▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти → Наказания; казни → Славяне и российские этносы (XVI век)

30. Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти

30.5. Наказания; казни. Славяне и российские этносы (XVI век)

Софийская-1, Шлихтинг, Флетчер, Патриаршая, Мадариага, Немоевский, Магдебургское право, Софийская-1+, Ульфельд, Рюссов, Герберштейн, Гваньини, Лицевой свод , Ченслер, Акты, Метрика

Статья № 1
Первая Софийская летопись, 1509

Псковичи сожгли пономаря за воровство церковной казны (а казна та была аж о 400 рублях — очень большая для тех лет сумма! — к примеру, на 100 рублей можно было содержать целый год 13 стрельцов на жалованье)

Первая Софийская летопись, 1509. Псковичи сожгли пономаря за воровство церковной казны

Источник: [19.6]

Статья № 2
Альберт Шлихтинг, 1563–1570

Князя Горинского, который решил отправиться сюда с тем, чтобы просить ваше королевское величество о милости и покровительстве, тиран велит схватить уже на пути в пределах Литвы и посадить на кол.

Источник: [16.9]
Комментарии

Статья № 3
Джильс Флетчер, 1588–1589

Если подсудимого найдут действительно виновным, то приговаривают его к смертной казни, смотря по роду преступления, и управляющий Четвертью отсылает этот приговор к князю и дьяку для приведения его в исполнение. Преступника везут на место казни со связанными руками и с зажженной восковой свечой, которую он держит между пальцами.

Различные виды употребляемой у них смертной казни суть: повешение, обезглавление, умерщвление ударом в голову, утопление, погружение зимой под лед, сажание на кол и т. п. Но большею частью преступников, приговоренных к смерти летом, не казнят до зимы: тогда убивают их ударом в голову и пускают под лед. Это разумеется о простолюдинах. Что же касается до лиц дворянского сословия, если кто из них окрадет или убьет бедного мужика, то их не так тяжело наказывают или даже вовсе не призывают к ответу. Причина та, что простолюдинов почитают их холопами, или крепостными рабами.

Если какой-либо сын боярский или дворянин военного звания совершит убийство, или что украдет, то иногда посадят его в тюрьму, по усмотрению царя; но если уже слишком известно, каким образом сделано им преступление, то его, может быть, высекут, и этим обыкновенно ограничивается все наказание. Когда кто убьет своего человека, то весьма мало за него отвечает или вовсе не считается виновным по той же причине, что слуга признается холопом, или крепостным, над жизнью которого господин имеет полную власть. Самое большое наказание за подобный поступок состоит в какой-нибудь незначительной пене в пользу царя, если преступник богат, так что суд имеет дело скорее с кошельком, нежели с противозаконным действием.

...большею частью преступников, приговоренных к смерти летом, не казнят до зимы: тогда убивают их ударом в голову и пускают под лед. Это разумеется о простолюдинах. Что же касается до лиц дворянского сословия, если кто из них окрадет или убьет бедного мужика, то их не так тяжело наказывают или даже вовсе не призывают к ответу. Причина та, что простолюдинов почитают их холопами, или крепостными рабами.

Если какой-либо сын боярский или дворянин военного звания совершит убийство, или что украдет, то иногда посадят его в тюрьму, по усмотрению царя; но если уже слишком известно, каким образом сделано им преступление, то его, может быть, высекут, и этим обыкновенно ограничивается все наказание. Когда кто убьет своего человека, то весьма мало за него отвечает или вовсе не считается виновным по той же причине, что слуга признается холопом, или крепостным, над жизнью которого господин имеет полную власть. Самое большое наказание за подобный поступок состоит в какой-нибудь незначительной пене в пользу царя, если преступник богат, так что суд имеет дело скорее с кошельком, нежели с противозаконным действием.

Источник: [16.4]

Статья № 4
Патриаршая летопись (Никоновская)

1505

Той же зимой великий князь Иван Васильевич, его сын Василий и митрополит всея Руси Симон провели следствие над еретиками и решили их казнить смертной казнью. И сожгли их 27 декабря в клетке — дьяка Волка Курицына, Митю Коноплёва да Ивашку Максимова; а Некрасу Рукавову поначалу отрезали язык, отвезли затем в Новгород и там сожгли. Той же зимой сожгли архимандрита Каcиана Юрьевского с братом, как сожгли и иных еретиков; многих бросили в узилища, а иных сослали в монастыри

Патриаршая (Никоновская) летопись, 1505. Той же зимой великий князь Иван Васильевич, его сын Василий и митрополит всея Руси Симон провели следствие над еретиками и решили их казнить смертной казнью. И сожгли их 27 декабря в клетке - дьяка Волка Курицына, Митю Коноплёва да Ивашку Максимова; а Некрасу Рукавову поначалу отрезали язык, отвезли затем в Новгород и там сожгли. Той же зимой сожгли архимандрита Касиана Юрьевского с братом, как сожгли и иных еретиков; многих бросили в узилища, а иных сослали в монастыри

1531 год

Занялся пожар на заутреню на Яневой улице у тюрем, перебросился затем на Дослану улицу и церковь Святых сорока мучеников; все три тюрьмы сгорели. Из двух тюрем литовских пленников успели вывести, из третьей городской церкви не успели, и в ней сгорело заживо 145 человек. И архиепископ Макарий повелел выкопать ров у церкви святого Архангела Гавриила в конце Френковой улицы и сам (а с ним и священники и дьяконы Софийского собора и со всего города) пел надгробное пение, и схоронили их.

Патриаршая (Никоновская) летопись, 1531. Занялся пожар на заутреню на Яневой улице у тюрем, перебросился затем на Дослану улицу и церковь Святых сорока мучеников; все три тюрьмы сгорели. Из двух тюрем литовских пленников успели вывести, из третьей городской церкви не успели, и в ней сгорело заживо 145 человек. И архиепископ Макарий повелел выкопать ров у церкви святого Архангела Гавриила в конце Френковой улицы и сам (а с ним и священники и дьяконы Софийского собора и со всего города) пел надгробное пение, и схоронили их.

1553

Поймали бандитов, что грабили гостей (купцов) и гонцов княжества Московского. Фраза «не жалея живота своего» реально в то время имела значение «не жалея имущества своего» Повесили 74 человека.

Патриаршая (Никоновская) летопись, 1553...поймали бандитов, что грабили гостей (купцов) и гонцов княжества Московского. Фраза «не жалея живота своего» реально в то время имела значение «не жалея имущества своего». Повесили 74 человека.

казнь еретиковаутодафе по-русскисжигание на костре

Источник: [19.11]

Статья № 5
Исабель де Мадариага

Такая форма казни врагов, как сажание на кол, могла быть позаимствована Иваном позднее у Османской империи через Валахию и повести о Владе Сажателе-на-кол (Букв. — Дракула — Прим. ред.). Не замечено, чтобы она использовалась русскими государями до и после Ивана.

Источник: [21.14]
Комментарии

Статья № 6
Станислав Немоевский, 1606–1608

Когда Телятинский (Василий Телятевский — Прим. ред.) также думный, поставленный в Полоцк, не мог противустать королю Стефану, то в договоре выговорил для себя свободный отъезд к великому князю (Ивану IV); явившись перед ним, он объяснил, что навалила огромная литовская сила, кремль зажгли, нельзя было обороняться.

Тот ему отвечал:
— Когда ты запотел там при том огне, то здесь охладись. — И приказал его утопить.

Также двоих думных, Воротынского и Хворостина, послал было против черемисов, с людьми, но которые, вследствие больших снегов, не могли пройти и задержались в Нижнем Новгороде. Они дали знать великому князю о трудности, почти невозможности пробраться, осведомляясь, что он указал бы делать. Он указал явиться к себе. Как только они прибыли, он сел в Думе со всеми остальными, а тем двум воеводам приказал, ставши на середине палаты, раздеться донага: после этого побросали на них женские рубахи (они их называют сорочками) и чепцы на головы, и в таком наряде отправили их ворочать жернова и молоть муку.

На счастье их, случилась тогда годовщина дня рождения сына его, Ивана, и этот праздник защитил их, так что они только до ночи занимались тем препровождением времени. Другим же, по изволению, рубят головы, топят, давят, причём поясняется, что «мы, монархи, божьи ключники: что Господь Бог положит нам на сердце, то и должно быть, хотя бы кто и виновен не был». Первый был Димитрий, который желал было ласково обходиться с ними, за что и заплатил.

Мелкие бояре, или боярские сыновья как они их называют, не могут жить ближе 60 миль от нашей границы, из опасения, чтобы не имели какого соглашения с нашими или, пожалуй, чтобы вследствие общения не надулись от своеволия наших.

Источник: [17.7]

Статья № 7
Магдебургское право, 1558

Если слуга без всякой причины уйдет или убежит от своего господина, то он должен уплатить господину столько, за сколько его господин нанял. А если он заранее получил плату, тогда он должен возвратить ее обратно в двойном размере...

Если слуга умрет, тогда господин должен уплатить из жалованья его ближним то, что слуга заслужил, что слуге (он) должен был дать, что он заслужил до момента своей смерти. Также если умрет господин, тогда его потомки должны платить слугам за их службу; если же потомки знали его и заплатить не хотели, тогда против потомков доказательство слуги о его службе уже ближе.

Источник: [16.10]

Статья № 8
Первая Софийская летопись (Прибавления к ней), 1505

Казнь еретиков сожжением в клетке: Волка Курицына и других.

Первая Софийская летопись и Прибавления к ней, 1505. Казнь еретиков сожжением в клетке: Волка Курицына и других.

Источник: [19.6]

Статья № 9
Якоб Ульфельд, 1578

При этом в то же самое время царь (Иван IV — Прим. ред.) созвал в Новгород большое количество людей, словно намеревался обсудить с ними неотложные дела. Когда они туда прибыли, он приказал всех их согнать на мост недалеко от города — тот, который мы видели каждый день. Собрав их, он [велел] сбросить их в текущую там реку. Были убиты и задушены многие тысячи людей, которых он подозревал из-за брата, [еще] раньше устранённого им с помощью яда, — [подозревал в том,] что они якобы были на его стороне.

И что более всего удивительно, [так это то], что утонуло такое множество людей, что вышеупомянутая река заполнилась трупами сверх всякого человеческого ожидания и была настолько ими запружена, что не могла течь по своему прежнему руслу, но разлилась по зеленеющим лугам и плодородным полям и все затопила своей водой. Хотя это и кажется маловероятным и далёким от истины, однако все это в действительности так и было, как я узнал в России от людей, достойных доверия, то есть от тех, которые до сих пор живут в Новгороде под властью Московита. Иначе я, что называется, не стал бы писать об этом...

Когда мы упоминали о крепости Оберполене, я забыл отметить то, что мы видели там, а именно, что трупы повешенных на виселицах терзали собаки и догрызали вплоть до костей. При этом повсюду на дороге [можно было увидеть] головы убитых, надетые на колья заборов, так же как и валявшиеся на дороге непогребённые мёртвые тела.

Источник: [16.23]

Статья № 10
Бальтазар Рюссов, †1600

В 1570 г. зимою великий князь московский в собственной земле, особенно в Новгороде и Пскове, учинил такое ужасное тиранство, какое не встречается ни в одной истории.

После того как несколько лет тому, назад он велел умертвить много народу из князей, воевод, дворян, подъячих, писарей, граждан и крестьян вместе с женами и детьми, а также брата своего отца, князя Владимира Андреевича с женой и детьми и всеми его людьми, а также брата своей жены князя Михаила Темруковича, а также сжег много сел и деревень, людей же убивал и грабил, спускал воду из прудов, так что вся рыба засыпала, а также уничтожал скот и хлеб, так что никто не мог пользоваться им, а за год перед тем, в 69 году убил в Твери несколько тысяч людей, между которыми было также много пленных немцев и поляков, и побросал их в воду; после всего этого он двинулся на маслянице вышеупомянутого 70 года в Новгород с несколькими тысячами своих телохранителей, избранных им для своих кровожадных и тиранских намерений, и которых называли апрыстна (Опричниками — Прим. ред.).

Неожиданным образом напавши на масляницу на Новгород, они причинили большую печаль, убивая и грабя, причем не был пощажён ни один дом. Опричники также обезчестили много знатных красивых женщин и девушек, они были до того дерзки и бессовестны, что многия женщины лишили себя из-за этого жизни. Затем он взял в плен несколько тысяч человек, связывал мужьям и женам руки вместе, а маленьких детей привязывал к груди матерям, и затем целыми кучами бросал в воду, так что большая река Волга (Волхов), имевшая в глубину около восьми сажен, до дна совершенно наполнилась трупами, так что их кольями проталкивали под лед, чтобы они могли уплыть дальше.

Затем несколько сот женщин и девушек раздели да нага, и привели на мост, а когда вышел великий князь и проезжал мимо, то для его потехи этих женщин толкали в воду. Затем несколько сот знатнейших граждан и начальников города Новгорода повесили за руки и подожгли одетую на них одежду, и безчеловечно жгли их живых. Кроме того очень многих людей привязывали сзади к саням за руки и за ноги и мчались с ними по всему городу; когда же приходилось заворачивать на углах, то при быстрой гонке то одному, то другому отрывало то руку, то ногу. Невозможно вкратце описать подобные неслыханные тиранства, учиненные московитом над собственными подданными в Новгороде и Пскове...

Летом после того, в том же году, великий князь безчеловечно велел умертвить 109 человек в Москве, из них некоторые были сварены в кипящей воде; некоторых обезглавили и разрубили на несколько частей; некоторых великий князь заколол собственноручно, между последними был также знатнейший канцлер великого князя, Иван Михайлович Висковатый, отличнейший человек, подобного которому не было в то время в Москве; его уму и искуству, как московита ни чему не учившегося очень удивлялись все иностранные послы... Причина же, почему это случилось, была та, что великий князь подозревал своих людей в том, что они хотят передаться королю польскому, но это была неверная клевета.

Источник: [16.22]

Статья № 11
Сигизмунд Герберштейн, 1517, 1526

Всякий из них, погрешивший каким-либо образом против религии или священнической должности, подлежит духовному суду. Если же его обвиняют в краже или пьянстве или если он впадает в какой-нибудь иной порок такого рода, то подвергается каре суда мирского, как они выражаются. Мы видели, как в Москве пьяных священников всенародно подвергали бичеванию; при этом они жаловались только на то, что их бьют рабы, а не боярин.

Несколько лет назад один наместник государев велел повесить священника, уличённого в краже. Митрополит пришел по этому поводу в негодование и доложил дело государю. Призвали наместника, в он ответил государю, что по древнему отечественному обычаю он повесил вора, а не священника. И после этого наместника отпустили безнаказанным...

Они строго применяют меры правосудия против разбойников. Поймав их, они первым делом разбивают им пятки, потом оставляют их на два-три дня в покое, чтобы пятки распухли, а затем разбитые и распухшие (пятки) велят терзать снова.

Чтобы заставить преступников сознаться в грабеже и указать сообщников злодеяний, они не применяют никакого иного рода пыток. Если призванный к допросу окажется достойным казни, то его вешают. Другие казни применяются ими к преступникам редко, разве что они совершили что-нибудь слишком ужасное. Я видел повешенных, у которых ступни отвалились или были отъедены волками, видел также, как волки терзали трупы — так низко их вешают...

Немногие из начальников имеют власть приговаривать к смертной казни. Из подданных никто не смеет пытать кого-либо. Большинство злодеев отвозится в Москву или другие главные города. Карают же виновных по большей части в зимнее время, ибо в летнее этому мешают дела военные...

Убийцы своих господ, предавшие крепость, святотатцы, похищающие людей с целью продать их в рабство, равно как и те, кто тайно относит имущество в чужой дом и говорит, что оно у них украдено, так называемые подметчики, кроме того, поджигатели и заведомые злодеи подлежат смертной казни.

Источник: [16.27]

Статья № 12
Александр Гваньини, 1578

В том же, упомянутом выше, году (1568), расправившись со столь знатным мужем и со всей его семьей, он жестоко расправился со своим канцлером по имени Казарин Дубровский. Его оклеветали, будто он, щедро подкупленный знатью и боярами, не отдал распоряжения везти военные орудия на телегах и лошадях, как было в обычае, так что это стало обязанностью возчиков великого князя.

Великий князь (Иван IV Грозный — Прим. ред.) поручил своим приспешникам произвести налёт на дом упомянутого канцлера и самого его рассечь на куски (хотя преступление и не было доказано), что и было выполнено в мгновение ока. Княжеские приспешники неожиданно накинулись на сидевшего за столом с двумя сыновьями канцлера и беспощадно изрубили их топорами, а изрубив, бросили в колодец, бывший в его же дворе.

Остался в живых третий сын этого канцлера, который в тот день, когда был убит его отец, был приглашён на какой-то пир. Услышав о зверском убийстве отца и братьев, он не осмелился вернуться домой, а почти целый год скитался в страхе. Когда же великому князю сообщили, что один сын канцлера Казарина остался в живых, он приказал искать его по всем областям и городам, пока не найдется.

Когда его схватили и доставили в Московию, великий князь велел разорвать его на четыре части на четырех огромных колёсах, придуманных для этой цели.

Это орудие из четырёх колёс изобретено для пыток самим нынешним великим князем: к первому колесу привязывают одну руку, ко второму — другую, таким же образом — каждую ногу к остальным двум колёсам. Каждое колесо поворачивают пятнадцать человек, и будь казнимый хоть железный, хоть стальной, но шестьюдесятью человеками, беспощадно тянущими в разные стороны, он разрывается на части.

Сам же князь обычно созерцает самолично эту казнь, и когда человека разрывает, он громко кричит, ликуя, на своем языке: «Гойда, гойда!», как будто бы он совершил нечто выдающееся. Вся толпа знати и простонародья, стоящая кругом, обычно вторит своему государю теми же словами и рукоплещет. Ведь если он заметит кого-нибудь в это время с угрюмым и печальным лицом или услышит, что кто-нибудь не достаточно рьяно повторяет за ним «гойда, гойда», он тотчас приказывает своим приспешникам схватить и изрубить такого человека, приговаривая: «И ты, изменник, мыслишь заодно с моим врагом? Почему ты ему сочувствуешь? Почему скорбишь о смерти его?» и т. д.

...Такую вот расправу учинил великий князь в знаменитом Новгороде Великом, первом во всей Руссии городе: две тысячи семьсот семьдесят горожан, не считая бедного люда и женского пола, было уничтожено и потоплено. Он приказал также разграбить сто семьдесят пять монастырей в Новгородской области, некоторые безжалостно предать огню, монахов перебить и утопить...

Девятнадцать военнопленных татарских вельмож, содержавшихся в том же городе в тюрьме, он приказал убить и для выполнения этого назначил начальником своего приспешника Малюту Скуратова (Скуратов-Бельский Григорий Лукьянович Малюта, †1573 г. — Прим. ред.).

Татары же, узнав об этом и не ожидая ничего другого, кроме стоящей перед глазами гибели и жалкой смерти, пришли в отчаяние и твердо решили между собой защищаться, пока смогут. У каждого был скрытый в рукаве ножик. Когда вышеупомянутый Малюта ворвался к ним с прочими приспешниками, татары единодушно, как рычащие львы, начали энергично защищаться, и каждый из них кинулся на предводителя приспешников Малюту с ножом. Хотя он был в кольчуге, они пропороли ему живот, так что вытекли внутренности. Татары, защищаясь, так ожесточенно сражались, что четверо из приспешников пали от страшных ран, а прочие отступили, не сделав дела.

Когда великому князю донесли об этом событии, он тотчас послал пятьсот стрелков с пищалями и луками на помощь этим приспешникам против девятнадцати татар. Они были со всех сторон осыпаны стрелами и прикончены пулями из пищалей, и потом рассечены на части и брошены в реку.

Источник: [16.39]

Статья № 13
Лицевой летописный свод Ивана Грозного (Царь-Книга)

7001 (1501)
О князе Иване Лукомском
В ту же зиму января в 31 день великий князь Иван Васильевич казнил князя Ивана Лукомского и латинского толмача Матиаса Ляха, сжег их на реке Москве пониже моста в клетке; да казнил двух братьев смолян, Богдана и Олехну Селевиных, торговой казнью, и Богдан умер от торговой казни, а Олехне голову отрубили за то, что они посылали с грамотами и вестями своего человека Волынцова к великому князю Литовскому Александру.

А князя Ивана Лукомского прислал служить к великому князю король Польский Казимир, а привел его к целованию на том, чтобы ему великого князя убить или ядом опоить, и свой яд с ним послал, и тот яд у него изъяли. И сказал князь Иван Лукомский на князя Федора Бельского, что тот хотел бежать от великого князя в Литву; и князь великий за то велел князя Федора схватить и послал его в заточение в Галич.

7054 (1554)
3 сентября велел князь великий казнить Афанасия Бутурлина: урезали ему язык у тюрем за его вину, за невежливые слова...

Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7001 (1501). О казни князя Иване Лукомского
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7001 (1501). О казни князя Иване Лукомского, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7001 (1501). О казни князя Иване Лукомского
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7001 (1501). О казни князя Иване Лукомского, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7054 (1554). О казни Афанасия Бутурлина
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7054 (1554). О казни Афанасия Бутурлина, http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
 
 

Лицевой сводсжечь заживоказни у Москвы-реки

Источник: [16.65]

Статья № 14
Ричард Ченслер, 1553–1554

Русские законы о преступниках и ворах не согласны с Английскими. По их законам никто не может быть повешен за свой первый проступок; но виновного долго держат в тюрьме и часто бьют плетьми и иначе наказывают, и он должен оставаться в тюрьме, пока друзья не поручатся за него.

Если вор или мошенник, которых здесь очень много, попадется вторично, ему отрезывают кусок носа и выжигают клеймо на лбу и держат в темнице, пока он не найдет поручителей в своем добром поведении.

Если же попадется в 3-й раз, его вешают. Но и за первый раз виновный наказывается очень строго, и его не выпускают, разве у него есть добрые приятели, или какой-нибудь дворянин попросит взять его на войну и при этом даст за него большие обязательства; благодаря этим мерам в стране поддерживается спокойствие.

Но этот народ по природе склонен к обману, только сильное битье обуздывает его. Русские же по природе способны к суровой жизни, как в путешествиях, так и на месте. Я слышал, как один Русский говорил, что гораздо веселее жить в тюрьме, чем на свободе, если бы только там не было сильного битья. В тюрьме они получают пищу и питье без работы, равно как и милостыню от благорасположенного к ним народа. На свободе же они ничего не получают.

наказания на Русишанс на исправлениеповальная нищета

Источник: [16.71]

Статья № 15
Акты юридические, или Собрание форм старинного делопроизводства, 1594

219. — 1594–1612. Платежныя по конскому сбору и за казенныя палыл лошади, стоявшия на монастырском корме

Лета 7102 Июня в 3 день, дияк Дмитрей Алябьев взял в Государеву Цареву и Великого Князя Федора Ивановича всеа Русии казну Николы Вяжитцкого монастыря у старца у Акима, по Государеву указу, за Государевы за палые за две лошади, которые даны были им кормити, а их небереженьем с перегонов и с недокормки те у них две лошеди в нынешнем в 102 году пали, денег шесть рублев.

Подлинник писан на лоскутке бумаги. В конце: Дияк Дмитрей Алябьев. На обороте внизу: Правил подъячей Яков…

штраф за порчу госимуществамобилизационные планыкомпенсация порчи госимущества

Источник: [19.205]
Комментарии

Статья № 16
Литовская метрика, 1510–1522

60. — 1519, 5 января
Дело Берестейских Евреев с Берестейскими мещанами по поводу отрубления рук у Еврея, ослепившаго христианина, Лосицкаго королевскаго человека Ивана Проневича

Приказаньем господаря короля его милости Жикгимонта. Мы, Ян Миколаэвич, маршалок земский, староста Дорогицкий и Слонимский...

И мы спытали Андрея Лозки и наместника Берестейского Мишка: што к тому мовите?

И они отказывали перед нами суд свой тым обычаем: мы сами-одны того не судили, а осадили с собою Жиды Берестейскии, наимя Данька Эньковича, а Якова а Илью Moшеэвичов, а Эска Янтича, Огрона а Эска а Шлому Голошеэвичов и инших Жидов, и смотрели эсмо того дела: жаловал нам человек господарьский з Лосичь, наимя Иван Проневич, на того Жида Огрона: «нанял дей мя он, абых с ним эздил по дорогам и эго водил, как то слепого; и я с ним поэхал до Люблина; ино под возом нашим осъ ся поломила; и я мовил тому Жиду „ты поседи тут, а я пойду на село оси добывати под тотъ воз“; и он мя зымал и, звязавши мене, выдавил ми очи, и солью насолил». И того человека привели перед нас слепого, без очью.

Мы спытали того Жида Огрона: «которым эси обычаем то вчинил тому человеку господарьскому»? И он перед нами к тому ся признал и рек тым обы чаем: «тот человек хотел мия забити на дорозе, и я ему то вчинил, ижь бы он мене не забил: очи эсми ему вылупил, и солью насолил». И мы, водлуг вызнанья его, ижь он не слушным обычаэм то вчинил хрестянину, будучи моцон, очи вылупил, мовили эсмо тым Жидом, которыи с нами на том праве седели, абы того Жида взяли на рукоэмство, эстли бы тому хрестянину очи выжили в десяти неделях. И тыи Жидове мовили нам: «мы того Жида на рукоэмство не берем, бо он не оселый у Берестьи, волочащи[й] а збродень; для котороэ жь збродни, ижь он виноград крал, ему самому очи вылупили». Ино мы, бачачи то, ижь он Жид не оселый, а рукаемства по нем ни которого нет, дали эсмо эго до войта и до бурмистров: нехай каранье учинять, водлуг права своего Маитбарского (Магдебургское право — Прим. ред.).

И войт и бурмистры и радци поводили перед нами, ижь казали эму руки втяти, водлуг права их Маитбарского, за таковый его вчинок.
И мы, тую речь обмо[ви]вши и по разумевши тому, водле отказу пана Ложчина и наместника Берестейского, ижа тот Жид моцон был оному хрестянину, ижь его поимавши и звязал, а до права эго ку замку господарьского до вряду не вел, и таковый учинок самовольством своим учинивши, перед правом сам ся признал, и тежь водлуг суда их на рукоэмство его взяти нихто не хотел, и они дали эго до права Маитбарского, лентъевойт з бурмистры и радци дали эму руки обрубати, водле права своего Маитбарского, а в том Жидове спору ни которого не вчинили, — нашли эсмо пана Андрея Лозку и наместника Берестейского Мишка и лентвойта и бурмистра и радец в том правых: не мають Жидове Берестейскии ничого к ним в том мовити. И на то дали эсмо им сесть лист наш судовый под нашими печатьми. Писанъ у Берестой, ген[варь] 5 день, индик[т] 7.


Мягкое (хвостатое) «е» во всех фрагментах источника отображается на сайте буквой «э». — См. ст. 18.1.16.s9

Литовские Метрикизападный диалект русскогонаказание за ослеплениеобрубить рукиНовгород – юрисдикция ВКЛ

Источник: [20.116]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,097