▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов → Взятие людей в полон, торговля ими, депортация и заселение территорий → Иные этнические системы (XIX век)

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов

26.12. Взятие людей в полон, торговля ими, депортация и заселение территорий. Иные этнические системы (XIX век)

Добель, Бакиханов, Демезон, Ишаев, Соколов

Статья № 1
Питер Добель, 1818

Каждый выходец, оставляя Китай, думает воротиться туда, хотя немногие могут выполнить сие намерение. Издержки на переселение незначительны. Переплыть в китайской джонке из Кантона в Синкапор стоит не более шести пиастров испанских, а из Фокиена — девять (45 руб.). Столь небольшая сумма обыкновенно выплачивается первым наймом выходцев, но редко вперед. Выходцы почти всегда принадлежат к классу поденщиков и работников. Обыкновенно имеют они с собою в дороге платье, которое на них, узел с платьем поношенным, да матрац и подушку испачканные, на которых спят. Лишь только они приедут, их состояние видимо улучшается. Они находят земляков и, может быть, родственников и друзей. Тотчас сыскивается для них работа в стране, похожей на их отечество, но где труд дороже втрое, а все необходимые предметы почти вполовину дешевле.

Физически и умственно китайцы превосходят все народы и племена, у коих они поселяются. Ростом китаец выше сиамца почти двумя дюймами и тремя выше жителя Кохинхины и малайца или яванца. Он силен и строен. Превосходство его еще заметнее в ловкости и сметливости. Доказательством сему может послужить сравнение платы разным жителям в Синкапоре; например, там платят за работу различным наемщикам таким образом: китайцу восемь пиастров в месяц, уроженцу Коромандельского берега — шесть, малайцу — четыре.

Следственно, труд первого ценится одною четвертью выше труда второго и вдвое против третьего. Но где ловкость и сметливость зависят от навыка, там разница еще более: китайский плотник получает двенадцать пиастров в месяц, индиец только семь, а малаец, кроющий дома соломою, или пильщик (так как из этого народа нет плотников) только пять.

Разные китайские выходцы живут отдельно, не только от других народов, но и между собою. Есть большая разница в характере и привычках китайцев различных областей. Уроженцы Фокиена могут почесться лучшими в обращении с людьми...

Народонаселение китайское в государствах, соседственных Китаю, можно приблизительно определить следующим образом:
На островах Филиппинских 15 000, Борнео 120 000, Яве 45 000... в Сиаме 440 000... Всего 734 700.

Это народонаселение особенное по природе своей, ибо в нем по большей части молодые мужчины и весьма малое число женщин и детей. Объяснение сего заключается в том, что китайские законы вообще запрещают переселение и наказывают смертью мужчину, ушедшего из государства. Женщины и дети повинуются оным, или, чтобы сказать точнее, обычаи и народные мнения препятствуют им оставлять свою родину. Никогда не слышно о женщине между выходцами.

Выходцы охотно соединяются с женщинами тех стран, где они живут, и потомки их, вступая в брак друг с другом или с китайцами, через несколько поколений уже не отличаются от сих последних даже чертами и цветом лица; всюду, где китайцы поселились с давнего времени, есть многочисленное народонаселение креолов сего рода, встречаемое на Яве, в Сиаме, в Кохинхине и на островах Филиппинских. Но где водворились с недавних времен, там несоразмерность между мужчинами и женщинами чрезвычайна. Например, в Синкапоре при 6 200 китайцах женщин только 360, и то большею частию лишь по имени китаянок.

Можно судить о великости ежегодного переселения китайцев по тому, что их прибыло в Синкапор в 1825 году 3 500, а в 1826 более 5 500. Число выходцев, ежегодно переселяющихся в Сиам, простирается до 7 000. Известно было, что одна джонка привезла их 1 200. Число возвращающихся в Китай также значительно; но оно слишком мало в сравнении с приезжающими оттуда. Есть и такие, которые переселяются два раза.

Таким образом, вне Китая есть китайское народонаселение, простирающееся до миллиона душ.

Источник: [19.20]

Статья № 2
Аббас-Кули-ага Бакиханов (Кудси), †1846

Эмир-хан и Джафар Кули-ага, переселив (1812 г.) от пяти до шести тысяч семейств за Аракс, присоединились к Аббас-мирзе, который поручил управление частью Карабагского ханства Джафар Кули-аге, дав титул хана, и водворив карабагских переселенцев на новом жилище, возвратился в Тавриз.

Источник: [19.47]

Статья № 3
П. И. Демезон, 1833–1834

Бухарское царство

Хивинцы относятся к России враждебно и даже не пытаются скрыть это. Они прилагают все усилия, чтобы вредить нашему правительству, настраивая против него некоторые киргизские племена, на какие имеют хоть малейшее влияние. С русскими пленными, попавшими к ним или купленными ими у киргизов и татар, в Хиве обращаются с жестокостью, какую даже трудно себе представить. Они поддерживают как никогда дружеские отношения с Коканом, зная его враждебную настроенность к России.

Русские пленники, хотя с ними обращаются менее варварски, чем в Хиве, все же находятся (в Бухаре) в очень тяжёлом положении. Помимо тягостного труда, к коему они принуждаются, они ещё и содержатся с той омерзительной скупостью, вообще характерной для бухарцев. Часто они лишены самых необходимых вещей, получают скудное питание и порой умирают от постоянного недоедания.

В самой Бухаре всего не более ста русских пленников. Число тех, что находятся за пределами города, как говорят, достигает четырёхсот.

За время моего пребывания в Бухаре были привезены семь пленников — пятеро русских и двое поляков, захваченных туркменами у хорасанских границ, со стороны Герата. Они были из русского корпуса, находящегося в армии Аббаса-Мирзы...

В сарайи пай-астана живут работорговцы. Кроме русских и персидских рабов в Бухарии, как и в Хиве, в последние годы можно встретить большое количество рабов-суннитов, вывезенных из Бадахшана, разрушенного кундузским ханом Мохаммед Мурад-беком.

Коран запрещает продавать и покупать мусульманина-суннита, но работорговцы ухитряются, обходя закон, удовлетворять свою алчность. Несчастный, коего хотят продать, подвергается плохому обращению и даже лишается всякой пищи до тех пор, пока в присутствии свидетелей он не признает себя кызылбашем (персом, шиитом). После того как сделано признание, заключается торговая сделка, не нарушающая закон. Двое из этих несчастных рабов-суннитов из Бадахшана рассказали мне, какими варварскими методами их заставляли отказаться от своей религии...

За Регистаном (Букв. — Пыльное / Песчаное пространство — Прим. ред.) в грязном дворе находится невольничий рынок. Его открывают на рассвете по понедельникам и четвергам обычно не более чем на три часа. Здесь только выставляют рабов, а торговые сделки почти всегда заключаются в караван-сараях, где останавливаются те, кто приезжает в Бухару продавать этих несчастных.

...хан будет более сговорчив, когда примет посольство его величества государя императора (России — Прим. ред.). «Мы можем, — добавил он (Кушбеги — Первый министр — Прим. ред.) улыбаясь, — смотреть сквозь пальцы на то, что отсюда будут тайно отпускать каждый год четыре-пять русских невольников. Но делать это открыто — другое дело. Скажите об этом от моего имени его превосходительству господину военному губернатору Оренбурга». За две недели перед этим разговором с кушбеги мне посчастливилось способствовать бегству из Бухары двух русских невольников, купленных у хивинцев1.


1 Это было очень опасно, т. к. де-Мезон прибыл в Бухару как татарский мулла Мирза Джафар, под «дипкрышей» посланника генерал-губернатора Оренбурга. — Прим. ред..

Источник: [19.48]

Статья № 4
Ш. М. Ишаев, 1895

Аравия. Мекка

В центре главного базара, около Бейтуллы (Каабы — Прим. ред.), находится специальный рынок для торговли рабами, он состоит из двух небольших отделений. Рабыни и их дети сидят обыкновенно на скамейках, а рабы помещаются прямо на полу. Эти несчастные люди принадлежат к чёрной и жёлтой расам, откуда они доставляются сюда — мне точно неизвестно. Цены на рабов вообще недорогие. Из любопытства я заходил на этот рынок и не рад был, что зашёл... Эта непривычная для меня картина превращения людей в скот или вещь, сильно меня взволновали, и я поскорее ушёл.

Источник: [19.96]

Статья № 5
Д. Ф. Соколов, 1898–1899

Джедда, Мекка: рабы

Кроме свободного населения, в Джедде открыто процветает рабство. Арабы даже средней зажиточности имеют по 2–3 невольника. Рабовладельцы посылают рабов на заработки в качестве носильщиков, перевозчиков, рыболовов и проч. Многие вдовы заработком их содержат себя и детей.

— Где вы покупаете рабов? — спрашивал я одного купца-араба.
— В полутора или двух часах езды на осле от города есть несколько приморских бедуинских деревень, жители которых занимаются продажей невольников. Кроме того, можно приобрести раба и в Мекке, где около Бейтуллы (Каабы) находится невольнический рынок.

— Откуда привозят рабов?
— Из Африки. Почти против Джедды, на африканском берегу вблизи Суакима, много деревень, куда из центра Африки привозят негров, сомалийцев, абиссинцев. Из Суакима на больших лодках везут их к нам.

— Сколько же вы платите за человека?
— Молодой раб, хороший работник, стоит 100–150 рублей, молодая девушка-рабыня 150–200 рублей. Мальчика можно купить за 60 рублей.

— Не убегают они от вас?
— Куда же они могут скрыться? На пароход их не примут, за город, в степь — схватят бедуины, которые или снова продадут, или к себе возьмут. Да у нас обращаются с ними хорошо, закон нам не позволяет их обижать.

— Вступают ли рабы в брак между собой?
— Редко, да и то в пожилом возрасте. Молодые девушки идут большей частью в наложницы к хозяевам. Дети остаются рабами у владельца.

Один из наших паломников так описывал продажу невольников в Мекке:

«Около Бейтуллы (Т. е. около Каабы — Прим. ред.), в трёх отдельных помещениях, открытых для публики с улицы, продаются рабы и рабыни. Для женщин устроены высокие скамейки, а мужчины сидят на корточках около стен. Рабыни, числом до 70-ти, с платочками на головах, были одеты в костюмы, более или менее терпимые для глаз. Чёрных женщин мало, сидели преимущественно тёмно-коричневые, в возрасте от 20–40 лет, и одна девочка 9-ти лет. Всего больше черных рабов; я насчитал их до 35-ти, между ними семилетний мальчик. Покупатели могли осматривать у невольниц только открытые части тела: лицо, шею, руки, ноги до колен; если кто желал более подробно осмотреть, то поручал доверенной женщине, которая и производила осмотр в закрытом помещении. Цена на мужчин в это время стояла от 150 до 200 рублей, на женщин от 150 до 300»

Рассказ был прост, без красок, но от него невольно становилось жутко. И это всё происходит на глазах представителей Европы!

— Откуда столько нищих? — спрашивал я.
— Да это по большей части рабы. Здесь такой обычай: когда невольники становятся неспособными к работе по болезни или вследствие старости, хозяева дают им полную свободу и отпускают на все четыре стороны, чтобы даром не кормить. Только немногие рабовладельцы оставляют и кормят невольников за прежние заслуги.

В последние дни хаджа из Джедды все нищие переселяются в Мекку. Рабы, нищие и изнурённые паломники во время эпидемий представляют самый горючий материал.

Источник: [19.97]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,104