▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Ремёсла и промышленность: политехнический музей сайта → Металлургия чёрных металлов → Славяне и российские этносы (XVII век)

22. Ремёсла и промышленность: политехнический музей сайта

22.10. Металлургия чёрных металлов. Славяне и российские этносы (XVII век)

Олеарий, Толстой, Кильбургер, Невилль

Статья № 1
Адам Олеарий, 1636 (†1671)

В семи верстах и в 1 ½ милях от этой копи (Под Тулой — Прим. ред.) находится железоделательный завод, устроенный между двумя горами в приятной долине при удобной реке; здесь выделывается железо, куются железные полосы и изготовляются разные вещи.

Этим заводом по особому контракту, заключённому с ним великим князем, заведует господин Петр Марселис. Ежегодно он доставляет его царского величества оружейной палате известное количество железных полос, несколько крупных орудий и много тысяч пудов ядер; поэтому он как был и у прошлого, так состоит и у нынешнего великого князя в большой милости и почёте. Он же ведёт ещё и иные крупные торговые дела в Москве.

Источник: [17.34]

Статья № 2
Дмитрий Толстой, 1848

Въ 1628 году основанъ былъ первый въ Россіи желѣзный заводъ, Ницынской, въ Тобольской губерніи, въ Туринскомъ округѣ, гдѣ плавка рудъ началась въ 1631 году. Чрезъ шесть лѣтъ заводъ этотъ сгорѣлъ, былъ вновь построенъ, но не долго оставался въ дѣйствіи. Слабые слѣды его существованія замѣтны еще были во времена исторіографа Миллера...

Источник: [17.147]
Комментарии

Статья № 3
И.–Ф. Кильбургер, 1673–1674

О заводах железных

Около Москвы находятся теперь три железных завода.
Первый и самый большой принадлежит собственно и наследственно Петру Марселису. Родом он датчанин, но родился и воспитан в Москве, и в нынешнем году заплатил своему зятю Томасу Келлерману за ¾ в заводе 20.000 р.

Завод сей лежит рассеянно слишком на 30 верстах, и большею частью в трех разных местах за Окою между городом Сирпековым (читай Серпухов) и дорогою, туда лежащею, близ города Тулы и по тy сторону оного.

Начинается в 20 верстах от Чирпекова и знатнейшая часть называется dewols. Отсюда в 20 верстах есть речка, по которой водой можно ездить в Москву.

Весь завод состоит из трех плавильных печей и 10 молотов с двойными горнами. Две печи стоят вместе, а третья — особенно.
Лучшая руда находится за Тулою в том месте, которое большею частью отдалено от Москвы.

На сем заводе делают:

  1. Полосовое железо, низкого, среднего и высшего разбора. Низкое очень много употребляется для стен в церквах, монастырях и домах. Среднее вытягивается на 16 фут. Из лучшего делают они, между прочим, также пороги к железным дверям и ставни, а как теперь день ото дня более строится каменных домов, в которых все наружные двери и оконные люки, по причине частых пожаров, делаются из железа, то на это выходит немало полосового и листового железа.
  2. Пушки, самые большие льют в 18 шифф; но Марселис говорит, что скоро может делать 24-фунтовые. Перед сим отослали их через Архангельск в Голландию, где они на пробе разорвались. Каким же образом пробуют они их у себя дома, и какие у них пушки, мне неизвестно; но наверное знаю то, что у Марселиса нет красно-ломкого железа, а напротив того, много холодно-ломкого, из чего заключить можно, что и пушки его не могут быть хороши.
    Куют пушки различной длины и калибра с шурупами и внутри очень гладкие, которые заряжаются свинцовыми ядрами и делаются только напоказ и для любопытства знатным господам, потому что обходятся очень дорого. Теперь сделаны две для Датского короля, длиною в 7 пяденей и обошлись (по словам Марселиса) в 150 pуб. За несколько лет до сего умер один иностранец, который сии кованые пушки умел хорошо набивать обручами. Из таковых видел я еще несколько между стрелецкою артиллериею: на них было по 18 обручей. Теперь однако же никто более не умеет сего делать.
  3. Двери и ставни. Обыкновенно бывают в 2 ½ пядени длины и такой же ширины; довольно толсты и в большом употреблении.
  4. Цирены. Величины оных я точно не заметил; но на соляных варницах в деревне Мшаге мерил некоторые цирены и нашел в них длины 9 шведских локтей, 8 ширины и 3/4 вышины. Такие цирены, видно, не слишком много сходят с рук, потому что у Марселиса много их в запасе. Пуд обыкновенно продается 1 и 1 ½ гривнами дороже дверей и ставней.
  5. Сабельные клинки. Делаются не так много и они очень дурны.
  6. Тонкие двойные и одинакие листы. Употребляются на латы, сковороды и очень много на котлы и горшки разной величины. Для сих котлов и горшков листы разрезываются и сколачиваются железными гвоздями так, как в других местах делают это медники.
  7. Льют большие толстые плиты, которые в каменных домах кладутся вместо порогов.

Прежде сего Марселис делал также немецкие заказные клинки и отпускал их за море.

Также ковал небольшие якори, употребляющиеся на Оке и на Волге: но как по причине холодно-ломкого железа его, вещи сии мало сходили с рук, то он и перестал их делать. Все якори теперь делаются у Тильмана Акемы и в разных местах кузнецами.

На этом заводе построены разные плотины с немалыми издержками.
Подовую плиту должно брать и привозить за 90 верст. Марселис до сего времени не платил за свой завод никаких пошлин и податей, напротив того, царь приказал приписать к оному в наследственное и потомственное владение 400 душ крестьян из около живущих, которые большую доставляют помощь. Привилегия кончилась в нынешнем году, но по прошению возобновлена еще на 20 лет.

Величайшее затруднение состоит в том, что мастеровые стоят дорого, а разумеющих хорошо горное дело и достать нельзя, от сего многое упускается и большие деньги тратятся по пустому. Марселис надзирателю своему платит по 300 руб. в год, сверх содержания.

Другой железный завод принадлежит также одному немцу, по имени Тильману Акеме, и называется Проддева (читай Протва) по реке, на которой стоит. Он расстоянием от Москвы по Калужской дороге 90 верст, и зимою доезжают туда в сутки. На нем две суточные плавильные печи и 4 молота.

Здешнее железо лучше Марселисова так, что всегда пуд продается гривною дороже. На сем заводе делается разное полосовое и листовое железо; но не делают более ни пушек, ни горшков, потому что Акема не может достать форм.

Делаются якори и большею частью четырезубные от 7 до 8 пуд. Полосовое железо очень хорошо, мягко и тягуче, так что каждую полосу без труда можно согнуть в обруч. Руда добывается, как и у Марселиса, из голой земли. Она немного синевата или железновата, но руду здесь находят и в камнях. Сей завод также избавлен от всяких податей и также имеет приписных 200 душ.

Третий завод называется Павловским, и есть казенный. Он находится от Москвы в 52 верстах по дороге в Клин. Здесь одна суточная плавильная печь и два молота... Завод сей очень дурен, потому что руду достают из болот. Macтep на нем нанятый и служил прежде у Марселиса.

Сверх того железная руда найдена за 90 верст по сю сторону Архангельска на Двине в болотах; но теперь не употребляется.

На сих заводах уголь употребляют березовый, липовый, осиновый и еловый; но березовый считается лучшим. Его покупают коробами. Кузнецы не берут его счетом, но сколько им вздумается, даже по 5 коробов (а особливо у Марселиса) на одну печь, хотя бы довольно было трех.

Дров всегда достаточно и привозятся из Галича крестьянами, которые летом сотнями приезжают на заводы. Квадратная сажень или 3 ½ аршина (по словам Марселиса и Акемы) стоит от 11 до 14 коп.

Рудники находятся в чистом поле, только в глине или земле без камня. Гидравлика здесь неизвестна; но как скоро рудник наполняется водою, то начинают рыть в другом месте, и почти каждый год переменяют таким образом рудники. Они кладут разом по четыре куска руды в печь и получают по большей части сто пуд. На одном горне вытягивается в день 25 полос, длиною обыкновенно в 6 аршин; весом же в пуд, а иногда более, и большею частью также они сгибаются вместе. Бревно, поднимающее молот, есть дубовое, а в молоте весу от 18 до 21 пуда. Мастер получает платы за пуд алтын, работник 2 коп., а кочегар деньгу.

Здесь надобно заметить, что в Руссии столь же прекрасная земля, как в Голландии или во Франции; даже уверяли меня в Москве кузнецы, что русские горшки могут гораздо более выдержать огонь, нежели некоторые другие. Такая земля очень пригодна для плавилен.

Ни на одном из сих заводов не делают стали; но крестьяне в разных местах делают и железо и сталь небольшими ручными мехами и тем причиняют не малый подрыв Марселису и Акеме. По такой же причине перестали они ковать гвозди, потому что крестьяне могут делать их дешевле. Но такое железо очень дурно и совсем холодно-ломкое, так что гвозди ломаются как стекло. Тоже получается с пилами, кочадыгами и другими мелочами, делаемыми крестьянами и продающимися в Москве.

Всякая жесть привозится чрез Архангельск, однако уже не в таком множестве, как за несколько лет до сего, потому что они начинают покрывать церкви свои муравлеными кирпичами. — Железная проволока привозится из Швеции чрез Новгород, также несколько чрез Архангельск, а в Руссии совсем не делается.

машиностроение России XVIIвыплавка железаначало экологической катастрофы

Источник: [17.135]
Комментарии

Статья № 4
Де ла Невилль, 1698

...датчанина Марселиса, который первым открыл секрет изготовления железа в Московии, что сегодня приносит царям 100 000 экю в год5.

прорывные технологиивыплавка железа из рудыопыт Европы

Источник: [17.140]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,088