▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти → Дела властителей, их чиновников и попов: что и как вершили; итоги служения народу и богу → Славяне и российские этносы (XV век)

30. Управление. Суды. Казни. Атрибуты власти

30.1. Дела властителей, их чиновников и попов: что и как вершили; итоги служения народу и богу. Славяне и российские этносы (XV век)

Псковская, Софийская-1, Софийская-1+, Рюссов, Лаврентий, Лаврентий

Статья № 1
Псковская летопись, 1474

1474 — в 60-х годах на службу к московскому князю перешёл тверской князь-изгой Данила Холмский, ставший затем воеводой Московитов. Помогал в указанном году псковичам против немцев, быв послан Иваном III. Получается, отрабатывал.

Псковская летопись, 1474. В 60-х годах на службу к московскому князю перешёл тверской князь-изгой Данила Холмский, ставший затем воеводой Московитов. Помогал в указанном году псковичам против немцев, быв послан Иваном III. Получается, отрабатывал.

Источник: [19.2]
Комментарии

Статья № 2
Первая Софийская летопись, 1471

Новгород. Отпевание бояр

Рейдерская ходка князя-московита на Новгород: за "отступление к Латинству" летит голова городского посадника, старшего сына боярыни Марфы, отсечены головы ещё многим, кто поддерживал Марфу в её борьбе с Москвой. Тысячи горожан были депортированы, а часть заточена в монастырские тюрьмы. Потом московит (Иван III) таки сжалился, отпустив из узилища князя Казимира и ещё 30 пленённых мужей новгородских к их жёнам и детям.

Первая Софийская летопись, 1471. Рейдерская ходка князя-московита на Новгород: за отступление к Латинству летит голова городского посадника, старшего сына боярыни Марфы, отсечены головы ещё многим, кто поддерживал Марфу в её борьбе с Москвой. Тысячи горожан были депортированы, а часть заточена в монастырские тюрьмы. Потом московит (Иван III) таки сжалился, отпустив из узилища князя Казимира и ещё 30 пленённых мужей новгородских к их жёнам и детям.

Источник: [19.6]
Комментарии

Статья № 3
Первая Софийская летопись и Прибавления к ней, 1498

Иван III распалился на сына Василия и жену Софью так, что в гневе... велел казнить шесть детей боярских и дьяка. Головы им отсекли на льду Москвы-реки.

Первая Софийская летопись и Прибавления к ней, 1498. Иван III распалился на сына Василия и жену Софью так, что в гневе... велел казнить шесть детей боярских и дьяка. Головы им отсекли на льду Москвы-реки

Источник: [19.6]

Статья № 4
Бальтазар Рюссов, †1600

В этом (1494) году великий князь (Иван III — Прим. ред.), в противность всякой справедливости, приказал арестовать всех немецких купцов, находившихся в Новгороде, и схватившие их сняли с немцев чулки и башмаки и заключили ноги их в железные колодки и бросили их в тесные башни, где некоторые должны были сидеть по три года, а некоторые — по 9 лет.

Причиной же, почему это случилось, было то, что ревельцы, по немецкому праву, сварили до смерти русского, который чеканил в их городе фальшивые шиллинги, и ещё другого русского, захваченного на противоестественном поступке сожгли по христианскому праву, на что озлобились другие русские и ложно донесли своему великому князю эту жалобу и другую и побудили его к тому, что он должен был отомстить на немецких купцах, находившихся в Новгороде в конторском дворе.

Кроме того великий князь требовал с большою настойчивостью и великими угрозами от властителей Ливонии, чтобы выдать ему ревельцев, осудивших его русских на смерть. Но он не мог достигнуть исполнения своей воли. Потому что власти сословий и городов совокупно дали обазательство, скорее терпеть величайшую нужду, нежели отдаться в такое подчинение Русскому.

Источник: [16.22]

Статья № 5
Лаврентий из Бржезовой (Гуситская хроника), 1414–1422

Не считая универсисетских и городских посольств, 4 668 человек, включая 718 проституток, решали в Констанце судьбы Католической церкви... меж делом отправив на костёр Иоанна (Яна) Гуса и магистра Иеронима, поспешившего к нему из Праги на помощь.

В то же, именно 1414-е, лето, в день Всех святых (14 ноября — Прим. ред.) начал собираться в имперском городе Констанце всеобщий собор для установления единства церкви и восстановления мира, ибо в то время церковь была разделена на несколько частей (С «берлогами» в Риме и Авиньоне). Некоторая часть церкви благоволила и подчинялась папе Иоанну XXIII, пребывавшему в римской курии и именовавшемуся Балтазар де Косса; другая часть подчинялась Анжело де Корарио — папе Григорию XII; третья же часть — Бенедикту XIII, называвшемуся Петр из Луны. Из них каждый утверждал, что он истинный и законный верховный римский первосвященник, и от этого верующие в церкви терпели великий ущерб своей вере.

Для борьбы с этим расколом в церкви вышеназванный папа Иоанн XXIII созвал в городе Констанце общий церковный собор, дав при этом согласие на высказанное пресветлым князем Сигизмундом, королем венгерским, пожелание, чтобы именно в этом городе был собран всеобщий собор. На этом соборе лично присутствовал сам папа Иоанн XXIII, а также три патриарха, 23 кардинала, 27 архиепископов, 106 епископов, 33 титулованных епископа (Не имевшие епископства (диоцесы)) разных орденов, 103 аббата; далее 18 аудиторов священного папского дворца, все доктора, и ещё 18 папских кубикулариев (Камергеров) и ещё доктора теологии, декретов и законов, магистры и т. д., всего 344 человека, не считая докторов аудиторов, и ещё 27 папских пенитенциариев (Духовников), 24 писаря индульгенций, 142 писаря булл и ещё 73 прокуратора папы и кардиналов, 24 портулана (Сборщиков церковных взносов), 28 духовных надзирателей консистории с серебряными жезлами.

Присутствовало там также лично 28 королей и светских князей, 78 графов, 676 баронов нобилей и рыцарей и еще 48 золотых дел мастеров с их слугами, а также 350 торговцев-лавочников со своими прислужниками, 220 сапожников с подмастерьями и еще 86 кожевников с подмастерьями, 88 кузнецов с подмастерьями, 260 пекарей с прислужниками и еще 75 целовальников из корчем со слугами, и еще 72 менялы из Флоренции и т. д., 45 аптекарей со своими слугами, 336 брадобреев, 45 бирючей, 516 флейтистов, трубачей, фигляров и 718 публичных женщин, и еще 27 посольств от королей, герцогов и графов, также послы от многих епископов и различных церквей, и ещё послы от различных университетов и 66 посольств от имперских городов, а также послы от многих других городов.

Охранные грамоты. Обман. Подлость попов. Сожжение Яна Гуса и Иеронима

На этот же собор (В Констанце — Прим. ред.) прибыл лично магистр Иоанн Гус, утвержденный бакалавр священной теологии, назначенный проповедником часовни в Праге, называемой Вифлеемской, который постоянно нападал в своих проповедях на лицемерие, роскошь, алчность, пышность, симонию и другие грехи духовенства и обличал их, чтобы вывести самый клир на путь апостольской жизни, чем и вызвал в духовенстве, погрязшем в пороках, большую к себе ненависть.

Он лично прибыл в том же (ноябрь 1414) году в субботу, после праздника Всех святых, с охранной грамотой короля венгерского Сигизмунда (и короля Чехии), после того как предварительно многократно и публично заявлял в Праге, что готов сам перед лицом Констанцского собора дать кому угодно отчет о своей вере.

Но, несмотря на эту охранную грамоту вышеназванного короля, по проискам враждебного ему в Чехии духовенства, в особенности же прелатов и магистров города Праги, в шестой день недели (Тогда — в пятницу — Прим. ред.) после дня св. Екатерины того же года он был захвачен в плен самим же собором. Будучи обманным образом вызван к папе и к кардиналам как бы для переговоров, он был заключен в мрачную тюрьму в монастыре братьев проповедников (Доминиканцев — Domini canes — псов Господа — Прим. ред.), расположенном там же на берегу озера у самого города, и охранялся стражей из разных народностей...

И ещё, в месяце мае магистр Иероним (Иероним Пражский, соратник Яна Гуса — Прим. ред.), муж, выдающийся по своей учености и красноречию, направлявшийся в Богемию из Констанца, где он вывесил открытые объявления у городских ворот, на дверях храмов и на домах кардиналов и других знатных прелатов, желая добиться от часто уже называвшегося короля Сигизмунда и от собора надежной охранной грамоты, чтобы открыто и публично перед всеми и каждым в отдельности опровергнуть любое обвинение в заблуждении или ереси, если кто-либо пожелал бы выставить таковое против него, и чтобы доказать перед вышеназванным Констанцским собором чистоту своей правильной ортодоксальной веры.

Он, несмотря на охранную грамоту, вовсе не достигшую той цели, о которой было сказано выше, и вследствие предательства своих противников на обратном пути домой был схвачен в Гиршау слугами герцога Баварского Иоанна, сына Клема, графа Палатинского, и приведен в Зульцбах пред лицо самого герцога...

Итак, в оковах Иероним был привезен в Констанц и представлен собору и затем, после многих поношений и хулений, ввержен был в мрачнейшую темницу в одной из городских башен близ кладбища церкви св. Павла; там он был поставлен на тяжелую колоду, ноги его были закованы в ножные оковы, а руки прикованы к железным поручням, и так он висел в течение почти 11 дней; силы его поддерживались лишь весьма скудной пищей, и по причине слабости он едва не был замучен до смерти.

Когда же после нескольких дней перерыва в мучениях он стал оправляться, то в расчете на то, что он на соборе со всем согласится и признает все постановления самого собора, суровые условия его заключения были смягчены. И так он пролежал в этой башне в оковах почти в течение целого года...

Итак, в субботу, через неделю после дня апостолов Петра и Павла, или, иначе, в 6-й день месяца июля, магистр Иоанн Гус, утвержденный бакалавр священной теологии, муж славной жизни и чистых нравов, верный проповедник евангелия христова по ложному показанию свидетелей... был выведен из города Констанца и на некоем лугу привязан цепями и веревками к столбу, сделанному наподобие острого кола, воткнутому в землю, и обложен вязанками соломы и дров; он был поглощен пучиной огня, радостно возглашая: «Иисусе, сын бога живого, помилуй мя...»

После его сожжения, чтобы не сохранилось на земле никаких от него останков, даже самый прах его брошен был для унижения богемцев в поток Рейна, протекающего там невдалеке(Такая же участь постигла и Иеронима  — Прим. ред.)

Реакция чехов на казнь Яна Гуса и обман Сигизмунда

...отбросив всякий страх, стали обходить церкви и монастыри, расположенные в городе Праге, и ломать, портить и уничтожать органы и иконы, преимущественно в тех храмах, где совсем не допускалось причащение чашей; настоятели этих церквей и монахи из страха обращались в бегство, скрываясь от взоров простого народа, а гонители истины от великого страха и трепета притаились и бездействовали.

Наконец, к вечеру они проникли в Картезианский монастырь и, расхитив почти все имущество, упились там различными напитками; остатки же разлили по земле, всех монахов этого монастыря схватили и, построив в ряды, с громким криком и великим шумом повели через мост к ратуше Старого Города за то, что они согласились когда-то с осуждением на смерть магистра Иоанна Гуса... они предали пучине огня и самый монастырь Картезианский, так что остались от него только одни стены. Сверх того, они разорили, ворвавшись в храм присноблаженной девы Марии на Луже, гробницу магистра Альбика, пробста Вышеградского и архиепископа Кесарийского, поставленную в капелле. им же самим воздвигнутой; разбили и уничтожили они также там иконы...

... в течение недели после дня св. Прокопа они сжигают женский монастырь Доксаны.

В городе Прахатице, у границы баварской, захваченном штурмом, кровавые отряды таборитов (Гуситы-радикалы — Прим. ред.) цепами и мечами жестоко перебили на улицах 135 жителей, как каких-нибудь поросят, и другой раз они сожгли без всякого милосердия 85 человек, заперев их в сакристии (В кладовых — Прим. ред.) храма, подпалив в ней солому и утварь. Не обращали они никакого внимания и на то, что люди, бросаясь на колени и воздевая к небесам руки, умоляли их от всего сердца, чтобы они дали им, несчастным, время раскаяться, и заявляли, что готовы сделать все, что они им прикажут.

Так же поступили они с тевтонцами в Быстржице. Горожанам же города Водняны выпало на долю видеть, как их верных пресвитеров, которые причащали их святых тайн под обоими видами, мучители бросали в раскаленную каменную печь и там сжигали...

И еще, в этом же году Жижка с таборитами захватил вторично Водняны благодаря помощи некоторых его жителей и, так как город этот не хотел соглашаться с непорядками таборитов, взял там в плен 2 пресвитеров и 28 горожан; несмотря на то, что они придерживались причащения под обоими видами, все они были бесчеловечно сожжены...

И еще, капитан таборитов Жижка, преследуя везде с некоторыми своими пресвитерами секту пикардов, если находил упорствующих в ней, сейчас же предавал их сожжению.

Источник: [15.13]

Статья № 6
Лаврентий из Бржезовой (Гуситская хроника), 1414–1422

И ещё, в то же самое время, пока король Сигизмунд задерживался вместе со своими военными силами в Иглаве, прибыли к королю, имея надежную охрану, Ченек из Вартемберга, Ульрих из Розы, Вильгельм Зайиц, Ян Местецкий, Пуота и много других господ и баронов Богемского королевства. Они обещали быть ему верными и признать его королем, а также [предложили] свою помощь и совет, однако на том условии, чтобы он прекратил жечь и разорять королевство и его жителей; как говорят, он обещал им это, но, по своему обычаю, не сдержал и не выполнил своего обещания.

Наоборот, усугубляя зло злом, он повел войско свое вместе с названными баронами к Горам [Кутным]1 через Гумполец и Ледеч, причём во время этого похода его бесчеловечные и вероломные солдаты предавали пучине огня всех — друзей и недругов, сёла, города и замки; девиц же и всех замужних женщин замучивали до последнего издыхания и потом умерщвляли; младенцев на глазах матерей, отрубив им ноги и руки, бросали, а матерей их и других женщин, раздев донага, гнали перед собой, как скот, и подвешивали их на заборах за груди, которые когда-то сами сосали. Преступные и несправедливые люди! Их не могли склонить к милосердию ни стоны матерей, ни потоки слез, ни плач младенцев.


1 Кутна Гора (60 км к востоку от Праги) была в это время самым большим после Праги городом в Чехии, центром богатых серебряных рудников и местонахождением королевского монетного двора. Кутногорский патрициат немецкого происхождения поддерживали не только бежавшие из Праги богачи, но и король Сигизмунд. — Прим. ред.

Источник: [15.13]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,093