Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь > Разделы и темы > Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов > Акции, ценные бумаги, вексели, биржи, лотереи > Славяне и российские этносы (XX век)

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов

Акции, ценные бумаги, вексели, биржи, лотереи. Славяне и российские этносы (XX век)

Боханов, Гоголев

Статья № 1
А. Н. Боханов, 1914

В силу отсутствия широкого спроса, например, российские акционерные компании лишь в редких случаях эмитировали акции мелкого номинала, а самой распространенной отечественной ценной бумагой длительное время оставалась акция 250-рублевого достоинства… Финансовая результативность деятельности компаний не затрагивала сколько-нибудь значительные слои населения.

От товарищества на вере часто был лишь один шаг до высшей ассоциации в виде уставной компании. Вертикальное структурно-организационное развитие капитала — товарищество… акционерная компания — было традиционным для многих купеческих торгово-промышленных фирм на протяжении всего ХIХ в. Большинство ведущих торговых домов со временем принимало форму акционерно-паевых предприятий. В качестве характерного примера подобной реорганизации можно сослаться на историю крупной торговой фирмы Елисеевых, возникшей как единоличное предприятие в Петербурге в 1813 г. В 1857 г. она была преобразована в полное товарищество, а с 1897 года действовала в качестве уставного паевого товарищества «Братья Елисеевы» с капиталом в 3 млн. руб.

Как уже отмечалось, высший управленческий аппарат акционерно-паевых обществ в обязательном порядке избирался из среды акционеров-пайщиков. Однако даже формально, в соответствии с определенными статьями уставов, избранным мог быть далеко не каждый акционер, а лишь тот, в распоряжении которого находился известный минимум дивидендных бумаг. Это автоматически исключало из круга возможных претендентов мелких держателей и отдавало данные посты наиболее состоятельным лицам. В большинстве обществ минимальный размер управленческого пакета колебался в пределах от 20 до 50 акций, но иногда выходил за указанные рамки.

Так, член правления Волжске-Камского коммерческого банка обязан был иметь не менее 80 акций, каждая по 250 рублей нарицательной цены. Даже если исходить из указанного номинала (биржевой курс в начале ХХ века был в 3–4 раза выше), то и тогда от члена правления требовалось внести минимум 20 тыс. рублей, что равнялось сумме годового содержания, установленного Министру торговли и промышленности в 1905 г. Эти акции, депонированные на особых счетах в кассе, являлись своего рода залогом, который должен был обеспечивать «добросовестную службу на благо общества». Стоимостное же выражение залоговых пакетов составляло отдельную статью баланса компании (т. н. «депозитные счета членов правления»).

Когда «в интересах дела» к управлению привлекался какой-либо бывший видный сановник, или носитель громкой аристократической фамилии, он обязан был иметь директорский пакет. В этом случае, если ранее он не являлся акционером, акции поступали в его распоряжение по цене не выше номинала, а общая сумма платежа за бумаги часто погашались определенными взносами за счет части управленческого жалования и тантьем1 данного лица.

Что представляла из себя группа лидеров делового мира России накануне военных и революционных потрясений?
В начале ХХ века, особенно в годы предвоенного финансово-промышленного подъема, предпринимательство бурно развивалось, а успехи в акционерной сфере были впечатляющими. С 1902 г. до середины 1914 г. число акционерных компаний увеличилось более чем на 150 %, а их капиталы возросли почти вдвое. Неакцианированные формы сохраняли заметное влияние лишь в винокуренном, хлебомукомольном производствах и некоторых отраслях торговли. Усиление концентрации производства и централизации капитала проявлялось в том, что за указанный период заметно возрос средний показатель капитала на одно предприятие: в 1902 г. он составлял 1,6 млн. рублей, а в начале 1914 г. — 2,1 млн. рублей.

На первое июля 1914 г. в России действовало в общей сложности 2 303 акционерных компаний. Из них: 2 072 было российских, а 231 — иностранная, учрежденная за границей и допущенная к операциям в империи. Руководящий состав акционерных структур насчитывал 7 278 лиц. Большая часть их входила в руководство лишь одной компанией. В то же время немногим более 20 % занимало по несколько должностей. Перечислим полностью предпринимателей, имевших не менее двух постов в акционерно-паевых обществах, которые системой своего участия охватывали более двух третей общего количества компаний:
<…>
Абельсон В.А. — помощник присяжного поверенного, Член ревизионной комиссии Русско-Английского банка, член правлений «Пламябой»…
Авдахов Н.С. — горный инженер, действительный статский советник, Председатель Совета съездов представителей промышленности и торговли, член Государственного Совета по выборам. Директор Общества Северо-Донецкой железной дороги, председатель совета Продугля, председатель правлений: Алексеевского горнопромышленного, Брянских каменноугольных копей и рудников, Ленского золотопромышленного товарищества; директор: Николаевских заводов и верфей, русско-Уральского золото- и платинопромышленного общества; ответственный агент французского Горнопромышленного общества на Юге России.
Авцын П.И. — купец 1 гильдии, электротехник. Полный товарищ и распорядитель торгового дома «П. И. Авцын и К» в Ростове-на-Дону (полное товарищество) для торговли машинами заводов «Аугсбург-Нюрносрг». Председатель правления Общества «Телефон» в Москве, член правления «Тлобтроттер» в Москве (фабрика изделий из американской фибры)…


1 Тантьема (фр. tantième, определенная часть) — вознаграждение, выплачиваемое в виде процента от прибыли директорам и высшим служащим акционерных обществ, банков, страховых организаций. — Прим. ред.

акционерный капиталрострасслоение обществачиновникикоррупциялобби

Источник: [20.81]

Статья № 2
А. К. Гоголев

Наследники Джона Ло в России (историю аферы Ло см. здесь >>). Крах аферы фантиков 1998 года

Уже в мае 1998 года в Кремле стали понимать, что час, когда пришло время следовать опыту умняшки-принца де Конти* наступил, и надо как можно быстрее избавляться от «фантиков» Государственных краткосрочных обязательств и Облигаций федерального займа (ГКО-ОФЗ), доходность по которым зашкаливала тогда за все разумные пределы, и потому притянула к себе не только кучи богатых халявщиков и откровенных шулеров «отечественного разлива», но и рои «мух на мёд» со всех краёв земли. А кто бы в 90-х не захотел поиграть в игры не с частниками, а гарантированно, с государством, ещё окончательно не растерявшего тогда образ порядочности?

Но всё завершилось, как и во Французской пирамиде. В понедельник 17 августа 1998 года в России был объявлен дефолт; банки начали «сыпаться» один за другим, хороня под своими обломками миллиарды рублей активов вкладчиков. Хуже всего было то, что никто ничего не понимал и никто из Правительства ничего никому не объяснял — а что это такое «дефолт», каковы его реальные последствия для простых людей?!

К примеру, Торибанк уже через пару дней поле объявления дефолта полностью прекратил отправлять деньги по платёжным поручениям своих клиентов; наличные при этом принимались, но снять их со своего расчётного или депозитного счёта стало невозможно; валютный отдел банка так и просто «вымер». Более всего омерзительнее, что кредитное учреждение ставило на платёжках клиентов свой штамп исполнения, выдавая им на следующий день выписку с их счетов о том, что их деньги ушли в сторону указанных ими адресатов, но реально деньги из банка не уходили!

Самые шустрые пытались найти, как и всегда в России, какие-то «левые» пути, — мол, когда официально «нельзя», то неофициально у нас всегда можно «договориться». Однако при переговорах, натыкаясь на условие отката в 50%, разворачивались. Наивные! Уже через несколько лет за получение госзаказа в области IT-технологий им придётся откатывать чиновникам до 95% бюджетной стоимости работ!

По всей стране деньги компаниями отправлялись, но ни до партнёров, ни даже до администраторов налоговых сборов не доходили! Наступил коллапс. Среди коллег Торибанка только «Вечное Горе нации», почти единственный подавал тогда признаки жизни.

Все же последующие после августа 1998 года официальные объяснения властями причин дефолта предназначались наивным домохозяйкам и сводились к тезису о якобы естественной от младенчества «русского капитализма» интеллектуальной импотенции экономистов. Объяснения — и это уже просто на уровне издевательств — заканчивались «патриотичным» призывом к возврату долгов иностранцам, мол, это долг чести (чьей чести?).

В итоге.
В отличие от французов, расследованием всех обстоятельств дефолта августа 1998 года — тяжкого государственное преступления! — никто не занимался и не пытается сейчас это делать, авуары всех «джонов ло», ограбивших тогда Россию до нитки, по-прежнему находятся в легальном обороте и не национализированы! А сами выгодополучатели, как и идеологи той аферы подобно боярину Морозову, оттерев плевки со свих лиц, преспокойно продолжают дело развала страны и поныне. Семья Ельцина, в отличие от царя Алексея Романова, в XX веке не сдала уже никого из своих! — Вот насколько сплочённее стали ряды Кремля.

По осторожным (и понятно почему) предположениям М. С. Зотова [«Я — банкир: От Сталина до Путина»] — бывшего Председателя Стройбанка СССР — предупреждённые Семьёй западные игроки, имевшие к началу мая 1998 года долю в 32% в общем объёме обращавшихся ГКО и ОФЗ, приносивших до 40–60% годовых (sic!), которые с начала 1998 года стало «почему-то» разрешено выводить за границу, за две недели до дефолта воспользовались свежей поправкой к законодательству, вывели свои активы из России; не пострадал никто ни из членов правительства, ни из крайне узкого круга банков. Но какой откат от иностранцев и «узкого круга банков» получили их предупреждатели из Кремля?

На конец 1997 г., по данным проф. Б. А. Хейфеца [«Кредитная история России. Характеристика суверенного заёмщика»], в ГКО-ОФЗ было размещено 502 млрд руб. К моменту дефолта, как отмечает М. С. Зотов, «объём замороженных Государственных Обязательств составил тогда 119,6 млрд руб., т. е., по сути, весь банковский капитал России». Причём дата объявления дефолта 1998 года странным образом совпала с появлением на счетах Минфина РФ гигантского транша МВФ!

И тут надо разобраться пристальнее.
По информации Джеффри Робинсона [«Всемирная прачечная: Террор, преступления и грязные деньги в офшорном мире»] в офшорах действуют около 4000 банков (полный планетарный список кредитных контор еле умещается на 9000 страницах The bankers’ almanac), многие из которых физически не существуют (скажите: как, к примеру, можно отрыть подвал для хранения денег на песчаном острове, где вода уже в метре от поверхности находится?).

По данным того же автора, в одной лишь Москве к концу 90-х годов около 85–90% банков (из 2 000) контролировались преступными группировками, принимавшими активное участие в отмывании львиной доли из примерно 700 млрд «грязных» долларов по всему миру; только по одному из счетов некой офшорной конторы было проведено не менее 10 тысяч операций. В итоге из России было изъято, отмыто и сброшено в Bank of New York 7 млрд долларов, которые никто возвратить в страну не сподобился и до сих пор. — То есть к 1998 году опыт отмывания денег у Семьи имелся уже немалый.

По классификации FATF в группу из 15 юрисдикций, не склонных к сотрудничеству в борьбе с отмыванием денег, наряду с Науру, Лихтенштейном, Панамой, островами Кука, Израилем ещё в 2000 году входила и Россия. И понятно почему: «в отделении Нью-Йоркского банка на Каймановых островах до сих пор лежат 2,7 млн долларов на счёте одного из членов семьи Ельцина» [Робинсон] — ошибку Горбачёва преемник учёл, и налом уже тогда брать перестал, поставив Россию на одну доску с островами Мэн, Маврикием, Ниуэ...

Есть все основания полагать, что деньги в тот банк были закинуты после «распила» транша МВФ, когда 4,8 млрд долларов США были проведены мимо ЦБ РФ сразу на счёт Минфина РФ, где за один день до дефолта 1998 года были поделены между членами Семьи Ельцина [А. А. Гранатова, «Клан Ельциных»]. Организацию реальных переводов денег (т. е. «распил») на счета Членов стаи Семья возложила на «Киндер-сюрприза», который спрятался для этих целей в Австралии [там же].

Вообще нужно реально представить себе аппетиты современных почитателей таланта Джона Ло. В бытность М. С. Зотова на посту Председателя Стройбанка СССР рабочий капитал Союза составлял, по его данным, до трёх триллионов долларов. Только активы Госбанка СССР превышали совокупные активы таких крупнейших банков мира, как BANK OF AMERICA, SITY BANK, CHEIS Mantheten BANK, Дойче банк, Креди Лионе, Дайити Канге банк (Япония) и Барклайз банк (Англия). К 2004 году, к моменту выхода в свет мемуаров банкира, обсуждаемые капиталы «похудели» до суммы, значительно менее одного триллиона «американских рублей».

То есть экономическая катастрофа России конца XX века превышает и шотландскую, и французскую XVII века, и немецкую Парагвайскую аферу XIX в. вместе взятые! Сотни тысяч людских трагедий вплоть до самоубийств, тысячи полностью разрушенных бизнесов, толпы спившихся людей, потерявших всякий смысл в жизни, полная потеря доверия к власти если не навсегда, то очень надолго — очередной урок воспитания нации беспомощности был проведён блестяще, методика глобального Н Л П сработала...


*Почувствовав неладное, принц де Конти привёз на нескольких телегах акции в банк Джона Ло, настойчиво потребовав обмена этой макулатуры на деньги. Он был последним, кому это удалось. Получив несколько пудов монетной радости, принц тут же свинтил за границу.

Занимательная историякрах аферы ГКО-ОФЗ 1998 г.танцы на кровиафера фантиков 1998 г. в России

Источник: [21.150]

Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010 - 2019

▲ Наверх

0,113