Эланда удалена от Виндау на 40 лиг, а от Борнхольма на 21. Оба оных острова по договору 1645 г. в Брёмсебру принадлежат шведам.
31. Мы проплывали вдоль Эланда, длина коего также 18 миль, и к вечеру потеряли оный из вида. Стояла скверная, неприятная погода.

Августа 1, среда. Мы прошли Эрдхольм, где есть небольшая гавань на случай надобности. Здесь никто не живет, только бывают рыбаки с Борнхольма. Вечером мы миновали оный, а также Борнхольм, что лежит в 3 милях от него. Эти [острова] принадлежат королю Датскому.
2. Мы поплыли к померанскому берегу и завидели остров Рюген, что имеет три выступа или мыса, называемые Виттемунд, Ясмунд и Дорнбуш, который отделен от острова. 3. Сей остров отстоит от Борнхольма на 14, от Любека на 26 лиг. Держа курс на юго-запад, мы прошли в виду Штральзунда, а к вечеру — мыс Дасс (Дарссер Орт), рубеж между Померанией и Мекленбургом.
4. Мы миновали Рибнитц, Росток и Висмар, что в 5 милях от Любека, и, пройдя место, называемое Большим и Малым Клюзе-мюнде, к вечеру вошли в реку, на коей [стоит] крепость Травемюнде. С превеликим трудом мы всю ночь тянули корабль вверх по реке и 5, воскресенье около 5 часов утра стали на якорь под самым городом, в 4 [милях] по воде и всего в 2 по суше от устья реки.

Итого — 12 дней со скоростью около 8 км/час или около 4-х узлов.

Источник: [17.14]

Статья № 6
Станислав Немоевский, 1606–1608

После Смоленска, на пути в Москву

До Пнёва... на протяжении трех миль (5 вёрст = 1 миля — Прим. ред.) мы проехали 26 мостов; от Дорогобужа до Колпаты миль 6, на пространстве которых мы проехали 51 мост, не считая малых; до Вязьмы миль 6, проехали 68 мостов; село Ямсардерья, миль 6, мостов 37; от села Доброго до Можайска миль 8, мостов 48; до села Кубинского миль 6, мостов 36; до села Вязёмы мили 4, мостов 32.

Итого — около 300 мостов на пути от Смоленска до Москвы!

дороги Россиичисло переправ до Смоленска

Источник: [17.7]

Статья № 7
Альбом Мейерберга, 1661–1662

Река Мошня и паром

Альбом Мейерберга, 1661-62. Река Мошня и паром
«На плотах переправились через реку Мошню, в лесу, от Вины в одной миле»

Река Ситна

Альбом Мейерберга, 1661-62. Река Ситна
«Речка Ситна в лесу, где мы имели переправу, в четырех милях от деревни Опоки»

Река Шлина

Альбом Мейерберга, 1661-62. Река Шлина
«Проехали мимо этого селения, называемого Шлина (Возможно, это была д. Ключино — Прим. ред.), где находится перевоз через реку Шлину»

Источник: [17.31]

Статья № 8
Исаак Масса, †1635

Исследование Северного морского пути в начале XVII века за счёт Ле-Мэра, нидерландского купца

 Россия, карта Исаака Массы, 1636. Сайт Петра Власенко, http://ua.vlasenko.net/


Я не буду удивлен, если узнаю, что Вайгачский пролив забит на северо-востоке огромными ледяными горами, так как реки Обь и Енисей и ещё много других рек, имена которых неизвестны, гонят такое количество льда, что этому прямо трудно поверить.
Россия, карта Исаака Массы, 1636. Сайт Петра Власенко, http://ua.vlasenko.net/

В начале весны случается, что вблизи моря лёд бывает так толст и его так много, что он сносит целые леса. Это без сомнения и является причиной того, что около берегов пролива Вайгач наблюдается так много плавающего леса. Неудивительно поэтому, что так холодно в этом проливе около Новой Земли, если при узости его в нём накапливается и замерзает такая масса льда, причем толщина льда достигает 60-ти или, по крайней мере, 50-ти шестифутовых саженей, как это в настоящем году [1612] было измерено теми, кто поехал туда за счет Исаака Лемэра в небольшой лодке.

Упомянутый Исаак Лемэр хотел и меня послать в эту экспедицию, но я отказался, потому что готов доказать, что этот путь непроходим и что труды всех, кто бы ни сделал эту попытку, пропадут даром, если они не возьмут другого курса в своем плавании.

Северный морской путькарта России

Источник: [20.26]

Статья № 9
Пётр Петрей, 1601–1605, ...1613

Когда снег разойдется на многие сутки, крестьяне с их лошадьми и санями должны беспрестанно прокладывать дорогу от одной деревни до другой, чтобы едущие по ней взад и вперед могли всегда находить её, а то дорожным людям нельзя тронуться с места по случаю глубокого снега; они вязнут либо совсем проваливаются и с лошадьми, так что без посторонней помощи не могут и выпутаться оттуда.

Когда же снег начнет весною сходить, а лёд таять, тогда бывает такое множество воды в стране, что разливаются реки, а города, местечки и деревни стоят все в воде; это, однако ж, продолжается недолго, потому что ручьи и реки ещё скорее начнут сбывать и посылают всю свою воду и лёд в море, где лёд остается дольше, нежели думают, так что корабли, плывущие из чужих краев, намереваясь проехать, подвергаются большим затруднениям и иногда должны бывают ворочаться назад на время, пока не растает лёд.

Источник: [20.26]

Статья № 10
Адам Олеарий, 1636 (†1671)

Чтобы дать возможность послам и эстафетам передвигаться поскорее, на больших дорогах заведен хороший порядок. В разных местах держат особых крестьян, которые должны быть наготове с несколькими лошадьми (на одну деревню приходится при этом лошадей 40, 50 и более), чтобы, по получении великокняжеского приказа, они немедленно могли запрягать лошадей и спешить дальше.

Пристав или сам едет вперед, или посылает кого-либо иного и велит ждать эстафету. Коли теперь эстафета, прибыв на место днем или ночью, подаст свистом знак, немедленно появляются ямщики со своими лошадьми. Вследствие этого расстояние от Новгорода до Москвы, в котором насчитывается 120 немецких миль, может быть совершенно спокойно пройдено в 6–7 дней, а в зимнее время, по санному пути, ещё и того быстрее.

За подобную службу каждый крестьянин [ямщик] получает в год 30 рублей, или 60 рейхсталеров, может, к тому же, заниматься свободно земледелием, для чего получает от великого князя землю, и освобождается от всяких поборов и других тяжелых повинностей.

Когда они едут, то пристав должен каждому из них выдать по алтыну или по два (что они называют «помаслить хлеб»). Служба эта очень выгодна для крестьян, и многие из них стремятся быть подобного рода ямщиками...

Корабли или большие струги и лодки, идущие по Волге к Астрахани, соблюдают это время и пускаются в путь, когда вода еще поднимается или оказывается выше всего, как это и происходит в мае или июне, когда реки на севере разливаются и приносят много воды в Волгу; в такое время эти суда не только безопасно проходят через мелкая места, но и через низкие острова, которые в это время оказываются глубоко под водой. Бывают, впрочем, случаи, что, после ночевки их на таком острове, они, при быстром спаде воды, остаются сидеть на мели: подобного рода засевшие и погибшие большие струги и лодки мы встречали во многих местах на Волге...

Когда мы прошли мимо этого места (Впадения Иловки в Волгу, ниже Саратова — Прим. ред.), то заметили весь персидский и татарский караван, состоявший из 16 больших и 6 малых лодок, шедших рядом и гуськом. Когда мы заметили, что они, ожидая нас, опустили весла и лишь неслись по реке, то мы подняли все паруса и одновременно старательнее взялись и за весла, чтобы догнать их...

Во главе этого каравана, собравшегося окончательно перед Самарой, были, кроме вышеозначенного шахского персидского купчины и татарского князя Мусала, русский посланник Алексей Савинович Романчуков, отправленный от его царского величества к шаху персидскому, татарский посол из Крыма, купец персидского государственного канцлера и еще два других купца из персидской провинции Гилян.

Источник: [17.34]
Комментарии

Статья № 11
Просьба короля Иакова, 1614

Мерик (Купец — Прим. ред.) спешил представить просьбы своего короля. Иаков просил, чтобы позволено было англичанам ездить Волгою в Персию, рекою Обью в Восточную Индию...

Источник: [17.4]

Статья № 12
А. Е. Мерцалов

Вологда, по Писцовой книге 1627 г.

Известно, что в 1553 году, в царствование Ивана Грознаго, открыт был морской путь для торговых отношений России с Англией и Голландией через Архангельск. Это событие имело большое значение для Вологды, потому что она лежала в средине новаго торговаго пути — между Москвой и Архангельском, имея с последним водяное сообщение. Вологда стала складочным местом для товаров русских и иностранных, и англичане и голландцы устроили в ней свои торговыя фактории.

Уже в 1555 году пришли к устью Двины пять английских кораблей; с одного из них товары были перегружены на нанятые в Холмогорах суда и отправлены в Вологду, а Вологодские суда с русскими товарами тогда же пришли к остававшимся кораблям на Двинское, или, как говорится в летописи, Корельское устье. Такое выгодное положение подняло значение Вологды, улучшило ея экономически строй и развило в городе торговую и промышленную деятельность.

Мы уже видели, что Вологодские посадские были по преимуществу промышленные люди, вместе с тем значительная часть их занималась торговлею. Торговым значением города, без сомнения, объясняется то обстоятельство, что Иван Грозный прожил в Вологде более трех лет и даже думал сделать ее своей столицей (Иван Грозный прожил в Вологде три года и пять месяцев в 1568–1571 годах — Прим. ред.)...

По писцовой книге значится в Вологде того времени 11-ть дворов «немецких» торговых людей; при этом не лишнее напомнить, что встарину немцами русские люди называли всех вообще иноземцев и лишь в некоторых случаях различали национальности: «английской немчин», «галанской земли немчин» и т. п.

Почти все дворы торговых иноземцев находились на посаде, в городе помещался один только двор англичанина Карпа Демулина. Из находившихся на посаде два двора принадлежали голландцу. Исааку Моту (Не Исаак-ли Масса, автор известных «Сказаний о смутном времени в России»? По крайней мере из них видно, что этот голландский купец в 1609 г. жил в Вологде).

Источник: [17.29]

Статья № 13
Николаас Витсен, 1665

Москва, 5 мая

Я дерзнул тайком предпринять поездку в Новый Иерусалим (Около 40 км от Москвы — Прим. ред.), который строит патриарх (Никон — Прим. ред.).

Вместе со мной был Еремиас ван Тройен (Купец, устоялся в Москве как Еремий фан Тройн — Прим. ред.). Мы выехали после полудня, а чтобы избежать подозрений, отправили багаж, ружье и все прочее вперёд за ворота. Две даровые подводы, также корм и постоялый двор нам предоставили в пути патриаршие монахи. Вечером, в темноте, мы прибыли к большому монастырскому дому в Чертово. Там мы поели, переменили лошадей и в ту же ночь доехали до монастырской деревни Нахабино. Проспав два часа, встали и утром в 7 часов приехали в Иерусалим.

Источник: [17.39]

Статья № 14
Бальтазар Койэтт, 1676

Сев. Двина

Наш сотник или капитан, находившийся при свите, чтобы провожать нас, и, 4 или 5 дней тому назад, посланный вперед, чтобы приготовить новых бурлаков для смены, вернулся, тем временем, с сообщением его превосх-у, что те, кто должны были тащить нас дальше, стоят наготове в поле, вместе с губернатором всей области или уезда Ваги, которая более чем в 80 миль величиною. Город, где находится его местопребывание, называется Шенкурском и 2 месяца тому назад совершенно выгорел...

Попрощавшись, чтобы исполнить данное нам поручение, мы увидели, пройдя небольшое пространство, в просторном поле, прежде всего, массу народа, вероятно человек 500, а подойдя поближе, рассмотрели и губернатора, который сидел в открытом поле на скамейке, окружённый народом.

На следующий день, 8-го октября, утром в 7 часов мы все стали под паруса и, дождавшись в 8 часов сильного ветра, отправились в путь. В короткое время мы проехали мимо ряда небольших, но, тем не менее, прекрасных деревень, которые я все не был бы в состоянии назвать. После полудня в 3 часа мы шли мимо деревни Пермогорье, лежавшей по правую руку на высокой горе...
Несомненно, мы в этот день, под парусами, успели пройти больше вперед, чем, на лямке и при помощи якоря, могли бы пройти в 4 дня...

Смотритель лодки с лошадьми пришёл утром к его превосх-у и сообщил, что лодка с лошадьми засела на Poerasse (Носом по течению? — Прим. ред.), где глубина воды была не более 4-х пяденей. Узнав это, его превосх. послал лоцмана с 3-мя людьми с каждой лодки, что составило всего 21, туда, чтобы, вместе с бывшими уже там людьми, поднять лодку, если вода не станет выше. Делается это следующим образом. С обеих сторон ярыжки или матросы через борт прыгают в воду и продевают под лодкою большие палки, которые они, с обеих сторон, поднимают себе на плечи и, таким образом, устраивают переноску. Здесь этого однако не пришлось сделать, так как подул ветер, сделавший возможным поднять паруса; в то же время, более 90 человек тянули за лямку и, таким образом, лодка с лошадьми вечером, хотя и очень поздно, была у нас...

Пристав и сотник Антон Лукианович в полдень отправились вперед в Устюг, чтобы позаботиться о доставлении нам пaвозков или выгрузных лодок, чтобы снять с наших судов груз: иначе мы не могли бы пробраться вперед, так как у Устюга не более 2-х или 3-х пяденей воды...

В воскресенье, 13-го октября, рано утром, мы стали под паруса, но не могли особенно подвинуться, так как приходилось все ждать лодки с лошадьми, которая сидела глубже и с трудом проходила через мели. Его превосх., тем временем, выслал всех ярыжек или матросов своей, а также и нашей лодки к другим судам, чтобы перетащить их, одно за другим. Они тянули лямки с обеих сторон воды и, таким образом, быстро перетащили суда. Лодку с лошадьми, шедшую позади всех, тянули почти 300 человек.

В среду, 16-го октября, с рассветом, мы снова стали под паруса: всю ночь мы простояли на месте, так как шкипера, из-за мелей, при темноте не смели двинуться в путь, тем более, что ночью был сильный мороз. Скоро мы увидели Устюг. Этот город лежит в очень ровном месте и приятно для глаза на реке Сухоне и красиво расстилается в виде полумесяца...

Когда его превосх. перешёл через мель, он дал один или два сигнальных выстрела и поднял флаг об опасности; поэтому нам пришлось дать нашей лодке спуститься по течению, чтобы употребить в дело экипаж и перетащить лодки, одну за другой, через мель, находящуюся в 5-ти или 6-ти верстах от Устюга. Каждую лодку тянули человек двести; веревки несколько раз рвались, прежде чем удалось все лодки перетащить.

Из Москвы в Сибирь ездят по рекам: Москве, Оке, Волге, Каме, Чусовой и Серебрянке; отсюда приходится 20 верст или около 4-ех миль итти по суше до реки Баранчи, Тагили и Туры, из которых последняя впадает в большую реку Тобол; на этой реке расположен большой город Тобольск, куда деревни, лежащия по названным рекам, свозят свои продукты на стругах...

В понедельник, 25-го ноября, доставлено было 50 саней, чтобы перевезти нас (из Устюга) в Вологду и Москву; к отъезду все было приготовлено с большой старательностью... 26-го пришли еще около 150-ти саней.

Источник: [17.41]

Статья № 15
Летописец Российских Князей, или Временник Луки Попова из Хлынова

1618

Тогда ж сибирский казак Иваш Петлин вывез писмо и про Китайское государство, и про Обь реку великую, и про многия жилья и кочевыя улусы проведав, подал роспись.

Источник: [20.53]

Статья № 16
Иоганн Брамбах, 1603

Дороги ВКЛ

Отправясь оттуда (Из Ковно — Прим. ред.) 14 [февраля], остановились на постоялом дворе в Глубоком (4 мили), куда приехали по гористой дороге, на которой несколько раз опрокидывались.

22 [февраля] ночевали в местечке Лебедеве (4 мили). Ехали мы от Вильно эти 15 миль так долго из-за необыкновенно глубокого снега и страшно испорченных дорог, так что сани, особенно же большие, на которых был поставлен наш экипаж, то и дело опрокидывались, и нашим людям доставило много хлопот это беспрестанное вываливание из саней и их поднимание.

Источник: [17.42]

Статья № 17
Андрей Роде, 1659

Сегодня (10 апреля) переменилась погода и стала очень неприятной; шёл снег и дождь, и это продолжалось несколько дней, так что дороги, которые уже начали подсыхать, сделались топкими и непроходимыми...

Потом мы поехали далее и прибыли в деревню Истру Большую, принадлежащую патриарху. Деревня эта получила свое название от протекающей здесь реки, шириной в полтора полета брошенного камня. Обыкновенно переезжают через эту реку на паромах, но на этот раз оказалось возможным переправиться через неё вброд.

Источник: [17.43]

Статья № 18
Аксель Гюльденстиерне, 1602 (†1603)

Датчане в дороге. Из Нарвы

22-го Августа (4 добрых мили) доехали до весьма красивого монастыря, по имени Николай на Вяжищах (? — под Новгородом — Прим. ред.); в нём было 200 монахов и две красивые церкви; раскинулся он широко; окружали его красивые бревенчатые дома, и [всё] было прекрасно устроено. В тот день мы почти всё время [ехали] по одному сплошному бревенчатому мосту.

Годунов едет в Сергиев Посад грехи замаливать

6-го Октября царь выехал из Москвы в монастырь, называемый «Троица», находящейся в 12-ти милях отсюда, чтобы помолиться — как он имеет обыкновение то делать ежегодно на каждого Михаила. Но так как в этот раз из-за нашего приезда, а затем вследствие своего нездоровья, о котором сказано выше, он опоздал и на прошлого Михаила не мог попасть на богомолье в упомянутый монастырь, то поехал туда теперь, чтобы, как сказано выше, вознести свои молитвы.

Впереди его ехало верхом около 600-т русских пищальников; за ними друг за другом 25 русских, ведших каждый в поводу замечательно красивую, хорошо убранную лошадь с седлом и убором; на семи задних заводных лошадях [были накинуты] через седло леопардовые шкуры. За этими заводными оседланными лошадьми вели в поводу шесть красивых рыжих упряжных лошадей в сбруе из алого бархата. Впереди него ехали верхом еще два боярина; каждый из них вез лестницу (обтянутую красным сукном), по которой он имел взлезать в повозку и слезать из нее. Еще два других боярина везли в руках по подушке (из парчи). За ними ехал верхом упомянутый ясельничий по имени Михаил Игнатович Татищев. Потом следовал царь в золоченой повозке с небом из алого бархата, запряженной шестью красивыми светло-серыми лошадьми в сбруе из алого бархата...

За ним (Царём? — Прим. ред.) следовало шесть повозок, в каждой из которых было устроено по большому фонарю, каковые имели ехать перед ним зажженными, когда станет темно, чтобы он мог ночью видеть. У повозки его (Царевича? — Прим. ред.) тоже бежала большая толпа бояр, как старых, так и молодых.

Через полчаса [показалась] другая большая толпа русских дворян верхом. За ними ехало 40 русских стрельцов, державших каждый в поводу по красивой серой в яблоках лошади; половина этих лошадей была покрыта зелеными, а половина оранжевыми покровами, каковых лошадей вели впереди повозки царицы. За ними ехало верхом двое бояр и везли каждый по лестнице, обтянутой алым бархатом. За ними ехало верхом два других боярина, из коих каждый вез по парчовой подушке. Затем ехали на серых лошадях восемь бояр в алом бархате.
За ними следовала царица в золоченой повозке с небом из алого бархата, и против нее в повозки сидели две боярыни. Повозка ее была запряжена 10-ю очень красивыми серыми лошадьми.

За нею следовала царевна, ехавшая также в золоченой повозке с небом из оранжевого бархата. Повозка была закрыта кругом, так что никто не мог видеть, сидел ли кто-нибудь с ней в повозке. Повозка ее была запряжена 8-ю красивыми серыми лошадьми. Как кругом царицыной, так и кругом царевниной повозки бежала большая толпа бояр. За повозкою царевны ехало верхом 36 боярынь, все замужние, одетые в красное, все в белых войлочных шляпах с широкими полями и красными повязками вокруг шляпы и с белою [фатою, закрывавшей] рот. Сидели они на лошадях по-мужски. За ними следовало большое множество повозок, запряженных каждая четырьмя серыми лошадьми; [в повозках этих] сидели вдовы.

При царице, так же как и при царе, было шесть повозок с большими фонарями...

17-го Октября царь вернулся из Троицы, где, как сказано, он был на богомолье.

Источник: [17.45]

Статья № 19
Иржи Давид, 1686–1689

Никто не приезжает сюда ради того, чтобы посмотреть эти провинции, как это принято в других государствах Европы. Недавно, однако, три итальянских господина приезжали сюда с такой целью, имея рекомендательные грамоты от пресветлейшего короля Польши. Сначала их любезно принял князь Голицын, но потом их задержали, заподозрили в них шпионов, чуть было не арестовали и отпустили, только получив точную информацию от польского двора.

Источник: [17.52]
Комментарии

Статья № 20
Франциск Эмилиан, 23 июня 1699

Москва — Тибет, Китай

Я познакомился также съ однимъ купцомъ, который знаетъ Тибетское царство (отсюда можно дойти до Тибета или, какъ обыкновенно говорятъ русскіе, въ Деветъ въ два мѣсяца)...

Здѣсь я познакомился съ нѣкимъ армянскимъ купцомъ, знающимъ итальянскій языкъ, который мнѣ разъяснилъ, что есть другая дорога въ Китай болѣе краткая, чѣмъ черезъ Тобольскъ и Сибирь, — это именно черезъ Самаркандъ.

Источник: [18.120]

Статья № 21
Г. С. Дохтуров, 1646

Лета 7153-го августа в 4 день.
Указал государь, царь и великий князь Алексей Михайлович всея России самодержец, Герасиму Дохтурову ехать для своих государских дел к аглинскому королю в Аглинскую землю. И по государеву, цареву и великаго князя Алексея Михайловича всея России по указу, поехал Гарасим Дохтуров августа в 8 день. А к городу Архангельскому приехали сентября в 3 день. А с ним было руских людей: пап Василей, да толмач Федор [Ар]хипов, да шурин ево Иван Золотилов, и с ним было всех 8 человек. И у города ему, Герасиму, аглинский агент Спиридон Гарасимов3 с товарищи для государсково имяни честь воздал большую, и на карабль давали запасы многия. И карабли стояли на море, на устье, зжидались, а от города отпущен сентября в 10 день на устье Двинское в карбасах. И как будет против аглинсково двора, и в ту пору агент стрелял ис пушек. А на карабль приехали сентября в 11 день, и как приехали, на карабль взошли и в ту пору стреляли ис 13 пушек больших...

А из Лундана города отпустили нас на пятой неделе Петрова поста во вторник, июня в 22 день32, а карабль стоял от Лундана 20 верст, под Грязвиным33, и стояли мы под Грязвиным трои сутки. И как бог дал погоду, и пошли ис под Грязвина, а провожали нас вся кумпания, и вышли на море, и шли морем 17 дней погодою доброю. И Северной нос34 обошли здорово, и как будем против дацкого города Варгава35, а погода стала встрешная. А как сошли 3 корабля на мори: один из Гишпанские земли, другой из Талианские земли, а иные ж аглинские карабли, пришли туто ж под датцкой город, и стали на якори июля в 15 день, и стояли сутки. И как бог дал погоду по нас, и пошли мы на море, и шли 5 дней все возле землю погодою доброю и до устья Двинского, и пришли на устье июля в 20 день в-Ыльин день под вечер. И стали на якори 2 дня, как ездили к городу по карбасы36. А караблю нашему имя «Адванс»37, а карабельщик Вилим Кудлер, а пушек на карабле было 27. И как карбасы пришли от города, и мы с карабля поехали июля в двадесят третий день. А от города поехали к Вологде июля в 26 день38. Божиею милостию здравы пришли из Аглинской земли.

Источник: [17.116]
Комментарии

Статья № 22
Избрант Идес и Адам Бранд, 1692–1695

Посольство в Китай. Уральский волок

Вся поездка продолжалась 2 года 10 месяцев 20 дней (с 14 марта 1692 г. до 1 февраля 1695 г., в том числе от Москвы до Пекина 1 год 7 месяцев 20 дней (с 14 марта 1692 г. до 3 ноября 1693 г.)…

К вечеру 26 апреля покинули мы Каму и достигли лежащей по левую руку небольшой, но быстрой реки Усолки, откуда нам оставалось 7 верст до Соликамска. Так как пришлось подниматься против течения, то судно тащили бурлаки, и таким путем 27-го числа мы прибыли в город Соликамск на реке Усолке.

Как проводят суда через Пояс1
А это очень тяжелое дело, так как, прибыв из Березова, лодочники должны выдолбленные из одного бревна челноки расколоть на две части и перетащить волоком через высокие горы. Нужно несколько дней, чтобы перебраться на северную сторону, где они прилаживают обе половики челноков друг к другу, плотно конопатят их древесным мхом и продолжают свой путь на Архангельск или другие города России, лежащие на Оби.

Описание Пояса, или Хребтовых гор
Теперь я обращусь к Поясу, или Хребтовым горам мира. Это каменные горы, которые в сечении, по точнейшим наблюдениям, образуют хребет, или пояс. Он берет свое начало от Печорского озера и тянется без всякого отклонения до области Верхотурья, куда входит Верхотурский Волок. Эти горы можно перейти только здесь.

УралволокКаменный пояспосольство в Китай

Источник: [17.131]
Комментарии

Статья № 23
Авраам Рожнятовский (Дневник Марины Мнишек)

Дорожная карта «Царь Дмитрий-1 (-2)» авторства Мнишка-Сапеги

1606
Март
Дня 2. В ту дорогу московскую пустился пан воевода с царицей, Афанасием и некоторыми близкими панами (другие еще по дороге их нагоняли), по очень плохой дороге.
Последовательность пути в Москву: от Самбора до Люблина 30 миль. 2 марта первый ночлег в Купновичах, дня 3 второй — в Мойцисках, дня 4 третий — в Любачеве, дня 5 четвертый — в Лубовей... Из Люблина до Бреста 2 мили...

Апрель
Дня 1. Шестой ночлег в Миколаевщизне, дня 2 седьмой — в Койданове, дня 3 восьмой — в Минске... От Минска до Орши 38 миль... 2 седьмой ночлег — в Орше, 13 восьмой ночлег — там же. Переправа через реку Днепр. В тот же день были за Оршей. С этой переправой несколько задержались, ибо 14 апреля то и дело impet’em [течением — лат.] сносило наведенные мосты. Особенно 15.
От Орши до Боева 8 миль. Дня 16 первый ночлег был в Святошицах. Дня 17 второй ночлег — в Боеве, несколько москвитинов приехали с грамотами.
От Боева до границы ровно миля. Дня 18 мы переехали границу, [это] речка с наведенным мостом. На границе никто не встретил поезда, только четыре москаля, людей знатных, которые послу Афанасию вручили грамоты и приветствовали царицу и пана воеводу.
От границы до Смоленска 15 миль...

Апрель
Дня 25. Другой ночлег в Дубках... От перевоза дорога идет густым лесом, и дорога мощеная, всего до ночлега проехали 26 мостов.
Дня 28. Пятый ночлег в Колпиче, дорога пренеприятнейшая, одних мостов было 45...

Май
Дня 2. Третий ночлег царицы в том же самом городе Можайске, а пана воеводы — в селе Вяземы, расположенном в 6 милях от столичного города Москвы... (Воцарение и свадьба Марины успешно прошли в Москве 18 мая 1606 года — по тексту)

Смутное времялже-Димитрий и Маринадорожная карта «Царь Дмитрий»

Источник: [17.134]

Статья № 24
Павел Алеппский, 1656

Московия
С тех пор, как мы вошли в Москву-реку и до высадки нашей, суда тащили верёвками с берега, по причине стремительности её течения и большой глубины. Мы видели на ней много судов, идущих из Москвы, с мужчинами, женщинами и детьми, которые бежали от моровой язвы. Таких беглецов мы видали также в тамошних деревнях и в лесах.
В четверг, 17 августа, вставши рано утром, мы прибыли на судне в знаменитую крепость Коломну...

Знай, что от Антиохии до города Москвы, так мы сосчитали, сто двадцать дней усиленной езды, если путешественник будет ехать все это время без перерыва.

водные дороги Россиииз Турции в Москвуречной флот Романова

Источник: [17.145]

Статья № 25
Георг Паерле, 1604

Хождение лже—Димитрия (по примечанию 136 переводчика Н. Г. Устрялова)

Паерле, описывая поход Самозванца от пределов Польши до Москвы, не упоминает, откуда он почерпнул приводимые им подробности, коих не мог быть свидетелем; впрочем, кажется, он пользовался источником довольно верным: известия его, относительно ко времени, по большой части согласны с дневником Лжедимитриевым, веденным вероятно самим воеводою Сендомирским, или кем-либо из его спутников, и напечатанным во II части Собрания Государ. Грам. стр. 167–173, с подлинника, хранящегося в архиве коллегии Иностранных Дел.
Мы приводим дневник, в дополнение к Паерле, в современном переводе:

"Путь с его милостию царевичем, лета Господня 1604 года, в сентябре месяце.
   Август.
25 Жупновицы — 2 мили
26 Лубень — 4
27. Сокольники — 4
28–7 сентября, там же

   Сентябрь.
8. Гае — 3 мили
9 — 12. Глиняны — 2
13. Князье. Господина Сендом. до Буска — 3

<...>

   Декабрь.
1. Там же. Путивляне голову стрелецкого и с сотниками отдали.
2–3. Там же. Рыльчане приехали, объявляя, что Рыльск поддался и воеводы пойманы. Тогож дня из Комарницкой волости люди приехали, с объявлением подданства, и двух воевод привели.
5 — 6. Там же
7. Там же. Передались из замка 80 Москвитян
8 — 9. Там же.
10. Там же. Получено известие о сдаче Курска. Тогож дня привезены 5 воевод из Рыльска и 2 из Комарницкой волости

<...>

   Февраль.
8. Львов. Лемберг в Галиции — 9 миль
10. Лубень — 4
11. Самбор. Город на Днестре, в Галиции — 6
На обороте надпись: «Дневная записка Московского пути, т. е. тракт, по которому следовал царь Димитрий из Польши в Москву, иждивением господина воеводы Сендомирского».

хождения лже-Димитрияподдержка самозванцапроект Сапеги-Мнишка

Источник: [17.150]
Комментарии

Статья № 26
Томас Кельдерман и Владимир Воронин, 1670–1671

178-го августа в 17 день1 по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца указу и по наказу ис Приказу его великого государя Большие Казны2, каков прислан к Архангельскому Городу, торговому иноземцу3 Томасу Кельдерману4 да Володимеру Воронину5 от Архангельского Города ехать за моря в Галанскую землю и в город Амбурак6 для пополнения его великого государя казны серебра на денежное дело7 и для иных его великого государя купецких дел.

И во 179-м году сентября в 16 день8 по указу великого государя от Архангельского Города пошли на карабле за моря, а найму дано карабельщику Вилиму Фосу триста ефимков любских9.

Ноября в 4 день пришли в карабле под Амстрадам город...

А велено по тем его великого государя грамотам осталые товары, которые остались от продажи Галанские земли, продать на ефимки и на товары по настоящей городцкой цене19.

И по тем его великого государя грамотам они, Томас и Володимер, те осталые товары продали на ефимки и на товары, а сколько на ефимки продано и на товары променено, и то писано в книгах, каковы поданы в Приказе великого государя Большие Казны.

из Архангельска в Европуторговая миссияобеспечить монетные дворы

Источник: [17.153]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,121