▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов → Меры трудовых затрат. Деньги и их оборот → Славяне и российские этносы (XIX век)

26. Регулирование финансовых потоков и людских ресурсов

26.1. Меры трудовых затрат. Деньги и их оборот. Славяне и российские этносы (XIX век)

Зябловский, Безобразов, Милюков, Расценки, Безобразов, Кокорев, Кашкаров, Пыляев, Дубельт

Статья № 1
Е. Ф. Зябловский, 1832

Ныне делаются следующие деньги: золотые, серебряные, платиновые, медные и бумажные:

Деньги Российской Империи, 1832 г., Золотая монета


Деньги Российской Империи, 1832 гг., Золотая монета ч.1 // Е. Зябловский, Российская статистика, 1832 [19.40]

Серебряная монета


Деньги Российской Империи, 1832 гг., Серебряная монета ч.2 // Е. Зябловский, Российская статистика, 1832 [19.40]

Платиновая монета


Деньги Российской Империи, 1832 гг., Платиновая монета ч.3 // Е. Зябловский, Российская статистика, 1832 [19.40]

Медная монета


Деньги Российской Империи, 1832 гг., Медная монета ч.4 // Е. Зябловский, Российская статистика, 1832 [19.40]

Монетная Система Империи по Указу от 20 июля 1810 года


Деньги Российской Империи, 1832 гг., ч.5 // Е. Зябловский, Российская статистика, 1832 [19.40]

Банковские ассигнации


Деньги Российской Империи, 1832 гг., ч.6 // Е. Зябловский, Российская статистика, 1832 [19.40]

Монетные дворы: Санк-Петербургский, Ижорский, Екатеринбургский и Сузунский.

На Санкт-Петербургском монетном дворе делается золотая, серебряная и платиновая монета, а также медали на разные случаи; когда обстоятельства требовали, то делалась и медная монета. Сей двор получает золото с Колыванских, Нерчинских и Уральских заводов, также присылаемое и поступающее от вольноприносящих через пробирную палату.

монеты Российской Империиассигнациизолото Сибириденежная система

Источник: [19.40]

Статья № 2
В. П. Безобразов, 1863

Россия. Эмиссия кредитных билетов и последствия.

Государственные кредитные билеты учреждены были, какъ извѣстно, въ 1843 г. взамѣнъ государственныхъ ассигнацій, введенныхъ при Екатеринѣ II (1769) и депозитныхъ билетовъ, выпускавшихся съ 1840 по 1843 г. съ цѣлью установить переходъ къ новой системѣ. Время съ 1843 и по 1848 (посдѣдній срокъ хожденія старыхъ ассигнацій) можно назвать періодомъ водворенія кредитныхъ билетовъ. Выпуски этого періода должны были насытить потребности обращения, удовлетворявшiяся до того времена отчасти ассигнациями, отчасти звонкою монетою. Ассигнацій было въ обращеніи къ тому времени 597 776 310 р. или по утвержденному тогда курсу на серебряную монету 170 221 802 р.

Выпуски кредитныхъ билетовъ далеко превзошли эту сумму; ибо эти билеты, какъ знаки подлежавшiе во всякое время размѣну на звонкую монету, были предпочитаемы самой монетѣ, которую публика охотно несла въ обмѣнъ на билеты.

Такимъ образомъ:

  Выпущено билетовъ въ обращенiе, миллiон. Оставалось въ обращенiи къ концу года, миллiон.
1843 30,5   30,3
1844 90,2 121,8
1845 71,5 189,4
1846 46,2 228,1
1847 70,8 289,5

Несмотря на постоянно возраставшее количество билетовъ въ обращеніи, до 1848 г. требованіе публики на кредитные билеты постоянно превышало требование на звонкую монету.

Такъ:

  Выпущено билетовъ въ обменъ на звонкую монету, миллiон. Выдано звонкой монеты в обмѣнъ на билеты , миллiон.
1843   4,1 0,2
1844 11,9 1,7
1845 21,3 3,9
1846 19,7 9,4
1847 50,9 7,4

Отношевія этихъ цифръ положительно доказываютъ, что выпуски этого періода не превышали потребностей обращения. Иначе цыфры размѣна тотчасъ указали бы на избытокъ: спросъ на кредитные билеты со стороны публики ослабъ бы, а спросъ на звонкую монету въ обмѣнъ на кредитные билеты усилился бы.

Какъ чувствителенъ этотъ термометръ размѣна и до какой степени количество денежныхъ знаковъ, нужныхъ для народнаго обращенія, сообразуется съ его потребностями, а не зависить отъ произвола учрежденія выпускающего денежные знаки, можно отчасти убедиться и въ этомъ періодѣ.

До 1847 т. включительно, количество кредитныхъ билетовъ въ обращеніи, какъ мы видѣли, постоянно и быстро возрастало. Въ 1848 г. оно составляло 289 500 000 (Для наглядности изложенiя мы будемъ округлять всѣ цыфры — Прим. авт.). Въ 1848 г. выпущено было вновь въ обращеніе 34 милл. и въ томъ числѣ лишь 16,9 въ обмѣнъ на звонкую монету и слитки.

Несмотря на то что этотъ выпускъ гораздо ниже выпусковъ четырехъ предыдущихъ лѣтъ, онъ не могъ быть поглащенъ народнымъ обращеніемъ и отношенія размѣна кредитныхъ билетовъ въ 1848-1849 г. сдѣлались совершенно иныя нежели во всѣхъ предыдущихъ годахъ:

  Выпущено билетовъ въ обменъ на монету, миллiон. Выдано монеты в обмѣнъ на билеты, миллiон.
1848 16,9 17
1849 13,7 23

Спросъ на билеты, постоянно превосходившій спросъ на монету, быстро уменьшался с 50,3 млн. (1847 г.) до 16,9 (1848) и потомъ до 13,7 (1849); предъявление билетовъ къ размѣну возросло съ 7,4 (1847) до 17 (1848) и до 23 (1849). Между тѣмъ какъ общая сумма билетовъ предъявленныхъ къ размѣну въ оба года 1848 и 1849 г. достагаетъ огромной цифры 40 милл., монеты представлено для обмѣна на билеты только 30,6 милл., слѣдовательно на 10 милл. менѣе предыдущей цифры.

Вслѣдствіе того размѣнный металлическій фондъ быстро и неуклонно возроставшій съ 1843 по 1847 г. (147 мил.) уменьшается въ 1849 года на 11 мил. (до 136,9). Общая масса кредитныхъ билетовъ въ обращеніи увеличившаяся въ 1848 году до 306,6 милл., снова уменьшается въ 1849 году до 300 мил.

Такимъ образомъ дѣйствіе размена, несмотря на полное довѣріе публики къ кредитнымъ билетамъ, низвело ихъ обращеніе до цифры действительной въ нихъ потребности. Эту цифру 300 милл. мы имеемъ полвое право разсматривать какъ выраженіе действительной потребности, ибо свободный обмѣнъ билетовъ на монету и монеты на билеты былъ въ распоряженіи публики...

Съ 1853 года начинается эпоха усиленныхъ выпусковъ кредитныхъ билетовъ; въ в томъ году положено первое начало къ превращенію кредитныхъ болетовъ снова въ государственныя ассогнаціи или въ способъ покрытія дефицитовъ по бюджетамъ...

  Выпущено вновъ в обращенiе, миллiон. В томъ числѣ за внесенную звонкую монету, миллiон. Выдано звонкой монеты въ обменъ на билеты, миллiон. Оставалось в обращенIи къ концу года, миллiон.
1853   38,5 29,5 26,2 333,4
1854   58,9 28,5 36,8 356,3
1855 215,1 15,1 64,9 509,1
1856 287,6 19,7 59,1 689,2
1857   74,1 12,8 30,3 735,2

...Почти одновременно съ открытіемъ размѣнной кассы въ Москве воспрещается съ 1854г. вывозъ золотой монеты за границу; послѣ этого размѣномъ уже пользовалась собственно только казна; для частвыхъ лицъ онъ былъ затрудняемъ разными мѣрами и безпрестанно пріостанавливаемъ, пока къ концу 1856 г. не былъ вовсе закрыть... Съ 1857 г. мы уже теряемъ всякую возможность услѣдить въ движеніи размѣна противодѣйствіе со стороны денежнаго обращеніл избытку денежныхъ знаковъ. Съ этого года размѣнъ безусловно прекращается, и мы вступаемъ въ періодъ насильственнаго курса и депреціаціи кредитныхъ билетовъ или въ періодъ лажа, продолжающiйся до 1 мая 1862 года, когда начинается новая, современная намъ эпоха въ исторіи кредитныхъ билетовъ, эпоха возобновленія размѣна билетовъ на монету, и государственныхъ мѣръ, принятыхъ къ возстановленію ихъ цѣнности и къ регулированію всей нашей денежной системы...

Съ 1 мая 1862 г. новые кредитные билеты выпускаются въ народное обращеніе не иначе, какъ въ обмѣнъ на звонкую монету и на драгоценные металлы, вносимые въ размѣнный фондъ казною и частными лицами; хотя это правило не было предметомъ особаго законодательного постановленія, но оно вошло въ общую систему основаній, на которыхъ открыть размѣнъ, по указу 14 апрѣдя 1862 г., и его можно считать неотъемлемою привадлежностію этой системы, до тѣхъ поръ, по крайней мѣрѣ, пока это правило не будетъ изменено какими-либо новыми распоряженіями правительства... Новые кредитные билеты выпускаются теперь не иначе какъ по требованiю частныхъ лицъ или казны, вносящихъ драгоцѣнные металлы въ обмѣнъ на кредитные билеты...

Такимъобразомъ, мы можемъ все денежное обращение, совокупно съ кредитными билетами, опредѣлить въ 1862 г. приблизительно до 830 милліон., и слѣдовательно (сравнительно съ вышеприведенными итогами кредитныхъ и вкладныхъ билетовъ, а также и серій) ихъ было болѣе чѣмъ въ 1854 г. на 220 милліоновъ...

Деньги сами по себѣ, безъ способности обмѣна на товаръ, ни къ чему не могли бы служить. Потому деньги, гдѣ бы онѣ ни находились, всегда одарены стремленіемъ обнаружить свою покупную силу; чѣмъ долѣе при всѣхъ равныхъ условіяхъ онѣ не обнаруживаютъ своей силы, чѣмъ долѣе онѣ лежатъ въ ожиданіи минуты, когда имъ придется проявить эту силу, тѣмъ обладаніе ими менѣе выгодно...

денежная эмиссияинфляцияобнищаниеолигархат

Источник: [19.101]
Комментарии

Статья № 3
П. Н. Милюков, 1896

Въ московскомъ государствѣ ХVІ вѣка можно было купить цѣлую избу за 30 или 50 копѣекъ, корову за три четвертака и лошадь за рубль; сани со всѣмъ приборомъ стоили не больше гривенника, а за копѣйку можно было нанять на цѣлый день работника.

Одинъ русскій ученый заключилъ изъ этого, что въ московскомъ государствѣ жилось необыкновенно дешево. На самомъ дѣлѣ это значитъ, что деньги были чрезвычайно дороги, то есть, имѣли гораздо болѣе покупной силы, чѣмъ теперь. Чтобы определить покупную силу денегъ, надо сравнить цѣны одного какого-нибудь товара въ разное время, но преимущественно такого, который самъ не терялъ и не измѣнялъ внутренней цѣны.

Строго говоря, такихъ товаровъ нѣтъ, но есть товары, болѣе или менѣе подходящіе. Менѣе всего подходятъ для этой цѣли колоніальные привозные товары, такъ какъ, подобно самимъ деньгамъ, они съ теченіемъ времени быстро дешевѣли, — особенно у насъ въ Россіи. Удобнѣе всего взять для сравненія хлѣбъ, — товаръ, наиболѣе необходимый для существованія и составлявши долгое время главную пищу населенiя.

Въ ХV-мъ вѣкѣ на 1 рубль можно было купить столько хлѣба, сколько на 130 руб. теперешнихъ.

Въ первую половину ХVІ вѣка цѣна хлѣба была въ 83 раза ниже теперешней, а во вторую половину вѣка — уже только 74-60 разъ ниже. Такимъ образомъ, въ концѣ ХVІ вѣка на рубль можно было купить вдвое меньше хлѣба, чѣмъ въ концѣ ХV вѣка; слѣдовательно, за столѣтіе покупная сила рубля упала вдвое. За тотъ же промежутокъ времени Европа пережила цѣлый экономическій переворотъ, благодаря разработкѣ рудниковъ Новаго Свѣта. Цѣны на западѣ стали не вдвое, а раза въ четыре выше прежнихъ...

Цѣны хлѣба поднялись въ началѣ XVII в. сразу въ пять разъ, и слѣдовательно во столько же разъ уменьшилась покупная сила рубля. Вмѣсто 60 нынѣшнихъ рублей, старинный рубль сталъ равняться всего 12-ти.

Внѣшнимъ толчкомъ къ такому рѣзкому возвышенію цѣнъ было, конечно, страшное разореніе, произведенное смутнымъ временемъ; но этотъ толчокъ только помогъ ослабить старинную изолированность русскаго рынка и далъ ему случай приспособиться до нѣкоторой степени къ положенію европейскаго рынка. Вѣроятно, поэтому — результатъ оказался прочнѣе породившей его причины. Отъ разоренія, произведенная смутой, Россія скоро оправилась, а цѣна рубля поднялась съ 12 всего до 14 рублей теперешнихъ при Михаилѣ Ѳеодоровичѣ и до 17 къ концу столѣтія.

рост ценинфляцияСмутное времяизолированность рынкапокупная сила рубля

Источник: [19.151]

Статья № 4
Расценки, 1888–1896

Съ 1888 года у насъ на фабрикѣ впродолженіе 8 ½ лѣтъ послѣдовалъ цѣлый рядъ сбавокъ расцѣнки. Съ нѣкоторыхъ товаровъ даже нѣсколько разъ было сбавляемо. Такъ, напримѣръ, въ 1889 году за кусокъ бумазеи мы (рабочіе) получали по 63 коп., и кусокъ былъ въ 84 аршина, а въ 1890 году мы стали получать 58, 55 и 53 коп. за кусокъ, а кусокъ сталъ уже, самое меньшее, въ 86 ½ аршина, а то и въ 92 и 93 ½ арш.

За «пике» платили намъ по 1 руб. 50 коп. съ куска. «Пике» переименовали въ «фасоне» и стали платить по 63 копеекъ; «пике » мѣра была 60 аршинъ, а «фасоне» не меньше 86 ½ аршинъ (хотя по табели надо-бы не больше 84 аршинъ). Прежде для полотна мѣра куска была 42 аршина и платили по 32 копейки, теперь по табели значится 60 аршинъ, но выходитъ 64, 66, 68 аршинъ и платятъ 42 копейки, т. е. на 20 съ лишнимъ аршинъ прибавили только 10 копеекъ.

Относительно берда и нитокъ въ основѣ, набора и колесъ — произволъ полнѣйшій, да и вездѣ, и во всемъ произволъ. Пять минутъ опоздалъ на работу, хотя и прибѣжишь, сейчасъ штрафъ; иногда, стоишь у двери и смотришь въ окно, а тебѣ пишутъ штрафъ; а если гуляешь по винѣ хозяина, то не платятъ, хотя гулять приходится часто.

И вотъ, наконецъ, наши ткачи, подъ вліяніемъ стачекъ, уже начавшихся тогда на другихъ фабрикахъ, прекратили работу 30 мая въ 12 часовъ дня и не возобновляли до 12 іюня 9 часовъ утра. Требованія наши были: 12-часовой рабочій день, съ 7 час. утра до 7 вечера и въ томъ числѣ 1 ½ часа на обѣдъ, а въ субботу въ 2 часа кончать совсѣмъ, при чемъ, конечно, чтобы заработная плата не уменьшалась прежняя, а, гдѣ можно, тамъ повысить...

рост ценподтасовки торгашейзабастовки

Источник: [20.67]
Комментарии

Статья № 5
В. П. Безобразов, 1869

Екатеринбургскій монетный дворъ

Екатеринбургскiй монетный дворъ, не подлежащій передачѣ въ частныя руки, имѣетъ то отношеніе къ вопросу о продажѣ казенныхъ горныхъ заводовъ, что ему принадлежитъ богатѣйшая нынѣ въ Екатеринбургскомъ округѣ лѣсная дача, составляющая единственный благонадежный резервъ древеснаго горючего матерьяла для развитiя горнаго металлургическаго производства въ этомъ округѣ.

Прирѣзка частей этой дачи къ прочимъ заводамъ, предназначеннымъ къ продажѣ, составитъ, кажется, необходимое условіе для этой продажи. Между тѣмъ монетный дворъ самъ нуждается въ значительномъ количествъ горючего матерьяла (до 9 000 куб. саженъ ежегодно); это количество къ тому же значительно увеличилось вслѣдствіе усиленія чеканки мѣдной монеты (съ 1857 г. положено чеканить до 2 мил. руб. въ годъ, а до этого года чеканились лишь 500 тыс. руб., хотя съ увеличеніемъ въ 1867 г. номинальной цѣнности мѣдной монеты, сравнительно съ внутренней, пропорцiя этихъ цыфръ дѣлается слабѣе въ отношеніи къ необходимому для нихъ заводскому дѣйствію); потребность въ топливѣ также нѣскольво увеличилась въ послѣднее время отъ замѣны водянаго двигателя паровымъ.

Какъ отъ упраздненія обязательнаго труда (в 1861 г. — Прим. ред.), такъ и отъ оскудѣнія ближайшихъ лѣсовъ, стоимость горючего матерьяла на монетномъ дворѣ значительно возрасла. Саженъ дровъ обходилась въ 1850 г. 76 к. и, непрерывно дорожая, дошла въ 1860 г. до 1 р. 61 к., въ 1865 г. до 2 р. 32 к., и въ 1866 г. 1 р. 96 к. Коробъ угля обходился въ 1860 г. 52 к., а въ 1866 г. 2 р. 37 к.
<...>
Цеховая стоимость выдѣлки монеты на Екатеринбургскомъ монетномъ дворѣ, въ періодъ времени съ 1850 по 1867 г., была весьма измѣнчива, отъ 70 к. до 1 р. 76 к. за пудъ. Эта стоимость незначительно возрасла отъ упраздненiя обазательнаго труда, а болѣе всего, кажется, зависѣла отъ количества ежегодной выдѣлки монеты, т. е., стоимость была тѣмъ дешевле, чѣмъ значительнее было количество выдѣлки.

Впрочемъ показанная за каждый годъ цеховая стоимость монеты такъ разнообразна, что трудно сдѣлать какое нибудь общее заключеніе. Можно только сказать съ достовѣрностью, что сверхъ вздорожанія горючего матерьяла, и прочія условія фабричнаго производства, въ особенности для издѣлій, предназначенныхъ къ дальней перевозкѣ, на крайній западъ Европейской Россіи, не обѣщаютъ быть особенно выгодны въ Екатеринбургѣ. Цѣны на хлѣбъ здѣсь неуклонно возрастали и съ 18 к. за пудъ ржаной муки въ 1850 г., дошли до 72 к. въ 1866 г. Рабочiя руки хотя и будутъ здѣсь всегда въ изобиліи, но будутъ всегда держаться высокихъ цѣнъ...

монетный дворсебестоимость денегповышение цен на хлеб

Источник: [19.155]

Статья № 6
В. А. Кокорев, †1889

Первый провал: крупная мнимо-серебряная единица

За два года до введения этой единицы, во всех сословиях заявлялись предостережения с выражением вредных от этого последствий. Никто не находил нужным возвышать стоимость жизни и приучать русских людей к широким расходам; но в это время еще никому не приходило в голову, чтобы крупная единица произвела другое зло, переместив за границу всю массу нашей золотой и серебряной монеты. Эту беду увидали лишь тогда, когда монета исчезла на всех внутренних рынках.

Слух о намерении правительства сделать монетною единицей серебряный рубль и тем самым удорожить денежную стоимость жизни в три с половиною раза появился в 1837 г. Слух этот сильно встревожил всех; каждому представлялось, что имеемый им капитал значительно сократится в выражении своей ценности при покупке на рынке разных потребностей жизни. Так, например: пенсионеры, получавшие примерно, 350 рублей в год, могли при установлении новой единицы получать только 100 рублей и, конечно, не верили в то, что жизнь их пойдет прежним порядком без всяких лишений. Заводчики и фабриканты, нанимавшие рабочих, предвидели, что, при определении новых окладов, переложенных на серебро, нельзя будет тому рабочему, который примерно получал в месяц 10 руб. 50 коп. на ассигнации, назначить только 3 руб. сер. Отсюда выводилось то заключение, что производство фабрикатов и заводских изделий вздорожает, а средства к покупке сократятся от непомерного возвышения денежной единицы...

1 июля 1839 г. последовало бракосочетание Великой княгини Марии Николаевны с герцогом Лейхтенбергским. Это была первая свадьба в царствование Императора Николая в царском семействе. Между значительными помещиками Костромской губернии (Шиповыми, Катениными, Куприяновыми и т. д.) шел разговор, передававшийся и в другие слои Костромского общества, что день бракосочетания Великой княгини будет ознаменован прощением декабристов. Все ожидали милостивого манифеста, и манифест действительно появился 1 июля, но не о декабристах, а о введении в действие серебряной единицы. И потекла русская жизнь широкою, но мутною струею по графе расхода, и стали мы жить, признавая наименьшим знаком ценности рубль серебра; тогда как Франция жила и ныне живет, несмотря на богатство ее почвы, приносящей доходность четыре раза в год (виноград, шелковицу, пшеницу и фрукты) на единицу (франк), сравнительную с нашим четвертаком, т. е. в 25 копеек ценности; а Германия на единицу (марка), равняющуюся нашим трем гривенникам. И стали наши меняльные столы на столичных, губернских и уездных рынках, обремененные массою екатерининских империалов и полуимпериалов и французских (по тогдашнему народному выражению) золотых лобанчиков и грудами петровских и екатерининских целковых и австрийских талеров, освобождаться от этих тяжелых грузов, и потекли эти грузы туда, где завистливо смотрели на богатства России, и зажили мы бойко, весело, укладывая в карманах не тяжелые ноши золота и серебра, а легкие бумажные знаки кредитных билетов...

В это время не было никаких газет, кроме «Северной пчелы», которая извещала о ходе русской жизни только сообщениями о поездке Фаддея Булгарина два раза в год на мызу его Карлово, близ Дерпта; следовательно, большинство людей могло судить о вредных последствиях серебряной единицы только по разрушительным явлениям той местности, в которой они жили.

Альбом гравюр (заказ и финансирование – А.Н. Демидов). Кострома. Окрестности, 1839
Альбом гравюр (заказ и финансирование – А.Н. Демидов). Кострома. Окрестности, 1839
Альбом гравюр (заказ и финансирование – А.Н. Демидов). Кострома. В обычной церкви, 1839
Альбом гравюр (заказ и финансирование – А.Н. Демидов). Кострома. В обычной церкви, 1839

В это время я жил в городе Солигаличе, на Севере Костромской губернии. Это самая глухая местность, далее которой нет почтового тракта, и потому очень естественно, что я не могу дать очертание тому расстройству, которое серебряная единица произвела вообще в России, а поименую только те бедствия, какие произошли около Солигалича, а именно: находившийся в городе Солигаличе солеваренный завод, принадлежавший мне в соучастии с моими дядьями, закрылся вследствие того, что при возвышенном для рабочих жалованье солеварение оказалось убыточным. Сто человек заводских рабочих пошли по миру и пятьсот человек дровопоставщиков и извозчиков для перевозки соли в ближайшие села и города потеряли свои заработки.

В городе Галиче и селении Шокше закрылись все замшевые фабрики, получавшие оленью кожу для выделки замши из Архангельской губернии (Мезени и Пинеги); в Костроме закрылись полотняные фабрики Дурыгиных, Угличаниновых, Солодовниковых, Ашастиных и Стригалевых; в Ярославле и Кинешме закрылись известные салфеточные фабрики, и вместе с этим уничтожился спрос на лен, оживлявший сельский быт в губерниях Ярославской, Вологодской и Костромской.

Если верить тому, что тлетворный ветер крупной серебряной единицы дул из Польши, то нельзя не признать, что злоухищрения польского подкопа под нашу экономическую жизнь попали в цель и произвели такой взрыв, от которого мы бедствуем полвека...

Крупная серебряная единица, спровадив наши империалы и целковые за границу, не замедлила привести нас к необходимости приступить к заграничным займам...

Хотя вышеизложенные провалы значительно поколебали крепость русских финансов, но европейская экономическая интрига устремилась еще на новый пункт сокрушения нашей внутренней экономической силы. Начинаю речь о Кяхте, этом разменном пункте, в котором китайские чаи приобретались на сибирские меха и произведения московских и владимирских фабрик, как то: суконных, плисовых, парчовых и тюлевых.
Нам почему-то вздумалось уничтожить разменную торговлю, основанную Петром I и укрепленную Екатериною II, допущением покупки в Кяхте чая на золото и серебро.
Вскоре после этого был разрешен ввоз китайского чая по всем заграничным западным таможням и в портах морей Балтийского и Черного. С введением этого узаконения прекратилось приготовление в России разных тканей для Китая, и нам пришлось платить европейской торговле за чай десятки миллионов рублей в год, не говоря уже о тех потерях, какие понес Сибирский тракт, на расстоянии более 10 000 верст от Кяхты до Москвы, от сокращения перевозочного движения...

Мы употребили выражение, что серебряная единица была введена только в виде серебряного рубля, потому что в народном обращении этого рубля нигде не оказалось через 3-5 лет после манифеста 1 июля 1839 г., и целые поколения народились и сошли в могилу, не видав ни разу монеты, хотя жизнь их шла по бумажной переписке на какой-то серебряный рубль. Следы этой фальши существуют и доньше в наших старых медных деньгах, на которых сказано пять копеек серебром, три копейки серебром и т. д. Археологи будущих столетий получат полное право считать наше время до того невежественным, что мы даже медь признавали за серебро...

Князь А. Голицын-Прозоровский передавал свое воспоминание о том, как однажды к матушке его приехал прямо из Государственного совета граф Литта1 и торжественно заявил: La Russie est ruinee (Россия разорена). На вопрос, что это значит, он сообщил, что состоялось решение ввести серебряную единицу (Русский Архив 87 г.)...

Давно подмечено лучшими мыслителями, что русская жизнь имеет два течения: одно правительственное, а другое — народное. В доказательство этого приведем удивительный пример. В 1839 г. введена серебряная единица; но народная жизнь десятки лет продолжала идти во многих местах по старому счету, т. е. на ассигнационный рубль. Через 30 лет после введения крупной единицы во всех местностях, где мы начали строить железные дороги, при появлении железнодорожных инженеров и агентов по отчуждению земель, оказалось, что народ живет еще на прежний, дешевый рубль, не усвоив себе переложения на серебро. Это обнаружилось при толкованиях владельцев земель с агентами в определении цен за отчуждаемые земли. В Урюпинской станице Войска Донского требовали с железнодорожников по рублю за курицу, и когда отдавали казакам рубль серебра, то они давали сдачи 70 копеек. Даже и теперь есть местности, где еще не привился к народной жизни замудрованный счет на какое-то серебро.


1 Ю. П. Литта — миланец, Министр Мальтийского ордена при Российском дворе, обер-камергер, †1839. — Прим. ред.

Изображения в более высоком разрешении можно выбрать в разделе Рефераты. Там же и ссылки на источники заимствования.

зверства экономикисеребряный стандартзолотой рубльпредтечи Виттестагнациязакат Империи

Источник: [19.164]
Комментарии

Статья № 7
Михаил Кашкаров, 1898

Изъ приведенной таблицы видно, что по мѣрѣ увеличенія выпуска ассигнацій, курсъ ихъ постепенно падалъ, такъ что, когда въ 1808 г., послѣ тильзитской войны, въ нѣсколько мѣсяцевъ ихъ было выпущено на сумму до 95.000.000 р., то въ 1809 г. онъ упалъ до 43 1/3 к., а въ 1810 г. до 25 2/5 к.

Годы Выпущено ассигнацiй въ теченiи года Количество всех ассигнацiй, находящихся въ обращенiи къ концу года Курсъ на с.-Петербургской биржѣ ассигнацiонного рубля въ серебряныхъ копѣйкахъ
1769 2.169.975 2.619.975 99
1775 1.448.200 21.500.000 99
1787 53.780.750 100.000.000 97
1794 21.550.000 145.550.000 71
1795 4.450.000 150.000.000 70 ½
1812 64.500.000 645.894.400 25 ½
1813 103.440.000 749.125.400 25 ½
1822 44.968.230 606.716.870 26 ½
1823 10.940.566 595.776.310 26 2/5
1843 10.940.566 595.776.310 27 ¼

Одного бѣглаго взгляда на приведенныя сейчасъ цифры достаточно для того, чтобы замѣтить почти точную обратную пропорцію между количествомъ выпущенныхъ въ обращеніе ассигнацій и ихъ курсомъ. Замѣтное паденіе ихъ цѣны началось съ 1788 г. послѣ того какъ сумма ихъ была увеличена до 100.000.000 р.; затѣмъ послѣ каждаго значительнаго выпуска замѣчается сразу пониженіе ихъ курса, какъ напр. это было въ 1804—1810 гг., когда сумма ихъ съ 261.000.000 р. увеличилась до 579.000.000 р., а курсъ упалъ съ 77 до 25 2/5 к. Наоборотъ, съ изъятіемъ ассигнацій изъ обращенія, курсъ ихъ хотя и повышается, но весьма незначительно…

Нѣсколько словъ относительно внѣшней стороны ассигнацій.
Первоначально ассигнаціи были выпущены только 4 достоинствъ: 25 р., 50 р., 75 р. и 100 рублеваго достоинства, но затѣмъ указомъ Сенату 20 Іюля 1771 г. печатаніе ассигнацій 75-ти-рублеваго достоинства было прекращено, такъ какъ ихъ стали поддѣлывать изъ 25 рублевыхъ. Манифестомъ 28 Іюня 1786 г. установлены были ассигнаціи также 5-ти и 10-ти-рублеваго Внѣшній видъ ассигнацій мѣнялся три раза, и ассигнаціи каждаго изъ этихъ видовъ находились въ обращеніи:

Согласно указу 16 Марта 1786 г. ассигнаціи носили надпись: «объявителю сей государственной ассигнаціи платить Ассигнаціонный Банкъ…. рублей ходячею монетою» достоинства и, наконецъ, Высочайшимъ повелѣніемъ 14 Февраля 1819 г. — 200 рублеваго достоинства.

Для наблюденія за точнымъ исполненіемъ государственными кредитными установленіями правилъ и для ревизіи ихъ отчетовъ 7 Мая 1817 г. учрежденъ былъ совѣтъ государственныхъ кредитныхъ установленій, которому, между прочимъ, предписывалось смотрѣть за тѣмъ, извлекаются ли ассигнаціи изъ обращенія и предаются ли истребленію, и въ точности ли исполняется законъ о прекращеніи дальнѣйшаго ихъ выпуска. Затѣмъ для той же цѣли 10 Мая 1817 г. и 16 Іюня 1818 г. изданы были положенія о пріемѣ добровольныхъ вкладовъ въ государственную коммисію погашенія долговъ, взамѣнъ которыхъ постановлено выдавать билеты приносящіе 6 % непрерывнаго дохода; вклады эти исключительно предназначались для изъятія изъ обращенія ассигнацій. Наконецъ, для той же цѣли заключены были также внѣшніе займы: 16 Августа 1820 г. у братьевъ Берингъ въ Лондонѣ и Гоппе въ Амстердамѣ — 40.000.000 р. и 23 Іюня1822 г. у Ротшильда — 43.000.000 р.

Всего было изъято съ 1817 г. ассигнацій изъ обращенія… до 229,3 мил. р., соотвѣтственно чему значительно увеличились и платежи по государственнымъ долгамъ; что же касается до курса ассигнацій, то хотя ихъ изъятіе имѣло результатомъ его упроченіе, но поднялся онъ, какъ видно изъ тѣхъ же данныхъ, весьма незначительно.

На 1834 г., Высочайше утвержденнымъ 2 Декабря 1833 г. мнѣніемъ Государственнааго Совѣта, курсъ былъ первоначально оставленъ тотъ же, т. е. 3 р. 75 к. ассигнаціями за 1 рубль золотомъ и 3 р. 60 к. за рубль серебромъ, причемъ Министру Финансовъ было предоставлено, въ случаѣ необходимости, входить съ представленiями объ измѣненіи курса и въ теченіе года, но затѣмъ, Высочайше утвержденнымъ 23 Іюня 1834 г. мнѣніемъ Государственнаго Совѣта, курсъ на золото былъ пониженъ до 3 р. 65 к. ассигнаціями.

Мѣры эти, однако, успѣха не имѣли и лажъ не только не уменьшался, но постепенно увеличивался какъ на серебро такъ и на ассигнаціи, причемъ въ разныхъ мѣстностяхъ онъ былъ весьма различенъ. Такъ напр. въ 1837 г. въ Москвѣ и нѣкоторыхъ другихъ внутреннихъ губерніяхъ рубль серебромъ стоилъ 4 р. 20 к., а лажъ на ассигнаціи составлялъ 17 %, въ Петербургѣ рубль серебромъ стоилъ 3 р. 75 к., а лажъ на ассигнащи составлялъ 6 %, въ Нижегородской и Ярославской губ. рубль сер. стоилъ 420 к., лажъ на ассигнаціи доститалъ 18 %, въ губерніяхъ Виленской, Минской и Гродненской за 100 р. ассигнаціями платили 28 р. серебромъ, т. е. около 357 1/7 к. за рубль серебромъ, въ Сибирскихъ губерніяхъ лажа не существовало вовсе, а въ губерніяхъ Остзейскихъ не было другого курса на монету, кромѣ биржевого и т. д.

Съ установленіемъ чеканки размѣнной монеты 72 пробы началась переплавка монетъ прежнихъ чекановъ. Чеканка монеты 72 пробы продолжалась, до 1867 г. и, какъ видно изъ приложенія I къ настоящей главѣ (стр. 179), всего было начеканено до 37.000.000 р., въ счетъ которыхъ переплавлено монеты прежнихъ чекановъ до 30.000.000 р., а для остальныхъ употреблено серебро, получавшееся изъ рудъ Алтайскихъ эаводовъ.

Затѣмъ, вслѣдствіе паденія курса на 25 и болѣе % сравнительно съ нарицательной стоимостью серебряной банковой монеты, монета 72 пробы съ пониженнымъ внутреннимъ достоинствомъ лишь на 15 % стала уходить большими массами за границу, такъ что въ ней въ скоромь времени ощутился недостатокъ, для пополненія котораго сдѣланъ былъ, между прочимъ, заказъ на выдѣлку свыше 9.000.000 р. этой монеты на монетныхъ дворахъ Парижа и Страсбурга.

Несмотря, однако, на это, недостатокъ, съ дальнѣйшимъ пониженіемъ курса, все увеличивался и былъ таковъ, что для разсчетовъ съ рабочими частныя лица выпускали размѣнные знаки…

Начеканено монеты на С.-Петербургскомъ Монетномъ Дворѣ въ 1897 г.


  Число кружковъ Стоимость, рублей
Золотой монеты:    
Имперiаловъ (15 р.) 11,900,000 178.500.000
Полуимперiалов (7 ½ р.) 16,829,000 126.217.500
Пятирублевой 5,272,000 26.860.000
    331.577.500
Серебряной банковой:    
Рублевой 18,515,000 18.515.000
Размѣнной:    
15-ти копѣeчной 3160,009 474.000 35 коп.
10-ти 3,150,009 315.000 90
5-ти 2,020,009 101.000 43
89.002 р. 70 к.

Въ заключеніе слѣдуетъ замѣтить, что такъ какъ статистическая часть настоящаго изслѣдованія относится къ періоду заканчивающемуся 1896 годомъ, то во всѣхъ таблицахъ подъ рублемъ золотымъ подразумѣвается, соотвѣтственно годамъ къ которымъ пріурочены данныя, рубль чекана по закону 1839 или 1885 гг., т. е. содержаний въ себѣ 27 или 26,136 д. чистаго золота, причемъ въ тѣхъ немногихъ случаяхъ, когда приходилось имѣть дѣло съ данными 1897 г. и съ золотымъ рублемъ чекана по закону 1897 г. (т. е. содержащимъ 17,424 д. чистаго золота), объ этомъ, во избѣжаніе недоразумѣній, каждый разъ помѣщена оговорка.

курс валютыкросс-курсассигнациимонетыбумажные деньгиноминалыконтрольвалотильность

Источник: [19.169]

Статья № 8
М. И. Пыляев

Курс франка в Моcкве 1812 года:

Три дня спустя послѣ приказа Наполеона, театръ былъ открыть для военной публики. Вотъ первая афиша, которую передаемъ съ фотографическою точностію:

 Театр Наполеона в Москве. Первая афиша, 1812
 

война 1812театр НаполеонаМосквакурс рубля к франку

Источник: [19.173]

Статья № 9
Л. В. Дубельт, 1851

ДЕКАБРЬ 21 (перевод с французского).
Правительство заметило, что обращающиеся в народе кредитные билеты без большого затруднения могут быть переводимы на камень и потом гравированы, а потому изобретено новое средство покрывать билеты таким лаком, который не допустит их перевода на камень. Экспедиция заготовления государственных бумаг уже изготовила таких билетов на 7 миллионов рублей, которые будут выпущены в обращение с нового 1852 года, а прежние билеты мало-помалу уничтожены. В Риге обнаружен литограф Матшков, который изготовил 600 десятирублевых фальшивых кредитных билетов и более ста успел уже пустить в оборот. Он и сам в этом сознался.

фальшивомонетничество в XIXфальшивые деньгиподделка ассигнаций

Источник: [20.120]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,126