▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов → Акции, ценные бумаги, вексели, биржи, лотереи → Иные этнические системы (XIX век)

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов

26.15. Акции, ценные бумаги, вексели, биржи, лотереи. Иные этнические системы (XIX век)

Васильев, Эпперсон

Статья № 1
В. П. Васильев, 1848–1849

Китай

Если при прочтении текста к месту мысленно вставлять современные термины (ГКО, вексель, биржа, Интернет, валюта, курс доллара и т. п.), то — что китайская система XIX века, что реалии XX века — всё едино, и, как надо полагать, с тем же скорым итогом для России, как и для Китая в позапрошлом веке.
О китайских мерах см. в темах 20.1, 26.1 и здесь, 0.6 Mb

Кстати постараемся начертить здесь, в кратких словах, картину обращения китайских капиталов...

Мы сказали, что правительство принимает и отдает только серебро, но вещи здесь покупаются на медную монету, и потому, чтоб купить что или расплатиться за какую услугу, нужно сперва разменять серебро в лавке на ассигнации, которые представляют уже только медную монету; для этого-то размена серебра, в Пекине существуют тысячи лавок; в них выдают принесшим серебро билеты или ассигнации (пяо-цзы), по которым лавка во всякое время (впрочем банкротства очень часты) обязана и готова реализировать ассигнации, но уже только медною монетой.

Ассигнация может быть какая вам угодно, хоть в одну тысячу, хоть в несколько миллионов чохов, с какими угодно мелкими числами; потому что при вас же пишется и вырезывается из книги, где остается её нумер и количество выданных денег; когда вы принесете в лавку обратно ассигнацию, то её сличают с книгой и прикладывают к нумеру, чтоб увериться: не подложная ли она.

Разумеется, разменяв серебро, не сейчас же требуют монету, потому что иначе вам пришлось бы за фунт серебра нести больше четырех пуд меди — эта-то тяжесть и делает необходимыми ассигнации, которых нигде нет столько как в Китае.

Употребление серебра не возможно в мелочах; оно ценится не монетой, но по весу, и потому постоянно приходилось бы резать и вешать его; вследствие этого оно сохраняется преимущественно в слитках, заготовляемых как в казенных, так и частных литейнях, которые выставляют свое клеймо и отвечают за подлог. Билет лавки принимается во всем городе и окрестностях; только надобно, чтоб вас знали или чтоб поручился за вас кто-нибудь из знакомых принимающему, потому что не мало ходить и фальшивых билетов.

Чем больше имеет у себя наличной монеты меняльная лавка, тем прочнее её кредит и вернее её барыши, потому что она всегда продает серебро дороже чем его купила; медную монету доставляют ей по большей части мелочные лавки, в которых всякий покупает на несколько чохов, следовательно расплачивается не ассигнациями; самим же мелочным лавкам нужно серебро, потому что кроме других товаров они держат соль, получаемую от правительства, которое требует за нее уплаты серебром.

Только некоторые меняльные лавки пускают свое серебро в торговые обороты; суммы, собираемые каждою в один день, не могут быть очень значительны, потому что лавок весьма много; билеты, особливо в последнее время, весьма скоро возвращаются; часто разносят с умыслом слух, что такая-то лавка хочет закрыться; тогда все имевшие ее билеты опрометью бегут к ней, чтоб требовать денег.

Поэтому меняльные лавки большею частью ограничиваются обращением добытого серебра в наличные деньги, и в этом случае весь доход их состоит в том, что они продают серебро дороже, чем купили; получат десяток или два чохов на лану и тем довольны. Каждое утро из этих лавок относят вчерашнее серебро на так называемый серебряный рынок, находящейся за Цянь-мынем (южными воротами), иногда это повторяется два или три раза в день. Этот рынок или биржа есть не что иное как огороженное место, где толпятся продавцы и покупщики серебра. Кто же последние?

Лавочники, которых ещё более чем менял; всякая лавка продала же вчера сколько-нибудь товаров, за которые взяла ассигнациями; но так как она сама покупает товары на юге, или юго-западе, или на ярмарке в Мао-чжоу, и расплачивается за них серебром, — потому что там уж не знают пекинских ассигнаций, — то ей рано или поздно надобно будет отправить туда серебро, и потому лавка спешит купить его на ассигнации.

Иногда купец или ремесленник, скопивший в Пекине капитал, хочет возвратиться на родину: он так же спешит на биржу. Смотря по большему или меньшему спросу на серебро, естественно устанавливается на него и цена; она то понижается, то возвышается. С этим-то курсом соображаются и менялы; существует особый класс ходоков, которые обегают меняльные лавки и объявляют им, почем продаётся серебро на бирже; иногда в один день бывает несколько разных цен.

Повышение и понижение, разумеется, зависит от количества покупщиков и продавцов; одни стараются выгоднее сбыть, другие по возможности крепятся покупать, дожидаясь понижения; но сверх того бывают известные периоды, когда курс понижается и повышается.

Понижение происходит постоянно в первых числах каждого месяца, когда солдаты получат жалованье серебром и спешат разменять его, чтоб удовлетворить своим нуждам или промотать; по этой же причине курс заметно падает перед самым новым годом, когда солдаты получают двойное месячное жалованье, чиновники третное, и притом всякий достает заветное серебро, чтоб сделать нужные покупки или расплатиться с долгами перед праздником.

Цена серебра повышается перед началом известных ярмарок, как например перед Мао-чжоускою ярмаркой, которая бывает в четвёртой луне; там Пекин запасается различными китайскими произведениями и кроме того европейскими и русскими товарами. Оно дорожает также к приходу судов с юга осенью, ко взносу податей, когда крестьяне привозят деньги из окрестностей и покупают на них серебро в городе, где оно всегда дешевле чем в окрестностях; такое же повышение в цене серебра бывает зимой перед закупкой холста в Шань-дуне.

Покупка опиума на наличные деньги на юге Китая также отзывается в Пекине, и большая часть серебра, идущего отсюда на юг, посредственно или непосредственно назначается для этой цели. Вообще самый высший курс на серебро всегда бывает в десятой и одиннадцатой лунах; мы говорили однако ж, что независимо от временного колебания он возрастал с каждым годом.

Источник: [19.25]

Статья № 2
Ральф Эпперсон

История об истоках состояния Ротшильдов, или О недоучках манагерах во власти, которых, как щенков, банкиры водят вокруг пальца и до сих пор.

Meyer (Ротшильд — Прим. ред.) был отправлен во Франкфурт, Германия; Solomon — в Вену, Австрия; Nathan — в Лондон, Англия; Carl — в Неаполь, Италия; и James — в Париж, Франция.

Имея сыновей, рассеянных по всей Европе, каждый из которых стоял во главе банкирского дома, семья Ротшильдов с лёгкостью могла убедить любое правительство, что ему следует продолжать выплачивать долги (кредиты Ротшильдов то бишь), иначе против страны-должника будет применена сила в соответствии с «политикой силового равновесия» Другими словами, семья Ротшильдов будет стравливать правительства друг с другом, используя угрозу войны. Любое правительство почувствует себя принужденным выплачивать долги под угрозой войны, которая лишит его государства. Братья могли финансировать обоих участников конфликта, тем самым обеспечивая себе не только выплату долгов должником, но и создание огромных состояний финансированием войны.

Это могущество представлялось Мейеру Ротшильду, когда он подвел итог стратегии следующими словами: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создает ее законы»

Одним из первых событий, которое укрепило контроль Ротшильдов над Английским правительством, была битва при Ватерлоо в июне 1815 г.

Ротшильды создали в Европе систему своих курьеров таким образом, что все пять братьев могли обмениваться между собой важной информацией. Признаком, который удостоверял, что гонец является курьером Ротшильдов, была красная сумка, которую они носили. Эта сумка позволяла курьерам Ротшильда безнаказанно пересекать государственные границы (sic!), так как большинство Европейских государств отдало распоряжение пограничной страже не задерживать курьеров с сумкой, даже если это государство находилось в состоянии войны с другим государством, которое представлял курьер с сумкой.

Этот способ гарантировал, что семья Ротшильдов незамедлительно получала информацию о важнейших событиях в Европе, даже ранее, чем правители заинтересованных государств. Эта схема была также известна и другим банкирским семьям Европы, а доступ Ротшильдов к свежей информации часто давал им первоначальное преимущество на рынке.

Англия вела с Францией войну, и битва при Ватерлоо должна была стать в ней решающей. Если бы Наполеон, командовавший Французскими войсками, нанёс поражение Wellington, командовавшему войсками Англии, мало что могло помешать ему держать под контролем всю Европу. Прочие лондонские банкиры понимали значение этой битвы и рассчитывали на Натана Ротшильда как на источник предварительной информации об исходе битвы, так как банкиры знали о быстродействии курьерской связи Ротшильдов.

Натана видели в углу зала биржи, крайне мрачного; банкиры истолковали это в том смысле, что Натан знал, кто выиграл битву при Ватерлоо: Франция и Наполеон нанесли поражение Веллингтону и Англии. По крайней мере, так думали Английские банкиры и, поскольку они считали, что их страна погибла, то кинулись продавать государственные ценные бумаги, которые у них были.

И, как обычно, когда одновременно продаются большие количества ценных бумаг, их цена падает. И чем больше падала цена, тем угрюмей выглядел Натан.

Но Английские держатели ценных бумаг находились в абсолютном неведении, что агенты Натана скупают Английские ценные бумаги и что он, таким образом, сумел завладеть огромными количествами этих бумаг за малую часть их реальной стоимости.
Натан Ротшильд купил Английское правительство.

Когда, наконец, на бирже появился официальный Английский курьер и объявил, что Англичане нанесли поражение Французам и ещё ничего не потеряно, Натана нигде не могли найти.

Точные размеры прибыли, полученной в результате этой хитрости, возможно, никогда не станут известны, так как банки Ротшильдов — это всегда товарищества и никогда — корпорации. Поскольку нет акционеров, братья и их будущие наследники должны делиться сведениями о всех прибылях банка только с другими братьями и теми партнерами, которых они могли взять в дело, а не с акционерами корпорации.

Источник: [20.31]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,085