Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь > Разделы и темы > Армия, флот и охрана границ > Людские потери в сражениях > Славяне и российские этносы (XIX век)

24. Армия, флот и охрана границ

Людские потери в сражениях. Славяне и российские этносы (XIX век)

Сведения, Ростопчин, Понасенков, Бабкин

Статья № 1
Сведения о потерях в Витебске и окрест в 1812 году

О потерѣ жителей г. Витебска, потерпѣнной отъ нашествія непріятельскаго французскаго войска 1812 г., доставлены при рапортѣ Вит. Гор. Думы, обще съ Магистратомъ, 30 Апрѣля 1813 г., за № 287, быв. тогда Витебскому гражд. губернатору вѣдомости съ объявлений, поданныхъ разоренными хозяевами (См. Дѣло Вит. Гр. Думы 1813 г., № 26); изъ коихъ видно, что потери 221 жит. христіансваго общества, въ ограбленіи наличныхъ денегъ и разнаго имущества, простирались на 559,854 р. 44 коп., 189 жит. евр. об. — на 1,003,780 р. 15 ½ к., 46 л. разночинцевъ и духовнаго зв. — на 124,102 р., а всего вообще на 1,687,736 р. 59 ½ коп.

Число домовъ, какое состояло въ городѣ Витебскѣ до нашествія неприятеля, въ томъ-же почти осталось и послѣ онаго; только разломана одна каменная церковь Св. Преображенія, вновь выстроенная до большей половины оконъ, съ каменного старою и деревянного новою колокольнями, стоявшія на площади противъ дома, занятаго Наполеономъ, — чрезъ что причинено убытка на 12,000 р., какъ старосты оной (церкви) подъ долгомъ присяги объявили.

Жителей въ г. Витебскѣ во время войны 1812 г., какъ видно изъ упомянутаго же рапорта, числилось: душъ христіанскихъ: купеческихъ 376, мѣщанскихъ 2 943; изъ евреевъ: купеческихъ 56, мѣщанскихъ 3 333; итого мужескаго пола 6 708 душъ.

Изъ числа оныхъ, со дня занятія непріятелемъ города, по время отправленія того рапорта (30 Апр. 1813 г.), отъ занесенной непріятельскимъ войскомъ заразительной болѣзни и отъ нападенія непріятеля — убыло: христіанъ: купцовъ 87, мѣщанъ 1124; евреевъ: купцовъ 4, мѣщанъ 1 200 д., а всего 2 415 душъ; на лицо осталось: христіанъ 2 108, евреевъ 2 185.

Сколько сожжено а зарыто въ землю человѣческихъ тѣлъ и скотскихъ труповъ на поляхъ битвъ — свѣдѣній по Думѣ и у жителей не имѣется, такъ какъ большія сраженія происходили внѣ города; по окончаніи же войны, великое истребление было, какъ военно-плѣнныхъ французовъ, такъ и здѣшнихъ жителей, отъ нанесенной заразы (Дѣло Вит. Гр. Д. 1812 г., № 36)... французовъ, числомъ неизвѣстно, ибо сожженіе оныхъ поручено было чиновникамъ нолиціи; но по количеству дровъ, отпущенныхъ Думою на сіе сожженiе, видно, что значительное число умерло оныхъ... Апрѣля 1813 г., за № 278, значится употребленныхъ на одно только сожженiе мертвыхъ тѣлъ до 165 саж. дровъ.

Потеря помѣщиковъ и дворянъ Ватебскаго уѣзда простиралась свыше трехъ милліоновъ руб.

Убитыхъ погребено на пространствѣ 17 в., до границы Могилевской губ., до 2 тыс. человѣкъ. Уже во время изгнанія непріятеля, имъ, по ограбленіи, были сожжены: 1) имѣніе Велидичь, кн. Огинскаго; 2) имѣніе Лукишки, ген. Чорбы; 3) купеческіе амбары надъ р. Лучосою; 4) домъ помещика Петра Шаверновскаго, въ 8. в. по Островенской дорогѣ.

людские потери 1812Витебскразрушенияпривнесённые болезнисожжение трупов

Источник: [19.159]

Статья № 2
Ф. В. Ростопчин, 1812

Губернатор Москвы комментирует агитки Наполеона

Бюллетень Наполеона № 19 отъ 16-го Сентября:
— Русскіе потеряли пятьдесятъ тысячь человѣкъ въ сраженіи при Москвѣ рѣкѣ (battaille de lа Moskowa). Число убитыхъ и раненыхъ Генераловъ, поднятыхъ на мѣстѣ сраженія, простирается до сорока пяти или пятядесяти.
Ф. В. Ростопчин:
— Мы потеряли только убитыми и ранеными отъ тридцати до тридцати шести тысячь человѣкъ, тысячу семь сотъ тридцать два офицера и осьмнадцать Генераловъ. Наполеонъ потерялъ убитыми и ранеными болѣе пятидесяти тысячь человѣкъ, тысячу двѣсти Офицеровъ и сорокъ девять Генераловъ. Мнѣ достались всѣ рапорты отъ одного Офицера, которому они были препоручены, и кои находились въ канцеляріи Князя Невшательскаго. Этотъ Офицеръ, раненый при Бородинѣ находился въ Голицынской больницѣ.
<…>
— Тридцать тысячь раненыхъ или больныхъ Русскихъ находятся въ гошпиталяхъ, оставленные безъ помощи и пищи.
— Отъ шестнадцати до семнадцати тысячъ были отправлены на четырехъ тысячахъ подводахъ наканунѣ занятія Москвы въ Коломну, откуда они поплыли Окою на большихъ крытыхъ баркахъ въ Рязанскую Губернію, гдѣ были учреждены Гошпиталк. Двѣ тысячи раненыхъ оставалось въ Москвѣ.

Бюллетень № 20 отъ 17-го Сентября:
— Тридцать тысячь Русскихъ раненыхъ и больныхъ сгорѣли.
— Я уже сказалъ, что ихъ не болѣе было двухъ тысячь, и два гошпиталя, въ которыхъ они находились, также не сгорѣли.

Наполеон1812бюллетенипропагандадезинформацияпожарМосквапотери

Источник: [19.165]

Статья № 3
Е. Н. Понасенков

Теперь мы переходим к важному вопросу о потерях, понесенных обеими сторонами...

А. А. Керсновский исчислял количество русских, погибших в войнах, которые вел сам Александр I, в 800 000 человек («одна война с Наполеоном 1812–1814 годов обошлась России в 600 000 жизней»). Существует страшный документ, на который почему то боятся обращать внимание (или просто они плохие исследователи) мои коллеги: это официальный подробный рапорт министра полиции А. Д. Балашова (1770–1837) о числе погребенных специальными дружинами человеческих трупов от Москвы до западной границы России. Итоговая цифра поражает: 403 707 трупа!

Поразительный факт: спустя всего 3 недели после отбытия из Тарутина главная армия потеряла 50 000 человек, из которых всего лишь 10 000 были боевыми потерями, а остальные — жертвы холода и голода! В процентном отношении — это даже несколько более того, что потеряла от тех же причин армия Наполеона. Я повторяю: вопреки расхожему среди российских и советских пропагандистов и обывателей мнению о том, что в России «сгинула» армия вторжения, цифры и факты обязывают нас утверждать, что в осенне-зимнюю кампанию в 1812 году погибла и центральная группировка русской армии (к этой теме мы еще вернемся ближе к финалу данной главы).

Достаточно вспомнить цифры потерь французов в двух самых существенных боевых столкновениях 1812 года: в Смоленском сражении — всего около 10 тыс. чел. (максимально: по данным официозной российской энциклопедии), и при Бородине — около 22 тыс. чел. То есть всего 32 тыс. чел., причем часть раненных при Смоленске уже могли участвовать в Бородинском бою, и некоторые раненые 7 сентября вскоре вернулись в строй!

Авторы обобщающих исследований о 1812 года, как правило, полностью замалчивают тему русских военнопленных, а их было несколько десятков тысяч! Не буду перечислять все бои, в которых были захвачены русские солдаты и офицеры, приведу всего несколько примеров: 400 чел. взято в сражении у Вилькомира, 320 при Гросс Экау, в боях при Городечне — 500 и 400, при Красном — около 1 200, в Смоленском сражении и при Валутиной горе — 2–3 тыс., при Бородине около 1 000, под Ригой 30 сентября 2–3 тыс., Корпус Ф. В. Остен Сакена (Фабиан Готлиб фон дер Остен Сакен: 1752–1837) 17–18 ноября потерял 2,5 тыс., а 25 го еще 500!
В боях на Березине французы победители взяли минимум 1 800 русских пленных. Здесь же вспоминаем и тех русских раненых, которых французы сумели частично спасти во время пожаров в Можайске и в Москве (хотя большая часть сгорела...) — это еще около 16–17 тыс. И так далее!

Подчеркну: в отчие от абсолютного большинства французских пленных, русские были именно пленены — с оружием в руках. Некоторые погибли от голода в период отхода Наполеона от Москвы до Немана, но большая часть все же была выведена, многие достигли Франции (и там, кстати, пожелали остаться). Автор биографии Наполеона, опубликованной в Англии уже в 1815 году (это издание украшает и мою личную коллекцию), Дж. Робертсон, говорит о 30 000 русских пленных.

В 1815 г. об этом еще помнили — но постепенно забыли даже в историографии.

Среди пленных, взятых наполеоновскими солдатами в России, был, к примеру, Василий Алексеевич Перовский (1795–1857) — в будущем генерал-адъютант, фаворит Николая I и оренбургский губернатор (граф с 1855 г.). Примечательно, что он доводился внуком морганатическому мужу императрицы Елизаветы Петровны (1709–1762) графу А. Г. Разумовскому (1709–1771) — и двоюродным дедом участницы заговора с целью убийства царя Софьи Перовской (1853–1881). В роду популярнейшего бельгийского писателя Жоржа Жозефа Кристиана Сименона (1903–1989) существовала легенда о том, что его предком был рядовой русский солдат Семёнов, который был взят в плен в России.

Давайте вспомним (возвращаясь к главе, описывающей начало Русской кампании), что в Великой армии состояло 44,8% солдат иностранных — не французских контингентов. Большинство из них — это бывшие и будущие (или уже в 1812 году перешедшие на сторону врага) союзники России, которые воевали во всех антифранцузских коалициях. Таким образом, мы понимаем, что потери собственно Франции (с включением недавно присоединенных территорий, населенных жителями, не являвшимися этническими французами!) необходимо уменьшить в разы.
О. В. Соколов, анализируя подлинные документы, пришел к выводу, что в июне 1812 г. только по завышенному списочному составу в Великой армии числилось всего чуть более 200 тысяч французов (из исконных департаментов). Документы, факты, цифры свидетельствуют, что война 1812 года была трагедией не для далекой Франции, а именно для России! Но факты в сознании масс были заменены мифами пропаганды и эффектными картинами, когда казаки налетали (к примеру, на Березине) на безоружных, а также тянувшихся вместе с наполеоновской армией штатских — актеров, чиновников, женщин и детей.

Далее. Если бы армия Наполеона «была полностью уничтожена» в декабре 1812 года, как бы уже в феврале — марте 1813 года он собрал в Саксонии 200 000 войска, с которыми затем разбил русских и их союзников в сражениях под Лютценом и Бауценом?!
<...>

<>Продолжая выяснять итоги битвы (при Бородино) — узнаем потери сторон.
Практически все русские историки-участники войны 1812 года, а затем исследователи девятнадцатого века определяли потери русской армии в 50–60 тыс. человек... И только много позже архивист С. В. Шведов дополнил данные этой ведомости другими архивными материалами (учитывающими неучтенные части) — и выяснил самую достоверную на данный момент цифру потерь русских — 53 тысячи человек (то есть научным способом вернулся к выводам участников боя). Я полагаю, что, если изыскания на сей счет будут продолжены, то данная цифра может быть уточнена только в сторону ее увеличения.
Таким образом, М. И. Кутузов потерял почти половину регулярных войск! Это была катастрофа — ведь армия разгромлена: подобного масштаба уничтожения живой силы противника Наполеон не достигал даже под Аустерлицем и Фридландом. Солдаты М. И. Кутузова были буквально расстреляны в упор — и без всякого смысла.

*

Теперь обратимся к французским потерям. К большому научному сожалению, долгие годы некоторые отечественные «историки» повторяли комическую сказку, вброшенную еще «сумасшедшим Федькой» (так называла Ф. В. Ростопчина Екатерина II) про 58 тыс. человек.
В 1813 году генерал-губернатор и поджигатель Москвы опубликовал агитационную фальшивку — мнимый список потерь французских корпусов при Бородине. Но те, кто открывали этот список, могли лишь посмеяться: в него был, например, включен некий «10 й армейский корпус А. Монсея». На самом деле, 10 й корпус действовал у Риги! И командовал им Ж. Э. Макдональд! А маршал Б. А. Ж. де Монсей (1754–1842) вообще никогда в России не был...

Подлинные архивные документы, опубликованные еще в 1842 году инспектором смотров Главного штаба Великой армии Пьером Полем Денье (1781–1848), дают нам конкретные репрезентативные цифры (собранные им же самим для Наполеона непосредственно в 1812 году!): 28 086 человек (6 567 убитых и 21 519 раненых) — за оба (!) дня боев (у Шевардина 5 го сентября и 7 го числа — в генеральном сражении).
Именно от этих данных уже более 150 лет отталкиваются многие серьезные авторы западной историографии, а в последние 30 лет — и солидные отечественные исследователи. Любопытно, что тот же Денье на той же странице приводит и свое мнение о потерях русской армии (50 000), однако большинство авторов, не читавших его книгу лично, а лишь пользующихся чужими ссылками (и то хорошо...), об этом не знают: получается так, что я сейчас об этом вам рассказываю первым.

<...>

А кто же заявил о «победе» русских? Кто положил начало формированию совершенно психически и фактически неадекватного мифа о «победе», после которой потерявшая половину армия бежит к Москве, сдает Москву, а потом растворяется, мародерствует и еле собирается в далеком лагере? Ответ прост: это все тот же «кофейник Зубова», «проспавший» всю битву, человек, на котором во многом лежит ответственность в страшном поражении — Кутузов. Он весьма и весьма хитро (в духе царедворца восемнадцатого века) отписал царю красивую реляцию со словами «неприятель нигде не выиграл ни на шаг земли» (что, как мы уже знаем, было абсолютной, стопроцентной ложью). Таким образом, в Петербурге успели обрадоваться, рассудили, что Наполеон остановлен, что Москва спасена! Царь на ложных радостях пожаловал Кутузову фельдмаршальское определение и 100 000 рублей! Однако, когда вскоре обман про «победу» выяснился, Кутузов всего этого не вернул (хотя царь и писал ему раздраженные письма!)...

Об этом позорном мошенничестве ярко живописует участник войны — знаменитый генерал Ж. Б. А. М. де Марбо:

«Хотя русские были побеждены и вынуждены покинуть поле битвы, их главнокомандующий Кутузов имел дерзость написать императору Александру, что он только что одержал над французами великую победу!
Это ложная новость достигла Санкт Петербурга в день рождения Александра (уточняю — не Дня рождения, а тезоименитства — прим. мое, Е. П.) и вызвала там большую радость. Были отслужены молебны. Кутузова провозгласили спасителем родины и произвели в фельдмаршалы.
Однако правда вскоре стала известна. Радость превратилась в траур. Но Кутузов уже стал фельдмаршалом! Именно этого он и хотел.
Любой другой монарх, помимо робкого Александра, строго наказал бы нового фельдмаршала за его грубую ложь, но Кутузов был нужен, поэтому он остался во главе армии».

история 1812подлоги историигражданская война 1812людские потериложь статистики от Кутузова

Источник: [21.174]

Статья № 4
В. И. Бабкин

Война 1812 года. Ополчение

Решающей силой в разгроме наполеоновских войск в Западной Европе была русская армия, завершившая свое победоносное наступление занятием 31 марта 1814 г. Парижа. Эти успехи были одержаны при поддержке 150-тысячной армии ополчения. Русская армия с боями прошла 3 тыс. км. На этом боевом маршруте было дано много сражений, взято в плен 120 тыс. неприятельских солдат (в том числе 26 генералов, 500 офицеров), захвачено 1310 орудий, взято 10 крепостей. Только при взятии Парижа взяли в плен 7 генералов, 100 офицеров и 20 тыс. неприятельских солдат. Из десяти взятых крепостей на долю ополчений приходится восемь: Данциг, Новое Замостье, Модлин, Глогау, Торгау, Дрезден, Магдебург и Гамбург. Конные полки Тульского и Украинского ополчений принимали участие в боях при в зятии Парижа.

Но ополченская армия в походах и боях за границей понесла огромный урон. Многочисленные документы свидетельствуют, что главной причиной больших потерь было плохое снабжение ратников обмундированием и продовольствием. Из 12 985 ратников Петербургского ополчения, бывших в заграничном походе, вернулось 6 237, т. е. менее половины. Причем, как это видно из так называемой окончательной перечневой ведомости от 4 сентября 1815 г., убитых и без вести пропавших было 672 человека. Около 7 тыс. человек умерло в госпиталях и полковых околодках во время походов.

Ратников Новгородского ополчения из 10 435 человек вернулось домой 3 131. Ратников Тульского ополчения вернулось из 13 513 всего 5 939 человек.

Но поражают такие факты: Тверское и Владимирское ополчения не участвовали в заграничном походе, а их потери не меньше. Так, из 12 636 ратников Тверского ополчения вернулось домой 45 772, а из 14 084 Владимирского — 6 851 человек. Воины этих ополчений гибли в госпиталях.

Еще больший урон понесли ратники ополчения III округа, совершившие славный боевой путь с берегов Волги до Эльбы и Гамбурга. Всего выступило за границу 54 598 ратников. Потери только за время похода к району боевых действий составили 16 762 человека4. Из этого числа оказались в госпитале 13 877 и умер 1 851 воин.

Меньший урон понесло Украинское ополчение, однако и он велик. Так, из 13 тыс. воинов Полтавского и Черниговского казачьего ополчений вернулись на родину 12 484.

Более значительный урон понесло земское ополчение. Из более чем 40 тыс. ратников вернулись только 22 579.

война 1812ополчение 1812потери ополченияжертвы войны 1812

Источник: [20.173]

История и баланс событий. Вып. 4

   Внимание!  Здесь может быть Ваша реклама:  баннер или гиперссылка.   Контакты по E-mail

Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь Канал в Яндекс.Дзен >>

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010 - 2021

▲ Наверх

0,121