▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Армия, флот и охрана границ → Армия и флот в мирное время → Славяне и российские этносы (XVII век)

24. Армия, флот и охрана границ

24.40. Армия и флот в мирное время. Славяне и российские этносы (XVII век)

Гордон, Петрей, Витсен, Койэтт, Давид, Давид, Идес и Бранд, Фабрициус

Статья № 1
Патрик Гордон, †1699

Он (Илья Данилович Милославский — Прим. ред.) велел нам разобрать пики и мушкеты (бывшие наготове) и показать, как мы умеем владеть оружием. Я с удивлением сказал ему, что если бы знал об этом заранее, то прихватил бы одного из моих слуг — тот, возможно, обращается с оружием получше меня — и добавил, что владение оружием — последнее дело для офицера, а самое существенное состоит в руководстве. Прервав меня, он заявил, что даже лучшие из полковников по прибытии в эту страну должны так поступать. Я ответил: «Раз уж таков обычай, я готов» — и, управившись с пикой и мушкетом во всех позитурах к его полному удовольствию, вернулся домой...

Сентября 17. Мне дали приказ принять от одного русского 700 человек, назначенных в наш полк. То были беглые солдаты из нескольких полков, доставленные из разных мест. Приняв оных, я выступил через Иноземскую слободу в Красное Село, где нам дали квартиры, и обучал этих солдат дважды в день при ясной погоде...

Солдаты позволяют себе вольность держать для своих нужд водку и иногда её продавать. Сие наносит ущерб доходам Его Величества (прибыль от всех крепких напитков, что варят или изготовляют в его государстве, идёт в казну). Всем строго запрещено торговать оною в малых долях, а нарушение сего карается крайне сурово. Повсюду соглядатаи и сыщики, кои при вести о торговле такими напитками немедля доносят и сообщают в приказ.

Как-то в воскресенье, после полудня, когда я был в Иноземской слободе, к дому, где у солдат имелась водка, явился стряпчий с 20 или 30 стрельцами. Дверь была заперта, и прежде чем те смогли войти, солдаты перенесли водку в сад. После тщательного обыска ничего не нашлось, солдаты изобразили возмущение и грубо выпроводили стряпчего и стрельцов за двери. Оказавшись на улице, те кликнули своих товарищей на подмогу и снова ворвались в дом и сад, где обнаружили водку и забрали оную, а также нескольких солдат. Но на шум сбежались другие солдаты и не только отбили своих и водку, но, сцепившись со стрельцами, прогнали их к городским воротам, где те усилились прочими, кои там живут, и отбросили солдат обратно.

К этому времени обе стороны получили подкрепления. Стрельцов было около 700, солдат около 80, однако благодаря узости улицы и превосходству в отчаянной отваге, солдаты загнали стрельцов в ворота белой стены (Белый город — Прим. ред.). При этом 600 стрельцов, прибывших из главной охраны крепости, отрезали путь тем, кто пробрался в ворота, и схватили 27 из них. Назавтра, после дознания, они были биты кнутом и сосланы в Сибирь...

Всю эту зиму я провел в невыразимых усилиях и заботах. Дважды в день я должен обучать полк, и не проходит дня без приема или передачи солдат для отсылки по своим гарнизонам и полкам. Ведь все наши солдаты были всего лишь беглецами, коих губернаторы ловят по местам их проживания и отправляют в Москву. Да и отсюда редкий день кто-нибудь не убегал...

Января 14. В поле у Новодевичьего монастыря соорудили возвышение, и все пехотные полки были выведены из Москвы и расставлены a la hay (Рядами — Прим. ред.). Стремянной полк (Конвой царя — Прим. ред.) был построен вдоль ограды вокруг помоста, а наш — 1600 человек в двух батальонах, или эскадронах, — во фронт за пределами оной.

Император, проследовав через стрелецкие полки, стоявшие по обе стороны дороги, поднялся на возвышение. 50 пар литавр на высоком дощатом помосте все время издавали нестройный гул. Затем полкам было приказано открыть огонь, что они и исполнили поочередно, хотя очень нестройно, начиная с ближайших от города, а после — Стремянной и выборные полки, стоявшие справа от нас. Когда все закончили, мы сперва выстрелили из своих шести орудий, потом из мелкого ружья, каждый эскадрон отдельно и все словно единым выстрелом; во второй и в третий раз — так же. Сие настолько понравилось Его Величеству (Алексею Романову), что он приказал нам дать еще один залп, и мы сделали это весьма успешно.

Источник: [17.14]

Статья № 2
Пётр Петрей, 1601–1605, ...1613

Когда москвитяне намерены вести войну с каким-нибудь государем, то они ещё за год до того делают смотр своим войскам по всей стране, дворянам, конным и пешим воинам и казакам для того, чтобы знать, сколько тысяч выставят они в поле. Если покажется им, что войска мало и они не довольно сильны, тогда велят записывать в воины десятого из граждан и крестьян по всей стране, пока войско не умножится до 300 тысяч вооруженных русских и татар, не считая обозных и простых челядинцев, иногда записывают даже седьмого, пятого и третьего из граждан и крестьян, если потребует надобность и идёт война.

Когда же нет слухов о войне и по всем местам у них мирно, они записывают в войско каждые три года всех дворян, со всеми их молодыми и взрослыми сыновьями, чтобы знать, как сильны они людьми и лошадьми, когда надо будет идти в поход. Великий князь платит им жалованье по 10, 15 и 20 талеров в год, которое выдаётся из города или Кремля, где живут они, получают его частью к Пасхе, частью к Михайлову дню.

Когда у великого князя мирное время и войны нет, несколько сот тех дворян должны нести свою службу внутри государства в городе или Кремле, на караулах или при другом каком деле, целый месяц продовольствовать себя пищею и питьём на свой счет, пока не исправят своей службы в городе и не придут другие сменить их это так и ведётся каждый месяц, пока они остаются дома...

Смотр бывает у них не так, как у нас и у других народов когда они делают смотр, все полковники сходятся на один двор, садятся в избе у окна либо в палатке и подзывают к себе полки один за другим, возле них стоит писарь, вызывающий каждого поименно по списку у него в руках, где все они записаны, каждый должен выходить и представляться осматривающим боярам. Если же нет кого налицо, писарь записывает тщательно его имя до дальнейшего распоряжения они не спрашивают, есть ли с ним служители, лошади, оружие и вооружение, спрашивают только его самого.

Источник: [20.26]

Статья № 3
Николаас Витсен, 1665

Москва, 13 мая

Царь (Алексей Романов — Прим. ред.) приказал устроить смотр всем своим пехотинцам. Они прошли через площадь Кремля, мимо дворца, а царь смотрел на них из окна. Я же направился туда тайком и видел, что все они на внутренней площади дворца, воткнув в землю свои секиры и держа мушкеты в руках, три-четыре раза били челом перед царем, которого они не видели.

Их начальные люди держали речи перед царём и поздравляли его с рождением сына, а им жаловали кафтан или шубу, каждому по заслугам и должности, стрельцов пожаловали каждого рублем; эти подарки обошлись вместе в 18 тысяч рублей.

Источник: [17.39]

Статья № 4
Бальтазар Койэтт, 1676

Москва. Въезд посла Штатов Соединенных Нидерландов.

Инфантерия или пехота, стоявшая, как уже сказано, в очень хорошем порядке по левую сторону, состояла из 10-ти полков — всего около 10 000 человек. Знамёна, стоявшие перед отрядами, были, большею частью, очень роскошны и так тяжелы от золота, серебра и красок, которыми на них были изображены образа различных святых, что ветер, в это время довольно сильный, едва в состоянии был даже привести их движение.

Перед полками стояли, в очень хорошем порядке, различные орудия, штук 50, на изящных позолоченных и раскрашенных лафетах или телегах о 4-х колёсах, с висевшими на них очень большими крючьями или полумесяцами.

Рядом с дорогою и перед орудиями в снег было воткнуто много небольших копий, которыми, как нам сказали, пользовались мушкатеры; на конце у большинства были небольшие значки, как и вообще все копья были украшены маленькими знаменами; картину они представляли очень приятную. Рядом с полками и ротами стояли и различные красивые, державшиеся за уздцы лошади, покрытые и украшенные, как я уже рассказал. Флейты, барабаны и свирели, с которыми музыканты стояли впереди рот, не переставая, звучали.

Источник: [17.41]

Статья № 5
Иржи Давид, 1686–1689

Войсковые офицеры (Иностранцы-протестанты — Прим. ред.) живут весьма праздно, ибо, если они не в походе, у них нет никаких дел, кроме лишь того, что они по утрам должны приветствовать князя, стоящего во главе посольского приказа, да и то не всегда. В остальное время они ходят друг к другу в гости и проводят целые дни в курении табака и попойках. Они снискали уже у москвитян такое преимущество, что хотя те и презирают их религию, однако предпочитают их католикам, так как их пасторов и их религии они не боятся да ещё потому, что получают от них большие прибыли и много подарков...

Прибывают сюда, кроме того, нерадивые хозяева, мужья, покинувшие жён, дуэлянты, бродяги и люди, которые из-за разных проступков не решаются появляться у себя на родине. Они сами сочиняют себе свидетельства, приложив поддельные печати, будто служили офицерами в войске того или другого государя, и таким обманом присваивают себе здесь военные должности. Это случается часто, и я сам наблюдал несколько примеров. Уж если москвитяне принимают охотно иностранных вояк-бахвалов, то как приняли бы настоящих знатоков?

Источник: [17.52]
Комментарии

Статья № 6
Иржи Давид, 1686–1689

Военных учений либо совсем не бывает, либо лишь кое-где и редко.

Источник: [17.52]

Статья № 7
Избрант Идес и Адам Бранд, 1692–1695

Тобольск
В городе имеется сильный гарнизон, состоящий из хорошо вооруженных солдат. По приказу его царского величества город может выставить в поле более девяти тысяч человек, кроме того, еще несколько тысяч конных татар, которые, когда им велят, служат их царским величествам.

Тобольскплан мобилизацииконница

Источник: [17.131]

Статья № 8
Людвиг Фабрициус, 1670–1671

Между тем дядя царя (Алексея Романова — Прим. ред.) произвел генеральный смотр. А среди иноземцев, начальствовавших в русских войсках, было много таких, которые получили свои высокие чины скорее по благоволению, чем по заслугам. Им пришлось уйти в отставку. Иные полковники были даже разжалованы снова в прапорщики. Тут началось великое сетование и стенание. Каждый искал помощи у своих добрых покровителей. Однако дядя царя был знатен и могуществен, делал все, как ему вздумается. Он был богат и внушал молодому царю все, что хотел. Лишь тот, у кого была красивая жена или дочь, мог чего-либо добиться. Так благодаря красивой женщине многие вновь получили свои чины48. Примерно год до этого я был назначен подполковником. Поскольку дело теперь обернулось так недобропорядочно, я попросил отставки, что едва не повергло меня в крайне бедственное положение: мне угрожали не чем иным, как кнутом (Knudt) и высылкой в Сибирь.

смотр воинстваотбраковка офицеровблат в армии

Источник: [17.148]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,098