▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти → Дела властителей, их чиновников и попов: что и как вершили; итоги служения народу и богу → Славяне и российские этносы (XVII век) → Комментарии к статье № 7

Комментарии к статье № 7, Поход Владислава в Россию, 1617–1618

30. Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти
30.1. Дела властителей, их чиновников и попов: что и как вершили; итоги служения народу и богу. Славяне и российские этносы (XVII век)

Редактор сайта (6.11.2012 09:51:14)

«если будете называть Владислава Царём, то переговоры немедленно прекратятся» — из уст Ф. И. Шереметева, который выехал для переговоров с Сапегой у стен Кремля, звучит забавно.

Этот боярин после смерти Скопина-Шуйского и низложения царя Василия Шуйского поначалу высказался за русского кандидата на престол, но позже воспылал идеей воцарения королевича Владислава. Затем он участвовал в посольстве к гетману Жолкевскому с предложением короны Владиславу. С тех пор он постоянно держался Владислава и обращался к Сапеге (до этой встречи у Кремля) с просьбой наградить его деревеньками; вместе с поляками выдержал осаду в Кремле и вышел из Москвы только по освобождении её Пожарским.

Шереметев принимал большое участие в избирательном соборе 1613 г., находился в переписке с Филаретом. Ему приписывают знаменательные слова в письме к В. В. Голицыну — «выберем де Мишку Романова, он молод и ещё глуп», — подлинность которых до сих пор составляет предмет спора для историков.

Можно представить себе возмущение гетмана, когда он услышал сии речи бывшего пресмыкающегося перед ним боярина Московии, которого он знал «как облупленного»!

Справедливости ради стоит привести ответ Сапеги и реакцию Шереметева — «познавшего истину» и, наконец, определившегося со своей выгодой (с кем, за кого он, и за какие деньги):

 — На сии слова Шереметева красноречивый Сапега с жаром отвечал, что не Поляки первые, но Русские чрез Посла своего, просили мира; потом, доказывая выгоды, могущие произойти, если Владислав будет на Московском престоле, старался ласками и угрозами склонить Бояр к присяге Владиславу.

 — Шереметев на предложения Сапеги отвечал сими словами: «Не опровергаем того, что Владислав был избран нами добровольно; и мы ему присягнули как Царю и воссылали к небу горячие мольбы о сохранении и здравии его. Имя его употребляемо было на всех бумагах, печатях Государственных, золотой и серебряной монете.
Столица, Великокняжеская держава, корона, драгоценные сокровища, все украшение, отдано было в руки Гетману Жолкевскому до прибытия Царя, коего мы с нетерпением ожидали: но он столь долгое время не явился среди нас; отправленные за ним послы, вопреки прав народных, взяты в неволю.
Король ваш (Сигизмунд III) старается не о сыне, но собственно о себе: врученный Владиславу скипетр он хотел удержать собственно для себя. Может быть, для вас это тайна, но знайте, что Сигизмунд чрез поверенных своих, старался склонить наших Бояр, чтобы они отдали скипетр ему, а не сыну его, еще несовершеннолетнему и не опытному. Содрогается душа при одном воспоминании о начале сих войн и об ужасах, с каковыми они производились.
Для чего было к нам приводить лже-Димитриев? Для чего мешаться в наши домашние споры? Вести наступательную войну со свирепостью, которая может быть едва простительна только при отражении несправедливого наезда!
Развратные ваши солдаты не знали мер в оскорблениях и в расточительстве: отнявши все, что только находилось в доме, они мучениями и истязаниями добивались еще золота, серебра или других драгоценных вещей. Так мужья должны были смотреть на насилие своих жён, а матери на осквернение своих несчастных дочерей! У нас живо еще в памяти разврат и своевольство ваше. Столица была свидетелем, когда днём, при солнечном блеске, и ночью, при свете пламенеющих факелов, солдаты, разгоряченные напитками, рыскали по улицам, нанося безоружным жителям побои, раны и бесчестье. Вы раздражали наши сердца обиднейшим презрением: никогда соотечественник ваш не был вами иначе называем, как собакою-москалём, злодеем, и изменником.
Вы не могли воздержать рук даже от Божиих храмов. Столица вами обращена в пепел; сокровища, долго нашими Царями собираемые, расхищены вами; Государство наше огнём и мечем совершенно опустошено. Не довольно ли долго мы терпели все сии бедствия и несчастия? И ныне вы ещё осмеливаетесь обольщать нас обманами: долго мы терпели; долго ожидали, просили Владислава, а когда наконец исчезла надежда на прибытие его, то самое горестное положение Государства, принуждало нас избрать другого Царя. Мы избрали Михаила Феодоровича; присягнули ему и скорее кровь и жизнь нас оставят, нежели мы его.
Бог, возложивший на него корону, сделал уже его равным всем Царям. Вам, послам, неприлично отзываться о Помазаннике Божием недобрыми словами; поудержитесь в них или подобное услышите и из наших уст о вашем Короле. Не хотим вашего ни братства, ни свободы, ни вольности; — правление, под коим столько веков живем, должно быть самое лучшее; ибо Государство под ним возросло до такой высокой степени. И так перестаньте напоминать нам о вашем Владиславе; что не сделалось в свое время, то теперь уже никак не может исполниться» [17.20].

*

Но мир таки состоялся, и по его (гетмана Сапеги) условиям:

Россия уступает Польше: Белой, Дорогобуж, Смоленск, Серпейск, Рославль, Трубчевск, Новгород-Северск с окрестными землями по обеим берегам Десны лежащими, также Чернигов, Монастырище и Муромск.
Поляки возвратят Русским Можайск, Мещовск, Козельск и Вязьму с окрестными землями, и за оные получат от Русских в вознаграждение: Почеп, Стародуб, Попову-Гору, Невлю, Себеж, Красный, Торопец и Велиж со своими землями.

Bсе сии города и земли со своими обывателями, также пушки, оружие и другие военные принадлежности, а равно уезды и земли со своими поселянами отданы будут Полякам, исключая купцов, коим свободно перейти по их желанию в другие места...

Царь Михаил Феодорович обязывался исключить из титула своего: Ливонский, Смоленский и Черниговский, предоставляя сии названия Польскому Королю.

Чудотворная икона св. Николая, взятая Поляками в Можайске, будет возвращена Русским.

Важнейшие пленники, как то: Ростовский Митрополит Филарет, Василий Голицын, Фома Луговский, Шеин с женою и сыном и Архиепископ Смоленский 25 Февраля имеют быть освобождены, также Шуйский, и Князь Трубецкой с прочим Московским Дворянством, получат позволение возвратиться в отечество, если пожелают. Русские с своей стороны отпустят в условленный день: Николая Струся, Харлинского, Хоцимирского и прочих, удержанных в плену по выезде Жолкевского из Москвы в 1612 году» [там же].



Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2018

0,1