▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти → Как искали правду. Процессуальная практика → Славяне и российские этносы (XVI век)

30. Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти

30.4. Как искали правду. Процессуальная практика. Славяне и российские этносы (XVI век)

Флетчер, Статуты, Герберштейн, Адамс, Лицевой свод , Ченслер, Метрика

Статья № 1
Джильс Флетчер, 1588–1589

Гражданские дела начинаются и производятся у них следующим порядком. Во-первых, истец подает челобитную, в которой он объясняет предмет иска или причиненную ему обиду. На основании этой челобитной ему вручается выпись, или приказ, передаваемый им приставу или сержанту, о задержании ответчика, который, после того, должен представить удостоверение, что он явится к ответу в назначенный день, иначе сержант может обеспечить себя такими мерами, какие сам признает нужными.

Сержантов много, и они отличаются строгим и жестоким обращением с арестантами, коих, обыкновенно, заковывают в такие тяжелые кандалы, какие они только в состоянии вынести, для того, чтобы сорвать с них большую взятку. Иногда из-за каких-нибудь шести пенсов вы увидите человека с цепями на ногах, руках и на шее.

Когда тяжущиеся станут перед судьей, проситель начинает объяснять свое дело, основываясь на своей челобитной. Что касается до ходатаев, консулентов, поверенных и адвокатов для того, чтобы защищать вместо истца его дело, то здесь нет ничего такого, и каждый обязан излагать свой иск и защищать права свои так хорошо, как умеет.

Если есть свидетели или другие доказательства, то их предъявляют судье. За неимением их или в случае неясности дела, при равносильных доказательствах, судья спрашивает того или другого из тяжущихся (кого ему самому вздумается, истца или ответчика), согласен ли он принять на себя крестное целование в том, чем уличает противника, или в чём отпирается. Тот, кто (вследствие такого предложение судьи) примет на душу крест, считается правым и выигрывает тяжбу. Эта церемония происходит не в суде, но так, что истца, который согласится на присягу, один из чиновников ведёт в церковь, где она и совершается.

Между тем деньги вешают на гвоздь, или под образом, и как скоро присягающий поцелует крест пред этим образом, то ему тотчас и отдают их.

Такой обряд крестного целования равняется у них клятве и почитается столь святым делом, что никто не дерзнет его нарушить или осквернить ложным показанием. Если обе стороны соглашаются поцеловать крест в спорном деле, то бросают жребий. Тот, кому он достанется, почитается правым и выигрывает тяжбу. Сторона, признанная виновной, присуждается к уплате долга, или штрафа, и, сверх того, к уплате царской пошлины, заключающейся в 20 пенсах на каждую марку, как было замечено выше.

По окончании таким образом дела обвиненный отдается на руки приставу (который имеет на то приказ из суда) для представления его на правеж, если он не заплатит тотчас деньги, или не удовлетворит просителя. Правежом называется место, находящееся близ суда, где обвиненных по решению и отказывающихся платить присужденный предмет или сумму, бьют батогами по икрам. Каждый день от восьми до одиннадцати часов утра их ставят на правеж и бьют до тех пор, пока они не заплатят деньги. Все время после полудня и ночью пристав держит их в кандалах, за исключением тех, которые представят достаточное обеспечение, что будут сами являться на правеж в назначенный час. На правеже человек сорок или пятьдесят ставят в один ряд и каждое утро стегают и бьют по икрам, между тем как они испускают жалобные вопли. После годичного стояния на правеже, если обвиненный не захочет или не в состоянии удовлетворить кредитора, последнему дозволяется законом продать жену его и детей, вовсе или на известное число лет; а если предлагаемая за них сумма недостаточна на полное удовлетворение, то он сам может взять их себе в рабы на несколько лет или навсегда, смотря по количеству долга.

Спорные дела, не утверждающиеся на прямых доказательствах, или основанные на предположениях и обстоятельствах, которые должны быть взвешены судьей, тянутся весьма долго и доставляют большие выгоды как судье, так и прочим должностным лицам. Напротив, дела, возникающие на основании записей или письменных обязательств, решаются у них, большей частью, удовлетворительно и скоро. Эти записи или письменные обязательства составляются весьма просто, именно таким образом:

Се яз Иван Васильев сын занял семи у Афонасья Дементьева сына сто рублев денег московских ходячих, от Крещения до Сборного воскресенья, без росту. А полягут деньги по сроце, и мне ему давати рост, по расчету, как ходит в людях, на пять шестой. А на то послуси: Никита Сидоров сын, и проч. А кабалу писал Гаврилка Яковлев сын, лета 7096.

Свидетели и должник (если умеют писать) означают имена свои собственноручно на обороте записи; других же удостоверительных знаков или печатей у них не употребляется.

Если кто попадается в каком-либо преступлении (как то: измене, убийстве, воровстве и т. п.), то, прежде всего, приводят его к князю и дьяку той области, где он числится, для допроса. Допрос в подобных случаях производится, обыкновенно, посредством истязаний (что называется пыткой), состоящих в том, что преступника бьют кнутьями, сделанными из ремней из белой кожи, шириною в палец, так что каждый удар производит рану, врезываясь в тело, или привязывают к вертелу и жарят на огне, иногда же ломают и вывертывают у него какой-либо член раскаленными щипцами, разрезают тело под ногтями и т. п.

Сделанный таким образом допрос, вместе с доказательствами и уликами, какие найдутся против обвиняемого, отсылается в Москву к управляющему той Четвертью, под ведением коей состоит область, а он представляет его на рассмотрение и решение Думы, где только и могут быть окончательно решаемы дела, относящиеся до жизни и смерти. В этом случае считают достаточным одних улик, излагаемых в деле, хотя сами члены Думы никогда не видали и не допрашивали обвиняемого, который между тем содержится в тюрьме того места, где совершено преступление, и никогда не пересылается туда, где решается само дело. Если подсудимого найдут действительно виновным, то приговаривают его к смертной казни, смотря по роду преступления, и управляющий Четвертью отсылает этот приговор к князю и дьяку для приведения его в исполнение. Преступника везут на место казни со связанными руками и с зажженной восковой свечой, которую он держит между пальцами.

Письменных законов у них нет, кроме одной небольшой книги, в коей определяются время и образ заседаний в судебных местах, порядок судопроизводства и другие тому подобные судебные формы и обстоятельства, но нет вовсе правил, какими могли бы руководствоваться судьи, чтобы признать самое дело правым или неправым. Единственный у них закон есть закон изустный, т. е. воля царя, судей и других должностных лиц.

Все это показывает жалкое состояние несчастного народа, который должен признавать источником своих законов и блюстителями правосудия тех, против коих несправедливости и крайнего угнетения ему бы необходимо было иметь значительное количество хороших и строгих законов.

Источник: [16.4]

Статья № 2
Статуты ВКЛ Сигизмунда I, 1529

Также постановляем, что каждый наш воевода и старосты, и маршалок земский, и маршалок дворный, и наши державцы, каждый в своем повете, не должны выполнять свои обязанности и судить наших подданных иначе, а только по этим законам, которые мы дали всем подданным нашего Великого княжества...

Во время рассмотрения дела в суде никто не должен апеллировать к нам, великому князю, ни к сейму, чтобы тем самым не создавалась волокита, но обе стороны обязаны довести дело до конца...

Также постановляем: для рассмотрения нанесенных шляхтичам от панов или от врадников, наших и панских, обид, выражающихся в захвате земель, в грабежах, разбоях, насилиях и убийствах, или между самими панами и их подданными, устанавливаем для рассмотрения таких дел срок в году, к которому паны будут обязаны съезжаться в назначенное место, в Вильно, по истечении двух недель поста, и никто не должен ничем отговариваться, кроме только болезни. И в этот срок как крайний каждый пан должен оправдаться перед другим...

Также постановляем, что мещане наших городов и городов всех наших подданных, духовных и светских, должны отвечать по земскому праву за раны и убийства людей, крестьян наших и наших подданных. А если бы медлили с рассмотрением таких дел и к установленному для их рассмотрения сроку приговора не вынесли, а истца без надобности задерживали проволочками и в последний срок не вынесли приговора, то вся вина и обязанность платить возлагается на городских судей...

Источник: [16.14]

Статья № 3
Сигизмунд Герберштейн, 1517, 1526

Епископы должны также судить разводы как в среде князей, так и бояр, и всех мирян, которые содержат наложниц...

Всякий, кто пожелает обвинить другого в воровстве, грабеже или убийстве, отправляется в Москву и просит позвать такого-то на суд. Ему дается недельщик, который назначает срок обвиняемому и привозит его в Москву.

Далее, представленный на суд обвиняемый по большей части отрицает возводимое на него обвинение. Если истец приводит свидетелей, то спрашивают обе стороны, согласны ли они положиться на их слова. На это обыкновенно отвечают: «Пусть свидетели будут выслушаны по справедливости и обычаю»

Если они свидетельствуют против обвиняемого, то обвиняемый не медлит воспротивиться и возразить против свидетельства и (самих) лиц, говоря: «Требую назначить мне присягу, вручаю себя правосудию божию и требую поля и поединка». И им по отечественному обычаю назначается поединок.

Оба могут выставить вместо себя на поединок какое угодно другое лицо, так же как оба могут запастись каким угодно оружием, кроме пищали и лука. Обыкновенно на них бывают продолговатые латы, иногда двойные, кольчуга, наручи, шлем, копье, топор и какое-то железо в руке наподобие кинжала, но заострённое с обоих концов сверху и снизу руки; держа его в руке, они орудуют им так ловко, что при любом столкновении оно не мешает и не выпадает из рук. Но по большей части его употребляют в пешем бою.

Бой начинают прежде всего копьём, а потом пускают в ход другое оружие. Много лет в поединках с иноземцами: немцами, поляками, литовцами — московиты чаще всего терпели поражения. А совсем недавно один литовец двадцати шести (/юный литовец примерно шестнадцати — в нем. версии) лет от роду вступил в бой с неким московитом, который вышел победителем более чем в двадцати поединках, и убил его.

Государь пришел от этого в негодование и велел тотчас позвать к себе победителя, чтобы взглянуть на него. При виде его он плюнул на землю и приказал, чтобы впредь ни одному иноземцу не определяли поединка с его подданными.

Множеством разнообразного оружия московиты скорее обременяют себя, чем вооружаются, иноземцы же вступают в бой, полагаясь более на ловкость, чем на оружие. Они прежде всего остерегаются вступать в рукопашный бой, зная, что московиты очень сильны руками и (вообще) телесно, и обычно побеждают их, утомив под конец только своим искусством и ловкостью (юному литовцу заранее в определённых местах припрятали камни; поначалу он делал вид, что отступает перед батыром (воин-герой) — так они называют славных мужей, сам же двигался к камням, подхватывая которые один за другим и швыряя в московита, он и победил.

У каждой из сторон есть много друзей и сторонников, зрителей на поле боя, но у них нет никакого оружия, кроме кольев, которые иногда и пускаются в ход...

Свидетельство одного знатного мужа имеет больше силы, чем свидетельство многих людей низкого звания.

Источник: [16.27]

Статья № 4
Климент Адамс, 1553

Сказавши о замечательнейших городах, нужно упомянуть и о форме судопроизводства у Русских, сколько о том дошло до сведения наших земляков.

Когда произойдет спор, то соперники обращаются к владельцам земель, и если посредством их не помирятся, то дело поступает в Суд. Обвинитель просит позволения представить ответчика; ему тотчас дают проводника, и они отправляются за обвиняемым. Взявши его, секут розгами (?), пока не представит за себя поруку. Если же никто не хочет поручиться, то посланный, завязавши ему на спину руки, бьет (?), пока приведет в Суд.

Его спрашивают, — если напр. обвиняемый должник, — должен ли он такому-то деньги? Он отпирается. Судья продолжает: чем может доказать? Он отвечает: клятвою. Тогда его перестают бить, пока дело будет приведено в известность.

У Русских нет величайшего из республиканских зол — законников, а каждый за себя адвокат, и жалоба обвинителя, равно как и опровержение противника в форме прошений, представляются Князю, для разрешения. Император сам разбирает споры, особенно важнейшие, и, рассмотревши дело, произносит приговор. Нужно сказать, что Русский Князь решает тяжбы с необыкновенным беспристрастием: в верховном правительственном лице это заслуживает, по моему мнению, величайшую похвалу.

Впрочем как бы ни было свято намерение Князя, подьячие удивительно умеют черное делать белым и белое черным; за то уж, если будут уличены, наказываются весьма строго.
Когда тяжущиеся стороны представят все свои доказательства, то судья спрашивает обвинителя, не имеет ли сказать еще что-либо в подтверждение своих показаний. Он отвечает, что справедливость слов своих готов защищать сам или вместо себя представит другого; затем требует позволения вступить в бoй, и с согласия ответчика начинается единоборство. Если один или оба к борьбе неспособны, то вместо их публичные бойцы (у Русских есть целый класс людей, снискивающих себе пропитание этим ремеслом) выходят на назначенное место с булавами и рогатинами. Чей боец будет побежден, того тотчас заковывают в цепи, и томят до тех пор, пока кончится тяжба. Если оба противники знатного рода и согласны вступить в бой, то судья не может отказать им, и в таком случае посторонние бойцы не могут иметь места; если ж один благородного происхождения, а другой низкого, то судья отказывает им в единоборстве.

Если должник не в состоянии заплатить долг свой, то кредитор берет его к ce6е или отдает другому, на отработку. Впрочем, некоторые бедняки так низко ценят свободу, что добровольно закабаливают богатым себя, жену и детей на всю жизнь за небольшую сумму, которую берут вперед, а после получают от них пропитание.

путешествие ЧенслераМосковия Ивана-4адвокатов нетидти в кабалукулачное право

Источник: [16.59]

Статья № 5
Лицевой летописный свод Ивана Грозного (Царь-Книга)

О пленении колыванцев (Ливонцев, купцов из Таллина).

В 7003 лето от Адама (1503 лето от Христа)
Послал великий князь к наместникам в Новгород дьяка Василия Жука и Даниила Мамырева и повелел взять в Новгороде немецких купцов колыванцев,

и, переписав их товар, привести в Москву за их нарушения, за то, что они в Колывани новгородским купцам великого князя многие обиды причиняли и самовольное поругание, а других людей великого князя живыми в котлах варили, без уведомления великого князя и без расследования: также и послам великого князя было от них поругание, тем послам, которые от великого князя ходили в Рим и во Фрязскую землю, и в Немецкую; да и старым новгородским купцам великого князя от них было причинено много обид и неприятностей, и разбои на море были...

И за то великий князь Иван Васильевич положил на них свою опалу, и купцов.
Князь же великий Иван Васильевич всея Руси по ходатайству совего зятя великого князя Александра и по челобитью магистра, и заморских немцев, и всей земли Ливонской, пожаловал их купцов, выпустил из тюрьмы и в свою землю отпустил их в 7003 году в апреле.

Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7003 (1503): Пленение колыванцев (купцов из Таллина)
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7003 (1503): Пленение колыванцев (купцов из Таллина), http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7003 (1503): Пленение колыванцев (купцов из Таллина)
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7003 (1503): Пленение колыванцев (купцов из Таллина), http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7003 (1503): Пленение колыванцев (купцов из Таллина)
Лицевой летописный свод Ивана IV Грозного. 7003 (1503): Пленение колыванцев (купцов из Таллина), http://oldpspb.ru/faksimilnye-izdaniya/
 
 

Лицевой сводпроцессуальная практика

Источник: [16.65]

Статья № 6
Ричард Ченслер, 1553–1554

Каждый господин управляет и судит своих крестьян.
Если же случится, что поссорятся слуги или крестьяне двух господ, то оба господина, исследовав их дело, призывают к себе стороны и произносят приговор.

Если же вследствие противоречий господа не могут порешить дела, то оба они должны привезти своих слуг или крестьян пред высокого судью или судилище области и, представив их, объяснить дело и обстоятельства. Скажет истец: «я прошу закона, который пожалован»; тогда пристав арестует ответчика и поступает с ним не по Английским законам. Заставят несколько человек бить его по ногам, пока ответчик не представить порук. Если же он не найдет, то привязав его руки у шеи, водят его по городу и бьют но ногам; употребляют и другие крайние наказания, пока не приведут его к ответу. И судья спросит (если дело о долге): «должен ли ты столько-то этому человеку». Ответчик, может быть скажет: «нет». Судья — «можешь ли ты отрицать, говори, чтоб мы слышали, как? «Клятвою» ответит. Тогда судья прикажет оставить его бить до дальнейшего исследования дела.

Русское судопроизводство в одном отношении заслуживает одобрения: у них нет юристов, которые вели бы дела в суде, но каждый сам ведет свое дело и подает челобитные и ответы письменно, противно Английскому судопроизводству. Жалобы пишутся на манер просьбы к милости Князя и передаются ему в собственные руки с просьбою назначить суд, как просит жалоба.

Князь (Царь Иван IV Грозный — Прим. ред.) сам произносит приговор по всем делам согласно законам. Это очень похвально, что такой государь берет на себя труд смотреть за отправлением правосудия. Впрочем, несмотря на это, здесь происходят удивительные злоупотребления, причем князя часто обманывают. Если же случится, что начальники будут изобличены в сокрытии правды, они получают соразмерное наказание. Если истец не может ничего доказать, то ответчик должен дать клятву на кресте, прав он или нет. Тогда спрашивают истца, может ли он что-либо дальше доказывать; если не может, то он иногда говорит: «я могу это доказать моим телом и руками или телом моих бойцов», т. е. он просит поля. После того, как другая сторона поклянется, поле дается обеим сторонам.

Пред полем оба клянутся на кресте, что он заставит другого сознаться в истине, прежде чем они оставят поле, и выходят на борьбу вооруженные обычным здесь оружием; бьются они всегда на ногах и редко сами стороны, за исключением дворян, которые, очень дорожа своею честью, станут биться только с происходящим из такого же рода, как они сами.

Если какая-нибудь сторона просит поля, оно дается им; дело обходится без обмана, если нет бойцов; иное дело, если призывают бойцов, — хотя последние и дают великие клятвы, что будут биться верно, однако противное наблюдается часто, потому что обычный боец не имеет других средств к пропитанию. Как только одна сторона одержит победу, она требует свой долг, а побежденного ведут в тюрьму и там обращаются с ним самым позорным образом, пока победитель не даст приказаний.

Существует и другой порядок судопроизводства: именно в некоторых тяжбах о долгах истец может давать клятву; если ответчик беден, он помещается под крестом, истец же должен клясться над его головой; и, если он поклянется, Князь берет в свой дом ответчика и употребляет его как крепостного, назначает на работы или отдает его в наймы желающим взять его, до тех пор пока друзья не соберут выкупа, иначе он остается в кабале всю жизнь.

С другой стороны есть и такие, которые сами продаются дворянам и купцам в холопы с условием получать от них в течение своей жизни пищу, питье и одежду, а при поступлении и деньги; равным образом находятся желающие продавать своих жен и детей в любовницы и рабы покупателю.

судопроизводство на Русиручное управлениепродажа в рабство

Источник: [16.71]

Статья № 7
Литовская Метрика, 1510–1522

17. — 1510, 10 Июня
Решение по жалобе Сутка на Рудоминскаго наместника Буйка, который отнял у Сутка корову

Мы, судьи, Степан Кончий а Стецко Сакович. Смотрели эсмо того дела. Жаловал нам человек господарьский Рудоминское волости, на имя Сутко, на Буйка на Рудоминского наместника тым обычаэм: пограбил в мене яловицу безвинно.
И Буйко рек: правда эсть: была на нем моя куница, и я в него пограбил был животину, и отдал эсми эму опять; а он мне подвезался на рок под три pубли грошей куницю принести; и я ждал после року з неделю, и он ко мне не был; и я в него за куницю и за три рубли яловицю взял, и на кухню панскую дал.
И в том Буйко светки давал. И тот Сутко на светки не слался.
И мы в том Буйка правого нашли, штожь он гораздо взял в него тую яловицю. Писан у Вильни, июнь 10 день, индик[т|13.

340. — (без даты, ориентировочно 1522)
Справа книги Васильэвой Пузыниной з девером ээ, князем Тимофеем Пузыною в наэханье кгвалтом на именьэ ээ Глубокое и в починеньэ многих шкод.

Господарь король его милость казал про память записати.
Жаловала эго милости кнегиня Васильэвая Ивановича Пузыниная на девере своего, князя Тимофея Ивановича Пузыну в том: штож он по смерти мужа эй, брата своего, князя Василья, узъэхавшы кгвалтом на именье ээ Глубокоэ, многии речы с того именья побрал, и шкоды великиэ поделал.
И князь Тимофей к тому се знал, иж иж он на тоэ именьэ, по смерти брата своэго, наэжчал.
И господарь эго милость за таковоэ нерадноэ въэханьэ его присудил на нем кнегини Васильевой кгвалту дванадцать рублев грошей, а за шкоды (ущерб — Прим. ред.), на чом кнегиня Васильэвая присягнет, то он маэт э платити.

436. — (без даты, ориентировочно 1516)
Пильность Юрья Ставского на року в справе с паном Львом Боговитиновичом

Про паметь господарь король казал записати.
Жаловал его милости земенин Берестейский Юрьи Ставский в том: штож пан Лев Боговитинович эго судил, и в том эму шкоды много ся стало.
Эго милость господарь казал был пану Льву с ним очивисте перед собою стати в семо суботе. Ино Юрьи Ставский на тот рок перед господарем его милостью стал, а пан Лев не стал.

78. — (без даты)
Объявление Новгородскаго королевскаго боярина Ждана Ивановича, что он явился в суд, а позвавший его Мартин Петькович не явился

Я, Ян Миколаэвич, маршалок земский. Объявлял нам боярин господарьский Новгородского повита Ждан Иванович о том, штожь пан Мартин Петькович двема позвы нашими позвал его перед нас ку праву на сесь понеделок, на шостой недели по Велицедни. И тыи он позвы наши на тот рок перед нами указывал, нежли сам пан Мартин на тот рок перед нами не стал.

27. — (без даты, ориентировочно 1518)
Объявление Берестейскаго Еврея Израиля Мошеевича, что Виленский мещанин Иван Тесня задолжал ему, избил его и на суд пред королем в Берестье не стал

Объявляв нам Жид Берестейский Израиль Мошеэвич, штожь дей на ярмарку в Люблине збил эго мещанин Виленский Иван Тесня, и тежь дей мел эсми в копу грошей с ним мовити, и жаловал дей эсми подстаростему Люблинскому пану Чеховскому, и он дей мовил перед ним: стану дей перед господарем королем эго милостью. Ино тот Зраиль перед господарем в Берестьи стал и нам ся оказывал, а тот Иван Тесня не стал.


Мягкое (хвостатое) «е» во всех фрагментах источника отображается на сайте буквой «э». — См. ст. 18.1.16.s9

Литовские Метрикизападный диалект русскогокак искали правду в БелоруссииНовгород – юрисдикция ВКЛ

Источник: [20.116]
Комментарии



Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2018

0,107