▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти → Как искали правду. Процессуальная практика → Славяне и российские этносы (XVII век)

30. Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти

30.4. Как искали правду. Процессуальная практика. Славяне и российские этносы (XVII век)

Немоевский, Койэтт, Корб, Коллинз, Карлейль, Маржерет, Петрей, Олеарий, Роде, Зерцалов, Корб, Давид, Перебежчики, Шлейссингер, Рейнтенфельс, Стрюйс

Статья № 1
Станислав Немоевский, 1606–1608

Фрагмент письма Станислава от 17 июля 1608 года из ссылки польским послам в Москве, дабы вернуть пропавшие сокровища, которые он вёз на продажу лже-Димитрию будучи в составе делегации сопровождения Марины Мнишек в 1606 году. То есть дело длилось более 2-х лет.

...Хотя, из-за известных видов почтения, я не имел намерения показывать эти драгоценности покойному великому князю Димитрию, но он, узнавши о них, пожелал непременно их видеть. К несчастию моему, в пятницу поздно, уже перед его смертью, я показывал ему их, и он, чтобы лучше мог рассмотреть, приказал оставить их у него через ночь; но на другой день утром — началась его трагедия. Драгоценности были следующие:

Итого все драгоценности оценены в шестьдесят девять тысяч золотых.
Эти вещи были вложены в железную шкатулку, выкрашенную назелено1. Замок у ней закрывал изнутри всю крышку...

Jus scriptum или leges они не имеют никаких; судят по обычаям, которые судьи поручают записать для себя в судебные палаты. За убийство смертью не наказывают, а только выплатой в пользу великого князя, сколько прикажет, и продолжительным тюремным заключением. Но если бы убитый был должен что-либо, то все долги его обязан заплатить не наследник, а убийца. За простого человека: четыре гривны пени (winy); платит также его долги и сидит в тюрьме до княжеского помилования.

Когда мать убьёт ребенка, то суда нет, только митрополит или владыка налагает епитимью на 9 лет: в каждую неделю два дня поститься — на хлебе и воде. Та же епитимья, если бы то же сделали во второй и третий раз. Мужу вольно убить жену по такому соображению: если бы была она доброй, то он не убивал бы; когда же жена убьёт мужа, то её закапывают живьём, по той причине, что нужный земле упал с коня, и жена должна слушаться его.

Пойманного на воровстве наказывают кнутом и заключением в тюрьму, если на пытках не признается, что это была вторая кража. При второй поимке и признании рубят руку, при третьей — вешают, но при условии, если от этой кражи пострадала в чем-либо казна великого князя; если кто другой, вознаграждают одним кнутом.


1 Имеется расписка польских послов Mikołay Oleszniczku z Olesz и др. от 25 июля 1608 года о получении «некоторыхъ предметовъ, взятыхъ въ царскую казну послЪ убiйства перваго Димитрiя Самозванца», в том числе и драгоценностей, поименованных выше. Расписка приводится в [17.7]. — Прим. ред.

Источник: [17.7]

Статья № 1
Бальтазар Койэтт, 1676

Московия Алексея Романова

И куда же подевалась Правда Ярослава и прочий, более чем 600-летний опыт судебной практики?!

Раньше у них было лишь немного записанных прав и обычаев; записаны были лишь установления некоторых великих князей по отношению к изменникам перед отечеством, оскорбителям его величества, ворам, убийцам и должникам. В остальных делах они произносили своё решение согласно своему взгляду, а часто в угоду тому или другому.

Однако, в 1647 году, по повелению его царского величества (М. Романова — Прим. ред.), устроено было собрание мудрейших людей из всех Московских городов, и в этом собрании сочинили много законов, которые потом его царское величество и его бояре утвердили, после чего они были напечатаны и изданы на Русском языке; по ним теперь они постановляют свои решения или, скорее, должны их постановлять.

Они очень ревностно прибегают к суду против тех, кто должны. Тот, кто не хочет или не может заплатить, подвергается аресту, т. е. он должен сидеть в доме прислужника судьи, что-то же самое, что арест у нас.

Если уплата не последует во время, должник, без различия, кто бы он ни был, сажается в долговую башню и ежедневно выводится на площадь перед канцеляриею, где его, в течение часа, бьют по ногам упругою палкою с палец толщиною; это так больно, что лица, получающие удары, часто громко кричат.

Бьющий часто получает подарки, сообразно чему он бьёт слабее или сильнее; а наказуемые часто носят под чулками железные поножи, благодаря чему они лучше выносят удары. Должника, после этой пытки, снова уводят в долговую башню, или же он должен представить поручителей, что на следующий день опять явится и даст себя бить. Такое наказание называется «поставить на правёж».

Если у должника совершенно нет средств для расплаты, он делается рабом того, кому он должен, и обязан служить ему. Ни один отец, однако, не смеет продавать своих детей. Если он войдет в неоплатные долги, он может их, впрочем, заложить или же передать кредитору в услужение, причём год службы сына засчитывается за 10, а дочери за 8 имперских талеров1, пока долг не будет покрыт; тогда кредитор обязан их выпустить.


1 Сравнить: "в 1688 году велено отдавать в зажив должников мужеска пола с женами, женска с мужьями, работать им — мужчинам за год по 5 рублей, женщинам — по 2 ½" (Соловьев. И. Р. III (XIV) ст. 1040). — Прим. ред.

Источник: [17.41]

Статья № 2
Иоганн-Георг Корб, 1698–1699

14-го (24-го) июля. Жена одного дьяка, случайно проходившая мимо позорных столбов, поставленных перед Кремлем во время последнего бунта, пожалела о преступниках и громко произнесла: «кто из людей знает, виноваты вы или невинны?». Эти слова тотчас кто-то передал боярам. Сожаление женщины об осужденных показалось опасным; немедленно приводят её с мужем к допросу, и когда узнано было, что это простое, свойственное женщине сострадание к несчастным, и что в этом нет признаков никакого злоумышления, их обоих освободили от смертной казни, но зато сослали в ссылку. Так наказывается простая и неумышленная свобода слова там, где подданные держатся в повиновении одним страхом...

Русским законом предписано, чтобы всякую находку доставляли в приказ; здесь записывали имя принесшего, и день, когда найдена и доставлена вещь; предметы неодушевленные хранятся в приказе, а животные в царской конюшне. Таким образом, если кто потерял какую-нибудь вещь, тот обращается в приказ, а если пропало животное, отыскивает оное в царской конюшне, и когда отыщет и докажет, что оно ему принадлежит, может взять оное за легкий и сносный выкуп, так, когда у одного из наших за несколько дней пред сим пропала лошадь, чрез приказ она была возвращена, и за это нужно было заплатить наперед три рубля.

Источник: [17.1]

Статья № 3
Самуэль Коллинз, 1658–1666

Недостаток законов заменяется обыкновениями, но всего сильнее действуют деньги. Русские истребляют множество бумаги: они излагают дела свои так же пространно, как наши писаря, пишут на длинных свертках, и хотя столы стоят перед ними, но они не могут писать иначе, как на коленях, следуя древнему обыкновению... Секретари их называются Подьячими, а чин Дьяка соответствует чину нашего Лорда-Депутата.

Все дела совершаются посредством просьб. Просьбы эти развёртываются, как вафли (Wafer), и проситель держит их перед Боярином, который (если в хорошем расположении духа) протягивает за ними руку и прочитывает их, или отдаёт своему Дьяку, а Дьяка проситель должен одарить, чтобы он напоминал Боярину о просьбе...

Теперь я не могу отдать вам отчета в Русском судопроизводстве, очень запутанном. У них есть, однако же, метода, и каждая область имеет свой Приказ, где председательствуют: Боярин (или Лорд) и Дьяк (или Канцлер), под начальством которого находятся многие писаря. Дьяк — представитель Боярина, так же как Боярин — представитель Царя. Как скоро есть тяжба и ни один из тяжущихся не подарит судей, то истец почти всегда выигрывает дело, потому что справедливость предполагается на его стороне.

Убийца может здесь откупаться деньгами. Если Русский убьет своего раба или свою жену, наказывая их за вину, то законы его не судят. Также, если случится убийство, а никто не преследует убийцу, то законы молчат.

Не сознавшись в преступлении, обвиненный не может быть осужден, хотя бы тысячи свидетелей были против него, и потому стараются вынудить признание всякого рода муками. Сначала подымают обвиненных на дыбу (Strappado), и если это не подействует, то их секут; а Русские палачи — мастера этого дела и могут, как говорят, с шести или семи ударов убивать человека. Иногда сообщники преступника подкупают палача и заставляют его засекать обвиненного до смерти, чтобы отвратить от себя наказание.

Палачи ни на волос не минуют цели в своих ударах и острым железом пронзают самые ребра; они иссекают спину, как окорок ветчины (Chine of Pork), потом сыпят соли на раны и, привязав несчастного руками и ногами к шесту, держат над огнем и жарят (and Carbonadoe him). В случае упорства (часто и признаваться не в чём) обвиненного отпускают; палач вправляет суставы его, оставляет его дней на двадцать, покуда он несколько выздоровеет, потом повторяют прежние мучения и, может быть, выламывают щипцами ребро или два.

Если ничто не действует (некоторые выносят эти мучения), тогда бреют обвиненному темя и каплют на обнаженное место холодною водою. Некоторые из испытавших говорят, что это мучение самое ужасное, потому что каждая капля равняется удару ножа в сердце. Все это бывает тогда, когда палач не подкуплен; в противном случае он разом оканчивает муки. Я видел нескольких человек, у которых спина была иссечена, как кора на дереве, и которые потом вылечились, но никогда уже не могли изгладить оставшихся знаков.

Источник: [17.10]

Статья № 4
Чарльз Карлейль, 1663–1664

Суд в Московии по гражданским делам производится в очень короткое время, так что нет места здесь ни для спора, ни для философии. Что касается уголовных процессов, то нередко употребляют пытку.

Источник: [17.11]

Статья № 5
Жак Маржерет, 1600–1606

Вынесенный приговор не подлежит обжалованию.

Как бы ни была далека провинция, все её жители, за исключением горожан, должны являться для суда в город Москву, Что касается горожан, то в каждом городе есть губной староста (Goubna Starats), который судит все дела, разбираемые в Москве. Эти подначальные судьи властны также разыскивать и заключать в тюрьму всяких убийц, воров и разбойников, подвергать их пытке и после признания писать о том в Москву в назначенное для этого ведомство, которое они называют Разбойный приказ (Rosboinie Pricas).

Во всей России нельзя казнить человека без постановления верховного суда в Москве. По их законам, каждый защищает себя сам или выставляет своего родственника или слугу, так как о прокуроре или адвокате там и речи нет. Все споры, кроме тех, которые можно рассудить на глазок, завершаются присягой, которую одна из сторон приносит другой с некоторыми обрядами, целуя крест в отведённой для этого церкви.

Следует заметить, что те, кто несёт конную службу императору, избавлены от личной присяги, так как они посылают целовать крест слугу, за исключением тех случаев, когда присягают государям; а тех, кто должен императору или кому другому какую-либо сумму денег, которую не может или не хочет заплатить, отправляют на правёж, это место, где они должны находиться в будни от восхода солнца до десяти или одиннадцати часов, чтобы подвергаться битью и сечению тростью или хлыстом по икрам ног назначенными для этого людьми, которые зовутся недельщиками (Nedelsic).

Я видел много раз, как их отвозили домой на тележках; это продолжается до полного возмещения долга. Те, кто несёт конную службу императору, избавлены от этого и посылают вместо себя одного из своих людей.

Источник: [17.22]

Статья № 6
Пётр Петрей, 1601–1605, ...1613

Что касается их судов, то когда производится суд, при нём всегда должны присутствовать кто-нибудь из государственных советников и секретарь. Что они скажут, положат и присудят, должно быть приведено в исполнение, право ли оно или нет. Потому что на них никто не может жаловаться: их приговор произносился от имени великого князя и, следовательно, справедливо; его воля, чтобы все было так, как он сказал и приговорил.

Они дают приговор не по письменным и установленным законам, а как скажет и желает великий князь и как кажется хорошим и правосудным для совести лиц, исправляющих судейскую должность; они, впрочем, не очень стесняются совестью, да и не много имеют к ней уважения, а судят большею частью по расположению и подаркам, так что часто дают хорошее решение тому, у кого неправое и тёмное дело, а напротив тот, у кого оно правое и чистое, получает приговор суровый и несправедливый.

Впрочем, есть у них и кое-какие постановления и указы, сделанные по приказанию великих князей...

Источник: [20.26]

Статья № 7
Адам Олеарий, 1636 (†1671)

Что касается дел юстиции, то они решаются в только что указанных канцеляриях (см. ст. 20 в 30.1.17.s). Каждый боярин или назначенный сюда судья имеет при себе дьяка или секретаря, а также нескольких заседателей; перед ними выступают тяжущиеся стороны, подвергаются выслушанию и осуждению.

Раньше у русских было лишь весьма немного писанных законов и обычаев, установленных разными великими князьями, притом исключительно по отношению к изменникам перед отечеством, преступникам по оскорблению величества, ворам, убийцам и должникам. Во всем остальном они, большею частью, поступали по собственному произволу и иногда произносили приговор смотря по тому, были ли расположены или враждебно настроены к подсудимому.

Однако немного лет тому назад, а именно в 1647 г., по повелению его царского величества, должны были собраться умнейшие люди со всех состояний с тем, чтобы составить и написать несколько законов и статутов, которые затем его величеством и боярами были утверждены и по-русски, для публичного пользования, отпечатаны; это — книга in-folio, толщиною с добрых два пальца, и называется «Соборное уложение», что значит «Согласное и собранное право»

Источник: [17.34]

Статья № 9
Андрей Роде, 1659

30 (мая) мы по некоторым причинам остались здесь (В Спасе на Сходне — Прим. ред.) до обеда, причем какой-то пьяный священник нам подарил откормленную овцу, за что мы ему поднесли бутылку водки и большую кружку пива, что ему как любителю выпить было очень приятно. Этот же священник велел немилосердно бить батогами какого-то крестьянина, чтобы проучить его, потому что тот несколько раз обращался к жене другого крестьянина с нескромными предложениями, на что она принесла жалобу.

Источник: [17.43]

Статья № 10
А. Н. Зерцалов

Москва, 1695. Из доклада в Разрядный приказ дьяка Лукина — объезжей головы по Китай-городу — об уклонении богатых дворов от участия в охране порядка в столице (у бояр, смотрящих, скворызлых и гостей («валютных купцов») всегда было «своё кино», и жили они исключительно по собственным «понятиям»):

А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Все сколь-либо богатые жители города уклоняются от участия в охране порядка и выполнения противопожарных мер. – ч.1
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Все сколь-либо богатые жители города уклоняются от участия в охране порядка и выполнения противопожарных мер. – ч.2
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Все сколь-либо богатые жители города уклоняются от участия в охране порядка и выполнения противопожарных мер. – ч.3
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Все сколь-либо богатые жители города уклоняются от участия в охране порядка и выполнения противопожарных мер. – ч.4

Оську Андреева — крестьянина владений Троицкой Лавры, приехавшего в столицу — «неведомо-де какого чину люди» на Москворецком мосту окрест Балчуга «били, увечили, за волосы драли и голову проломили»...

Пример ведения следствия, Москва, 1695 год.

А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Пример ведения следствия об избиении Оськи Андреева, 1695 год  – ч.1
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Пример ведения следствия об избиении Оськи Андреева, 1695 год  – ч.2
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Пример ведения следствия об избиении Оськи Андреева, 1695 год  – ч.3
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Пример ведения следствия об избиении Оськи Андреева, 1695 год  – ч.4
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Пример ведения следствия об избиении Оськи Андреева, 1695 год  – ч.5
А.Н. Зерцалов. Москва, 1695 год. Пример ведения следствия об избиении Оськи Андреева, 1695 год  – ч.6

Источник: [19.55]

Статья № 11
Иоганн-Георг Корб, 1698–1699

Тяжбы свои москвитяне начинают почти следующим образом: истец подает прошение, в котором изъясняет, кем и до какой степени он обижен, а получив на это разрешение по впису, то есть согласие судьи, он старается через посредство судебного служителя призвать ответчика в суд. Обвиняемый должен добросовестно в назначенный день явиться в суд; впрочем, судебный служитель вправе задержать ответчика таким способом, каким только найдет возможным. Как истец, так и ответчик изъясняют свое дело перед судом сами, без всякой помощи поверенных или адвокатов. Ежели дело не может разъясниться посредством свидетелей, то прибегают к присяге.

Таким образом, если судья не может прийти к ясному заключению о том, какая именно сторона права, то обыкновенно каждую из них он спрашивает: «Согласна ли она целованием креста подтвердить истину своих слов?» На что если одна из них соглашается, то её сейчас ведут в церковь, и там кто поцелует крест, тот и выигрывает тяжбу. Сие целование креста называется крестное целование и так же уважается, как присяга. Поэтому изменников, клятвопреступников и нарушающих договоры называют крестопреступниками.

Если же обе стороны готовы целовать крест, тяжба решается жребием: того, кто, таким способом проиграв дело, не удовлетворит тотчас же своего верителя, ведут на торговое место, где осужденных таким образом каждый день больно наказывают, от восьми часов утра до одиннадцати. Если же по истечении года, в продолжение которого осужденных бьют палками, они окажутся несостоятельными, тогда их принуждают продавать свое семейство, от жены до последнего ребенка, пока не заплатят своему верителю весь долг до копейки. Кто первый обращается в суд, тот большей частью и выигрывает дело, даже и в том случае, если жалоба его несправедлива. Положение ответчика всегда портит дело обвиняемого, так что обвинение почти то же самое, что и осуждение. Всему тому, что бы ни говорил обвиняемый в свою защиту, либо не верят, либо и вовсе его не слушают.

Москвитяне обыкновенно справедливость своего иска доказывают посредством свидетелей, которых закупают за небольшие деньги; дело той стороны считается более правым, которая представит в свою пользу более свидетелей. Взятки и подарки весьма также способствуют решению дела в ту или другую пользу. В приказах нельзя начинать дела, пока не приобретешь себе золотом и серебром благоволение дьяков и писарей. Эти люди гораздо жаднее гарпий, и до того нравы их испорчены, что обыкновенно никто не может вырвать из их рук следуемого себе годового жалования до тех пор, пока не вызовет расположения со стороны всех служащих в приказе, от дьяка до последнего писаря, пожертвовав в их пользу известное количество денег из своего жалования. Кто начинает иск, не закупив в пользу свою свидетелей и не снискав золотом расположения дьяков и писарей, тот начинает дело, которое не предвещает ничего доброго: он станет жертвой неправосудия, и несправедливость продажного суда легко сделает белое черным и чёрное белым.

Долг по деньгам, взятым взаймы, доказывается не посредством свидетелей, но распиской, подписью и приложением печати. Если несостоятельный должник не оказывается готовым заплатить долг, сделанный таким способом, то веритель, обратившись в приказ, в ведомстве которого находясь должен признавать его своим законным судом, подает прошение председателю приказа о позыве к суду должника, как только позванный явится, то употреблением законных, действительных мер он принуждается немедленно заплатить долг, доказанный верителем предъявлением законного документа. Если позванный не явится, то его берут там, где найдут, и насильно приводят в судебное место. Тот сильнее в суде, кто являет большую щедрость в даче подарков; правосудие и неправосудие продажны, но стоимость их не определена, и обыкновенно весы правосудия склоняются в пользу больше давших.

Несчастная судьба должника, ежели множеством денег не позолотит он своих ответов; доказательством тому служит поговорка: «Хочешь на суде добра, подсыпай серебра!» (argentum probat, non argumentum (Серебро доказывает, а не аргумент (лат.) — Прим. ред.); если того нет у ответчика, то приговор доводит его почти до крайности бедствий: он претерпевает чувствительнейшую боль, получая в темнице, служащей местом заточения несостоятельных должников, удары палками по икрам, и это сечение, ежедневно и часто повторяющееся, продолжается до тех пор, пока должник не заплатит своего долга или не сыщет залога в его обеспечение. Если же он не в состоянии сделать ни того, ни другого, то присуждается, соответственно величине долга, ко множеству ударов и часто отдаётся с женой и детьми заимодавцу, так как в Московии права касательно рабства до сих пор не уничтожены.

4 февраля 1699 г. Приготовляли новые застенки для новых мятежников. Сколько бояр, столько допросчиков: мучением виновных заявлялась особенная верность государю. Чиновники одного посланника пошли из любопытства в Преображенское. Они обходили разные темничные помещения, направляясь туда, где жесточайшие крики указывали место наиболее грустной трагедии. Уже они успели было осмотреть, содрогаясь от ужаса, три избы, когда крики, раздирательнее прежних, и необыкновенно болезненные стоны возбудили в них желание взглянуть на ужасы, совершавшиеся в четвертой. Но лишь они вошли туда, как сейчас же поспешили вон, наткнувшись в страхе на царя и бояр, из которых главнейшие были: Нарышкин, Ромодановский и Тихон Никитич. Нарышкин спросил уходивших: «Кто они такие, откуда и зачем пришли?» Царю и боярам было очень неприятно, что иностранцы застали их при таком занятии.

Источник: [17.2]

Статья № 12
Иржи Давид, 1686–1689

О правосудии и казнях Русские не имеют письменного законодательства, воля государя и сената — высший закон. Но они придерживаются образа правления своих предшественников, все приговоры которых, аккуратно записанные, они сохраняют.

Обвиняемые, как только их приводят в тюрьму, подвергаются допросу, и их допрашивают непрерывно, пока не установят истину, а установив, тотчас переходят к экзекуции. В том они достойны похвалы, что никому не дают долго сидеть в тюрьме, хотя из-за поспешности происходят многие ошибки.

Источник: [17.52]
Комментарии

Статья № 13
О казни укрывателей перебежчиков, 1631

Новгородские воеводы, Юрій Сулешевъ да Семенъ Гагаринъ, въ отпискѣ, полученной въ Розрядѣ 14 іюля 1631 г., доносили: ..."іюня въ 4 д. въ твоей государевѣ грамотѣ, за приписью дьяка Михаила Данилова, писано къ намъ: указалъ ты, государь,... и отецъ твой государевъ... отъ нѣмецкаго рубежа для перебѣжчиковъ составить заставы крѣпкія и на заставахъ указали вы, государи, головамъ стояти и беречи того накрѣпко, чтобъ изъ-за рубежа русскихъ людей и латышей на твою государеву сторону никого не перепущати и тѣмъ мирнаго договора не нарушить, а торговати твоимъ государевымъ людемъ съ нѣмецкими людьми указали вы, государи, по прежнему... А будетъ кто изъ-за рубежа на твою государеву сторону какого перебѣжчика, русскаго человѣка или латыша, куда нибудь пропустить, или кто къ себѣ приметъ, или какой перебѣжчикъ тайнымъ обычаемъ самъ къ кому придетъ, а онъ про него не скажетъ и его утаитъ, или его куда сошлетъ тайно, или кто русскихъ бѣглыхъ людей съ твоей государевы стороны за рубежъ пропуститъ, а послѣ про то провѣдаютъ или сыщется мимо ихъ, и тому, кто утаитъ или у кого перебѣжчика вынутъ, тутъ же на рубежѣ быти безъ милости казнену смертью.

Источник: [17.72]

Статья № 14
Г.-А. Шлейссингер, 1687

К. Кто же у них судьи?
Ф. Каждое дело рассматривается тем или иным приказом, что означает «канцелярия» или «суд». А всего в Москве 33 приказа32. Собственный приказ имеют офицеры, собственный приказ у купцов и т. д. Туда каждый истец и вызывает своего противника. Впрочем, делают это без особой охоты, если не могут уладить дело между собой и если уж потребует великая нужда. Ибо русское право — это сплошное подношение и дарение, и кто лучше подмажет, тот и получит лучшее право, так что деньги всегда решают.

К. Да, но мне кажется, подобные порядки не только в Москве, а, пожалуй, почти во всем мире…
Ф. Конечно, всюду встретишься со злоупотреблениями в толковании прав и законов.

К. Как устроена у русских полиция и юстиция?
Ф. Их полицейский порядок и писаные законы сами по себе не заслуживают порицания. Но большие злоупотребления, которые допускаются в праве, очевидно, достойны хулы. Ибо все их правовые процедуры основаны сплошь на подношениях и подарках, так что можно сказать: «Кто побольше подарил, тот, глядишь, и победил»…

К. А у них разве нет юристов, которые могли бы давать советы спорящим сторонам?
Ф. Есть в достаточном количестве, но все они беспечная братия, и я бы сказал, что если бы даже призвать самого учёного из юристов всего мира, то и он не разобрался бы в местных подкопах и интригах, разве что практиковал бы здесь долгие годы… Весь процесс записывается на длинную, свёрнутую роликом бумагу. Они все свои дела записывают таким путём. И иногда после окончания процесса эта дьявольская бумага достигает 50 локтей длины. Когда дело закончено, ею плотно скатывают и укладывают рядом с другими актами.

К. А каким образом у них проходит судебная процедура?
Ф. Начинается с челобитной, то есть униженной просьбы, которая подаётся царю. чтобы дать делу ход. После этого вызывается в суд противная сторона. Затем стряпчий формулирует жалобу в виде специальной записки или каким-то другим образом. При этом, например, для взимания долга с должника требуется письменное доказательство. Если таковое имеется, то должнику, обладающему возможностью дать взятку, предоставляется определённый срок для уплаты в зависимости от размеров взятки. Подчас такой срок растягивается до бесконечности, если другая сторона, в свою очередь не будет «подмазывать» судей. Кто не может заплатить, того бросают в тюрьму и ежедневно водят по одному разу на правёж в присутствии кредитора.

правосудие в Московиипродажные судьитотальная коррупция

Источник: [17.139]
Комментарии

Статья № 15
Яков Рейнтенфельс, 1671–1673

О разборе тяжб

Мосхи не вверяют своей жизни лекарям, которых, за исключением дворца, нигде нет во всем государстве. Не позволяют они своим богословам терзать веру упорными, как какая болезнь, и неразумными спорами: собираться и рассуждать как бы то ни было о вере считается преступлением, достойным казни...

У мосхов, действительно, без всякой лишней траты слов и времени, так как никакие споры законников не допускаются, в час времени разбираются запутаннейшие жалобы и тяжбы, которые в другой стране тянулись бы целое столетие.

Самые места для судебного производства распределены в городах так, что менее важные недоразумения и споры представляются на суд губных и сотских старост, стоящих во главе своих сотен, более важные — воеводам, наиважнейшие — царю.

Порядок так называемого судебного действия установлен следующий, без всяких бесполезных длинных, с той и другой стороны, красноречивых обсуждений: истец, в письменной просьбе, излагает начальнику, которому подлежит спорное дело, кратко, кем и на сколько он обижен и, получив выпись, т. е. разрешение, немедленно приводит чрез приставов обвиняемого. Засим каждый из них (уплатив прежде поруку, т. е. верное обеспечение, если дело того требует) отстаивает свое дело без заместителей и перед судьей, на окончательном решении которого они безусловно успокаиваются.

Если, по случаю дальности расстояний или по какой-либо другой причине, дело не может быть кончено с первого же собрания, то дается некоторый добавочный срок для защиты, по истечении которого дело прекращается бесповоротным решением.

Если дело не может быть разъяснено свидетелями или иными доказательствами, то оно решается присягою и крестным целованием.

Если же не успокоятся на этих способах доказательства, то каждой из тяжущихся сторон предоставляется позвать на кнут, т. е. к доказательству посредством сего ужасного орудия, однако с тем, что она уплачивает противнику, выдержавшему это истязание и ни в чем не сознавшемуся, по справедливости, большое денежное вознаграждение за перенесенную терпеливо боль или же получает столько же ударов кнутом, чем дело тотчас же и кончается.

В древности, если обвиняемый опровергал на суде свидетелей истца, то, по указу царя Ивана Васильевича, дело решалось в открытом поле поединком. За исключением лука разрешалось биться всякого рода оружием, причем с обеих сторон стояли друзья тяжущихся с дубинами, дабы все происходило правильнее. Ныне этот способ решения тяжб очень мало применяется, ибо считается недостаточно справедливым.

быстрый судпроцессуальный кодекс Русисвидетели и адвокаты

Источник: [17.146]

Статья № 16
Ян Стрюйс, 1668–1673

По большей части Русские очень дурные мужья. Прежде царь был обременен челобитными жён, с которыми мужья худо обращались. Обыкновенное наказание, которому их подвергали, была ссылка в пустынную область, где они вели жалкую жизнь.

Но жалобы прекратились с тех пор, как обвинитель в преступлении, совершенном без свидетеля, подвергается пытке обвиненным, при чем если будет в силах перенести её, то обвиняемого наказывают, как преступника; если же обвинитель не перенесет пытки, то его подвергают тому же наказанию, какое надлежало бы перенести обвиняемому. Этим способом прекратили всякую возможность жаловаться часто и назойливо, как многие охотно поступали.

Москвитянин кроме того способен наносить оскорбления, производить бунты, он упрям и сварлив. Эти-то свойства характера бывали причиною больших беспорядков, которые повторялись бы, если бы с некоторого времени не обуздывали наглость Москвитян денежным штрафом.

процессуальная практикаперенесение пыткиунять денежным штрафом

Источник: [17.147]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,111