▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Семейные и клановые бюджеты – «Треугольник устойчивости экономики» → Бюджет клириков и стабилизационный фонд власти → Иные этнические системы (XIV век)

27. Семейные и клановые бюджеты – «Треугольник устойчивости экономики»

27.3. Бюджет клириков и стабилизационный фонд власти. Иные этнические системы (XIV век)

Генри Ли, Льоренте

Статья № 1
Генри Чарльз Ли

В Италии XIII века (1252 год) право конфискации имущества еретиков принадлежало светской власти... в 1327 году муниципальные власти Флоренции передают доминиканцам один конфискованный дом... в 1369 году в Германии третья часть конфиската отдавалась инквизиции... в 1500 году Бернард Комский писал, что все доходы от конфискаций по закону принадлежат инквизитору, который может ими распоряжаться по своему усмотрению...

Понятно, хищники прикладывали особое старание, разыскивая повсюду, что бы конфисковать. Список конфискаций, произведенных каркассонскими прокурорами за время с 1302 по 1313 год, дошёл до нас в рукописи; мы видим из него, с каким тщанием разыскивали должников осужденного даже в том случае, если дело шло о нескольких су. В деле богатого заключенного Гильема де Фенас потребовалось от восьми до десяти лет, чтобы подсчитать актив, причём было 859 должников, из которых один был должен всего пять денье.

С другой стороны, никогда не поднимали вопроса об уплате долгов обвинённого; таким образом, применяли принцип, в силу которого еретик не мог законным образом делать долги, и без зазрения совести обирали его должников. Вельможи настаивали, что суммы, должные одним из их вассалов, должны были поступать в их пользу, но Филипп Валуа решил в 1329 году, что когда долги должны были уплачиваться по месту жительства еретика, то сумма должна поступать в королевскую казну, а вассальные отношения должников не должны быть принимаемы при этом во внимание...

Давность относительно требований римской церкви была установлена теоретически в сто лет, считая при этом не со дня совершения преступления, а со времени его раскрытия... В обыкновенных случаях церковная давность определялась в сорок лет...

Любопытные данные о расходах инквизиции за 1322 — 1333 гг. мы находим в счетах Арно Ассали, прокурора Каркассона и Безье, по счастью дошедших до нас. Из доходов от конфискации прокурор оплачивал все расходы инквизиции: содержание заключенных, розыск свидетелей, преследование беглецов, расходы по аутодафе, включая сюда угощение экспертов и сукно шафранного цвета для крестов кающимся.

Мы узнаем из этого же источника, что жалованье инквизитора достигало ста пятидесяти ливров в год, и что уплачивалось оно очень неаккуратно. Брат Отберт, назначенный великим постом 1316 года, не получал ничего до 1322 года, когда вследствие бумаги короля Карла Красивого ему уплатили разом жалованье за шесть лет, т. е. 900 ливров. Хотя в эту эпоху число конфискаций начало падать, всё же оно было ещё значительно. Ассали за год получил 2 219 ливров 7 су и 10 денье; расходы же его за это время, считая довольно крупные судебные расходы и уплату сразу большой суммы Отберту, достигли 1 168 ливров 11 су и 4 денье, так что короне осталось чистых 1 050 ливров (в 1317 году — 495 ливров 6 су и 11 денье).

Источник: [21.25]

Статья № 2
Хуан Антонио Льоренте, †1823

Бюджет инквизиции

Первые инквизиторы не получали никакого определённого жалованья. Святая инквизиция была создана набожностью и ревностью по вере… Наконец настало время, когда на расходы инквизиции были предоставлены средства от продажи имущества или из доходов конфискованных у еретиков имений. На это употребляли также штрафные деньги, налагаемые на еретиков в некоторых случаях, когда не было постановления о конфискации имущества. Эти ресурсы составляли единственный фонд, на котором инквизиция могла основывать свои расходы, и она никогда не имела ни прочной дотации, ни определённой на этот предмет суммы, как это согласно утверждают Эймерик и его комментатор Пенья

Важно заметить, что огромная торговля, которую вели испанские евреи, передала в течение XIV века в их руки наибольшую часть богатств полуострова и что они приобрели благодаря этому большую силу и влияние на управление в Кастилии в царствование Альфонса XI [291], Педро I [292] и Генриха II [293], и в Арагоне при Педро II [294] и Хуане I [295].

Христиане, которые не могли с ними соперничать в промышленности, почти все стали их должниками, и зависть не замедлила сделать их врагами своих заимодавцев. Такое настроение было подстрекаемо и старательно поддерживаемо людьми, проникнутыми плохими, своекорыстными намерениями; в результате часто происходили ожесточённые споры, перебранки и народные волнения почти во всех городах двух королевств вплоть до Наварры.

В 1391 году народная ярость умертвила в городах более пяти тысяч евреев. Было известно, что некоторые из них избегли смерти, сделавшись христианами. Другие в большом количестве искали спасения, подражая им, и церкви наполнились евреями обоего пола, всякого возраста и положения, которые спешили принять крещение. В короткое время более ста тысяч семейств, то есть, быть может, миллион человек, отказались от закона Моисеева, чтобы принять веру Иисуса Христа.

Число обращений значительно возросло в течение первого десятилетия XV века благодаря рвению св. Висенте Ферреры и некоторых других миссионеров, которые в момент вышеупомянутого возмущения начали произносить проповеди против иудейского закона, чтобы побудить следовавших ему оставить его…

Евреи между собою как бранное слово употребляли еврейское выражение мараны (marranos), происходящее от искажения слов маран-афа (maran-atha), что значит Господь наш пришёл [297]. Вследствие этого не новохристиане (коренные христиане) из презрения называли новых христиан поколением маранов или проклятой расой.

Ввиду того, что страх смерти являлся более побудительной причиной обращения этих новохристиан, чем истинное убеждение, а надежда разделить с христианами общественные места и должности также привела большое число их к просьбе о крещении, многие из них раскаялись в отречении от прежней веры и вернулись к иудаизму тайно, сообразуя тем не менее своё внешнее поведение с поведением остальных христиан.

Принуждение, которому их заставляли подчиняться, было для них слишком тягостно. Многие из них были опознаны; это послужило мотивом, по видимости религиозным, который побудил Фердинанда V приказать учредить трибунал, дававший ему возможность конфисковать многие имущества. Сикст IV не мог его не одобрить, потому что введение его должно было увеличить влияние ультрамонтанских принципов, то есть власти святого престола. Этому двойному замыслу, скрытому под видимостью рвения к защите веры, испанская инквизиция обязана своим происхождением.

Вопреки мнению некоторых историков, достоверно известно, что ни кардиналы Хименес де Сиснерос [298] и Мендоса [299], ни даже сам Томас Торквемада [300] (ставший впоследствии столь знаменитым как великий инквизитор) не принимали участия в этом предприятии, и римская курия и Фердинанд V воспользовались для этого некоторыми другими учениками св. Доминика.

Испанские евреи знали об угрожавшей им опасности. Будучи убеждены, что для предотвращения ею достаточно предложить Фердинанду деньги, они обязались доставить тридцать тысяч дукатов на издержки по войне с Гранадой, которая как раз в это время была предпринята Испанией; кроме того, евреи взяли на себя обязанность не давать никакого повода к тревоге правительства и сообразоваться с предписаниями закона о них, жить в отдельных от христиан кварталах, возвращаться до ночи в свои дома и воздерживаться от некоторых профессий, предоставленных только христианам.

Фердинанд и Изабелла готовы были отнестись благожелательно к этим предложениям, но Торквемада был извещён обо всем. Этот фанатик имел дерзость явиться с распятием в руке к государям и сказать им: «Иуда первый продал своего Господа за тридцать сребреников; Ваши Высочества думают продать его вторично за тридцать тысяч монет. Вот он, возьмите его и поторопитесь продать»

Фанатизм доминиканца произвёл внезапный поворот в душе Фердинанда и Изабеллы. 31 марта 1492 года они издали декрет, которым все евреи, мужского и женского пола, обязывались покинуть Испанию до 31 июля того же года под угрозой смерти и потери имущества. Декрет запрещал христианам укрывать кого-либо в своих домах после этого срока под угрозой тех же наказаний. Евреям было разрешено продавать свои земельные угодья, брать с собой движимое имущество и другие вещи, кроме золота и серебра, вместо которых они должны были получать векселя или незапрещённые товары (Сборник булл и законов, напечатанный в Толедо в 1550 году. Закон 3-й. — Прим. ред. изд.).

Торквемада поручил проповедникам увещевать евреев принимать крещение и не покидать королевства; он опубликовал даже эдикт для побуждения их к этому. Меньшинство дало себя убедить и приняло христианство. Другие продавали своё имущество и отдавали его по такой низкой цене, что Андрее Бернальдес, священник из Лос-Паласиоса, деревни, соседней с Севильей, передаёт в своей Истории католических королей, что евреи отдавали дон за осла и виноградник за малое количество сукна и полотна. Этому нечего удивляться, если принять в соображение данный им короткий срок для оставления королевства.

Эта мера, внушённая жестокостью, а не усердием к религии, заставила покинуть Испанию до восьмисот тысяч евреев, по подсчёту Марианы. Если сюда присоединить выселение мавров из Гранады в Африку и эмиграцию множества христиан Испании в Новый Свет, мы найдём, что Фердинанд и Изабелла потеряли два миллиона подданных и что для теперешнего народонаселения Испании это равняется потере по крайней мере шести миллионов людей.

инквизициятехнология экспроприацииеврейский погромТорквемададепортация мавровСупрема

Источник: [19.181]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,137