▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов → Грабежи, разбои и рейдерство властных структур → Славяне и российские этносы (XX век)

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов

26.2. Грабежи, разбои и рейдерство властных структур. Славяне и российские этносы (XX век)

Эпперсон, Зотов, Фишер

Статья № 1
Ральф Эпперсон

В период с 1921 по 1923 гг. Ленин использовал печатный станок, чтобы увеличить количество рублей в обращении «приблизительно в 20 000 раз. Фактически же количество рублей, выпускаемых каждый месяц, было столь ошеломляющим, что сами Коммунисты были не в состоянии упомнить точное количество выпущенных денег.

В марте 1922 г. Комиссар финансов... заявил, что выпуски только этого месяца насчитывали в общей сложности двадцать три или двадцать четыре триллиона, он не был уверен точно.
Итоговая инфляция подняла общий индекс цен в 160 000 раз по сравнению с 1913 г. Она возымела желаемый эффект. В России был ликвидирован средний класс как таковой.

Теперь, когда средний класс был уничтожен как таковой посредством инфляции, Советы сосредоточили своё внимание на бедных.

Голод продолжался даже после смерти Ленина, когда его сменил Сталин. В 1930 г. Сталин начал кампанию по конфискации земли арендаторов, загоняя этих людей вместе с семьями в «коллективные» или государственные хозяйства. Чтобы сломить их волю, режим организовал искусственный голод. Вооруженные подразделения выгребли подчистую зерно, скот и продукты на огромных площадях. Более 3,5 миллионов крестьян погибло в концентрационных лагерях. Видный Большевик Николай Бухарин признал: «мы проводим массовое уничтожение беззащитных людей вместе с их женами и детьми»

Эпперсонсредний классголодомор

Источник: [20.31]

Статья № 2
М. С. Зотов

Великая афера Джона Ло — ничто по сравнению с Аферой Кремля-1998

Но «золотые времена», оказывается, не прошли. В 1995 году правительство Черномырдина «выбрасывает» на спекулятивный рынок государственные ценные бумаги — государственные казначейские обязательства (ГКО) и облигации Федерального займа (ОФЗ). Через них банки получили доступ к самому главному и аппетитному финансовому пирогу страны — федеральному бюджету. Оговорюсь сразу, выпуск государственных ценных бумаг и их продажа на свободном рынке для покрытия дефицита бюджета — обычная мировая практика. Но для их выпуска необходимы два условия: дефицит не может быть покрыт абсолютно никакими другими средствами и долговые обязательства должны быть размещены под процент, гораздо более низкий, чем средняя рентабельность экономики (для несведущих — если этот процент выше, государство не сможет погасить свой долг — налоговых сборов не хватит).

Оба эти условия были грубейшим образом нарушены. Россия могла покрыть бюджетный дефицит десятком иных способов — хотя бы за счет куда более дешевых, ниже рентабельности российской экономики, иностранных займов. Деньги в то время стране еще давали, причем щедро. И еще одно, при «остром» дефиците бюджета российское правителыл разместило в банках в 1995 году 600 миллионов долларов «свободных» валютных средств. И, тем не менее, на выпуск ГКО и ОФЗ пошли причем, в огромных размерах под процент в разы превышающий среднюю рентабельность экономики. Он доходил до 200 %, зашкаливал и выше. Каждый вложенный в ГКО и ОФЗ рубль давал до 2 рублей прибыли. Это была, по сути дела, финансовая мошенническая пирамида, которую, впрочем, очень недолго можно было поддерживать за счет размещения все больших и больших объемов.

Для меня, банкира-экономиста с более чем семидесятилетним стажем, с самого начала было ясно, что затевается громадная афера по перераспределению и без того скудных сбережений населения и банковских активов. Цель была — отнять у многих и поделить между избранными. Сначала это сделали в процессе приватизации, а в 1995–1998 годах вновь провели очередную подобную операцию, но уже в финансовой сфере. Объектом приватизации, на сей раз, стали деньги — вклады населения, депозиты предприятий, организаций и государственных органов (играли даже на деньги министерств и ведомств, хранившиеся на счетах коммерческих банков), на кредиты, полученные от Центробанка и из других источников. Ликвидные активы коммерческих банков (деньги), обращенные в ГКО и ОФЗ, доходили до 100 %.

На первом этапе игры в ГКО–ОФЗ (1995–1996 годы) за счет постоянно растущих объемов выпуска государственных обязательств удавалось гасить их по срокам с выплатой процентов и одновременно пополнять бюджет. Оба участника игры (правительство и банки) были довольны. Но неизбежно должен был наступить момент истины, когда возможность привлечения и использования свободных денег банками устремилась к нулю, а правительству пришлось «залезть» в бюджет, чтобы вовремя расплачиваться по своим обязательствам (в 1997 — первой половине 1998 года на выплаты по ГКО–ОФЗ уходило до трети налоговых поступлений). Началась массовая невыплата зарплат, пенсий, пособий. Отсюда череда голодовок, забастовок, рельсовые войны и другие акции протеста. Но «большая игра», несмотря на все это, продолжалась, хотя выяснить, когда наступит «момент истины», было несложно, просчитав варианты развития ситуации. Правительство, в отличие от пассивных участников, располагало исчерпывающей информацией о всех количественных параметрах затеянной им игры. Но никто даже не попытался прекратить ее. Видимо алчность оказалась сильнее разума и государственных интересов.

Кто же играл с нашим «демократическим» государством?
Это, прежде всего, руководители банков, кто в силу своей непрофессиональности и слабой экономической подготовки попросту не понимали, что происходит (эти потеряли все). Другие (тот, кто считал себя умным), рисковали, рассчитывая вовремя «выскочить» из игры, сорвав приличный куш у государства. Кое-кому это удалось, но далеко не всем. Третьих просто принудили играть на рынке ГКО–ОФЗ — это банки с государственным участием и страховые компании. Их просто обязали держать основную часть средств в ГКО и ОФЗ. Они были обречены с самого начала игры. (Кстати, после этого доказывать, что у нас государство не вмешивается в экономику, попросту смешно.)

Часть игроков не без оснований надеялась, что их, в случае беды, предупредят, что и сбылось. Но были и те, кто устанавливал правила игры, кто, имея доступ к самой конфиденциальной информации, играл наверняка. Их алчность уже не знала предела, бешеные деньги полностью заглушали голоса разума и совести. Они не могли остановиться, перекачивали миллиарды долларов из бюджета и вкладов не задумываясь о последствиях, о реальной возможности социального взрыва.

Вплоть до августа 1998 года население несло деньги в банки, привлеченное ставками по среднесрочным вкладам в 40–60 % годовых, при инфляции в 11 % (первая половина 1998 года). Банкиры — «лохи» считали, что выплатят явно завышенные проценты за счет доходов от ГКО и ОФЗ. Людей привлекала лживая реклама и клятвенные заверения правительства о финансовой стабильности, о том, что никакой девальвации не будет. На телевизионном экране Ельцин вещал за несколько дней до дефолта: «Все просчитано, не нужно беспокоиться…» Обычно так успокаивают жертву перед закланием — ласковым, умиротворенным тоном. Кто же нагрел руки на этом грабеже? Кого предупредили, что пора выходить из игры? Это, прежде всего, наши иностранные «друзья». К началу 1998 года все ограничения на покупку государственных ценных бумаг и вывоз доходов от их продажи был снят.

Процитирую книгу «Банки и банковские операции в России. »

«Доходность от операций с российскими ценными бумагами в несколько раз превышала доходность от фондовых операций на международном рынке, поэтому в Россию устремился спекулятивный капитал. В результате, к началу мая 1998 года доля иностранного капитала в общем объеме обращавшихся ГКО и ОФЗ достигла 32 %. (Треть! — М. 3.). Во втором полугодии «иностранный капитал начал „уходить“ из России».

За одну-две недели до дефолта. Такие были «умные» или их предупредили? Выбирайте сами.

Кроме иностранцев «мало» пострадали после дефолта члены правительства и члены семьи (без кавычек) Бориса Николаевича Ельцина — которые, как утверждает в своей книге бывший Генпрокурор России Ю. Скуратов, активно игради на рынке гособязательств. «Все было просчитано…» сказано не напрасно. В августе 1998 года грянул дефолт — правительство отказалось платить по внутреннему долгу и объявило временный мораторий на выплаты по внешним займам. Объем замороженных ГКО и ОФЗ составил 119,6 миллиардов рублей, по сути дела, банковская система потеряла весь свой капитал (119,2 миллиарда рублей).

Дефолт, в первую очередь, «ударил» по крупным банкам — «СБС-Агро», Промстройбанку России, Мосбизнесбанку и другим (у 12 из них впоследствии отозвали лицензии). В них хранили деньги миллионы вкладчиков. Формула аферы незамысловата и страшна — банки отобрали товар — деньги у вкладчиков (населения, предприятий и организаций), а у них посредством дефолта — государство. По этой формуле ограбили миллионы в пользу немногих. Во сколько инсультов и инфарктов со смертельным исходом обошелся дефолт наверно уже никто не узнает. Ведь соблазнились высокими ставками по среднесрочным вкладам в основном пожилые люди, чтобы уберечь деньги от инфляции и пополнить скудные сбережения. Море крови на руках у тех, кто затеял аферу с ГКО и ОФЗ — они даже не извинились — Ельцин, Черномырдин, Кириенко, Дубинин и прочие. Они вновь на коне. Я даже не думаю, что они плохо спят по ночам — агонии людей, лишенных средств к существованию по телевизору не показывали. Ведь многие брали в долг, закладывали квартиры, чтобы увеличить вклады.

Расследовать «возможные» правонарушения до и после дефолта, по сообщениям СМИ, тогдашний президент России Б. Ельцин поручил директору ФСБ В. Путину. Но того вскоре перебросили на другую работу… Пожалуй, не было человека в стране, кто не ощутил бы на себе страшных последствий мошеннической аферы с ГКО и ОФЗ (я не говорю об избранных). Все доходы в одно мгновение уменьшились в 4 раза. Казалось бы, вывод здесь может быть только один — законодательно запретить в дальнейшем мошеннические финансовые аферы на государственном уровне (выпуск государственных долговых обязательств с процентной ставкой выше средней рентабельности экономики), как наносящих прямой ущерб экономике, финансовой системе и т. д. и т. п.

Но… выводов из дефолта не последовало. Вообще никаких. Мало того, через три года в 2001 году уже при новом Президенте В. Путине на спекулятивном рынке вновь запланировали разместить 130 миллиардов рублей государственных обязательств. В 2002 — 200 миллиардов. Естественный вопрос — зачем это нужно при отсутствии бюджетного дефицита? Механизм уж больно хороший — жаль выбрасывать. И его поддерживают в «рабочем состоянии», для тех же целей — обогащения немногих за счет ограбления многих и попутно — для связывания денежной массы, чтобы, не дай Бог, не пошла в реальный сектор экономики. Одним из основных игроков на рынке государственных ценных бумаг был и остается Центральный банк России (как утверждает в своей книге Ю. Скуратов). Как же так — Центральный банк — государственный орган, а не коммерческий банк. Во всем мире Центральные банки коммерческой деятельностью не занимаются. И не могут. А вот у нас можно по закону.

Персонажи, усердно обеспечивавшие с 1993 года преемственность усилий власти по развалу страны, — см. ст. 80.1.21.s .

Россияблиц кригпредательстводефолтрасслоение обществакрах государства

Источник: [21.50]
Комментарии

Статья № 3
Фриц Фишер, †1999

Натиск на Восток — Drang nach Osten, податливость Украины и выверты Лейбы Бронштейна

Политика имперского руководства и прусского правительства с их концепцией «замыкания» Польши и деградации Австро-Венгрии в страну-транзитер для германских интересов на Ближнем Востоке, как того требовал Ягов еще в октябре 1915 г., были нацелены в том же направлении. Наконец, Бетман-Гольвег уже в августе 1914 г. поставил отделение Украины от России в качестве германской военной цели, а в августе 1917 г. унтер-статс-секретарь фон Штумм сообщал из Вены, что германское правительство находится в теснейшей и прочной связи с украинцами. Этой преемственностью политики Германской империи и объясняются настояния ОХЛ (Германское Верховное Главнокомандование — Сокр. пер.) о проведении прямых сепаратных переговоров с Украиной. Поэтому отнюдь не случайно, что несколько день спустя германская тяжёлая промышленность обозначила Ставке, а также имперскому руководству свои притязания в южной России. Таким образом, уже в первые дни Брестских переговоров сепаратный мир с Украиной стал рассматриваться весьма серьёзно. Прежде всего, германским намерениям противостояло желание австрийцев непременно заключить мир с Россией. Чернин сам использовал в дебатах лозунг сепаратного мира с Украиной в качестве средства давления на русских.

Предпосылки со стороны Украины уже были созданы, когда украинский парламент, Рада, в рождественский вечер открыто выступил в своей ноте «Ко всем» за принцип мира без аннексий, главным же образом чтобы подчеркнуть самостоятельность от заключённого 15 декабря между Центральными державами и Россией перемирия и заявить об абсолютно автономной политике вплоть до образования всероссийского федеративного государства. Незамедлительно — 26 декабря — Центральные державы пригласили украинское правительство к участию в мирных переговорах в Брест-Литовске. 1 января 1918 г. украинская делегация прибыла.

Людендорф уже 27 декабря настаивал на ускоренном завершении переговоров с ожидавшейся украинской делегацией и — без оглядки на Польшу или на австрийцев (представитель которых, Чернин, одобрил сепаратный мир с Украиной, поначалу предполагая, что Холм будет обещан полякам) — обещал новое украинское государство этому смешанному правительству. В продолжение интенций Бартенверфера мотивом украинской политики Людендорфа помимо обеспечения пути на Ближний Восток, не считая получения сырьевой базы, а также ослабления России, теперь еще было «замыкание» Польши за счет расширения Украины на северо-запад, а также зависимой от Германии Литвы на юго-запад. Представители украинской Рады, совсем еще юные, обратились в Бресте к генералу Гофману. В своем подчеркнутом проявлении национального самосознания они были настроены антипольски и предъявляли претензии на Холм, в чем их, по меньшей мере, поддерживало ОХЛ, а то и вовсе подталкивало к этому. Чернин под давлением острого кризиса снабжения в Австрии в конце концов согласился на передачу Холмской земли Украине, чтобы привлечь ее к сепаратному миру, несмотря на ката-строфическое воздействие этого на отношение поляков к Монархии и тем самым — на все еще подлежащий реализации австро-польский вариант...

9 февраля 1918 г. русским были предъявлены требования Гофмана, что означало для них потерю их черноморского побережья, а также и берегов Балтики. В этом положении Троцкий — так как о сопротивлении нечего было и думать — на следующий день сделал свое знаменитое заявление «ни мира, ни войны!», чтобы уклониться от диктата Германии, и вместе со своей делегацией покинул Брест- Литовск. Переговоры из-за германских притязаний на Польшу, Литву и Курляндию, на Эстляндию и Лифляндию, а теперь и на Украину были прерваны 4-й раз.

Германские представители поначалу были ошарашены неожиданной переменой в курсе Троцкого; они лишились дара речи. Однако очень скоро осознали, какие шансы предоставил им их партнер по переговорам. Перемирие на Востоке окончилось 17 февраля и уже не могло быть продлено, так как русских в Брест-Литовске не было1.

Немцам представилась благоприятная возможность продолжить войну, да еще и возложить вину за это на русских. При этом возобновление боевых действий позволило бы оккупировать Украину, Лифляндию и Эстляндию, так что позиция русских на переговорах по заключению, наконец, мирного договора ухудшилась бы еще больше. Для военных, которым переговоры в Брест-Литовске и большевистская строптивость давно уже надоели, речь шла только о подходящем средстве для корректной с политической точки зрения подготовки к возобновлению боевых действий, к тому же в Эстонии и Латвии обозначились признаки сильного демократического движения, которое явно было направлено на то, чтобы, исключив балтийских немцев как элемент, добиться будущей самостоятельности, причем именно от Германии. Следовало найти выход, чтобы привести эти провинции к интеграции с Германией.

выверты ТроцкогоУкраина с Германиейпродолжение войныЛейба Бронштейн в ударе

Источник: [21.132]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,136