▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь  → Хождения: кто, когда, куда, как и зачем → Славяне и российские этносы (XVI век)

4. Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь

4.1. Хождения: кто, когда, куда, как и зачем. Славяне и российские этносы (XVI век)

Джонсон, Арсений, Воскресенская, Кампани, Ульфельд, Герберштейн, Иовий, Квашнин-Самарин, Статейный список, Дон Хуан, Юстин, Лицевой свод , Марш

Статья № 1
Ричард Джонсон, 1558

Прежде всего, из Двинской области известна дорога на Печору, а от Печоры до Оби, если путешествовать на оленях по суше — шесть дней пути, а летом — водою и больше.

Река Обь полна мелями, а устье ее [шириною] свыше 70 русских миль; отсюда в трёх днях пути по правую руку находится местность, называемая Чернолесье, что значит по-английски blacke woods; неподалёку отсюда живёт народ, называемый пеший-конный, носящий волосы, по описаниям, вроде как бы по ирландской моде. От пеших-конных до Желтых Калмыков — три дня пути, а отсюда до Черных Калмыков три дня в юго-восточном направлении.

Оба этих народа имеют татарскую веру и платят дань великому хану.

Источник: [16.7]
Комментарии

Статья № 2
Арсений Елассонский (Арсений Грек), †1626

Двинувшись из Смоленска 1 числа июля месяца, через десять дней мы приехали в великую Москву.

Источник: [17.9]

Статья № 3
Летопись по Воскресенскому Ново-Иерусалимскому списку, 1553

В 7061 год от СМ, на 11-ый день октября, во вторник, на день святого Филиппа, покинул свою отчину Казань великий князь и поплыл в Свияжск. Пробыв там день, государь сел на ушкуй под Вязовыми горами и вскоре доплыл до Нижнего Новгорода. Отдохнув в городе пару дней, двинулся Иван IV Волгою на Балахны, где пересел на лошадей.

Летопись по Воскресенскому Ново-Иерусалимскому списку, 1553. В 7061 год от СМ, на 11-ый день октября, во вторник, на день святого  Филиппа, покинул свою отчину Казань  великий князь и поплыл в Свияжск. Пробыв там день, государь сел на ушкуй под Вязовыми горами и вскоре доплыл до Нижнего Новгорода. Отдохнув в городе пару дней, двинулся Иван IV Волгою на Балахны, где пересел на лошадей

Источник: [19.6]

Статья № 4
Паоло Кампани, 1581

Хотя на реках по большей части и сделаны деревянные мосты (которые обычно сооружаются по случаю приезда послов), однако сделаны они из грубого неотёсанного материала и на них часто ломаются повозки, а путешественников это невероятно утомляет и обессиливает.

Источник: [16.3]

Статья № 5
Якоб Ульфельд, 1578

Путь посла в логово Ивана IV — в Александровскую слободу

Итак, снявшись с якоря, мы подставили паруса ветрам в пятницу, ближайшую к празднику Вознесения Господня, 9 [числа] месяца мая. Покинув Драгер (предместье Копенгагена теперь) при попутном ветре, мы на 3 парусных кораблях и 6 весельных галерах направились к острову Борнхольм, отстоящему от Копенгагена на 25 морских миль (1 миля = 1 865 м — Прим. ред.). Мы прибыли туда на следующий день... На другой день, это было 5 июня, мы в сопровождении 40 всадников и нескольких стрельцов на повозках и лошадях поехали за 5 миль, к селению, находящемуся между Перновым и Вердером... 9-го [июня] мы отправились [оттуда] в сопровождении 100 лучников и 20 всадников. Проехав [одну] милю, ночевали, по заведённому обычаю, в поле...

Схема пути датского посольства 1578 г. – путь в Александровскую слободу и обратно

18 июня мы покинули Фелин и, проделав 4 мили, остановились на пастбище; там нас встретили русские с 200 лучниками и 100 всадниками. Так как они боялись вражеских отрядов, находившихся неподалёку, по дороге к нам присоединились 1000 всадников — все татары — и 100 стрельцов, которые в случае необходимости должны были защищать нас от нападения врагов... Оттуда мы выступили на рассвете 20-го [июня] и, преодолев 7 миль, прибыли в Дерпт (Тарту)...

Схема пути датского посольства 1578 г. по территории России

Сплав из Верхнего Волочка в Новгород

Нам удалось осуществить наше плавание благополучно, если учитывать огромное количество камней, скал и прочего, что препятствовало движению. При этом наши корабли столько раз [и] с такой силой ударялись о скалы, что, не будь они новыми, им никогда бы не выдержать столь сильных столкновений. Ведь мы плыли по течению, [а] в некоторых местах оно было таким стремительным, что из-за его быстроты чаще, чем можно было ожидать, то нос, то корма ударялись о верхушки скал, разумеется, с большим уроном для кораблей.

Затем мы попали на мелководье, опасное более, чем прочие [места]; будучи повсюду усыпано камнями, оно совсем не пригодно для плавания. Там мощные потоки воды, [преодолевая расстояние] в 4 мили, ниспадали с огромных высот в глубочайшие озера, полные камней, так что волна гигантской силы подхватывала корабли и разбивала их на мельчайшие куски. Мы же, стремясь предотвратить это, сняли [с кораблей] нашу поклажу и эти 4 мили ехали на лошадях и повозках, что позволило нашим облегчёным [кораблям] пройти это место. Когда [же] мы снова сели на них, оказалось, что они частично разрушены и поломаны...

В вышеназванный день (6/09/1578 г.) нам встретилось много кораблей, которые тянули против течения (р. Мета — Прим. ред.) лошади; все они были нагружены пленными, среди которых я заметил множество знатных женщин и девиц, выражения их лиц и жесты свидетельствовали о величайшей скорби; и хотя мы были очень взволнованы этим, однако никакой помощи оказать им не смогли.

Итинерарий путешествия Якоба Ульфельдта

9 мая 1578 г. — отплытие из Копенгагена; 10–20 мая — о. Борнхольм; 25 мая — о. Эзель. 25–30 мая — г. Аренсбург; 31 мая — Телсе;

1 июня — Монгард, королевская усадьба; 2—5 июня — г. Вигт; 6—9 июня — г. Пернов; 11—18 июня — г. Фелин; 20—22 июня — г. Дерпт; 22—30 июня — г. Псков;

2 июля — оз. Ильмень; 3 июля — 4 августа —

Великий Новгород; 5 августа — Зайцеве; 6 августа — Крестцы; 7 августа — Яжелбицы; 10 августа — Коломне; 11 августа — Вышний Волочек; 12 августа — Выдропуск; 13 августа — Торжок; 14 августа — Тверь; 15 августа — Город, но 16 августа — Клин; 17 августа — Дмитров; 18 августа — Троице-Сергиев монастырь; 19—29 августа — Александрова слобода...

Источник: [16.23]

Статья № 6
Сигизмунд Герберштейн, 1517, 1526

Москва становится судоходной только за шесть миль выше Можайска. В этом месте грузят на плоты и доставляют в город Москву материал для постройки домов и других потребностей. А ниже города Москвы товары и прочее, ввозимое иноземцами, доставляется на судах.

Но плавание по реке медленно и затруднено множеством поворотов и излучин, свойственных ей, особенно же между Москвой и городом Коломной, расположенным на её берегу в трех милях от ее устья. Здесь на протяжении двухсот семидесяти вёрст помехой плаванию являются многочисленные длинные изгибы (русла)...

Плавание из Пскова в Балтийское море было бы легко, если бы не препятствовали тому. Здесь я впервые переправлялся по плавучему мосту.
Выплыть из Пскова в море совершенно невозможно, так как имеются утёсы и высокие водопады недалеко от Ивангорода [и Нарвы]...

Из-за этих-то трудностей пути (Частые болота — Прим. ред.) милевые столбы там (По дороге к Белоозеру — Прим. ред.) расставлены чаще...

Хождение по морю в версии толмача Григория Истомы. Северная "Харибда".

...прежде всего они крайне трудной дорогой добрались из Новгорода к устью Двины и до городка к Potiwlо (?). Он (Истома — Прим. ред.) говорил, что эта дорога, для которой по её трудности и неудобству он не мог найти достаточного количества проклятий, длиной в триста миль.

Затем они сели в устье Двины на четыре судёнышка и, держась в плавании правого берега океана, видели там высокие и неприступные горы; наконец, проплыв шестнадцать миль и переправившись через какой-то залив («Горло» Белого моря, которое с Баренцевым морем не различали — Прим. ред.), они прибыли к левому берегу.

Оставив справа обширное море, называемое, как и прилегающие горы, по реке Печоре по горам Печерским, они добрались до народов Финлаппии (Саамы-лопари — Прим. ред.); хотя те живут там и сям вдоль моря в низких хижинах и ведут почти звериную жизнь, однако они гораздо более кротки, чем дикие лопари. Он говорил о них как о данниках московита.

Оставив затем землю лопарей и проплыв восемьдесят миль, они достигли земли Норботтен (Nortpoden — место у вост. части Ботнического залива — Прим. ред.), подвластной королю шведскому; русские называют ее Каянской землей, а народ — каянами (Финское племя — Прим. ред.).

Отсюда, обогнув с трудом излучистый берег, который тянулся вправо (Реально — влево, на запад. — Прим. ред.), они прибыли к одному мысу, который называется Святым Носом (/Терский Нос, наволок — Прим. ред.). Святой Нос — это огромная скала, выдающаяся в море, наподобие носа. Под этой скалой видна полная водоворотов пещера, которая каждые шесть часов то всасывает море, то с большим шумом возвращает пучину, извергая ее обратно. Одни называют это пупом моря, а другие — Харибдой.

Сила этого водоворота настолько велика, что он притягивает корабли и все прочее, находящееся поблизости, крутит их и поглощает (Следствие сильного встречного течения — Прим. ред.); по словам толмача, он никогда не находился в большей опасности, ибо когда водоворот стал вдруг сильно засасывать корабль, на котором они плыли, то они едва спаслись, изо всех сил налегая на весла.
Два их корабля только с большим трудом смогли избегнуть опасности.

Итинерарий С.Герберштейна см. здесь; 0.5Mb.

Источник: [16.27]

Статья № 7
Павел Иовий, 1552

Расстояние от Рима до Москвы

От Рима до Москвы считается кратчайшим путем до двух тысяч шести сот Италианских миль. Путь сей, лежащей чрез Равенну, Тревизу, Каринтские Альпы, Виллак Норический, Вену Панноническую и Ольмиц Моравийский, что за Дунаем, составляет до Кракова, столицы Польского Царства, не более тысячи ста Италианскихь миль; от Кракова до Вильны, столицы Литовской, пять сот миль; столько же до города Смоленска на Днепре; и, наконец, от Смоленска до Москвы около шести сот Италианских миль.

Вильна, 1581
Вильна, 1581

Путь от Вильны (столица ВКЛ — Прим. ред.) чрез Смоленск до Москвы, в зимнее время, по крепкому снегу, превращающемуся от морозов и частой езды в твердый лед, совершается с неимоверною скоростию; за то в летнее время не иначе можно проехать здесь как с большим трудом и с чрезвычайными усилиями, потому что тающий от солнца снег образует болота и грязные, непроходимые топи, на которые для проезда настилают с величайшим трудом деревянные гати.


Изображения в более высоком разрешении можно выбрать в разделе Рефераты. Там же и ссылки на источники заимствования.

расстояние от Рима до Москвы

Источник: [16.28]

Статья № 8
Е. Н. Квашнин-Самарин

Ещё при жизни царя Фёдора в 1598 г. Борис отправил в эту Мангазею, в устье Енисея воеводу, прослышав, что как-то ездят туда русские купцы морем.

Мангазея. Ориентировочная географическая привязка.
Мангазея. Ориентировочная географическая привязка
Мангазея, http://www.mvk-yamal.ru/files/uploads/images/mangaz/04.jpg
Мангазея, http://www.mvk-yamal.ru/files/uploads/images/mangaz/04.jpg

Тобольскому воеводе приказано было приготовить морские лодки для двух один за другим посланных отрядов в 100 и 200 человек, которые добрались в Мангазею в 1601 г. и построили острог в устье реки Таза.

Оказалось, что «прежде сего приходили в Мангазею и Енисею (так называлась страна вниз по одноименной реке) многие торговые люди: пермичи, вятчане, вымичи, пустозерцы, устюжане, усольцы, каргопольцы, волжане и всех московских городов торговые люди со всякими (Т. е. немецкими и своими — Прим. ред.) товарами и меняли свои товары на соболи, бобры и на всякую мягкую рухлядь. И исторговавься — десятинной пошлины со своих товаров не платили»

Теперь купцы были обложены этой пошлиной, в Мангазее были помещены чиновники и военный отряд в сто человек. Разрешено было явно ходить морским путем в Архангельск, что занимало всего четыре недели времени; и в царствование Годунова ежегодно бывало в Мангазее свыше 1000 купцов...

Источник: [19.30]

Статья № 9
Статейный список Российского посольства в Данию, 1562–1563

В корабли сели и на море пошли, сентября в 15 день: князь Онтон сел в корабль Любские земли, да с ним царевы и великого князя дети боярские, Григорий Темирев да Семен Сульменев, да толмач Иван Фангелев. А Иван Михайлов сел в корабль в копнагавской, да с ним брат его Третьяк: a Петр Совин сел в корабль датцкого короля у болшова посла у Эллерта, а с ним людей его девять челов(ек), а на другой корабль датцкого короля посадили Петровых людей одиннадцать человек. Со князем Онтоном Ромодановским людей его пятьдесят человек, а с Ываном Михайловым людей его пятьдесят же человек, да толмача нанял в Ругодиве, а с Петром Совиным людей его двадцать человек, с Третьяком Висковатовым двенатцать человек, з Григорьем Темиревым шесть человек, с Семеном Сульменевым шесть человек (То есть всего — около 180 человек — Прим. ред.)...

Государю царю и великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии холопи твои Онтонец Ромодановской, да Иванько Михайлов да Петрок Совин челом бьем.
Как есмя, государь, осенесь по твоему государеву наказу, пошли к датцкому королю из Ругодива сентября 13 дня, и носило, государь, нас по морю четыре недели, и пришли есмя, государь, к Капнагафу октября в 14 день и стали от города за две версты.

Источник: [16.35]

Статья № 10
Дон Хуан Персидский (Орудж-бек Баят), 1599–1600

Отплыв с англичанами из Персии 9 июля 1599 года, добравшись до Астрахани в начале октября, переждав в Москве непогоду, сплавившись от Вологды по Северной Двине, персидское посольство отплыло из Архангельска в Западную Европу 9 июля 1600 года.
Через территорию Тартарии — то есть (букв.) через зону Ада, то есть через украйну Московии и ВКЛ, палантинат Польши, теперь Украину — ни персы, ни англичане ехать не решились, так как там их казаки (корсары) отлавливали и продавали туркам.
Секретарь посольства — Орудж-бек Баят, — добравшись до Испании, там и остался, приняв католичество под именем дон Хуан.

Итак, были сделаны все необходимые приготовления, и его величество дал свои царские письма и открытые листы (Рекомендательные письма — Прим. ред.) во все свои земли и области, через которые мы должны были проезжать, верительные грамоты и деньги, дабы все наше путешествие, равно и англичан, было совершено на счёт персидского шаха (Аббаса I — Прим. ред.). Были назначены знатные персияне для сопровождения посланника. Получив напутствие от шаха и простившись с ним в Испагани (Исфаган — столица Персии — Прим. ред.), где теперь пребывает двор, мы выехали в год от воплощения Христова 1599-й, в четверг пополудни, 9 июля.

Пробыв в Астрахани 16 дней и получив 5 галер, которые были сделаны для нас и для персидского посланника, встреченного нами в Астрахани при нашем приезде, мы поместились на них всё: персияне, англичане и монахи и более 100 ратников московского царя, которые отправлялись с нами для охраны и прикрытия по приказанию главного начальника. Галеры были очень хорошо устроены, на каждой было по 100 гребцов. Мы собирались плыть по реке, которую называют Эдер и которая, очевидно, есть Волга...

Два месяца мы плыли по этой реке и через каждые 10 дней высаживались на каком-нибудь местечке, потому что по берегам реки расположены небольшие селения с деревянными домами. В каждом селении мы оставляли гребцов и брали других на свои галеры — все это делалось по распоряжению ратников, которые провожали нас по приказанию московского царя... Когда на реке поднималась буря, гребцы высаживали на берег лошадей, и они тянули галеры канатами. Каждую ночь мы проводили на берегу в открытом поле, под охраной и защитой ратников...

На расстоянии каждых 100 лье есть город, принадлежащий московскому царю, и первый из них, к которому мы прибыли, назывался Ямар (Черный Яр? — Прим. ред.), второй — Саресен (Царицын — Прим. ред.), третий — Симер и другие, им подобные...

Под исход этих месяцев мы прибыли в очень большой город, принадлежащий московскому царю. Он называется Казань...

Отсюда мы поехали на 7 галерах, которые нам дал начальник города вместе со 100 ратниками, чтобы отвезти и проводить нас в столицу московского царя. Мы продолжали плыть по той же реке и в дальнейшем пути начали испытывать на деле всю негостеприимность климата этих северных стран. Когда через 6 дней мы прибыли к местечку на берегу этой реки, называемому Чапуасар (Чебоксары — Прим. ред.), то в ночь река Волга, или Эдер, по которой мы плыли, так крепко замерзла, что нам пришлось изменить способ путешествия. Местные жители выгрузили всё, что мы везли на галерах, и доставили лошадей и экипажи для дальнейшего нашего следования в столицу сухим путём.

Экипажи, которыми нас снабдили в этом городе (В Чебоксарах — Прим. ред.), представляли род портшезов, наподобие паланкина или каретки, поставленной на толстых гладких брусьях... Так как экипажи вмещают мало людей, то для нас и нашего багажа потребовалось их более 500. Так мы путешествовали, пока не прибыли в город по имени Нечена (Нижний Новгород — Прим. ред.) с населением около 8 000 человек...

6 дней мы ехали (Из Нижнего — Прим. ред.), имея постоянно в виду берег реки Эдера, и наконец прибыли в город, называемый Морло (Муром — Прим. ред.)...

Выехав из этого города, мы через 3 дня прибыли в другой, называемый Валья-де-амор (Владимир? — Прим. ред.), постоянно следуя вдоль течения Волги (sic! но так в тексте — Прим. ред.) и путешествуя в других, подобных прежним, экипажах...

Отсюда мы начали терять из виду реку Эдер, оставив её справа, и путешествовали в силу упомянутого приказа с тем же прикрытием и под охраной капитана и царского домоправителя с ратниками уже в числе 200. Через 3 дня путешествия мы прибыли в резиденцию великого князя и царя Московии. Это весьма многолюдный город, именуемый Москвой...

По прошествии 5 месяцев, которые мы пробыли в столице Московии, задержанные сильными дождями и снегами, царь дал нам дозволение отправиться в путь...

Таким-то образом мы выехали из столицы Московии на Пасху в сопровождении капитана со 100 ратниками. Мы проезжали по 10 лье в день и через 3 дня прибыли в очень большой город, называемый Парасвалт или Параслап (Переяславль? — Прим. ред.)... Мы переехали через реку на плотах, которые тянули по канатам, как тянут барки, и которые так велики, что за один раз перевозили по 100 лошадей. Я не знаю имени этой реки (Вологда, приток Сухоны? — Прим. ред.), но думаю, что это приток, впадающий в реку Москву. Мы ехали еще 3 дня, держась постоянно на северо-запад, и прибыли в другой город, называемый Яраслап...

Как бы то ни было, мы проехали по реке Барем (Сев. Двине — Прим. ред.) 100 лье, делая 15–16 лье в день на двух галерах, нам данных: одна — для нас, другая — для англичан.

По берегам реки расположено немало селений, так что через 2 дня плавания мы прибыли в город по имени Хибиска (Шуйское? — Прим. ред.). Как мне показалось, в нём тысяч 10 жителей — скорее больше, чем меньше. Здесь мы переменили людей, которых взяли для службы на галерах; нам дали других и много нас угощали.

Ещё через 2 дня мы приехали в другое местечко на берегу той же реки, именуемое Турмен (Тотьма? — Прим. ред.) с населением, по-видимому, около 3 000, но с одной из самых больших крепостей, нами виденных. Переменив здесь прислугу на галерах, мы через день прибыли в местечко по имени Брусйниска, а через день в город, называемый Рестук (Устюг? — Прим. ред.). Здесь нам прислали обильное угощение.

Через день мы приехали в местечко по имени Туравичис (Сольвычегодск? — Прим. ред.). Отсюда ночь для нас кончилась, а день не прекращался, ибо в этих местах в марте, апреле и мае ночи не бывает; зато зимой, в другие три месяца, бывает постоянная ночь, поскольку страна эта находится под такой большой широтой. Нам казалось очень странным жить без ночи.

Отсюда мы прибыли в очень большой город вблизи моря, называемый Кармакури (Холмогоры — Прим. ред.), с населением свыше 30 000. Он лежит в 10 лье от места впадения реки Барем в море. Здесь мы пробыли 12 дней, дожидаясь английских и немецких кораблей, но потом заблагорассудили ехать в город по имени Корет Арканхер (Архангельск — Прим. ред.), лежащий на 5 лье ниже...

Источник: [16.40]

Статья № 11
Павел Юстин, 1569–1572

Шведское посольство

13 июля 1569 года от Рождества Христова, на третий день коронации нашего великодержавного Господина Короля Юхана1, меня и других, выбранных для посольской миссии, известили о нашей задаче... Наконец 21 июля я получил инструкции, письмо, адресованное Московскому Великому князю, а также рекомендательные письма к высшим сановникам в Стокгольме для получения у них платья для посольства, выделенного королевской милостью... Отплыв из Стокгольма 24 июля и после больших трудностей миновав Аландское море, потерпел во время бури кораблекрушение близ Ландсудда, в чем я увидел первое предвестие неудачи нашего посольства, а 30 июля на чужом корабле достиг Турку... Выборг мы покинули 2 сентября... В среду, которую встарь называли Днем Святого Креста2, мы подъехали наконец к Новгороду.
<...>
18 января 1572 года нам вручили охранную грамоту Великого князя, с которой мы беспрепятственно могли отправиться домой. Одновременно нам дали другой свиток — письма Его Королевскому Величеству, нашему милостивому господину. 19 января во второй половине дня мы выехали из Новгорода.

3 февраля мы покинули Орешек, где нам пришлось задержаться на несколько дней, так же, как и в дороге между Новгородом и Орешком. 7 февраля поздно вечером мы прибыли в Выборг.

Шведское посольствопутьобратная дорога

Источник: [16.61]
Комментарии

Статья № 12
Лицевой летописный свод Ивана Грозного (Царь-Книга)

7004 (1504)
В ту же зиму пошел великий князь из Новгорода марта в 10 день и пришел в Москву марта

Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7004 (1504): Время ыв пути из Новгорода в Москву 2 недели
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7004 (1504): Время ыв пути из Новгорода в Москву 2 недели, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7004 (1504): Время ыв пути из Новгорода в Москву 2 недели
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7004 (1504): Время ыв пути из Новгорода в Москву 2 недели, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/

Лицевой своддорогискорость передвижения39 км в день

Источник: [16.65]

Статья № 13
Антон Марш, Христофор Холмс, 1584

Англичане в Сибири

В лето 7092 по русскому летосчислению, т. е. в 1584 году, он [А. Марш] прежде всего написал письмо четырем русским, которые вели торговлю между Холмогорами и Печорой и далее на Восток. Ответ их был следующий:

"Из письма, полученного от тебя, и из других сообщений мы видим, что ты хочешь, чтобы мы исследовали устье реки Оби, что мы охотно и сделаем, но ты должен заплатить за это пятьдесят рублей. Для поездки нужно иметь две кочимы или команды1 и на каждой кочи должно быть по десять человек, а отправиться мы должны вверх по Печоре весной, во время ледохода, что потребует две недели.

Затем мы должны спуститься вниз по реке Усе2 до реки Оби, что весной займет сутки. Потом нам нужно будет плыть восемь дней вниз по Оби, чтобы достигнуть устья. Поэтому пошли нам грамотного человека и будь уверен, что р. Обь в устье глубока. На русской стороне Оби живут самоеды, называемые угорскими и сибирскими самоедами, а на другой стороне живет другое племя самоедов, называемых мангазейской самоядью3.

Мы должны проехать мимо пяти городков, расположенных на р. Оби. Первый называется Тазовский городок4 и находится в устье реки Пады5. Второе селение — Носовой городок6 стоит на самом берегу р. Оби. Третий называется Necheiour goskoy7. Четвертый — Charedmada. Пятый — Надежная (Nadesneaa), т. е. крепость спокойствия и доверия. Она стоит на реке ниже всех других городков и ближе к морю. Некогда ваши люди уже достигли устья названной реки Оби на корабле, который потерпел кораблекрушение, а люди ваши были убиты самоедами, которые думали, что они приехали ограбить их8.

Северные территории России – от Печоры к Оби, в Сибирь. Северный морской путь (фрагмент).
Северные территории России – от Печоры к Оби, в Сибирь. Северный морской путь (фрагмент).

По берегам реки растут хвойные деревья белой, мягкой легкой породы, которые мы называем елями. Берега с обеих сторон очень высоки, течение не быстрое и река спокойная и глубокая. В ней водится [разная] рыба9, как-то: осетр и чир, и пелет, и нельма — нежная рыба вроде белого лосося, и максун, и сиги, и стерляди, но лохов (Salmons) нет.

Если ты хочешь, чтобы мы поехали к устью р. Оби морем, то мы должны пройти мимо островов Вайгач, Новая Земля, Земля Матвея, т. е. Матвеевой Земли10, и ты можешь убедиться в том, что от острова Вайгача до устья Оби не очень трудно проехать.
Писано на Печоре, лета 7092-го, двадцать первого февраля".

<...>

Он изучил и другой путь, северо-восточнее, через Новую Землю и Матюшин Шар14 на Обь. От Канина Носа до острова Колгуева15 — сутки пути морем. От Колгуева до Новой Земли — 2 дня.

древний путь в СибирьСеверный морской путьосвоение СибириРусская Арктикаангличане в Сибири

Источник: [16.75]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,098