▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь  → Хождения: кто, когда, куда, как и зачем → Иные этнические системы (XII век)

4. Пути хождений. Дорожная сеть. Почта и связь

4.1. Хождения: кто, когда, куда, как и зачем. Иные этнические системы (XII век)

Джубайр, Ниенштедт, Генрих, Рюссов

Статья № 1
Ибн Джубайр, 1183–1185

Хадж из Гранады (Испания)

Аллах послал нам корабль румийцев, который направлялся к нам, пока не обогнал нас. Его спросили, куда он направляется, и он нам сообщил, что плывет к острову Сицилия и что он из Картахены, из провинции Мурсия. Мы пустились по тому пути, которым он шел, скрывая это, и двигались таким образом по его следу... Прибегли к маленьким парусам, но ветром разорвало один из них и разбило деревянную часть, к которой паруса были прикреплены и которая известна у моряков как грот-рея... между островом (Сицилией — Прим. ред.) и Александрией 600 миль или около того.

Утром в среду 26-го этого месяца [23 марта] нам стал ясно виден большой берег, тянущийся до Александрии и именуемый землей Магриба. Оттуда мы подошли к местности, называемой, как нам сказали, Островами голубей, а между нею и Александрией около 400 миль. Мы продолжали наше плавание, а упомянутый берег был от нас справа. Утром в субботу 29-го этого месяца [26 марта] Аллах явил нам радостный знак спасения в виде александрийского маяка (150 м высоты? — Прим. ред.), находившегося примерно в 20 милях от нас...

Хадж ибн-Джубайра, 1183-1185

Плавание в Айзаб из Джидды представляет для путешественников большую опасность, и немногих из них Аллах всемогущий и великий доставляет невредимыми. И это потому, что ветры, встречающие их здесь на якорной стоянке, гонят их по морю к пустыне, расположенной далеко от Айзаба к югу, и приносят их к беджа (Народ эфиопской группы — Прим. ред.)...

Появление ветра, дующего в эту сторону, — удивительная тайна, а именно: восточный ветер дует здесь только в весенний и осенний сезоны, лишь тогда и можно плыть.

И купцы с товарами останавливаются в Акке только в эти два сезона, а время весеннего путешествия начинается с половины апреля, когда приходит в движение восточный ветер. Этот период длится примерно до конца мая, по решению Аллаха всевышнего. А путешествие в осенний сезон происходит с половины октября, когда приходит в движение восточный ветер, но срок его гораздо меньше, чем весной, ибо удобный промежуток времени равняется у них примерно 15 дням. Во всё остальное время ветры изменчивы, но преобладает западный ветер.

А путешественники, направляющиеся в Магриб, или Сицилию, или страну Рум, ожидают восточного ветра во время этих двух (весеннего и осеннего) сезонов, как ждут выполнения обещания от честного человека...

Мы сели на наш корабль и почти пять дней плыли при попутном ветре. Затем, как из засады, поднялся западный ветер и стал дуть навстречу кораблю. Тогда капитан корабля и его рулевой, румиец из Генуи, знающий свое ремесло, искусный в деле вождения кораблей, стал лавировать то вправо, то влево, стремясь не допустить возвращения вспять. А тем временем море стало тихим и успокоилось. Но в полночь на субботу или около того, 19-го упомянутого раджаба, а это 27 октября, к нам вновь вернулся западный ветер. Сломалась основная мачта, называемая «ал-ардамун» (Грот-мачта, одна из трёх? — Прим. ред. ), половина её упала в море с прикрепленными к ней парусами. Аллах уберег нас от падения её на корабль, ибо она была столь же огромной и тяжелой, как колонна. Моряки тотчас поспешили к ней и спустили парус большой мачты, и корабль обрёл устойчивость в своем движении.

Крикнули матросам, находящимся в лодке, привязанной к кораблю, и они направились за той половиной мачты, которая упала в море, и втащили её вместе с парусом. Как им это удалось — известно лишь всевышнему Аллаху. Они начали убирать, большой парус и водрузили на ал-ардамун парус, называемый «ад-далун» (Убавленный парус; уж не кливер ли? — Прим. ред.), и провели за этим занятием время от сумерок до рассвета...

Затем в среду мы отплыли, и так завершился наш 28-й день на палубе корабля. В четверг перед нами показался остров Акритш (Крит — Прим. ред.); этот остров также относится ко владениям правителя Константинополя. Его протяженность — более 300 миль, о чем говорилось ранее при описании нашего морского пути в Александрию. Мы по-прежнему плыли вдоль него, и он был справа от нас...

А наутро мы не поверили своим глазам, столь печальным было зрелище: мы увидели слева от себя берег Крита; его горы возвышались перед нами, тогда как мы оставили его за собой справа. Ветер сбил нас с нашего пути. Мы думали, что прошли остров, а он оказался перед нами, — мы шли в направлении, обратном избранному нами и желанному — в сторону Сицилии.

...нам пришлось искать убежища в гавани одного из романских островов, расположенной у оконечности этого острова и отделенной от твердой земли не менее чем 12 милями. Мы очутились здесь утром в четверг 15-го почитаемого шабана, 22 ноября, хваля Аллаха всемогущего и великого за дарованное нам спасение. После нас один за другим в эту гавань прибыли пять кораблей, из которых два вышли из Александрии почти 50 дней назад, и ветер был им неблагоприятен... Паруса на мачтах опустили. Люди поручили себя своему творцу, отдав корабль во власть течения.

Нам сообщили, что все это составляет часть Калабрии, [относящуюся] ко владениям правителя Сицилии, ибо они простираются на большой земле на расстоянии около двух месяцев пути. В этом месте сошли многие ал-балагриуна, они спаслись таким образом от голода...

Капитан приказал немедленно спустить паруса; но парус мачты, называемой «ал-ардамун», не спускался, и матросы при всем их старании не могли справиться с силой ветра, надувавшего парус. Когда они выбились из сил, капитан ножом разорвал парус на куски, стремясь остановить таким путем движение корабля. При этой попытке корабль провел килем по дну, коснувшись его двумя своими рулями, представляющими собою как бы две ноги, при помощи которых его направляют.

Страшный шум поднялся на корабле, произошло величайшее переполнение (Коран 79, 34): образовалась трещина, об исправлении которой не могло быть и речи. Бедствие поражающее (Коран 101, 1), которое разбило наши надежды. Христиане били себя [в грудь], мусульмане же вручили себя решениям своего господина, сохранив нить надежды. Ветер и волны непрестанно били судно и повредили его единственный руль. Капитан приказал бросить один из якорей, стремясь удержать корабль, но ничего не добился. Тогда обрезали канат и оставили якорь в море. Когда мы поняли, что нам грозит гибель, то затянули свои пояса, решившись ожидать рассвета или уготованного нам часа. Поднялся крик, раздался плач румийских детей и женщин; все вышли из повиновения; онагр не мог теперь совершить прыжок (Поговорка — «невозможно что-либо сделать» — Прим. ред.). Мы стоя рассматривали близкую землю и колебались: бросаться ли нам к ней вплавь, или ждать, не придет ли спасение от Аллаха вместе с утром.

Мы не переставали ждать. Матросы приготовили лодку, чтобы увезти самое ценное, мужчин, женщин и их имущество за один переход, и направились к земле. Но они не смогли вернуть лодку: волна разбила ее и выбросила на берег... к нам на помощь прибыли лодки, ибо в городе подняли тревогу. И сам король Сицилии Гильом с придворными вышел посмотреть на происходящее... А утром на второй день волны принесли обломки корабля и выбросили их на берег, и они служили предупреждающим знаком для тех, кто их видел.

Затем после одного дня и двух ночей пути ветер повернулся от запада, стал ударять нам в лицо и поворачивать назад. И мы возвратились, оказавшись в начале нашего пути, в гавани острова ар-Рахиб, куда мы прибыли в ночь на четверг 24-го упомянутого месяца [28 марта 1185 г.]. Мы вновь отплыли оттуда к вечеру в пятницу, одни, без упомянутых кораблей. Мы были подхвачены неистовым ветром, который сбил нас с пути, и утром в воскресенье 27-го этого месяца [27 зу-л-хиджжа 580 г. х. — 31 марта 1185 г.] мы оказались у оконечности острова Сардиния; мы прошли вдоль его всего, а протяжение его было более чем 200 миль. Это принесло нам радость и ликование: в один день и две ночи наш корабль прошел более 500 миль, что было удивительным делом.

Хадж ибн-Джубайра, 1183-1185. Иберийский полуостров в 1214 г.
Иберийский полуостров в 1214 г.

В эту ночь, несмотря на темноту, мы заметили горы на побережье Андалусии; ближайшей к нам была гора, находившаяся в Дении и носящая название Касун (Монто — Прим. ред.).

Мы высадились в Картахене вечером в четверг 15-го этого месяца...
Оттуда в субботу мы прибыли в Мурсию, в тот же день достигли Лабраллы, в воскресенье были в Лурке, в понедельник — в ал-Мансуре, во вторник — в Каналаш Баста, в среду в Вади Аш в четверг 22 мухаррама, то есть 25 апреля, — дома, в Гранаде.

Наше отсутствие со времени нашего отправления из Гранады до возвращения длилось два полных года и три с половиной месяца.

хадж испанцаплавание в Средиземном море

Источник: [12.2]
Комментарии

Статья № 2
Франц Ниенштедт, †1622

Об открытии западноевропейцами провинции "Ливония"

В 1148 г., а некоторые пишут в 1158 году, из Бремена отплыл корабль с купцами и товарами, полагая причалить к городу Висби на Готланде; но гонимые Божьей непогодой и ветром, они не могли пристать к Готланду. Северо-западный бурный ветер принёс их к берегам Курляндии. Так как они не решались пристать к незнакомому, по тогдашним документам (?) берегу, то Бог устроил так, что они увидели перед собою плывущее рыбачье судно, которое направляло свой путь в Двину. Так как они тогда подумали, что судно это приведёт же в гавань, то предав себя милосердию Божию, они осмелились последовать за судном, и за ним вошли в реку Двину.

Когда же дикие, языческие народы увидели, что к ним прибыл такой большой корабль, какого они в жизни своей не видали, то набежали к нему большими толпами смотреть на его прибытие, что им издали казалось очень странным. У них возникали различные мысли, что делать с этими новоприбывшими людьми, которых они никогда не видели и о них не слышали, также как об их больших кораблях.

Христиане же в первую ночь оставались на своём корабле, на реке, и держали совет, что им далее предпринять. Утром же некоторые из них поехали на берег, и взяли с собою пустые бочки, поставили их на берег и поставили на них хлеб, пиво, съестные припасы и другие вещи, о которых полагали, что язычники ими воспользуются. Затем они знаками подозвали некоторых и тем побудили их приблизиться: тут христиане протягивали язычникам руки и дарили им сахар, винные ягоды, изюм, белый хлеб и т. д. и ласкали их, и так как они не умели с язычниками говорить, то они последних хорошо угостили и отпустили домой, чтобы они рассказали своим родным и друзьям, с какою добротой обошлись с ними христиане.

На третий день язычники стали часто приходить, принося христианам гостинцы и подарки, как то: мёд, молоко, кур, яйца, птиц и зайцев. Затем христиане снова угощали их и дарили шляпами и лентами для шляп, подтяжками, зеркалами, поясами, красными удочками (?), ножами, гребнями и иголками, чрез то дружба возросла, так что на четвёртый день язычники снова пришли и принесли с собою баранов, рыбу, лён, мёд, воск, яйца, птиц, мясо и шкуры диких зверей; все это они разложили на земле и дали понять знаками, так как говорить не умели, что желают производить мену.

Когда христиане поняли, чего они хотят, то отложили некоторые из принесённых ими вещей по одиночке, а при каждой вещи положили по нескольку монет, давая знать, что вещи хотят купить; но так как язычникам еще были незнакомы деньги, то они показали знаками, что им это не годится, а что они хотят меняться на товары, разложенные христианами; тут христиане стали предлагать товары, убавляли и прибавляли, пока обе стороны не оставались довольными. Затем они подавали друг другу руки, брали товары один от другого и уходили. Таким образом, они научились торговать в первый раз друг с другом.

Когда на следующий день пришел бедняк нищий, то они выложили ножик, ленту на шляпу и несколько иголок для шитья мешков, нищий же с своей стороны положил несколько яиц, думая, что их довольно будет за эти разложенные товары, однако христиане знаками показали ему, что яиц слишком мало, и товары нельзя отдать за них. Тогда он вынул из-за пазухи два беличьи уха, в которых были вогнуты маленькие серебряные штифтики, это он положил возле яиц, и дал понять, что теперь товары уже будут оплачены. Хотя христиане это и считали слишком малоценным, но все-таки согласились на торг, чтобы тем побудить язычников приносить своего рода деньги.

Полагают, что у древних монеты в 3 шиллинга и в 2 шиллинга получили не немецкое название: аус и нагат; 3-х шиллинговый монеты еще называются эрами. Дружественно обращались с язычниками в течение двух недель, меняя товар на товар, и поведя свое дело так, что надеялись приехать на следующий год и устроить лучшую торговлю — христиане и язычники дружелюбно распрощались.

Чтобы на будущее время понимать языческую речь, они приманили к себе мальчика, дарили ему ежедневно сахар, винные ягоды, изюм, белый хлеб и проч. и побудили родителей согласиться отпустить с ними этого мальчика, взамен того они оставили у них своего мальчика, дабы он изучил их язык. Склонив родителей подарками, они взяли с собою этого 15-тилетнего языческого мальчика, крестили его в Бремене, старательно научили его немецкому языку, чтобы он в следующем году мог служить им толмачом.

Прибыв же благополучно в Бремен, корабельщик и купцы рассказали обо всем, и хотя первоначальная прибыль и польза были невелики в сравнении с великой опасностью, но они все-таки в следующем году снарядились, чтобы отправиться туда с различными подходящими для тамошнего торга вещами на двух кораблях.

В 1149 году бременские купцы снова выехали на двух кораблях из Бремена в Ливонию, благополучно прибыли с кораблями и своим добром в гавань реки Двины, и привезли с собою взятого в предшествовавшем году языческого мальчика, который уже хорошо говорил по-немецки; они также привезли с собою несколько разных ремесленников и золотых дел мастера, которым язычники очень удивлялись.

По своём прибытии они съехали на берег и взяли мальчика с собою. Тут их встретили язычники с большою радостью; обходились с приезжими с великой добротой, торговали товаром на товар, и они добыли множество кож, льна, пеньки, воску, сала и звериных шкур. Нагрузив же свои корабли, они пригласили к себе в гости 30 знатнейших язычников, хорошо их угостили и на прощанье записали их имена, также заключили дружеский контракт, чтобы им ежегодно можно было торговать свободно и надёжно, безо всяких препятствий, они обещали всегда обращаться друг с другом ласково и милостиво, и на этот раз купцы оставили своих 4 людей с остальными товарами, затем благословясь поплыли обратно, в Бремен.

Четверо купцов по своей охоте пробыли у язычников всю зиму, и снова счастливо возвратились в Бремен, получив хороший барыш от привезённых товаров.

Источник: [16.21]

Статья № 3
Генрих Латвийский, †1259

Ливония

Когда вышесказанный епископ убедился в упорстве ливов, а дело его рушилось, он, собравши клириков и братию, решил вернуться назад и пошёл на купеческие корабли, отправлявшиеся уже к Пасхе (1186 года) в Готландию (В город-порт Висби на Готланде — Прим. ред.)...

Во второй год епископства (1200 г.) Альберт, вместе с графом Конрадом Дортмундским (de Tremonia), Гарбертом Ибургским (de Yborch) и многими пилигримами, пошёл в Ливонию, имея с собой 23 корабля.

Источник: [13.11]

Статья № 4
Бальтазар Рюссов, †1600

Как бременские купцы нашли Ливонию в 1158 г.

В лето Господа нашего 1158, во времена императора Фридриха Барбароссы, к Ливонии подъехали на парусных судах бременские купцы и против воли были прибиты бурей и непогодой к местности, обитаемой ливами, где нашли злой, языческий народ. И когда язычники заметили христианских купцов, то обошлись с последними самым жестоким образом, ограбили имущество и многих убили. Купцы оборонялись стреляя, бросая в неприятеля камни пращами и вступая в рукопашный бой, и также убили многих язычников. Наконец, заключили мир, который обе стороны с клятвой обещали сохранять.

Тут купцы обрадовались, ободрились и смело стали ездить в эту страну, потому что им казалось, что сам Бог послал их сюда. И у них было много добра на кораблях, которое они обменяли с большею выгодою и барышом на другой товар. Тогда они заключили мир еще крепче с язычниками-ливонцами так, чтобы они часто могли снова приезжать, и чтобы все те, которые приедут с ними и захотят вести торг, были включены в мир и встречены приветливо. Это случилось в устье Двины в Ливонии, и бременские купцы поехали обратно в свою страну и снова часто приезжали со своим товаром, приезжали и многие другие купцы в большем числе, которые все были хорошо принимаемы.

И это продолжалось долгое время, и им счастливилось. Наконец, они со своим товаром пробрались в эту страну на шесть миль и сложили там свой товар с согласия язычников, и многие купцы остались на этом месте. Затем язычники дали им право построить торговый дом (Факторию — Прим. ред.). Тогда они выстроили великолепное здание у Двины на горе и замок (Бург, т.е. городок — Прим. ред.) такой крепкий, что в нем могли сидеть смело; и городок этот был назван Укскуль. Но язычники не думали, что из этого для них выйдет что-либо дурное. Недолго спустя был выстроен и дом (замок) Дален. Это были первые крепости христиан в Ливонии...

Источник: [16.22]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,126