▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти → Дела властителей, их чиновников и попов: что и как вершили; итоги служения народу и богу → Славяне и российские этносы (XIX век)

30. Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти

30.1. Дела властителей, их чиновников и попов: что и как вершили; итоги служения народу и богу. Славяне и российские этносы (XIX век)

Зябловский, Нистрем, Азбука, Воеводский, Карпович, Преображенский, Милюков, Безобразов, Тучков, Кокорев, Ядринцев, Писарькова, Писарькова, Дубельт, Дубельт

Статья № 1
Е. Ф. Зябловский, 1832

Общее заключение о внешней морской и внешней сухопутной иностранной торговле

Вообще как в приморские портовые, так и в пограничные таможенные места в 1831 году привезено товаров на 176 358 626 р., отпущено — 242 303 735 р... К сему прибавить должно перевес отпуска против привоза в Финляндию — 1 272 253 р., транзитных товаров на 3 078 510 р., перевес провоза золотой и серебряной монеты и золота и серебра в слитках на 40 634 933 р., конфискованных товаров и монеты на 326 805 р.
Посему весь перевес в 1831 году от внешней торговли в пользу России простирается на 111.257.610 р.

Пошлин собрано в том же 1831 году 71 581 895 р. 751/4 к.

Источник: [19.40]

Статья № 2
Нистрем, 1846

Управления находящиеся в Москве по алфавитному порядку, с обозначением их адресов

 Москва, 1836
Москва, 1836
К. Нистрем. Управления находящиеся в Москве по алфавитному порядку, с обозначением их адресов. 1846 год - ч.1
К. Нистрем. Управления находящиеся в Москве по алфавитному порядку, с обозначением их адресов. 1846 год - ч.2

Всего в Москве было 133 управления.

Московский адрес-календарь чиновников служащих

К. Нистрем. Московский адрес-календарь чиновников служащих. 1846 год - ч.1
К. Нистрем. Московский адрес-календарь чиновников служащих. 1846 год - ч.2
К. Нистрем. Московский адрес-календарь чиновников служащих. 1846 год - ч.3
К. Нистрем. Московский адрес-календарь чиновников служащих. 1846 год - ч.4

Всего в Москве служили людям примерно 2 500 чиновников, то есть на каждые 10 000 жителей приходилось 68 чиновников; в 1981 году — 133; в 2010 году (как говорят) — 115.

министерства в Москвеколичество чиновников в Москве

Источник: [19.53]

Статья № 3
Полная азбука, 1883

Нейролингвистическое программирование в XIX веке

 Россия. Полная азбука, 1883
 
 Россия. Полная азбука, 1883
 
 Россия. Полная азбука, 1883
 
 Россия. Полная азбука, 1883
 

Источник: [19.71]
Комментарии

Статья № 4
Аркадий Васильевич Воеводский, 1860

Штаты Департамента Морского министерства

Къ 1 Январю 1860 г. въ Департаментѣ состояло:

Штатныхъ чиновниковъ — 46
Прикамандированныхъ сверхъ штата — 5
Временно прикамандированныхъ по случаю упраздненія Черноморской Ревизіонной Коммиссіи — 6
Всего: 57

Со введеніемъ въ дѣйствіе новаго положенія объ Общемъ образованіи управленія Морскимъ вѣдомствомъ:

Уволено въ отставку — 12
Оставлено за штатомъ — 4
Отчислено оть Департамента — 4
Перемѣщено въ портовыя управленія — 11
Откомандировано во временную контрольную экспедицию — 8
Въ теченіе 1860 г. вновь опредѣлено въ Департаментъ — 5
За тѣмъ къ 1-му Января 1861 г. состояло на лицо — 23
Менѣе противу 1860 г. — 34

Движеніе дѣлопроизврдства по Департаменту, за минувшіе два года, 1859 и 1860, представляется въ слѣдующемъ видѣ:

  1859 1860 Менѣе противу 1859 г.
Входящихъ бумагъ было 12.467 9.448 3.019
Исходящихъ 13.983 10.353 3.630

<...>

Обь утверждении штата по содержанію Главного Инженеръ-Механика Балтійскаго Флота и его канцелярiи.

Штатъ утвержденъ Его Императорскимъ Высочествомъ Генералъ-Адмираломъ (Константином Н. Романовым, братом царя Александра II. — Прим. ред.) 23-го Мая 1860 г., на два года, въ слѣдующемъ видѣ.

Штаты Главного Механика Балтийского флота России, 1860

Въ число этой суммы 6.000 руб. удѣлены изъ суммы, опредѣленной на содержаніе Кораблестроительнаго Техническаго Комитета, а остальные 14.025 руб. ассигнуются по смѣтѣ Кораблестроительнаго Департамента.

Источник: [19.0]

Статья № 5
У. Карпович, 1837

Из «Наставлений для управления имениями»

Ни подъ какимъ предлогомъ не допускать раздѣловъ между крестьянами, въ домахъ или имуществѣ; развѣ въ такомъ только случаѣ, когда каждая часть, отдѣлясь, будетъ эаключать не менѣе трехъ тяголъ; ибо отъ подобныхъ раэдѣловъ крестьяне всегда приходятъ въ совершенный упадокъ и нищету; хлѣбопашество запускается, и они не въ состояніи бываютъ платить оброковъ.

Крестьяне любятъ раздѣлы, потому что надѣются чрезъ нихъ избавиться отъ рекрутской очереди; а между тѣмъ дѣлаютъ себѣ еще большее зло... Только тотъ пахарь богатъ, который имѣетъ большое семейство; у него всегда много лошадей, воловъ, коровъ, овецъ и пр.

Малосильное старики, выписанные изъ тягла и мальчики, еще не вписанные въ тягло, ни подъ какимъ предлогомъ вѣ полевыхъ работахъ вмѣсто тягловыхъ быть не должны.

Во время полѣвых работъ не должно заниматься никакими другими, но всѣ до одного тягла должны быть въ полевыхъ работахъ на лицо.

Въ лѣтнее время, послѣ половины дня, на отдыхъ полагается два, а въ зимнее полтора часа...

Определѣние сколько на тягла крестьянамъ земли и лугов назначать въ ихъ собственность, съ важными правилами

Земли пашенное на всякое тягло крестьянское, то есть, мужъ съ женою полагается по полуторы сороковыя десятины для каждаго поля, озимаго, яроваго и подъ паромъ, что всего составитъ на тягло четыре съ половиною десятины1 .

Земля эта должна быть лучшимъ образомъ обработана, удобрена, въ настоящее время вспахана, засѣяна, убрана и пр. съ соблюдениемъ въ точности правилъ, означенныхъ выше въ главахъ 3, 4, 5, 6 и 7.

Луговъ въ хорошихъ мѣстахъ каждое тягло должно имѣть двѣ десятины; гдѣ луговой земле достаточно, тамъ можно полагать и болѣе.

Главное условіе состоитъ въ томъ, чтобы крестьяне собственную свою землю и луга держали по правиламъ, изложеннымъ въ сей книжкѣ. Соблюдая ихъ, они всегда будутъ имѣть обильную уборку, и перестанутъ брать хлѣбъ изъ господскихъ амбаровъ. Все это можетъ быть выполнено только при строгомъ порядкѣ и безпрерывномъ присмотрѣ дѣятельнаго и прозорливаго управляющего имѣнiемъ.

Благосостоянiе крестьянъ надлежитъ почитать важнѣйшимъ предметомъ въ хозяйствѣ...


1 И сверхъ того каждое тягло имѣетъ свой участокъ лѣса. — Прим. ред.

Источник: [19.137]

Статья № 6
В. А. Преображенский, 1854

Потерять профессионалов. Ещё на их взлёте.

Земледѣлецъ, занимаясь хлѣбопашествомъ, всегда ограниченъ въ своихъ нуждахъ: у него, если онъ богатъ, то есть, доволенъ количествомъ хлѣба и скота, все свое; только синій армякъ, красная рубашка и плисовая шапка, да еще водка покупаются на деньги, выручевныя чрезъ продажу земледѣльческихъ произведений; большаго онъ не желаетъ, потому что не знакомь съ другими прихотями.

Напротивъ, поселянинъ, отлучающiйся въ города на промыслы, знакомится тамъ съ разными прихотями, привыкаетъ къ чаю и трактирамъ, а, возвратясь на родину, старается щегольнуть своею одеждою предъ товарищами; привычка же къ излишеству заманиваетъ его къ новымъ отлучкамъ и удаляетъ отъ семейной жизни, а частехонько и развращаетъ до того, что трактирная жизнь дѣлается для него необходимостью и при недостаточной выручкѣ обращается въ кабацкую; такимъ образомъ начавшій съ лакомства и щегольства дѣлается иногда горькимъ пьяницею.

Превращенія эти чаще всего случаются между сапожниками и портными, и между крестьянами, работающими на такихь фабрикахь, гдѣ мало движенія. Между бранными названіями, которыми довольно богатъ словарь сельскихъ жителей, слово фабричный занимаетъ не послѣднее мѣсто... Ремесла онъ никогда не выучиваетъ въ совершенствѣ, какъ побочнаго источника доходовъ, а доходы оть земли, по мѣрѣ ослабленія земледѣльческой дѣятельности оскудѣваютъ болѣе и болѣе...

Наконецъ, нельзя не обратить особеннаго вниманія на заработную плату.
Часто заводчякя и фабраканты, подъ предлогомъ неимѣнія денегъ, при окончательномъ расчетѣ, отпускаютъ крестьянамъ за работу товары вмѣсто денегъ, по хорошей цѣнѣ; а крестьяне продаютъ товары эти за бесцѣнокъ. Такъ, напримѣръ: мнѣ случилось купить болѣе 1/8 фунта шемахинскаго шелка за 15 к. сер. у одной крестьянки, возвратившейся изъ Москвы, а знакомый мой за безцѣнокъ купилъ чайную посуду съ одного изъ фаянсовыхъ заводов...

Номенклатура и доходы производств

Судя по цѣнности издѣлій и по свѣдѣніямъ 1845 года о ежегодномъ производствѣ, мануфактурная и заводская промышленность наша, сколько мы видѣли, стоить въ слѣдующей постепенности развитія:

Мануфактурная и заводская промышленность Ежегоднаго дохода серебр.
Кожевенный товаръ доставляетъ 420,000
Бумагопрядильная фабрикація 300,000
Винокуренное производство 300,000
Пеньково-прядильное 230,000
Производство стеколъ, посуды и зеркалъ 130,000
Солодовые заводы 90,000
Крахмальные 85,000
Химическіе 80,000
Сыроварные 70,000
Производство сальныхъ свѣчъ 66,000
Фаянсовыя издѣлія 55,000
Пивовареніе 50,000
Крупяные заводы 40,000
Хрустальная посуда 20,000
Бумажныя издѣлія 17,500
Клеевареніе 17,500
Пряничные заводы 17,000
Кирпичные 15,000
Паточные заводы 15,000
Очистка воска и выдѣлка восковыхъ свѣчъ 15,000
Суконная фабрикація 15,000
Салотопленіе 14,000
Колбасные заводы 12,000
Колокольный заводъ 12,000
Писчебумажная фабрикація 10,500
Химическое бѣленіе 10,000
Маслобойни (примѣрно) 10,000
Гончарные заводы 8,500
Полотняная фабрикація 5,500
Чугунно-литейный заводъ 4,000
Уксусные заводы 3,000
Дегтярное производство городскими жителями 2,500
Свекловично-сахарное 2,500
Сигарная фабрикація 2,000
Итого 2.189,000

Возмемъ же теперь свѣденія о числѣ рабочихъ, занимающихся на фабрикахъ и заводахъ, изъ тѣхъ же самыхъ источниковъ. Къ этимъ свѣденіямъ, для сравненія, прибавимъ цыфры о состояніи фабрикъ и заводовъ изъ «Памятной Книжки» за 1847 годъ... Всего 4,779 и 5,669 рабочихъ (1845 и 1847 гг.); денежный обороть 1847 года — 2.237,169.

Источник: [19.146]
Комментарии

Статья № 7
П. Н. Милюков, 1896

Какіе скудные плоды принесли первыя усилія создать путемъ покровительства національную промышленность, видно изъ результатовъ правительственнаго «освидѣтельствованія» фабрикъ въ 1730-хъ годахъ. Многіе фабриканты оказались при этой повѣркѣ «подложными»: они держали фабрики и заводы только для вида, чтобы пользоваться привилегіями, предоставленными мануфактуристамъ. Сенатъ «отрѣшилъ», было, этихъ «недѣйствительныхъ» фабрикантовъ, но кабинетъ рѣшилъ оставить за ними ихъ права и «обнадежить» продолженіемъ покровительства, если они захотятъ превратиться въ «дѣйствительныхъ». Это обстоятельство объясняетъ почему въ спискѣ 300 важнѣйшихъ фабрикъ, существовавшихъ въ 1780 году, мы находимъ, только 22 уцѣлѣвшихъ отъ петровскаго времени; между тѣмъ, общее количество фабрикъ и заводовъ, открытыхъ при Петрѣ, доходило до сотни.

Двѣ трети фабрикъ 1780 года, почти 200 изъ трехсотъ, возникли въ промежутокъ отъ Петра до Екатерины II (включая 1762 годъ). Помимо усиленнаго покровительства отдѣльнымъ предпринимателям, это возрастаніе объясняется перемѣной въ тарифѣ 1731 года. По соображеніямъ болѣе финансовымъ, чѣмъ покровительственнымъ, на привозные товары была наложена новая 13% пошлина, долженствовавшая замѣнить собой уничтоженныя въ 1753 году внутреннія таможенныя пошлины. Благодаря этой прибавкѣ, значительно сократился ввозъ въ Россію заграничныхъ тканей (бумажныхъ, льняныхъ, шерстяныхъ и шелковыхъ) и галантерейныхъ товаровъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ явилась потребность въ русскихъ издѣліяхъ этого рода. Изъ 211 фабрикъ, удовлетворявшихъ этому спросу въ 1780 году, только 17 возникло при Петрѣ, и 149 — отъ Петра до Екатерины II.

Съ воцареніемъ Екатерины II русская промышленность вступила въ новый фазисъ развитія. Екатерина покончила съ системой личныхъ монополій и очень послѣдовательно проводила систему свободной внутренней конкурренціи...

Дальнѣйшій ростъ количества фабрикъ и наемныхъ рабочихъ въ нашемъ вѣкѣ виденъ будетъ изъ слѣдующей таблицы (Данные представлены здесь графиком):

П.Н. Милюков. Рост количества фабрик и наемных рабочих в России, XIX

За все это время покровительство государства не только не ослабѣло, но, напротивъ, достигло своего апогея. «Либеральный» фритредерскій тарифъ 1819 года, ограничившiй число запрещенныхъ товаровъ для ввоза пятью, для вывоза тремя, былъ единственнымъ исключеніемъ...

Источник: [19.151]

Статья № 8
В. П. Безобразов, 1869

Горнозаводскій кризисъ

Путешествіе мое началось 13-го іюля 1867 г., Вятскою губерніею, гдѣ я долженъ былъ изслѣдовать отчасти положеніе горныхъ заводовъ, нѣсколько отличное отъ уральскихъ заводовъ въ тѣсномъ смыслѣ, отчасти хлѣбную торговлю.

Изъ Казани, я проѣхалъ въ Уржумъ черезъ Шурминскіе заводы г. г. Мосоловыхъ, и изъ Уржуна на Буйскій заводъ тѣхъ же владѣльцевъ. Всѣ заводы г. г. Мосоловыхъ (чугуноплавильные и желѣзодѣлательные), къ которымъ сверхъ упомянутыхъ принадлежатъ еще Залазинскіе въ Глазовскомъ уѣздѣ, находятся на посессіонномъ правѣ и вслѣдствіе неисправности по уплатѣ казенныхъ и частныхъ долговъ, взяты, по Высочайшему повелѣнію 29 сентября 1861 г., въ казенное управленіе.

На этихъ заводахъ числится казеннаго долга:

Итого 473,084 руб.
и сверхъ того недоимки государственныхъ податей и повинностей — 47,330.
Всего 520,414 руб.

Всѣ эти долги, по Высочайшему повелѣнію 29-го октября 1865 года, были рассрочены на 37 лѣтъ, и по нимъ причитается ежегодной уплаты процентовъ и погашенія 29,667 руб.

До истекшаго года эти взносы не покрывались чистыми доходами отъ заводовъ и потому долгъ постоянно нарасталь. Нынѣ, по отзыву управляющаго заводами отъ казны, стало доставать доходовъ для ежегодной уплаты процентовъ и погашенія по казенному долгу. Но сверхъ того состоять на заводахъ г. г. Мосоловыхъ частные долги, по которымъ никакого удовлетворенiя не производится.

Заводы эти вообще такъ разстроены, что никакъ нельзя ручаться за то, чтобы до-ходами отъ нихъ былъ погашенъ весь казенный долгъ; для продолжения своего дѣйствія эти заводы потребуютъ отъ казны расходовъ на исправленіе заводскихъ устройствъ, которые устарѣли.

Коренной недостатокъ Шурнинскихъ и Буйскихъ заводовъ заключается въ бѣдности принадлежащихъ къ нимъ болотныхъ рудъ, которыя совершенно выработались. Производящаяся доставка на нихъ рудъ и чугуна изъ Залазинскаго округа (на растояніи около 100 верстъ) затруднительна и убыточна, такъ что въ нынѣшнемъ году за недостаткомъ руды доменная плавка на Шурнинскомъ заводѣ пріостановилась...

Заводская стоимость листоваго (кровельнаго) желѣза обходилась въ 1866 г. 3 р. 2 к., съ расходами перевозки это составляетъ отъ 3 р. 40 к. до 3 р. 49 к., а нижегородскiя цѣны въ 1867 г. лучшаго (глянцеваго) листоваго желѣза были до 2 р. 60 к. Такимъ образомъ взятые для примѣра нисшій и высшій сорты желѣза на Нижнеисетскомъ заводѣ обходились казнѣ, безъ общихъ расходовъ по горному вѣдомству, около 34% выше рыночныхъ ихъ цѣнъ... Такъ: въ то время какъ заводская стоимость желѣза, этого главнаго, основнаго продукта всего уральскаго горнаго хозяйства, возрасла вдвое, т. е., на 100% (напр. полосоваго желѣза на Среднемъ Уралѣ съ 57 к. до 1 р. 20 к.), цѣна желѣза на Нижегородской ярмаркѣ поднялась лишь на 24% (maximum), т. е., цѣна полосоваго желѣза съ 1 р. 5 к. въ 1854 г. поднялась до 1 р. 30 к. въ 1857 и 1 р. 35 к. въ 1860 году...

Теперь нужно объяснить почему крутое вздорожайте хлѣба въ 1857–1860 гг. повлекло за собою такой глубокій переворотъ въ уральскомъ горномъ хозяйствѣ. Дѣло въ томъ, что при крѣпостномъ трудѣ главнѣйшая стоимость уральскихъ металловъ заключалась въ даровомъ прокормленіи всего рабочаго народонаселенія, производившемся раздачею хлѣба въ натурѣ отъ заводовъ, по числу душъ. Добавочная рабочія платы деньгами были ничтожны въ сравненіи съ этимъ способомъ вознагражденія за всякаго рода трудъ на заводахъ, даже за всякій побочный и вспомогательный трудъ по заводскому хозяйству.

Такъ, не только перевозка металловъ, по даже вся канцелярская и конторская работа производилась обязательнымъ трудомъ. Цѣна же обязательнаго труда заключалась въ цѣнѣ хлѣба. Когда цѣна хлѣба быстро возрасла вдвое и втрое и даже въ болѣе сильной пропорціи, напр. съ 20 к. и 30 к. за пудъ, до 80, 1 р. и 1 р. 20 к. (какъ это было въ нѣкоторыхъ мѣстностяхъ), то въ такой же болѣе или менѣе пропорцiи возрасла стоимость всѣхъ заводскихъ матерьяловъ и металловъ, а продажныя ихъ цѣны хотя нѣсколько и поднялись, но въ самой ничтожной пропорціи къ вздорожавнiю расходовъ производства...

Стоимость издѣлій Златоустовскаго завода, выведенная по вѣдомостямъ, до освобождения рабочихъ была дѣйствителъно чрезвычайно дешева; но съ другой стороны, платы рабочихъ и съ ними всѣ вообще заводскіе матерьялы возвысились здѣсь въ цѣнѣ слабѣе, чѣмъ въ прочихъ округахъ. Самое значительное увеличеніе платъ рабочимъ было только вдвое, тогда какъ есть мѣствости, гдѣ эти платы возрасли въ 5 и даже 7 разъ. Несоотвѣтствующее этимъ условіямъ вздорожаніе заводской стоимости издѣлій, оправдывается, конечно, сильнымъ сокращеннемъ производства, увеличеніе котораго необходимо требуется для выгодности хозяйства съ вольнонаемнымь трудомъ...

Наконецъ заслуживаютъ вниманіе огромые расходы сталепуш?чной фабрики на пробу орудій; по этой статьѣ испрошенъ на 1868 г. кредитъ въ 631,600 р., сумма, далеко превышающая всѣ расходы собственно по изготовленiю орудій. Хотя этотъ предметъ подобно многимъ другимъ возбуждаетъ разнорѣчіе между горнымъ и артиллерійскимъ вѣдомствомъ, но по мнѣнію нѣкоторыхъ безпристрастныхъ знатоковъ дѣла, опыты (преимущественно по стрѣльбѣ до разрыва орудій) производятся здѣсь съ излишнею роскошью; значительность расходовъ обусловливается отчасти требованьями артиллерiйскаго вѣдомства, можетъ быть нѣсколько увлекающагося техническою стороною опытовъ, и относящагося къ статьѣ этихъ расходовъ, какъ къ чужому бюджету, едвали съ достаточною бережливостью.

Важность упроченія у насъ сталепушечнаго производства и уничтожение малѣйшаго сомнѣнія въ прочности орудій, конечно, оправдываютъ жертвы на опыты, безъ которыхъ это новое дѣло нигдѣ не могло обойтись. При этомъ однакоже необходимо имѣтъ въ виду, чтобы жертвы не были напрасны, какими онѣ по необходимости сдѣлаются, если военное вѣдомство намѣревается, какь слышно, снова обратиться къ бронзовымъ орудіямъ и покинуть вовсе стальныя орудія, изготовленныя въ Россіи...

Количество всѣхъ безъ изъятія издѣлiй (въ томъ числѣ и передѣланныхъ однихъ изъ другихъ, напр. чугуна и желѣза) составляло, въ трехлѣтіе 1864–1866 г., среднею цифрою, 116,000 пудъ, а въ 1858–1860 — 273,000 п.; годовое производство составляло въ 1666 г. 113,000 п., а въ 1860 г. — 256,000 п. Такое значительное сокращеніе произошло, безъ сомнѣнія, отъ уменьшенiя требованій со стороны военныхъ вѣдомствъ, ибо средняя цифра всѣхъ нарядовъ (Министерствъ: Военнаго, Морскаго и Финансовъ), въ послѣднее трехлѣтіе составляла 19,600 п., а въ первое трехлѣтіе 68,000.

Уменьшеніе военныхъ нарядовъ по всей вѣроятностн объясняется, сверхъ обычныхъ прерѣканій военныхъ вѣдомствъ съ горнымъ, вздорожаніемъ издѣлiй Златоустовскаго завода. Вздорожаніе это послѣ освобожденія горнозаводскаго населенія было весьма сильное. Такъ пудъ чугуна обходился до 1861 г. съ цеховыми и накладными расходами отъ 81 ¾ до 9 ½ к., а послѣ этого года отъ 20 до 23 5/8 к., а по смѣтѣ 1868 г. уже назначенъ до 38 к... Желѣзо полосовое до 1861 г. отъ 25 (несходное) до 34 к. (сходное), а послѣ 1861 г. отъ 50 до 60 к., по смѣтѣ 1868 г. назначено 96 к. и по смѣтѣ 1869 г. даже до 1 р. 40 к. (для продажи); желѣзо прокатное до 1861 г. отъ 36 до 52 к., а послѣ 1861 отъ 77 до 88 к., и по смѣтѣ 1868 г. назначено 1 р. 38 копеек...

Заводы обременены разного рода накладными расходами: одни изъ нихъ вытекаютъ изъ поссесіоннаго права, сюда относятся горныя подати и содержание лѣсной стражи, на что выходить въ годъ до 32,500 рубл.; другіе расходы неизбѣжны при неимѣніи оборотнаго капитала: заводы кредитуются въ Государственомъ Банкѣ и на что расходуется до 10,000 руб. На заводахъ лежатъ еще тяжелые посторонніе расходы по содержанію церковныхъ причтовъ и мировыхъ учрежденій (за земли подъ поссесіонными лѣсами), на что выходитъ въ годъ до 7,700 рублей. Такимъ образомъ 12 ½ % оборотнаго капитала поступаетъ на непроизводительные расходы.

Точный анализъ всѣхъ статей государственныхъ доходовъ и расходовъ, входящихъ въ составь смѣты нашего горнаго вѣдомства, приводитъ къ результатамъ, которые поразительны громадностью денежныхъ жертвъ, приносимыхъ государствомъ на содержание и сооружение казенныхъ горныхъ заводовъ. Въ государственной росписи на 1868 г. чистый доходъ отъ этихъ заводовъ показанъ впервые минусомъ 938,000 р. (при валовомъ доходѣ 482,700 р. и издержкахъ взиманія 1.421,000). При ближайшемъ разсмотрѣніи источниковъ доходовъ и расходовъ, исчисляемыхъ по горному вѣдомству, окажется что казенные горные заводы обходятся государству чистымъ убыткомъ на сумму еще болѣе значительную.

Источник: [19.155]
Комментарии

Статья № 9
С. А. Тучков, 1766–1808

Александр I-ый, †1825

Въ бытность мою тогда въ Петербургѣ возвратился извѣстный Убри съ подписаннымъ отъ Наполеона мирнымъ трактатомъ. Но только былъ оный объявленъ верховному совѣту, какъ въ первый и послѣдній разъ его правленія, дерзнули члены онаго тому воспротивиться. Они представили Императору весь вредъ, могущій послѣдовать отъ того невыгоднаго договора. Хотя многимъ извѣстно было, что Убри поступилъ во всемъ согласно съ наставленіями, данными ему Государемъ, но послѣдній всю вину
возложилъ на него. Трактатъ былъ разрушенъ, а Убри высланъ за границу, какъ иностранецъ.

Послѣ сего, занялись увеличеніемъ арміи, въ то же время дано было повелѣніе о формированіи восьми новыхъ дивизій и о составленіи милиціи. Она, по силѣ выданнаго Императоромъ манифеста, должна была по окончаніи войны съ французами быть уничтожена, а люди отпущены въ свои дома, съ приличнымъ воздаяніемъ, какъ добровольные защитники отечества.

Источник: [20.71]

Статья № 10
В. А. Кокорев, †1889

Три экономических провала неисправимы, и с их тяжелыми последствиями надо примириться. Это: опоздание с постройкой железной дороги к Черному морю, разорительные заграничные займы и оставление втуне мысли фельдмаршала Князя Барятинского о необходимости России участвовать в прусской войне с Австрией в 1866 году с целью очистить наш путь к Востоку от всех противодействий.

Вопросы старообрядца поморского толка

Здесь мы будем говорить отрывисто. Тому, кто сочувствует основаниям компании, понятна будет вся ее перспектива из одних заглавий предметов второго пути, а кто принадлежит к партии людей отсталых и рутинных, тому сколько ни говори, все будет, по русской пословице: об стену горох.

Почему от пароходов речных не перейти к устройству кораблей для вывоза на них русских произведений?
Почему вместо пшеницы не вводить в обыкновение отправку ее за границу крупитчатою мукой, заведя мельницы в удобных местностях?
Почему не устроить на Волге и Днепре плавучие мельницы для размола пшеницы, по примеру существующих в Майнце на Рейне?
Почему не обратить внимания на упадок пивной торговли, которая составляет теперь 1/8 часть против бывшей 25 лет тому назад? От этого земледелие теряет в сбыте ячменя многие миллионы рублей в год.

Почему не обратить внимания на хмель? Цена русского хмеля от 3 до 6 руб. за пуд, а привозимого из Англии — от 25 до 60 руб. Все дело в том, что у нас не умеют собирать, сушить и прессовать, и оттого русский хмель утрачивает свою силу.
Почему не арендовать степи, втуне пропадающие у казны или у частных лиц, для разведения скотоводства, с употреблением в дело той травы, которую теперь иссушает даром солнечный жар?
Почему семя конопляное и льняное не отпускать за границу обращенным в масло, а выжимками не откармливать свиней и не продавать их в виде ветчины, хотя по половинной цене противу иностранных окороков?

Почему не кормить русских свежим постным маслом и негорьким пшеном, то есть почему не завести маслобойни и круподерки на севере, хотя бы, например, в Москве, Рыбинске, Архангельске, дабы масло и пшено были сейчас сделанные, свежие, а остатки от этих фабрикации употреблялись на корм скоту, разведение коего в северной России необходимо для удобрения почвы?
Почему не обратить внимания на несоразмерно-дорогую цену кирпича в столицах (до 16 руб. сер. за тысячу), которая вдвое выше лондонской цены? Введение кирпичеделательных машин и право занимать казенные глинистые земли значительно бы удешевило и улучшило кирпич.

Почему малороссийское сало, стоящее на месте рубль за пуд, не отправлять в Англию, где оно в десять раз дороже?
Почему к этому салу не присоединить полбенную и гречневую крупу также для употребления в Англии на кашу? Теперь полба продается в Оренбургской губернии вполовину дешевле сена под С.-Петербургом.
Почему все кожи не обделывать дома? В России корье и руки дешевле. И почему из обрезков от них не вырабатывать клей при самых кожевенных заводах?
Почему бы не отправлять за границу хотя половину сала в стеарине и свечах?

Почему бы пеньку и лен не очищать дома от всех грубых веществ и не отправлять за границу то и другое в обделанных волокнах и канатах, а остатки не употреблять на выделку писчей бумаги? Теперь эти остатки валят в Малороссии на дороги, где нет проезда от грязи. Никто не хочет подумать о том, что из того, что валят в грязь, можно бы сделать самые дороги, если б эти остатки от льна и пеньки, называемые кострика, обратить в товар и капитализировать их в деньги.
Почему бы все обрывки от веревок не скупать на местах и не составить из этого статью отпускной торговли? Все это в Англии покупают наподхват.
Почему не идти дальше в этом деле, и не выделывать из этих обрывков пеньковый хлопок для тканей?

Почему бы единственное пространство частных лесов (1.200.000 десятин), находящееся по рекам Ветлуге и Унже и составляющее запас для всей приволжской и южной России, не приобрести в одни руки, чтобы прекратить существующее теперь безобразное истребление этого государственного богатства, и, разделив лес на множество участков, вырубать каждый год только один участок, дабы запас никогда не истощался?

Почему бы гниющие при казенных винных магазинах северных губерний, например в С.-Петербурге, дубовые бочки из-под спирта не скупать, не переделывать на бочки другой формы, какой они нужны за границей, и не отправлять туда, где, по неимению леса, бочки ужасно дороги? Почему бы для помещения в пустых бочках не приготовлять, для зажигательных спичек, дерево, которое у нас ничего не стоит?

Почему бы не выхлопотать разрешения устраивать фабрики для выделки этих спичек на употребление внутри России со взиманием дешевых бандеролей, а то теперь каждый раз добывание огня есть отступление от закона?
Почему бы в Иркутске, где люди ходят по железу, не завести выработку его, чтобы не возить туда гвоздей и прочих железных вещей с Уральского хребта за четыре тысячи верст?

Почему бы не исчислить, сколько живущим на Печоре, приблизительно десяти тысячам голодающего теперь народонаселения, нужно хлеба, соли и других необходимых жизненных припасов, и не отправлять их каждогодно для того, чтобы все это променивать на оленьи шкуры, которые, по Печоре, стоят полтора рубля за штуку, а в Европе впятеро дороже?
Почему бы не снабжать хлебом и все прибрежье Белого моря, получая за то сельди, семгу и треску? Там за пуд хлеба дают десять пудов рыбы: так велик ее улов и так велика нужда в хлебе!
Почему бы не подумать об устройстве, на устье Печоры и в Онежской губе, завода для выделки рыбьего жира и клея? Ведь там в известное время столько появляется белуг, что и на лодке нельзя проплыть.

Почему бы не приготовлять стерлядь герметически и не снабжать ею Россию и Европу из тех мест, где эта рыба аршинной меры по одному рублю за штуку?
Почему бы из вологодских и других, никому не нужных лесов, гибнущих или от гниения, или от пожаров ежегодно на сотни верст, не извлекать древесный спирт (метил), весьма удобный для освещения и приготовления лаков?
Почему бы не вводить освещение городов газом, вместо чуть-чуть теперь мигающих масляных фонарей?

Почему бы...

глас вопиющего в пустынеБарятинскийпророчествокрах Российской империи

Источник: [19.164]
Комментарии

Статья № 11
Н. М. Ядринцев, 1885

Алтай и его инородческое царство

Безнадежность, апатия и подавленность видна на лице инородца, им овладевает предсмертная тоска вымирающей расы. Исчез прежний гордый вид владельца пустынь и царя Алтая.

Каждое лето, когда начинается изобилие молока, инородцы прежде совершали ряд религиозных и семейных празднеств, в это время они выкуривали на очагах в особых котлах и казанах свою водку из молока (аракэ).

Известно, что более или менее ожесточенное истребление вина соответствует всегда расположению духа народа. Чем более гнели обстоятельства, тем более алтаец и инородец стал предаваться забвению и опьянению.

Прежние поминки, свадьбы и развлечения, полные умеренности, сменились огульным пьянством, причем потребляется огромное количество самодельного вина. Тоска и уныние проявились в разгуле.

Кроме того, глубокая меланхолия, овладевающая народом, даем себя знать самоубийствами. Нет, нет, да и повесится алтаец на дереве, вешается часто женщина, иногда и ребенок.

Во времена бедствий, падежей скота, эпидемий бубнит бубен шамана, горит жертвенный огонь, призываются божества Эрлика и Ульгеня, надрывающим воплем раздаются заклинания экзальтированного шамана, но старые боги нейдут уже более спасать инородца. От этих священнодействий остается туман и дефицит. Та же дикая природа, те же утесы, родные скалы окружают инородца, но они уже производят давящее и суровое безнадежное впечатление. Цветущая долина, та, что ласкала глаз, что питала и нежила, ушла из рук и отнята у инородца навсегда.

Отчаяние овладевает им, как тем шаманом, который на Аргуте, в одну грозную ночь, под раскаты грома, бросился со скалы в горную реку, клокотавшую в бездне.

См. Воспитание беспомощности >>

методы НЛП в Российской Империивоспитание беспомощных

Источник: [19.190]
Комментарии

Статья № 12
Л. Ф. Писарькова

Министерская реформа начала XIX века способствовала дальнейшей бюрократизации системы государственного управления, получившей наиболее полное развитие при императоре Николае I. Именно в годы его правления численность бюрократии росла особенно быстрыми темпами. Если в 1842 году работу государственной машины обеспечивало 74,5 тысячи чиновников и канцеляристов, то в 1857 году для этих целей потребовалось уже 122,2 тысячи человек, т. е. в 1,6 раза больше. Если соотнести эти сведения с общей численностью населения (59,3 миллиона человек в 1858 году), то окажется, что на каждого служащего приходилось 480 жителей России.

Но даже в самый «бюрократический» период своей истории Россия в этом отношении по крайней мере в два раза отставала от Австрии, Франции и Великобритании. Например, в Австрии уже в 1804 году при населении в 21,8 миллиона человек насчитывалось 102 тысячи чиновников, т. е. на каждого из них приходилось по 214 жителей.

Проведение во второй половине XIX века реформ местного управления (земской 1864 года и городской 1870 года), создавших широкую сеть общественных учреждений, не могло не сказаться на темпах роста численности государственных служащих. Однако привести точные сведения о количестве чиновников и канцелярских служителей в конце XIX — начале XX века не может ни один историк, причем разброс в предполагаемых цифрах очень велик. Так, в литературе можно встретить следующие данные об их численности: 436 и 144 тысячи (в 1897 году), около 500 тысяч (в 1903 году), 575 тысяч (в 1910 году), 253 тысячи (в 1913 году).

<< Данные предыдущего века
Данные следующего века >>

эффективность работы чиновников

Источник: [21.116]

Статья № 13
Л. Ф. Писарькова

Продолжительность рабочего дня чиновников

В XIX веке рабочий день стал короче. В 1820-е годы в губернских учреждениях он продолжался с девяти часов утра до шести, иногда до семи часов вечера, а два раза в неделю, когда не было почты, заканчивался в час дня.

В 1840-х годах чиновники собирались на службу в девять-десять часов утра и сидели до трех-четырех часов дня; многие приходили и вечером на два-три часа, а переписчики еще брали работу на дом. Режим работы министерских служащих был более свободным: они являлись на службу в десять утра и занимались часов до четырех, а раз в неделю (в дни докладов министру) уходили позднее.

продолжительность трудового дня

Источник: [21.17]

Статья № 14
Л. В. Дубельт, 1851

ДЕКАБРЬ 22. Слышны повсюду неудовольствия и даже вопль бедных чиновников, которых для сокращения государственных расходов предположено увольнять от службы. Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич изъявил желание, чтобы для Него не строили особенного дворца, но чтобы дозволено было Ему жить всегда в Зимнем дворце.

сокращение чиновниковэкономия средств

Источник: [20.120]

Статья № 15
Л. В. Дубельт, 1852

ИЮЛЬ 31.
Известия, как управляет Астраханской губерниею губернатор Басаргин: человек он тихий и честный, знающий хорошо морское дело, но на суше ноль! Сидит всегда взаперти в своей комнате, никого не знает и никого не принимает, встает в три часа утра, обедает один в 3/4 12-го, ложится спать в 9. Губернию и все дела оной предал в руки правителя своей канцелярии надворного советника Везелева, человека в высшей степени корыстолюбивого и нетрезвого. Жаль губернии!

горе-управленцыразвал Отечествакадровый голод

Источник: [20.120]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,1