▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти → Наказания; казни → Иные этнические системы (XV век)

30. Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти

30.5. Наказания; казни. Иные этнические системы (XV век)

Хёйзинга, Генри Ли, Бурхард и Инфессура, Гуаско, Льоренте

Статья № 1
Йохан Хёйзинга

Рыцарский поединок 1455 г. между двумя бюргерами как форма решения спорного вопроса, и над чем потешается уже не одно поколение историков

Низкорослый Магюо начинает поединок с того, что заостренным концом щита зачерпывает песку и швыряет его в глаза Жакотену. Идут в ход дубинки, следует яростный обмен ударами, в результате которого Магюо повержен на землю; Жакотен бросается на него и, ухватив песку, втирает его в глаза Магюо и заталкивает ему в рот; Магюо, в свою очередь, впивается в его палец зубами. Чтобы освободиться, Жакотен вдавливает свой большой палец в глаз Магюо и, несмотря на вопли того о пощаде, выкручивает ему руки, после чего вскакивает ему на спину, чтобы переломить хребет. Чуть живой, Магюо тщетно молит об исповеди; наконец, он вопит: «O повелитель Бургундии, я так послужил Вам в Вашей войне против Гента! О господин. Бога ради, пощадите, спасите мне жизнь!». Повествование Шателлена прерывается: несколько страниц здесь отсутствует, а из дальнейшего мы узнаем, что полумертвый Магюо был предан палачу и вздёрнут на виселице.

Источник: [20.5]

Статья № 2
Генри Чарльз Ли

О кострах инквизиции

Скажем теперь несколько слов о самой казни. Когда собиралась толпа смотреть предсмертную агонию мучеников, то старались не выказать никакой к ним жалости, чтобы не смягчить фанатизма зрителей. Виновного не удушали раньше, чем поджигали дрова, как это практи-ковалось в позднейшей испанской инквизиции; порох еще не был изобретен, и поэтому не прибегали еще к менее человечному приему, применявшемуся впоследствии, — обвязывать шею жертвы мешком с порохом, чтобы сократить её мучения, когда пламя охватит её.

Несчастного привязывали живым к столбу, возвышавшемуся над грудой дров настолько высоко, чтобы верные могли видеть все действия ужасной трагедии. Святые люди сопровождали его до последней минуты в надежде вырвать, если возможно, душу его из когтей дьявола; если он не был рецидивистом, он мог ещё в последнюю минуту спасти своё тело.

Но и в этих окончательных приготовлениях мы видим пример той крайней непоследовательности, с которой церковь пыталась сделать вид, что на неё не падает ответственность в этих убийствах. Монахам, сопровождавшим несчастную жертву, строго запрещалось убеждать её умереть без сопротивления или взойти твердым шагом по лестнице, ведущей на эшафот, или мужественно отдать себя в руки палача, ибо, давая подобные советы, они могли ускорить её конец и допустить, таким образом, «неправильность». Назидательное и уместное зазрение совести людей, уже совершивших юридическое убийство.

Обыкновенно казнь совершалась в праздничный день, чтобы могло собраться больше народа и чтобы зрелище было поучительнее; из боязни, чтобы жертва не вызвала в собравшихся чувства жалости или симпатии, на неё накладывалось молчание.

Второстепенные подробности известны нам из отчёта одного свидетеля казни Яна Гуса в Констанце в 1415 году. Несчастный должен был стать между двух вязанок хвороста, и его крепко привязали верёвками к толстому столбу; верёвки охватывали его вокруг лодыжек, колен, паха, талии и подмышками; на шею ему надели цепь.

Затем заметили, что он повернулся лицом к востоку, а так как это было неприлично для еретика, то его повернули лицом к западу. Он был обложен до самого подбородка вязанками хвороста и соломы. После этого граф палатин Лю-довик, наблюдавший за исполнением казни, подошел к эшафоту вместе с констанцским прево и в последний раз предложил Гусу отречься. Когда он отказался, они отошли и ударили в ладони, что было знаком для исполнителей казни поджечь костёр.

Когда огонь пожрал всё, то приступили к возмутительному делу окончательного уничтожения обуглившегося трупа; его разорвали на части и перебили кости, а затем остатки и внутренности снова бросили в огонь.

Когда можно было опасаться, чтобы присутствовавшие не сохранили остатков мученика, как, например, при казнях Арнольда Брешианского, некоторых францисканцев-спиритуалов, Гуса, Савонаролы, то после того, как огонь погасал, тщательно собирали пепел и бросали его в проточную воду.

Есть что-то забавное и ужасное в контрасте между этим крайним проявлением человеческой злобы и бесстрастным счётом издержек, который представлялся светской власти. В отчетах Арно Ассали мы находим подробную запись расходов по сожжению четырёх еретиков в Каркассоне 24 апреля 1323 года.

Статья расходов Стоимость
Дрова 55 су 6 денье
Хворост 21 су 3 денье
Солома   2 су 6 денье
4 столба 10 су 9 денье
Верёвки   4 су 7 денье
Палачу по 20 су с головы, 80 су

Немного более двух ливров на каждого сожжённого еретика...

Эксгумация трупов 3-х еретиков с последующим сожжением в 1323 году обошлась инквизиции в 5 ливров 19 су 6 денье.

Источник: [21.25]

Статья № 3
Иоган Бурхард, Стефано Инфессура

Рим, 1411

9 декабря того же года, по приказу легата, отрубили голову Паоло де Паллони, как одному из восставших против власти церкви. В том же месяце сенатор послал за Джованни Ченчи и просил, не может ли он пообедать у него. Когда Ченчи явился в Капитолий, сенатор принял его с исключительной любезностью и, беседуя с ним, прогуливался. Выбрав подходящий момент, сенатор приказал схватить Ченчи и отрубить ему голову, так как кардинал-легат не доверял Ченчи, как находившемуся на службе у римского народа.

1438

Римский сенатор в сопровождении властей и всего народа участвовал в процессии и прочёл буллу об отлучении, изданную папой Урбаном v. 4 сентября эти злоумышленники, то есть каноник Никколо де Вальмонтоне и бенефициаты Капоччиоло и Гарофоло (см. ст. 2 в 17.3.15.w — Прим. ред.), перед главным алтарём церкви Сайта Мариа в Арачели были лишены сана; затем заключены на лобном месте Кампо ди Фиоре в особо устроенные клетки, где они оставались в течение четырёх дней.

В этом же месяце они были казнены следующим образом: Капоччиоло и Гарофоло волокли до площади св. Иоанна в Латеране, а синьор Никколо должен был ехать туда на осле; все трое с митрами дьявола на голове. Названный синьор Никколо был повешен на вязу, находящемся на площади св. Иоанна. У Капоччиоло и Гарофоло были отрублены правые руки, а затем они были сожжены на этой же площади. Руки их были прибиты там же, около герба волчицы, что можно видеть на картине, нарисованной в память этого события в церкви св. Иоанна в Латеране, направо при входе наверху.

В названном 1438 г., 8 ноября, были казнены Джакомо Галлезе и Риччио за то, что хотели опустошить область и завладеть ею. Им были отрублены головы, а затем они были повешены за ноги на виселице в Капитолии; головы их были воткнуты на два копья и пронесены через Рим до Кампо ди Фиорею.

1443

27 мая, в Капитолии был обезглавлен Паоло делла Моляра; сделано это было по приказанию легата, не доверявшего ему, потому что он был храбрый дворянин. Но эта казнь удалась ему с большим трудом, так как сенатор; защищал его. Ему отрубили голову без покаяния и причащения, а за два дня перед тем уже было повешено четверо из его слуг.

1444

12 декабря, был убит кардинал Санто Марко Анджелотто; он был убит своим прислужником, ограбившим его. Названный прислужник был тотчас же схвачен. Его волокли из Капитолия до дома кардинала, где его, связанного, посадили на тачку, довезли до лобного места на Кампо ди Фиоре и при этом щипали раскалёнными щипцами. На лобном месте ему отрубили руки, повесили его и затем четвертовали; четыре части тела были развешены в четырёх кварталах Рима: одна часть на Мильвийском мосту, другая на Кампо ди Фиоре, третья на мосту Марио и последняя на Порта Санто Джованни. Руки были пригвождены к стене Порта Санто Пьетро.

1484

Затем наш святейший во Христе отец и господин со своим клевретом графом Джироламо, по своему природному мягкосердечию, милосердию и справедливости, которые они всегда оказывали и продолжают оказывать по отношению к верным чадам святой церкви, обнаружили свой прекрасные душевные свойства также в том, что названного протонотарня Лоренцо Колонна, заключённого ими в замок Ангела, многократными и ужасными пытками замучили до того, что врачи, которых они сами позвали, заявили, что его уже невозможно спасти от смерти и что он скоро умрёт. Как рассказывал врач-еврей, которому было поручено его лечить, сначала обрезали двумя глубокими уколами мускулы на руках. Колени и ноги распухли, и были проколоты, так как во время пытки его подвешивали, привязывая к ногам железные плиты и другие тяжести, ранения причинили также испанские сапоги, которые были надеты на голени. Руки его были также переломлены во время пыток, так что, как говорят, никоим образом его спасти уже нельзя было.

Источник: [15.28]
Комментарии

Статья № 5
С. Секиринский, 27 августа 1474

События окрест Феодосии (Кафы): о попытке приструнить властью метрополии генуэзских садистов на земле Крыма

Крым.  Фото И. Гоголева
Крым

По приказу господина Христофоро ди Негро, достойного консула Солдайи, указывается Теодоро ди Гуаско следующее: Сего числа, в окрестностях селения Тасили; на горе, по которой идет дорога в деревню Скути, Теодоро ди Гуаско, которого сопровождало примерно сорок человек, имевших при себе оружие и палки, преградил путь кавалерию1 господина консула и его курии2, Микаеле ди Саэели, следовавшему с семью консульскими аргузиями3: Константине, Мавродио, Якобо, Кароци, Сколари, Иорихо, Даниеле, в деревню Скути для сожжения и уничтожения по приказу господина консула виселиц и позорных столбов, воздвигнутых в том месте, в нарушение законов и статутов высокой общины Генуэзской и светлейшего совета св. Георгия, братьями ди Гуаско: Андреоло, Теодоро, Деметрио.


1 Начальник полиции. — Прим. ред.

2 Совет консула, а также канцелярия его. — Прим. ред.

3 Конные стражники. — Прим. ред.

Источник: [15.29]

Статья № 6
Хуан Антонио Льоренте, †1823

Подсчёт жертв испанской инквизиции

Средства, столь пригодные для умножения числа жертв, не могли не произвести ожидаемого от них эффекта. Поэтому трибунал начал вскоре свои жестокие экзекуции. 6 января 1481 года он приказал сжечь шесть осуждённых, 26 марта того же года семнадцать, а месяцем позже ещё большее число. 4 ноября того же года двести девяносто восемь новохристиан уже подверглись казни сожжения, семьдесят девять обвиняемых были ввергнуты в ужасы пожизненного заключения, и все это произошло в одном городе Севилье, на жителей которой пали первые удары кровавого трибунала.

В других частях провинции и в епархии Кадикса, по сообщению Марианы, две тысячи этих несчастных были преданы огню в 1481 году; другие в большом числе, за отсутствием их, были казнены фигурально [322], и семнадцать тысяч подверглись различным каноническим карам. Среди тех, кто погиб в пламени, мы встречаем значительных людей и много богачей, состояние коих стало добычей казны.

Большое количество осуждённых, подвергавшихся сожжению, вынудило префекта Севильи построить на поле, называемом Таблада [323], постоянный каменный эшафот, который сохранился до наших дней под именем Кемадеро [324] и на котором воздвигались четыре большие каменные статуи четырёх пророков.

Новохристиане, отпавшие от веры и закоренелые в отступничестве, замуровывались в этих изображениях заживо и там погибали, поджариваясь от пламени общего костра (После опубликования этого тома меня уверяли, что лица, присуждённые к сожжению, только привязывались к статуям четырёх пророков, а не замуровывались внутри их. Андрее Бернальдес, современный писатель и очевидец, от которого я почерпнул этот факт, не выражается достаточно ясно, чтобы рассеять все наши сомнения. Однако я очень охотно допускаю новое сообщённое мне мнение как менее противоречащее законам гуманности), постепенно нагревавшего каменные изваяния пророков.
Кто из людей осмелится объявить, что это наказание, наложенное за простое заблуждение разума, соответствовало духу Евангелия?

Если сравнить этот результат с 343 522 жертвами, каковое число я проставил в моем письме от 31 марта 1817 года к г. Клозелю де Кусерге, депутату департамента Двейрона в палате депутатов французской нации, можно заметить, что я уменьшил это число на две тысячи пятьсот один, из которых две тысячи четыреста семьдесят принадлежат к первому разряду осуждённых, а тридцать один ко второму.

Эта разница происходит оттого, что я поставил себе за правило при составлении этой Истории произвести самый умеренный подсчёт, какой только мне позволят обстоятельства. Я могу уверить, что совершенно бессмысленно искать в каком-нибудь документе доказательство того, что мои расчёты преувеличены; наоборот, я убеждён, что с 1481 года, когда начались казни, до конца царствования Филиппа II число жертв было гораздо более значительно, судя по заметкам, которые мне доставили трибуналы Толедо и Сарагосы, где число осуждённых почти совпадает с числом жертв в других трибуналах.

Если бы я присоединил к числу жертв инквизиции полуострова всех несчастных, которые были осуждены трибуналами Мексики, Лимы и Картахены Американской, Сицилии, Орана, Мальты и морских галер, количество их было бы поистине неисчислимо. Было бы совсем другое дело, если бы мы считали жертвами святого трибунала (на что мы имели бы право) все души, обречённые на бедствия вследствие насильственных попыток ввести инквизицию в Неаполе, Милане и Фландрии, так как все эти страны были подчинены испанскому господству и, следовательно, влиянию испанских аутодафе.

Сколько можно бы ещё счесть жертв, умерших от болезней, причинённых несчастием позора, которым были заклеймены их родственники! Невозможно определить меру стольких несчастий и бед.

инквизицияСупремахристианские пыткичисло жертв инквизиции

Источник: [19.181]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,107