Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь > Разделы и темы > Армия, флот и охрана границ > Разведка и контрразведка. Спецназ. Криптография и криптоаналитика > Славяне и российские этносы (XVI век)

24. Армия, флот и охрана границ

Разведка и контрразведка. Спецназ. Криптография и криптоаналитика. Славяне и российские этносы (XVI век)

Шлихтинг, Донесения, Сквайрс и Фердинанд, Разрядная книга, Герберштейн, Фроянов

Статья № 1
Альберт Шлихтинг, 1563–1570

Он (Иван IV Грозный — Прим. ред.) особенно сурово заказал, под угрозой кары секирой и палками, чтобы из города Москвы никто не смел отправляться по проезжей дороге, которая ведет в Новгород, ни мущина, ни женщина, напоследок даже ни собака или какая-нибудь скотина... чтобы молва об его прибытии не опередила и он мог тем легче застичь новгородцев, не ожидавших его и нисколько не думавших о нем... это выступление тирана было до такой степени таинственным, что ни в городе Москве, ни в Новгороде, ни в другом месте не знали, где именно находится и что делает князь Московский; еще менее знал об этом его передовой Василий Хузин, который с 300 всадников предшествовал отряду, приготовляя место для остановки. Он ежедневно поутру получал из рук самого тирана записку с указанием места, где тог должен был переночевать, под угрозой никуда не удаляться и никому не показывать и не говорить. Этот поход продолжался почти семь недель, так что никто не мог знать, жив ли тиран или где-нибудь задержан пленником. И новгородцы не узнали об этом раньше, чем он находился на расстоянии мили от города; тогда то они стали кричать, что для них наступает страшный суд...

Источник: [16.9]
Комментарии

Статья № 2
Донесения Ю. Радзивиллу с русской границы, 1534–1536

И те ж дни прибегал гонец з Москвы после войска литовског[о] и переписывал, колько людей по городам згинуло. И на в одином Радогощи, коли его сожгли, не доискалися девети тисяч душ и двух сот и семьдесят душ без трех. А дал жалованья радогощаном княз великий от дани и ото всяких подачок их и от службы их отпустил на двадцат лет. А стародубцом также отпустил на пятнадцат лет, а што пописано шкоды стародубское и почепское, тому семи не зведом...

Источник: [16.16]

Статья № 3
Е. Р. Сквайрс, С. Н.Фердинанд

Донесение о лазутчице Ивана Грозного, пойманной в 1560 году в Ливонии:
«Из Вейсенштейна она отправилась на Пернау... от Вендена до Сербена разведать по всей стране, были ли где люди, и в каких домах, городах стояли полки и готовилась оборона, особливо же собирались ли держать Венден, Ригу или Ронненбург и оказывать сопротивление».

И о других лазутчиках (ещё одной женщине и трёх мужиках):
«должен носить длинные волосы, не стричься и одеваться как местный, и всем троим мужикам даны были русские грамоты, которые они зашили под рубахами в рукава, письма чтоб показывали, когда вернуться на русскую сторону, чтобы их (по этим письмам) узнали»

Источник: [21.28]

Статья № 4
Разрядная книга

Лета 7062-го (1553) октебря к царю и великому князю из нагаи выбегали полоненики Карп Горлов с товарищи и сказывали, что Исмаил мурза, Ахтотар мурза и иные мурзы Волгу перевезлися со многими людьми, а ждати им, перелезши Волгу, Исупа князя; а Исупу князю с теми со всеми людьми быти на царевы и великого князя украины.

И царь и великий князь (Иван IV — Прим. ред.) приговорил по тем вестем: самому царю и великому князю быти на Коломне; а с царем и великим князем быти князю Володимеру Андреевичю...

То есть штатная разведка проспала, как и разъезды козаков?

А боярин Иван Васильевич Шереметев с товарищи писали к царю и великому князю с Коломака с теми же станичники, что прибежал к ним на Коломак сторож изюм-курганской Иванка Григорьев июня 22 день (1555) и сказывал, что-де под Изюм-Курганом и под Совиным бором, и под Болыклеем, и на Обышкине лезли многие люди, а сметити (Посчитать — Прим. ред.) их не успел. И Иван с товарищи на их сакмы послали сметити, а сами, призывая бога в помочь, пошли к их сакме.

Источник: [16.26]

Статья № 5
Сигизмунд Герберштейн, 1517, 1526

Спецоперация Евстахия Дашкевича, второго гетмана малороссийских козаков

Живущие по Борисфену Черкассы — русские и отличны от тех, про которых выше я сказал, что они живут в горах у Понта. В наше время над ними начальствовал Евстахий (Евстафий) Дашкевич, который, как я упоминал, ходил в Московию вместе с царём Мухаммед-Гиреем (в 1515), муж весьма опытный в военном деле и исключительной хитрости.

Хотя он неоднократно вступал в сношения с татарами, но ещё чаще бивал их; мало того, он не раз представлял из себя изрядную опасность и для самого московита, у которого некогда был в плену...

В тот год, когда мы были в Москве, он нанёс московитам поражение при помощи необыкновенной уловки. Эта история, мне кажется, достойна того, чтобы привести её здесь.

Он провёл в Московию неких татар, одетых в литовское платье, будучи уверен, что московиты без страха нападут на них, приняв за литовцев. Сам же он устроил засаду в удобном месте, поджидая мести московитов.

Опустошив часть Северской области, татары (sic! Внешне, видимо, не отличаясь от литовцев — Прим. ред.) направляются к Литве.

Когда до московитов дошло, что те свернули и двинулись к Литве, то они подумали, что это литовцы, и вскоре, горя жаждой мщения, стремительно вторглись в Литву. Когда, повоевав её, они возвращались обременённые добычей, Евстахий, (выйдя) из засады, окружил их и перебил всех до единого.

Узнав об этом, московит отправил послов к польскому королю с жалобой на нанесённую ему несмотря на перемирие обиду. Король ответил им, что его (подданные) не наносили обиды, а (напротив) мстили за обиду. Таким образом, московит, дважды осмеянный, вынужден был снести и ущерб, и бесчестье.

Источник: [16.27]

Статья № 6
И. Я. Фроянов

Миссия Михаила Триволиса (Максима Грека). Якобы переводчика

В марте 1515 года Василий III направил с милостыней на Афон своих послов Ивана Варавина и Василия Копыла. Послы везли с собой грамоту, обращенную к проту Афонской горы Симеону, ко всем игуменам и монахам 18 монастырей святогорских, в которой содержалась просьба прислать в Москву ученого инока Савву, книжного переводчика, известного переводами греческих книг на церковнославянский язык. Савву звали в Москву, поскольку там задумали осуществить перевод Толковой Псалтыри с греческого языка на славянский язык...

Оказалось, что исполнить ее в точности нельзя, поскольку инок Савва был очень стар и «ногами немощен» и потому не мог совершить поездку в Москву. Здесь есть некоторая странность. Получается так, будто великий князь и митрополит не имели достаточных сведений о человеке, испрашиваемом в Москву. В принципе это, конечно, возможно. Но дело в том, что перед посылкой великого князя на Афон за Саввой в Москве находился старец Ватопедова монастыря Нифонт, который, надо полагать, и указал на Савву. По-видимому, не только Нифонт, а также другие афонские монахи указывали на Савву...

Значит, тут есть какая-то загадка и, быть может, — тайна. Если это так, то вряд ли выбор Максима для поездки на Руси являлся результатом случайности.

Но этим загадочность происшедшего не исчерпывается. Не вполне понятно, почему монастырские власти Афона решили вместо Саввы послать в Москву именно Максима хрека. С одной стороны, вроде бы все ясно: Максим был монахом весьма образованным и начитанным, хорошо знающим современные европейские языки, а также древние греческий и латинский. Но он не знал русского языка и поэтому не вполне соответствовал предназначаемой ему на Руси роли переводчика. И хотя на Афоне надеялись на то, что Максим «и русскому языку борзо навыкнет», тут все-таки имел место какой-то скрытый смысл. Не случайно И. Б. Греков замечал: «Весьма характерно, что переводчик, отправляемый из Турции в Москву, хорошо знал древние и почти все европейские языки, но совсем не знал русского. Уже одно это обстоятельство свидетельствовало о том, что в Константинополе смотрели не Максима Грека не только как на переводчика».

Обращает внимание и то что Максим из афонской обители отправился на Русь с заездом в Константинополь, где задержался на некоторое время в июне-июле месяце 1516 года. Историки затрудняются сказать, почему так случилось. «В Константинополе по неизвестным причинам посольство было задержано», — пишет Н. А. Казакова. Надо полагать, данная задержка была вызвана необходимостью снабдить инструкциями отъезжающего в Москву монаха. Вопрос лишь в том, о кого исходили эти инструкции и какую цель они преследовали...

Побуждает к размышлениям и тот факт, что на пути в Россию Максим Грек сделал длительную, почти двухлетнюю остановку в Крыму. Историки по-разному относятся к этой крымской «стоянке» нашего героя. Митрополит Макарий только упоминает этот факт, не пытаясь вникнуть в него: «Путешествие Максима с товарищами было медленно; он прожил несколько времени в Перекопе и прибыл в Москву уже 4 марта 1518 г.»

драма историидрама славянпуть к опричнинеагент влияния Ватикана

Источник: [21.19]
Комментарии

История и баланс событий. Вып. 4

   Внимание!  Здесь может быть Ваша реклама:  баннер или гиперссылка.   Контакты по E-mail

Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь Канал в Яндекс.Дзен >>

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010 - 2021

▲ Наверх

0,115