▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов → Взятие людей в полон, торговля ими, депортация и заселение территорий → Славяне и российские этносы (XVII век)

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов

26.12. Взятие людей в полон, торговля ими, депортация и заселение территорий. Славяне и российские этносы (XVII век)

Немоевский, Корб, Петрей, Олеарий, Пётр I, Сенаи, Богоявленский, Шиле, Бурх и Фелдтриль, Давид, Богоявленский, Полон, Побег рабов, Милюков, Нижний, Стрюйс, Разряд

Статья № 1
Станислав Немоевский, 1606–1608

У того же Романова за Волгой, по селам, поселил было великий князь Иван Васильевич 700 луков нагайских татар, которые прибыли к нему с 4 мурзами, за счастьем, которое имели от него иные. Теперь их только 300 луков; другие перебиты на войне в Инфлянтах (Ливонии — Прим. ред.). Старший между ними — мурза Зыль (Zyll). Когда однажды мы послали к нему продать некоторые вещи для съестных припасов, он, мужчина уже лет 60, с горестью сказал нашим:
— Вы ещё можете вскоре отсюда выехать, по окончании настоящей войны, на которой у меня, у несчастного, убили сына, но я, прибывши сюда добровольно лет 40 назад. Бог весть, увижу ли ещё свою отчизну.

Он желал было и далее говорить, но пристав, что был с нами, приказал ему молчать. Этот старший получил от великого князя половину городка Романова. Они получают и из казны в год 933 наших золотых. Кроме той оседлости, где они сидят, они имеют под собою и некоторые христианские села; когда нам приходилось останавливаться в них, то крестьяне нам говорили, что эта погань обращается с ними ласково.

И это не удивительно, потому что во всем государстве каждый из-за государя должен угождать крестьянам, так как хотя крестьянин работает на боярина и сидит под ним, тем не менее, он не его собственность, а великого князя, и кроме работы ничем не обязан боярину.

Отбросам нашего народа, которые передаются им, дают оседлости в полутораста милях от границы, также и за Волгой. Таких несчастных немало, хотя, кроме изменников нашего отечества, сейчас же после псковской войны при короле Стефане они подговорили к себе 1 700 человек на войну против перекопских татар, обещая им и хорошее жалованье, и свободный отъезд из земли, по желанию... После этого сражения наши просили о свободном отъезде из земли. Обещая и делая проволочку, они разослали их на разные места, а знатнейших наделили немалой землей — её они имеют много, без всякой пользы.

Такое снабдение у них легко, а наши на него лакомы, полагая, что таким путем они употребят это в дело так, как у нас, и масса этих бедняков дозволяет себя обольстить; но прежде всего, они продают души свои дьяволу, становясь отщепенцами от католической церкви, а затем себя — в вечную неволю, о чём со временем и сожалеют.

Из тех, с которыми нам доводилось украдкою говорить, не было ни одного, который и в свои старые годы не был бы рад назад. Но выход труден: как скоро кто прибывает в какой-либо городок, его тотчас же спрашивают — кто он и зачем, а заметивши что-либо за ним, сейчас же осуждают его, как изменника, на пытки (так они называют истязания), а потом подвергают крупному наказанию или продолжительному и тяжелому тюремному заключению.

Все — и туземцы, и пришлые — живут в величайшем рабстве (in summa indigenae i advenae in servtute); у великого князя pro ratione voluntas; никто ни в чём ему не противоречит. На каждое его приказание у них один и тот же ответ: «Волен Бог да государь царь, великий князь всея Руси».

Источник: [17.7]

Статья № 2
Иоганн-Георг Корб, 1698–1699

Власть отца в Московии немала и весьма тягостна для сына, которого закон позволяет отцу четыре раза продавать: это значит, что если отец раз продаст сына, и тот, каким-либо способом, освободится или получит вольность от своего господина, то отец может его вновь продать по праву родителя и затем даже ещё раз может совершить таковую же продажу; но после четвертой продажи отец теряет уже все права над своим сыном.

Так как, однако, в нынешнее время Московия имеет государем такого человека (Петр I — Прим. ред.), ум которого богато одарён от природы и который увлечён жаждой славы и стремится постоянно к тому, что велико и необыкновенно, то полагают, что более человечный закон отменит право, дающее отцам столь суровую власть над детьми своими. Впрочем, москвитяне терпеть не могут вольности, и, кажется, они даже сами готовы противиться своему собственному счастью, так как этот народ не создан для помянутого счастья и едва ли допустит, чтобы умная и благочестивая заботливость государя о своих царствах и своих подданных увенчалась полным успехом.

Источник: [17.2]

Статья № 3
Пётр Петрей, 1601–1605, ...1613

Бедняк и нищий продаётся сам за небольшие деньги во владение богатым, на всё время своей жизни, а часто и с таким условием, что он, его жена, дети и внуки вечно будут служить им и их потомкам, пока они живы. Если же господин его умрёт и перед кончиною, из милости и сожаления, освободит его со всем родом из рабства, он продаётся другому, потому что там больше любят неволю, нежели свободу.

Когда отец продает сына или дочь и потом они освободятся из рабского состояния, отец имеет право взять их и продать в третий и четвертый раз, если же и после того они получат свободу, он уже больше не может продать их.

Источник: [20.26]

Статья № 4
Адам Олеарий, 1636 (†1671)

Московия

В тех случаях, когда подобных господ рабы и крепостные слуги, вследствие смерти или милосердия своих господ, получают свободу, они вскоре опять продают себя вновь. Так как у них нет больше ничего, чем бы они могли поддерживать свою жизнь, они и не ценят свободы, да и не умеют ею пользоваться.

Натура их такова, как умный Аристотель говорит о варварах, а именно, что «они не могут и не должны жить в лучших условиях, как в рабстве». К ним подходит и то, что сказано писателем о малоазиатском народе, называемом ионянами и ведущем происхождение от греков, а именно, что они «плохи на свободе, хороши в рабстве»

Господин имеет полное право продавать или дарить своих рабов другому. Но в отношении отцов и детей к рабству замечается следующее положение. Ни один отец не имеет права продать своего сына. Никто, впрочем, этого и не делает, и даже неохотно отдают сына в услужение к какому-либо частному человеку, хотя бы и в том случае, когда отец и сын вместе голодают дома; делается это и из великодушия и потому, что подобную сделку считают позорною.

Когда, однако, кто-либо впадет в долги и не в состоянии платить их, то он в праве отдать детей в залог или же отдать их в услужение заимодавцу, для уплаты долга, на известное число лет: сына за 10 рейхсталеров, а дочь за 8 рейхсталеров в год, до тех пор, пока они не отслужат долга; по покрытии долга, заимодавец должен их вновь отпустить на волю.

Если сын или дочь не согласны поступить так, и отца призовут в суд, а он окажется несостоятельным должником, то, по русскому праву, дети должны заплатить долги родителей. В этом случае детям предоставляется подать на себя кабалу или запись об обязательстве быть крепостными и служить заимодавцу отца.

Вследствие рабства и грубой суровой жизни русские тем более охотно идут на войну и действуют в ней.

Дагестан

Нельзя было также решиться пойти в дома татар для отдыха, так как хан нас предупредил, что мы при этом сильно бы рисковали: его подданные имели свободу красть людей и продавать их, где могли.

27 апреля у нас, действительно, украли солдата Вильгельма Гой, шотландца, который в сумерки немного удалился от лагеря. Он не вернулся, сколько мы ни спрашивали о нем. Уже после ухода нашего мы узнали, что его повели в крепость Сахур, лежащую за Тарку.

Астрахань. Спасение послом двух девочек.

Незадолго до нашего отбытия пришли несколько стрельцов и доставили девочку в 10 лет для продажи нам. Они ее под Азовом (этот город, расположенный у устья Дона и Мэотийского болота, 1 августа с. г. был взят с большим кровопролитием у казаков и турок) увезли у перекопского татарского школьного учителя. Вскоре за тем другие два стрельца доставили другую девочку, 7 лет, украденную ими из расположенной у Астрахани нагайской орды ночью от ее бабушки. Это дитя они доставили в мешке, совершенно голым, так как оно было только что из бани, и высыпали его, точно это был поросенок, перед покупателями. Родители его, по татарскому обычаю, заклеймили, а именно — на щеках двумя синими точками, величиной с чечевицы, для того, чтобы в случае, если, будучи украдено и продано, оно вновь найдется, его можно было узнать.

Посол Брюг[ге]ман при этом выказал себя с похвальной стороны: так как он увидел, что при такой покупке можно было приобрести и души детей, спасти их и обучением в христианской религии и крещением привести к Христу, он охотно принял их, дав за перекопскую девочку 26, а за нагайскую 16 рейхсталеров, тайно вывез их из страны и передал их его княжеской светлости нашего милостивейшего князя и государя супруге, которая поручила этих девочек своей достохвальной женской свите для обучения их немецкому языку, богобоязни, добродетели и искусному рукоделию.

В этом учении они в скором времени доведены были до того, что при крещении своем (оно состоялось в виде торжественного акта в 1642 г. 19 мая по случаю крестин младенца княжеской семьи, в присутствии многих именитых дворян и других знатных персон, их восприемников) они не только могли бойко произнести наизусть лютеров катехизис, но в состоянии были дать много правильных ответов на другие, касавшиеся христианства, вопросы, к изумлению многих. Перекопская, раньше именовавшаяся «Танна», получила имя Анны-Марии, а нагайская, называвшаяся «Тауби», — Софии-Елисаветы; обе по имени ее княжеской светлости Марии-Елисаветы.

Источник: [17.34]
Комментарии

Статья № 5
Пётр I, 1700

Указы:

Июль, 1. «О посылке колодников из мастеровых и посадских людей, не подлежащих смертной казни, в Азов с женами и детьми на вечное житье»

Сентябрь, 1. Царская грамота вологодскому воеводе, князю Никите Мещерскому, да дьяку Ивану Федорову: «Велено с Вологды [пленных] турков, и татар, и волохов, которые присланы в прошлом, в 7207 г. (1699 г.), послать в Псков на ямских подводах с нарочными посыльщиками... и провожатыми, а провожатых послать солдат и стрельцов»

Источник: [21.56]

Статья № 6
К. Х. Мехмед Сенаи, 1645, 1648–1650

Для попадания на ось от РХ нужно прибавлять к авторским датам не 622 года (от хиджры), а 591 год или 590 (смотря какой месяц).

1057

Упомянутый Тугай бек, обратившись к хазрету сахибкирану с просьбой, освободил и отпустил гетмана по имени Чиновески, установив для него лишь номинальную цену в сорок тысяч золотых. Оставшиеся презренные, вышеназванные правители и именитые в весьма плохих условиях находятся [сейчас] в заключении в Еврейской крепости, а это прочная как гора крепость поблизости Их обителя побед — Бахчисарая.

Источник: [17.35]

Статья № 7
С. К. Богоявленский

Люди бежали от идиотизма Романовых — кто по своей воле, а кто и не по своей:

По дороге часть оседала в восточных городах. По переписной книге гор. Солькамска видно, что в этом городе было 13 % иногородних. При некоторых жителях помета: «съехал в Сибирь», у одного так показано: «дети съехали в Якутский острог»

С.К. Богоявленский [19.41]. Люди бежали от идиотизма Романовых — кто по своей воле, а кто и не по своей.

Источник: [19.41]

Статья № 8
Михаил Шиле, 1598–1605

Великий Князь (Годунов) воротил назад и освободил всех иностранцев, особливо Немцев, сосланных несколько лет тому назад в пустынные места, и отдал на волю каждого из них, либо вернуться в Москву, и проживать там, либо же совсем выехать из страны, для кого это можно.

Кто из них был недостаточного состояния, или беден, но смыслил вести торговлю, тех ссужал из Великокняжеской казны на 6-ть лет без процентов по 2-ве, по 3-ри, 4-ре, по 5-ти и даже по 10-ти тысяч рублей, т. е. 30 000 талеров, смотря по значению и состоянию лица, чтобы на эти деньги они могли нажить себе прибыль.

Источник: [19.59]

Статья № 9
Альберт Бурх и Иоган фан Фелдтриль, 1630–1631

К распашке целины и брошенных земель голландцев не допустили, оставив земли незаселёнными

И вы, послы, говорили, что слышали и что вам подлинно известно, что в Московском государстве есть много обширных, пустых, но удобных для хлебопашества земель, которые вовсе не обрабатываются и где никто хлеба не сеет, и, если Е. Ц. Вел-во (Михаил Романов — Прим. ред.) и отец Е. Ц. Вел-ва, великий государь святейший патриарх (Филарет Романов), пожалуют и дозволять приезжать из Голландии не только торговцам, но и таким людям, которые знакомы с земледелием и занимаются им, то вы просите нашего великого государя, Е. Ц. Вел-во, и отца Е. Вел-ва, великого государя святейшего патриарха, чтобы Е. Вел-во милостиво дозволил вышеупомянутым людям распахивать эти новинные земли и засевать их; они же будут обрабатывать пашню по своему, как у них это дело ведётся, и добывать разные необходимые для них продукты, что будет приносить и казне Е. Ц. Вел-ва большой доход в виде пошлин и Московским торговым людям большую выгоду...

И мы, Е. Ц. Вел-ва и отца Е. Вел-ва, святейшего патриарха, бояре и думные дьяки, объявляем вам, послам, указ и повеление Е. Вел-ва, что многих неизвестных голландских торговцев и других людей, сверх тех, которые числятся в списке, допускать в Московское государство для земледелия невозможно, потому что, если голландским торговым людям дозволят заниматься земледелием в Московском государстве, русским людям это будет стеснительно, вызовет споры о земле и причинит убыток их хлебной торговле.

Источник: [17.51]

Статья № 10
Иржи Давид, 1686–1689

Когда московские купцы отправляются в другие страны, они обычно привозят с собой нескольких мастеров и музыкантов, которым обещают всякие чудеса, но ничего не выполняют и всячески понуждают перейти в свою веру, особенно католиков. Они убеждают наняться к ним на время, но бумаги, непонятные иностранцам, составляют на свой лад и превратно толкуют, так что те, подписав своё имя, попадают в вечное рабство.

Это испытали несколько юношей, привезённые недавно возвратившимися послами частью из Чехии, частью из Польши. Среди них двое знатных молодых людей Герман де Шардон и Пётр Линксвейлер. Им обещали всяческую свободу, но когда завлекли их сюда, то не разрешили им ходить в католический храм и вообще выходить куда-либо, пока не обратили их в свою веру.

Источник: [17.52]

Статья № 11
С. К. Богоявленский, 1896

Сѣверные города, которые поддерживали свое существованіѳ преимущественно торговлей, были обложены непомѣрно большимъ тягломъ. Въ Солькамскѣ сошнаго тягла съ молодшаго двора приходилось 64 коп., въ Устюгѣ 41 ½ коп., Вяткѣ 33 коп., Архангельскѣ 32 ½ коп., тогда какъ въ Нижнемъ, въ которомъ чуть не половина была средн. и лучшихъ, 10 к., Суздалѣ 8к., Лухѣ 5 к., Звѳнигородѣ 4 коп. Въ Рязани также высокій окладъ — 45 коп.

Такое неравномѣрное распредѣленіе податей отразилось на движеніи населенія. Въ общемъ замѣчается: 1) тамъ, гдѣ меньше тягло, приростъ населенія больше; 2) города, уцѣлѣвшіе послѣ смуты въ сравнительномъ благосостояніи, отстали отъ разоренныхъ городовъ въ движеніи населенія.

Тѣ города, которые имѣли ненормально большое увеличеніе, тотчасъ начали страдать отъ избытка. Въ Торопцѣ, который увеличился больше всѣхъ другихъ городовъ, по переписной книгѣ 1646 года оказалось изъ 339 дв. 118 дворовъ обнищалыхъ, 20 хозяевъ переселились въ уѣздъ, нѣкоторые бѣжали въ Новгородъ, Псковъ, Луки В.; много нищихъ скиталось межъ дворъ…

Изъ довольно скудныхъ свѣдѣній можно уловить три потока переселенія.

Жители сѣверныхъ городовъ двигались на востокъ и переходили въ Сибирь. Въ 1646 году Тобольскій воевода заявляетъ, что «вѣдомо государю учинилось, что въ прошлыхъ годѣхъ съ Руси изъ Поморскихъ городовъ, съ Устюга В., отъ Соли Вычегодской, изъ Перми В., съ Вятки, съ Кевроли, съ Мезени и изъ иныхъ русскихъ городовъ, съ посадовъ и съ уѣздовъ сошли въ Сибирь посадскіе люди и многіе пашенные кр-не отъ хлѣбнаго недороду и отъ бѣдности съ женами и съ дѣтьми и тамъ живутъ въ закладчикахъ и захребетникахъ».

Въ Тобольскѣ находимъ Вятчанъ, Устюжанъ, Галичанъ, Усольцевъ, Архангѣльцевъ, Костромичей и пр. Предполагалось даже ставить въ Верхотурьѣ заставы, чтобы не пропускать бѣглыхъ. Между тѣмъ въ вятскихъ, солькамскихъ и др. переписныхъ книгамъ находимъ замѣтки: «сбѣжалъ въ Сибирь» 1.

Второе теченіе было по Волгѣ, съ верхней на среднюю. На него указываешь Перетатковичъ. Въ Симбирскѣ находимъ переселенцевъ изъ Ярославля, Кадома, Казани, Чебоксаръ, Гороховца, Балахны, Алатыря, Мурома, Лаишева, даже изъ Устюга, Тотьмы и Перми. Изъ Ржева около 7124 года бѣжали въ Кострому 8 чел.. Ярославль 4, Нижній 2, Москву 9, Осташковъ 2, Галичъ 1.

Наконецъ, третье движѣніе—это на югъ въ новые города. Въ Ольшанскѣ, по строельной книгѣ этого го рода 1645 г., видимъ переселенцевъ изъ Медыни, Венева, Черни, Мцѣнска, Крапивны, Карачева, Суздаля, Калуги и Бѣлева. Въ Коротоякѣ въ числѣ сведенцѣвъ видимъ изъ Ефремова, Лѣбѣдяни, Черни, Данкова и Ельца.


1 По дорогѣ часть осѣдала въ восточныхъ городахъ. По прописной книгѣ гор. Солькамска видно, что въ этоиъ городе было 13% иногороднихъ. При нѣкоторыхъ жителяхъ помѣта; «съѣхахь въ Сибирь», у одного такъ показано: «дѣти съѣхали въ Якуцкой острогъ». — Прим. авт.

управление миграциейбегство от налоговосвоение Сибири

Источник: [19.98]

Статья № 12
О дозволении держать у себя литовских полонников и малых ребят, 1634

«... Бьютъ челомъ города Путивля богомольцы твои государевы, попы и дьяконы, и холопи твои государевы путивльцы и черниговцы, дворяне и дѣти боярскіе и верстовые казаки.

 Путивль. Фотограф Яков Фесик. Вход в Молчанский монастырь, 1910 год //  http://www.putivl.info/fotoalbomstariy.html
Путивль. Фотограф Яков Фесик. Вход в Молчанский монастырь, 1910 год

Въ нынѣшнемъ, въ 142 году, прислана въ Путивль твоя государева грамота къ твоимъ государевымъ воеводамъ, ко князю Никитѣ Никитичу Гагарину да Андрею Васильевичу Усову, а по твоему государеву указу велѣно воеводамъ у насъ, у которыхъ есть литовской полонъ, переписать и держать у себя намъ литовскаго полона не велѣли; а мы, богомольцы твои и холопи, людьми оскудѣли до конца. А по твоему государеву указу, велѣно во всѣхъ городѣхъ литовской полонъ рабочихъ пашенныхъ людей съ женами и съ дѣтьми держать въ холопствѣ и во крестьянѣхъ, а служилыхъ людей велѣно присылать къ тебѣ, государю, къ Москвѣ». Просятъ для ихъ бѣдности и безлюдства дозволить имъ держать литовской полонъ, женокъ и дѣвокъ и малыхъ ребятъ, чтобы ихъ женишкамъ и дѣтишкамъ отъ безлюдья позорнымъ не быть.

Помѣта:
«Государь пожаловалъ, велѣлъ для ихъ службы и разоренія литовской полонъ, дѣвки и малые робята, держать у себя».

Государева грамота въ Путивль воеводамъ, князю Никитѣ Никитичу Гагарину да Андрею Васильевичу Усову, послана въ мартѣ мѣсяцѣ 1634 года, а въ ней писано: «...и какъ къ вамъ ся наша грамота придетъ, и вы бъ путивльцемъ и черниговцемъ дѣтемъ боярскимъ и казакомъ сказали, что мы ихъ пожаловали для ихъ безлюдства и разоренья, велѣли имъ литовской полонъ, женокъ и дѣвокъ и робятъ малыхъ, держать у нихъ въ великой крѣпости и въ береженьи въ большомъ; а у которыхъ людей въ тѣхъ литовскихъ людѣхъ объявится какое воровство или измѣна, и они бы тѣхъ литовскихъ людей приводили къ вамъ, а вы бъ тѣхъ литовскихъ людей велѣли сажать въ тюрьму, да о томъ къ намъ писали»

Источник: [17.106]
Комментарии

Статья № 13
Отписка Романа Шушерина о побеге от него купленных им двоих литовских полоняников, 1634

Воевода Романъ Шушеринъ въ отпискѣ, полученной въ Розрядѣ 18 мая, доносилъ:

«въ 141-мъ году купилъ я два полоняника, литовскихъ людей, Якушку Иванова да Ваську Игнатова; и въ нынѣшнемъ, въ 142-мъ году, мая въ 14 д., тѣ купленные полоняники сбѣжали безвестно.
И буде тѣхъ людей, Якушку да Ваську, гдѣ поймаютъ въ какомъ воровствѣ, и мнѣ въ томъ отъ тебя, государя, въ опалѣ не быть».

Помъта:
«Отписать къ нему, чтобъ отписалъ государемъ: гдѣ онъ тѣхъ литовскнхъ людей держалъ, и будетъ то учинилъ мимо государева указа своею дуростью: и литовскихъ людей всякихъ чиновъ людемъ велѣно держать въ замосковныхъ городѣхъ, отъ литовскаго рубежа далеко»

Источник: [17.108]
Комментарии

Статья № 14
П. Н. Милюков, 1896

...отправляя въ новый край отряды служилыхъ людей, правительство должно было посылать имъ обозы хлѣба до тѣхъ поръ, пока не было или не хватало казеннаго и владѣльческаго хлѣба на мѣстѣ.

Вотъ почему правительство спѣшило здѣсь (На Юге — Прим. ред.), какъ и въ Сибири, завести поскорѣе запашки на мѣстѣ. Но это удавалось ему далеко не сразу.

Изъ отведеннаго правительством участка только самая небольшая часть разрабатывалась подъ пашню, а остальная оставалась «дикимъ полемъ», или продолжала эксплуатироваться, какъ угодье. Въ Воронежѣ, напримѣръ, въ 1615 году каждый владѣлецъ пахалъ только по 1 ½ десятины (въ каждомъ полѣ, считая пашню «наѣздомъ»), а «дикаго» (то-есть, не распаханнаго) поля было у каждаго по 25 десятинъ. Въ Осколѣ (1615 г.) распахано на каждаго менѣе десятивы, а дикаго поля приходится по 30 десятинъ. По стольку же имѣли и бѣлгородскіе служилые люди; но пашня въ этомъ числѣ почти вовсе отсутствовала: «за пашню» имъ было дано въ помѣстье «1 островокъ, 7 юртовъ съ озерки и съ упалыми (то-есть, впадающими) рѣчками и съ бортными ухожьи и съ рыбными и съ звѣриными ловлями», разбросанными на разстояніи десятковъ верстъ отъ Бѣлгорода. Только постепенно въ теченіе ХVII-го вѣка угодья и дикое поле разрабатывались подъ пашню...

Борисъ Годуновъ, вообще старавшійся добиться расположенія мелкихъ служилыхъ людей, рѣшился успокоить ихъ мѣрой совершенно противоположнаго характера. Въ 1601 г. и еще разъ въ 1602 г. — оба раза только на одинъ годъ — запрещено было крестьянамъ уходить изъ московскаго центра на окраины, и въ то же время свобода «вывоза» крестьянъ оставлена только мелкимъ служилымъ людямъ между собою, а крупнымъ — между собою. Такимъ образомъ, самые опасные конкурренты для мелкаго помѣщика, крупные хозяева устранялись отъ конкурренціи. Вмѣстѣ съ тѣмъ и положеніе крестьянъ существенно помѣнялось. Теперь уже «бѣгдыми» были не только тѣ крестьяне, которые ушли, не исполнивъ условій своей «порядной», своего свободнаго договора; всякій крестьянинъ «вывезенный» за «сильнаго человѣка» былъ бѣглымъ, и даже хуже, чѣмъ бѣглымъ, такъ какъ тутъ къ нарушенію обязанности со стороны крестьянина присоединялось нарушеніе закона со стороны принявшаго его хозяина. Правда, въ слѣдующіе годы законъ Бориса, повидимому, не подтверждался, да и скоро правительству стало не до того, чтобы разрѣшать вопросы сословной политики.

Источник: [19.151]

Статья № 15
Нижегородский летописец, 1663

Из примечаний составителя издания летописи:

Въ Кремлѣ (Нижнего Новгорода — Прим. ред.) содержались присланные по царскому указу посланцы отложившагося отъ Россіи гетмана Юрія Хмѣльницкаго Андрей Бутенко съ 27 человѣками, да польскихъ, литовскихъ и нѣмецкихъ людей 180 человѣкъ, взятыхъ въ плѣнъ во время войны съ Польшей.

Источник: [17.121]

Статья № 16
Ян Стрюйс, 1668–1673

Казань
Что касается посада, то торговля в нём довольно развита. Ей способствуют более всего Татары, Черемисы, доставляющие сюда все, что есть у них, даже собственных детей обоего пола, которых уступают за какие-нибудь 20 ефимков всякому желающему купить их.

Дербент
21-го мы поехали с людьми различных национальностей, из которых одни ехали верхом, другие в повозках. 24-го прибыли в Дербент, а на следующий день в Буанак, где большая часть наших матросов находилась в рабстве.

Я написал им через нашего проводника, убеждал их оставаться верными своей религии и просил передать им, что буду хлопотать об их освобождении, если же они в чем-нибудь нуждаются, то откровенно бы написали в Дербент, где я надеялся найти средство помочь им... впрочем, напрасно, так как извощик, которого я просил передать письмо, употребил во зло мое доверие.

Гуляя по Дербенту, я случайно встретил двух из наших людей, попавших в рабство два месяца тому назад. Они сказали мне, что 10 дней спустя после их отъезда из Астрахани, они находились около Дагестанского берега, но так как ветер был очень сильный, а провизии у них не было, то они решили стать на мели в нескольких саженях от берега, где зарыли мой чемодан с намерением послать за ним из Дербента. В первый день они шли без приключений, но на следующий день на них напало 22 или 23 Калмыка верхом, во главе которых был брат шамхала Али-Султан, начальствовавший в Буанаке. Эти варвары изнасиловали жену Корнелия Брака и ограбили донага мужчин, которых привязали к хвостам своих лошадей, заставив их пройти задом пространство в две иди три мили. В таком положении привели их к морю, где они провели всю ночь, Между тем как они думали, что избавились от Татар, последние пришли на другой день и сняли даже рубахи со всех, не исключая жены Брака и её ребёнка. Затем повели одних в Дербент, других в Буанак; иных же, о которых ничего не слыхали с тех пор, в село, названия которого они не знали. нка, которому было всего 6 месяцев.

торговля людьмипродажа детейработорговля на КавказеДербент – центр работорговли

Источник: [17.147]

Статья № 17
Разрядный приказ. Московский стол, 1621

№ 145-й
Дело об отписке Брянских воевод, князя Алексея Долгорукова и Ивана Ловчикова, о поимке беглаго за рубеж мужика Степанка Борисова

Брянские воеводы, князь Алексей Долгорукий и Иван Ловчиков, в отписке от 31 декабря 130 года писали: «Нынешняго 130 году декабря в 16 день писал к нам с заставы с Почепскаго рубежа голова Федор Елизарьев сын Безобразов с Брянчанином с сыном боярским с Богданом Глебовым и прислал с ним Семена Тютчева человека Степанка Борисова, а в отписке пишет: декабря в 13 день прибежал-де к нему и к дворяном на заставу из деревни с вестью от Якова Тютчева крестьянин, а сказал, что побежал-де от Якова человек из деревни Степанка Борисов на коне неведомо куда.

И он де Федор Безобразов по той Яковлевой вести послал гонять с заставы дворян и детей боярских, и угнали того Яковлева человека Тютчева Степанка Борисова на Почепском рубеже на реке на Роши, и тот-де беглой человек Степанка на поимке ранил дву человек: Якова самого Семенова сына Тютчева да крестьянина Тютчева Овдокимка прозвище Шешалу…

закрытые границыавтаркия Россиидеревенские стукачиживём мы весело…

Источник: [19.206]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,107