▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов → Взятие людей в полон, торговля ими, депортация и заселение территорий → Славяне и российские этносы (XX век)

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов

26.12. Взятие людей в полон, торговля ими, депортация и заселение территорий. Славяне и российские этносы (XX век)

Болховитинов, Нечволодов, Фишер

Статья № 1
Л. М. Болховитинов, 1911

Колонизация Приамурья, или Ода непроходящей глупофилии смотрящих.

С самого начала колонизация разбилась на два русла: на казачье и на крестьянское.

До 1862 г. в Приамурье принудительно было переселено около 17 тысяч казаков, образовавших линию станиц и поселков от границ Забайкалья до Владивостока; после этого вопрос о казачьей колонизации замирает почти до событий 1885 г., когда под влиянием угрозы разрыва с Англией он вновь ставится на очередь... началась постройка Уссурийской железной дороги; потекли в край жёлтые, а ведомства всё переписывались...

Военный министр посмотрел на это дело иначе и полагал, что при переселении казаков в Приамурский край следует стремиться не столько к устройству там земледельческих поселений, сколько к укреплению на Дальнем Востоке нашей военной силы.

Такая разноголосица местной и центральной власти, конечно, не могла способствовать успеху дела; уже первые переселенцы из европейских казачьих войск не оправдали возлагавшихся на них надежд: часть казаков отказалась наотрез селиться на предоставленных им местах и потребовала, чтобы их отвезли обратно на родину на казённый счет; пришлось упиравшихся распределить по поселкам силою, зачинщиков наказать и в заключение признать, что переселение nрекратить, так как почвенные и климатические условия Приамурского края оказались донцам не под силу.

Таким образом, с 1862 по 1894 год никаких особых мер по усилению Амурского и Уссурийского казачьих войск не предпринималось; в период же с 1895 по 1903 год было переселено 1170 казачьих семейств из Европейской России, на что израсходовано свыше 1200 тысяч рублей, т. е. переселение казачьей семьи в среднем обошлось более тысячи рублей; последняя война (русско-японская) прекратила казачье переселение; после неё это переселение не возобновлялось.

...и вот генерал Духовский, «в целях предоставления казачьим войскам широкой возможности поправить свое финансовое положение», предоставил им во временное пользование район наиболее удобных и доступных для колонизации земель, площадью 14 млн. десятин, куда доступ крестьянам был условно воспрещён (но: «Очистка леса и корчевка требуют до ста подёнщиков на десятину, затем „задернелая почва“ требует плуга и не менее четырех лошадей» — там же).

Обратимся теперь к собственно крестьянской колонизации.
Нет надобности останавливаться на общеизвестных тяжёлых условиях сухопутного переселения на наиболее отдаленную окраину Сибири; достаточно сказать, что переселенцы проводили в пути 2–3 года, а нередко и более, причём многие из решившихся первоначально «идти на Амур» застревали где-нибудь в Сибири, а те, которые добрались до Приамурья, приходили обыкновенно разоренными и изнурёнными...

В результате всех этих мероприятий численность русского населения Приамурья в 1901 г. определялась в 240 тысяч душ обоего пола, причём наибольшего благосостояния достигли амурские крестьяне, о которых власти менее всего заботились: всё содействие последних ограничивалось разрешением оседать на облюбованных местах и не стеснять частного почина.

С открытием движения по Забайкальской и Китайской Восточной железным дорогам в 1901-1902 гг. следовало ожидать значительного притока колонистов, но при этом оказалось, что последняя дорога, «устранив для наших колонистов величайшее препятствие прежних лет, в то же время ещё в большей мере облегчила наплыв желтого элемента»

За 4 года, протекших со времён окончания русско-японской войны, в Приамурье было переброшено переселенцев свыше 160 тысяч душ обоего пола; особенно замечателен в этом отношении 1907 год, когда число переселенцев, прибывших в Приамурский край, возросло до небывалых размеров, превысив 80 тысяч душ обоего пола. Такой неожиданный наплыв, вызванный разрешением переселяться без предварительного зачисления душевых долей через ходоков, имела самые печальные последствия: участков не хватило, начались волнения, голодовка, болезни и пр. В результате — на следующий год пришлось снова восстановить серию ограничений...

В течение целых пятидесяти лет, с различной в разные периоды энергией, достойной, во всяком случае, лучшего применения, с затратой колоссальных средств, мы неизменно насаждали земледелие там, где оно заведомо, по причинам своеобразных местных условий, не достигло и не могло достигнуть высокой степени развития.

Результаты многолетней колонизации края потому так плачевны, что сюда искусственно продвигался из России далеко не всегда подходящий культурный и энергетический элемент.
Ни для кого не секрет, что все эти разнообразные ссуды, чрезмерно льготные проезды, даровые кормежки и прочие блага привлекают сплошь и рядом не безземельных, ищущих работу, а заведомо лентяев, развращённых до мозга костей пропойц, бывших и дома дармоедами, а для окраины составляющих тягчайшую обузу. Попробуйте нанять прислугу в переселенческом бараке, и вам в лучшем случае ответят: «нам это дело совсем неподходящее, нас должна поить и кормить казна»

Но в эти неутешительные данные необходимо внести ещё существенные поправки.
Исследования показывают, что только четвертая часть (самое большое) русского населения составляет рабочий элемент, и только с этим количеством русских работников можно сравнивать количество жёлтых иностранных подданных, проникших сюда; приняв наличное русское население Приамурья за 530 тысяч душ обоего пола, увидим, что русских работников имелось всего около 135 тысяч, — таким образом, оказывается, что на каждого русского работника приходится по одному работнику жёлтой расы.

К сказанному необходимо добавить, что жёлтые имеют большое преимущество в предпочтении труда вследствие-де шевизны проезда и жизни в крае; кроме постоянно проживающих здесь жёлтых, десятки тысяч их прибывают в край весной, к сезону работ и, с окончанием рабочей горячки, осенью, отбывают на родину; русский же рабочий не только из Центральной России, но и из Западной Сибири не может, по дальности и дороговизне пути, прибывать в этот край периодически.

Далее, жёлтые, работая здесь, по существу находятся в своей климатической зоне, в привычных для них, до известной степени, условиях жизни, тогда как русский рабочий из Центральной России, прибывая на Дальний Восток, попадает в непривычную для него обстановку, непроизводительно тратит время и энергию для приспособления к новым условиям жизни.

Большинство жёлтых непосредственно попадает в круг своих земляков, или принявших русское подданство, или вообще прочно обосновавшихся в крае, прекрасно приспособившихся к русским порядкам и устроившихся по-домашнему, тогда как русский, прибывший в край, блуждает обыкновенно как в потёмках.

Жёлтые всегда действуют артелями, солидарными между собой, энергично поддерживают друг друга, чего, к сожалению, не наблюдается среди русских рабочих.

Обращаясь к приведенным выше данным, видим, что за три года русское население в областях Приамурья увеличилось на 33, а жёлтое — на 100 процентов, — следовательно, жёлтая эмиграция совершается быстрее русской в 3 раза!

Источник: [20.47]

Статья № 2
А. Д. Нечволодов, 1906

Неприрастание Сибирью

А между тем, переселенческое дело и именно в Восточной Сибири, как это выяснилось из докладов князя Кропоткина, Кошкарова, Мордвина, Михайлова и др., на IV Хабаровском съезде 1903 года, находится в настоящее время в совершенно плачевном положении, хотя в одной Приморской области, согласно данным областного статистического комитета, имеется не меньше 6.000.000 десятин вполне годных под культуру, а в Амурской области, по докладу г. Каффка, только для заселения в первую очередь — имеется не менее 24.000.000 десятин.

Если мы прибавим к этим землям, не менее 5.000.000 десятин, годных, по самым осторожным расчетам, под колонизацию в Туркестане, при условии искусственного орошения, на что потребуется расход в 30 рублей с десятины, а также прибавим еще незаселенные казенные и кабинетские земли Западной Сибири, то мы получим земельный фонд не менее 50.000.000 десятин, который если и не разрешит аграрного вопроса в России, то во всяком случае даст место нескольким миллионам душ; души эти, помимо сельскохозяйственной деятельности, несомненно, найдут себе применение и в разработке колоссальных естественных богатств Сибири, что, конечно, послужит к увеличению общего благосостояния России.

Но для этого, разумеется, колонизация наших Азиатских владений необходимо должна быть поставлена на должную высоту, а совершить это возможно, только при переходе на народные бумажные деньги.

Опыт Австралии и денежная масса

Еще более наглядным доказательством того, что увеличение денег в стране, даже в весьма значительных размерах, — бояться нечего, показывает нам современная Австралия, одна из богатейших стран настоящего времени.

Население Австралии в 1881 году было немногим более 2.000.000 человек, т. е. в семьдесят раз меньше настоящего населения России; начиная же с 1881 года — по 1892 год, в страну постоянно поступало 3.700.000.000 рублей английских денег, и страна не только не погибла от избытка этих денег, но пришла к неслыханному благосостоянию. На 100.000 жителей в стране приходится теперь около 600 километров железных дорог; в России же на такое же количество жителей только 40; на каждого жителя расходуется на начальное образование — около 6 рублей; в России же — только 31 копейка; овцы Австралии составляют четвертую часть овцеводства всего мира; принимая во внимание сравнительную численность населения, Австралия добывает золота из недр земли в пятьдесят раз больше России; обороты внутренней торговли Австралии доходят до 2-х миллиардов рублей; принимая население Австралии в 1906 году в 5.000.000 человек, мы увидим, что каждый житель Австралии в тридцать раз больше продает и покупает, чем русский и т. д.

Таким образом, опасаться обременения страны деньгами, вслед за выпуском 2.500.000.000 рублей отнюдь не следует.

крах Российской империипредательство Виттезолотое обеспечение рублянехватка денег

Источник: [20.76]

Статья № 3
Фриц Фишер, †1999

Крым, Дон и Кубань: колонии для германских поселенцев? Мост в Центральную Азию и Индию. — Планы Германии в Первую мировую войну

Оккупация Крыма Германией принесла как новые трения с Советской Россией, так и конфликт с Турцией, которая лелеяла мечты основать турецкую колонию в Крыму. Целью немцев было не оставить Крым ни туркам, ни русским, а создать Крым, интегрированный с Украиной и находящийся под влиянием Германии. Германия — как это сформулировал Бусше — после создания Украины должна была сделать так, чтобы «на ее южной границе не было филиала русского Советского правительства, а Крым не остался бы великороссам».

Столь же сдержанно описывал линию по отношению к туркам и Кюльман: не следовало позволять ей в случае взаимодействия насчет Крыма «ставить из-за этого — по отношению к нам — политические требования». После оккупации Крыма немцами этот вопрос все настойчивее требовал разрешения. Конституировался татарский парламент, вскоре обратившись за поддержкой нового государственного образования прямо к кайзеру и председателю рейхстага. Но так как лишь 13% из 1,5 миллиона жителей Крыма были мусульманами, немцы немедленно поняли, что татарская республика будет жизнеспособна только при ее интеграции с Турцией.

А на это руководство Германской империи было не готово пойти. В планах его было отделение проблемы Крыма от русско-украинского мирного договора — заключение которого контролировалось Германией, — сохранив себе свободу действий и оставив вопрос о Крыме в подвешенном состоянии. 30 мая 1918 г. татарский парламент был распущен, образовали коалиционное правительство, в котором было лишь двое татар. Тем самым своих непосредственных целей иностранное ведомство добилось и в Крыму, но — с учетом позиции Советов и условий Бреста — без формального признания зависимого от германской армии правительства.

Крымский вопрос осложнялся особой политической линией Людендорфа. Генерал-квартирмейстер хотел поначалу сделать из Крыма немецкую колонию, а позднее — контролируемое немцами государство Крым-Таврия, которое он хотел бы присоединить к Украине на тех же условиях, что и Баварию к Пруссии. Это государство, Крым-Таврия, по его плану должно было стать сборным пунктом для немецких колонистов со всей России — Волыни, Поволжья, Кавказа, Сибири и т. д. — и даже прирасти тремя бессарабскими при-морскими уездами — Бендерским, Аккерманским и Измаильским, в случае если немецкие колонисты не будут оттуда переселяться...

депортация людейзаселение русских территорийаннексия Крымассора с Турцией

Источник: [21.132]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,075