▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов → Грабежи, разбои и рейдерство властных структур → Славяне и российские этносы (XVI век) → Комментарии к статье № 22

Комментарии к статье № 22, Франческо Тьеполо, 1560

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов
26.2. Грабежи, разбои и рейдерство властных структур. Славяне и российские этносы (XVI век)

Редактор издания (8.01.2016 07:17:23)

44
Общую картину событий 1534–1552 гг. Тьеполо рисует правильно. Ср. С. М. Соловьев. История России, изд. «Общественная Польза», т. II.

Краткий перечень главнейших фактов в истории татарско-московских отношений за эти годы таков.
Осенью 1535 г. в Казани, под руководством царевны, сестры Махмет-Аминя, и князя Булата, составился заговор. Ставленник и союзник Москвы Еналей был убит, а царем провозглашен Сафа-Гирей крымский (Соловьев, о. с., стб. 23; у Тьеполо: «Кассанцы... подняли восстание...»). В мае 1534 г. крымские татары разоряли русские места по р. Проне. В августе 153э г. они напали на берега Оки. В 1536 г. — война с Сафа-Гиреем. Татары сожгли села у Нижнего, но были отбиты от Балахны.

Казанцы вторглись в костромские волости. В 1537 г. Сафа-Гирей пришел под Муром, сжег предместья и ушел. В 1538 г. крымцы опустошили каширские и растовецкие места. В 1539 г. казанцы, надеясь на защиту Крыма, начали опустошать московские пограничные области, подходили к Мурому и Костроме. В 1540 г. Сафа-Гирей с казанцами, крымцами и ногаями подступил к Мурому. Летом 1541 г. пришел с большим войском Саип-Гирей, был отбит у города Осетра и нe мог переправиться через Оку. Отступив, тщетно осаждал Пронск и ушел. Весной 1542 г. старший сын Саип-Гирея, Имин-Гирей, напал на Северскую землю, но был разбит. В августе того же года крымцы приходили в Рязанскую область. В декабре 1544 г. Имин-Гирей, напав на белевские и одоевские места, ушел с большим полоном (Соловьев, о. с., стб, 19, 22, 23, 25, 52, 53, 54, 55, 56; у Тьеполо «Кассанцы... вместе с прекопитами много раз с разных сторон делали разорительные набеги на государство герцога»).

В 1545 г.— поход русских воевод под Казань. В конце 1547 г. первый поход Ивана Грозного на Казань, а в начале 1548 г. возвращение без результата. В ноябре 1549 г. — второй поход Ивана на Казань. В конце зимы 1550 г. — возвращение без результата. Весной 1552 г. третий поход, а 2 октября того же года взятие Казани (Соловьев, о. с., стб. 57, 58 и сл., 71–82; у Тьеполо: «Он лично [великий князь] с громадным войском напал на это царство... и силою оружия покорил его целиком»).

Еще до взятия Казани, в июне 1552 г. крымцы осадили Тулу, но, потерпев урон при вылазке, отступили, а затем были разбиты при речке Шивороне царскими воеводами, отправленными вдогонку (Соловьев, о. с., стб. 73; у Тьеполо: «разбив прекопитов, пришедших на помощь кассанцам»). Весной 1554 г. — поход на Астрахань, а в начале июля первое взятие Астрахани. В течение 1555–1556 гг. неустойчивое положение в Астрахани вследствие распрей татарских князей, искавших помощи то в Москве, то в Крыму. В марте 1556 г. потеря Астрахани русскими («московский посол Мансуров выбит из Астрахани»). Поздней осенью 1556 г. окончательное занятие Астрахани (Соловьев, о. с, стб. 93–98; Тьеполо: «отнял у татар... царство Читракан»).

Таким образом, ход событий изложен в Discorso, хоть и очень кратко, но правильно, а то, что взятие Казани и Астрахани объединено под одной датой — 1557 г., едва ли можно считать большой ошибкой в таком схематическом изложении.

Вполне основательно и сообщение о захвате великим князем у татар той части Кумании, «какой он ныне владеет». Ср. Соловьев, о. с., стб. 99–100.

45
Крымские дела, описываемые в этом отрывке, относятся к 1555–1559.

Летом 1555 г. Иоанн отправил боярина Ив. Вас. Шереметева с 13 000 войска с Перекопи в Мамаевы луга. Получив от Шереметева сообщение, что хан идет с 60 000 войском к рязанским или тверским украйнам, царь пошел к Туле. Преследуя отступавшего хана, Шереметев потерпел поражение.

В марте 1556 г., узнав, что хан ранней весной собирается на московскую украйну, царь послал дьяка Раевского с казаками на Днепр — идти Днепром на крымские улусы на разведку. Другой отряд — Чулкова, посланный Доном, встретил близ Азова 200 крымцев и разбил их.

Ржевский под Ислам-Керменем отогнал скот, взял острог у Очакова, побил турок и татар; его преследовали, он многих побил, у Ислам-Керменя отбился «от всего Крыма», нанеся врагам урон. В начале 1558 г. царь отправил Дмитрия Вишневецкого с пятитысячным отрядом на Днепр. В начале 1559 г. посланы были — тот же кн. Вишневецкий с пятитысячным войском на Дон и окольничий Даниил Адашев с 8-ю тысячами в городок на Пселе, чтобы оттуда выплыть на Днепр и промышлять над Крымом. Вишневецкий близ Азова разбил 250 крымцев, Адашев же, выплывши на лодках в устье Днепра, взял два турецких корабля, высадился в Крыму, опустошил улусы, освободил русских пленников — московских и литовских. Ср. Соловьев, о. с., стб. 101–105.

Как видим, рассказ Тьеполо, при всей краткости, обладает точностью, вполне удовлетворительной для таких известий издалека.

Гораздо менее ясно известие о Ливонской войне. О начале ее (1558 г.) и о договоре ливонского правительства с Сигизмундом-Августом (1559) рассказано вполне правильно (Польше отдано было под залог не 7, а 9 волостей.) (ср. Соловьев, о. с., стб. 113, 131), но дальнейшее вызывает серьезное недоумение.
К 1560 г. Иоанном завоевана была почти вся Ливония. За этим следовало раздробление орденских владений и переход Ливонии к Польше. В 1562 г. началась война с Польшей, но после взятия Полоцка русскими войсками 15 февраля 1563 г. решительных военных действий не было в течение нескольких лет, а в 1570 г. заключен был мир на основе uti possidetis. Только по вступлении на польский престол Стефана Батория в 1576 г. вновь началась война, на этот раз неудачная для русских. В 1579 г. потерян был Полоцк, а в следующем году — и ливонские завоевания Иоанна.
До какого же момента доходит рассказ Тьеполо?

Он говорит: «После нескольких поражений, понесенных обеими сторонами, моски потеряли много замков, первоначально занятых ими...». Если это сообщение точно, то отнести его можно только к событиям конца 70-х годов, когда действительно начались неудачи московских войск.

Сомнение вызывает важнейший термин этого отрывка — слово «потеряли». Из всех известных нам рукописей только наш список (L — академический, правда, по-видимому, старейший из всех) дает ясное persero (Аналогичную форму (perse) см. на стр. 349 в упоминании о потере Астраханью прежней торговой славы.), т. е. «потеряли», другие же, вместо persero, имеют presero, то есть «взяли» (рукописи: ватиканская, Ciampi-Тривульцио, Штрандмана-Барберини и венецианская 1-я), а венская (W — в издании Wichmann’a) — posero (?). Читая presero, вместо persero, в переводе получаем странную фразу: «мосхи взяли много замков, первоначально занятых» (кем?), но если принять ее, не взирая на странность, то конечная дата рассказанных Тьеполо событий передвинется с конца 70-х гг. к началу 60-х или даже, может быть, к 1560 г., поскольку Тьеполо говорит только об отдаче Польше 7 ливонских замков, но умалчивает о переходе к Польше всей Ливонии (1561 г.).
Следуя нашей рукописи, мы читаем persero и переводим «потеряли», считая весь этот отрывок дополнением к основному тексту Тьеполо, сделанным при переписке в 1570-х гг. Заметим, что по бумаге (филигрань) наш список датируется 1576 г. См. Введение.



Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2018

0,092