▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Обустройство → Город, посад, селение: общее описание, планировка, оценка численности жителей, кто и где селился → Славяне и российские этносы (XX век)

2. Обустройство

2.2. Город, посад, селение: общее описание, планировка, оценка численности жителей, кто и где селился. Славяне и российские этносы (XX век)

Струмилин, Андреев, Атлас, Перепись 1937

Статья № 1
С. Г. Струмилин, 1919

Жилищный вопрос в Петрограде

До революции вопрос о сносном и дешевом жилище для рабочих в Петрограде представлялся почти неразрешимым. Жилищная нужда достигала огромных размеров. Рабочие расходовали, по данным 1908 г., на жилище до 20% своего заработка и все же жили в чрезвычайной тесноте.

Уже в 1890 году эта теснота достигала крайней степени. В то время как средняя скученность для всего населения составляла 2,2 души на 1 комнату, или 7,1 души на среднюю квартиру в 3,2 комнаты, в буржуазных квартирах жило по 1,2 души на комнату, или по 5,7 души на квартиру в 4,9 комнаты, а в рабочих — по 2,9 души на комнату, или по 8,1 души на среднюю квартиру в 2,8 комнаты. При этом, чем меньше были квартиры, тем теснее они заселялись. В квартирах от 3 до 5 комнат приходилось по 2,6 души рабочего населения на комнату, квартиры в 2 комнаты были заселены по 5,9 души на комнату, а в самых маленьких квартирках в 1 комнату ютилось даже по 6,5 души в каждой.

Так жили рабочие квартирохозяева. Но подобных «счастливцев» было незначительное меньшинство, ибо свыше 62% рабочего населения проживало в ещё худших условиях в качестве комнатных и угловых жильцов. Многие рабочие даже угол рассматривали как слишком большую для себя роскошь и снимали койку или полкойки. Нередко на одной койке числилось даже не по два, а по четыре «квартиранта» зараз; ночью на таких койках спали по двое рабочие дневной смены, а днём их здесь сменяла вернувшаяся с работ ночная смена, так что постель никогда не остывала.

Население Петрограда тем временем росло со сказочной быстротой, за которой совершенно не поспевал прирост вновь отстраиваемых жилищ, и скученность населения неуклонно возрастала. В 1890 г. в Петрограде с пригородами числилось до 1 100 тыс. душ, в 1900 г. — 1 439 тыс., в 1910 г. — 1 905 тыс., в 1915 г. — 2 318 тыс., к 1 января 1917 г. — 2 457 тыс. душ, т. е. население возросло за 26 лет на 123%, а число квартир за то же время даже не удвоилось. И в то время как в 1890 г. на каждую сотню жилых квартир приходилось до 710 душ населения, в 1910 г. их было уже 740, в 1915 г. — 830, а к началу революции 1917 г. — не менее 880 душ. При столь заметном общем росте средней скученности городского населения жилищная теснота в рабочих кварталах достигала, разумеется, ещё более угрожающих размеров. И мечтать о серьезном облегчении жилищной нужды рабочих в близком будущем не приходилось.

Но Февральская и, в особенности, Октябрьская революция в связи о последующими событиями резко изменили положение.
Эвакуация рабочих в связи с демобилизацией военной промышленности и массовое исчезновение буржуазии сократили население Петрограда уже к июню 1918 г. с 2,5 до 1,5 млн. душ, т. е. на целых 40%. Но упаковать в свои чемоданы и увезти с собой куда-нибудь на Принцевы острова петроградские дома и квартиры спасающаяся от коммунизма буржуазия не могла, конечно. И в результате чудовищной «разгрузки» столицы скученность её населения сразу упала с 880 до 530 душ на каждую сотню квартир.

Как же это отразилось на жилищных условиях существования петроградского пролетариата?
По данным статистики труда, обследовавшей в этом отношении в мае 1918 г. 315 рабочих квартир с населением в 1 388 душ, жилищные условия резко изменились к лучшему. Прежде всего, коечные жильцы почти исчезли. Их оказалось всего 3 на 1 388 душ. Угловых жильцов обнаружено около 5%, комнатных — 22%, остальные 73% населения жили в квартирах. Напомним, что ещё в 1890 г. в квартирах жило только 38% рабочего населения.

В наиболее тесных квартирках в одну комнату проживало при этом лишь 15%, в квартирах по 2 комнаты — 35% и в более просторных — 50% обследованного в мае 1918 г. населения квартир. Наиболее густо жили, конечно, в самых тесных из них — по 2,9 души на комнату, свободнее — в квартирах по 2 комнаты, где приходилось по 2,3 души на комнату, и ещё свободнее в остальных — по 1,9 души на комнату.

В среднем население квартир составляло по 2,1 души на комнату, т. е. в 1918 г. даже в рабочих квартирах жилось просторнее, чем в 1890 г. во всех жилищах Петрограда, включая сюда даже буржуазные особняки, дворцы и палаты.

В комнатах и углах жилось, конечно, теснее. Но в общем, даже включая угловых жителей, средняя густота заселения пролетарских жилищ в 1918 г. не превышала 2,2 души на комнату.

С мая 1918 г. Петроград потерял еще до 400 тыс. жителей, и теперь в нём осталось не более 4 душ на квартиру, т. е. стало ещё просторнее, по меньшей мере на 25%. Таким образом, о тесноте уже говорить не приходится.

Ещё меньше можно говорить о дороговизне жилищ. Квартирные цены в своём росте настолько отстают от всех остальных, что ещё год назад питерские рабочие тратили на жилище едва 4% своего месячного расхода вместо прежних 20%, т. е. уже год назад квартирные цены стали в 5 раз доступнее рабочему, чем они были, скажем, в 1908 г. Правда, за последний год с мая квартирные цены, продолжая расти, увеличились примерно на 25%, но остальные цены и вообще стоимость жизни возросли за это время почти на 400%, так что расход на жилище теперь едва ли превышает одну сотую долю общих расходов на пищу, одежду и прочие потребности.

В среднем на одного взрослого едока рабочего в прошлом году приходилось 0,6 комнаты ценою в 13 руб. за комнату, или до 8 руб. на едока. Если теперь этот расход и возрос до 10–12 руб. на взрослого едока, то все же его пришлось бы признать совершенно ничтожным по сравнению даже с такими мелкими расходами, как на табак или трамвай при ценах в 10 руб. за десяток папирос и 1,5 руб. за один проезд на трамвае.

Сказанное, между прочим, объясняет малую успешность политики вселения рабочих в буржуазные квартиры. Рабочие не проявляют особой охоты к переселению уже потому, что им и без того не тесно, а слишком просторные квартиры при современной дороговизне дров представляют уже не удобство, а прямое бедствие. Дрова и так обходятся теперь рабочим уже в 5 раз дороже квартиры — даже без доставки, а в барских квартирах пришлось бы или замерзнуть, или израсходовать на дрова в 10–20 раз больше, чем за квартиру. К этому надо добавить, что барские квартиры — в центре города, а заводы — на окраинах, и рабочему пришлось бы после переселения в центр тратить лишнее время и деньги на проезд к месту работы. Наконец, во что обойдётся рабочему самое переселение, если извозчик за один конец берёт 300 руб. Ведь на эту сумму можно оплатить жилище семе ному рабочему за целый год. Вот почему даже бесплатная барская квартира для рабочего — не подарок, а слишком дорогое удовольствие, которое ему теперь положительно не по карману.

Источник: [20.16]

Статья № 2
М. А. Андреев, 1925

Население на нашем Дальнем Востоке прибавляется медленно: Приморская область за 17 лет, с 1908 по 1924 г., приросла в населении только на 2%. В настоящее время численность населения Дальневосточной области определяется в 1 650 000 человек, что составляет 0,65 человека на одну квадратную версту дальневосточной территории.

Однако увеличение количества населения ДВО шло не только за счёт переселенцев из России, но также и за счёт иммиграции из Китая, Японии и Кореи; по данным официальной статистики, за период с 1906 по 1910 г. движение китайцев и корейцев в пределы ДВО определяется в 550 000 человек, из которых за этот же период выехало обратно 400 000 человек; в настоящее время общее число китайцев, корейцев и японцев предполагается в 187 000 человек обоего пола…

Далее, если рассмотреть состояние колонизационного дела на нашем Дальнем Востоке и в Северной Маньчжурии, то и здесь можно увидеть многое не в пользу нашего Дальнего Востока; соотношение численности населения на нашем Дальнем Востоке и в Северной Маньчжурии может достаточно ясно указать на ход этого дела: 1 400 000 человек у нас и около 11 000 000 в Северной Маньчжурии.

Источник: [20.51]

Статья № 3
Гикман и Маркс, 1908

Сравнительная величина главнейших городов на земном шаре по числу жителей: в 1908 году и от 40 до 100 лет тому назад (фрагмент)

Гикман и Маркс. Всеобщий географический и статистический карманный атлас, 1908. Сравнительная величина главнейших городов на земном шаре по числу жителей, http://www.runivers.ru
Гикман и Маркс. Всеобщий географический и статистический карманный атлас, 1908. Сравнительная величина главнейших городов на земном шаре по числу жителей, http://www.runivers.ru

Таблицы и схемы в более высоком разрешении см. в соотв. реестве раздела Рефераты  — Прим. ред.

урбанизациячисленность городоврост городского населения

Источник: [20.97]

Статья № 4
В. Б. Жиромская, И. Н. Киселев, Ю. А. Поляков

Всесоюзная перепись населения 1937 года

В период между переписями 1926 и 1937 гг. <...> были и такие города, население которых возросло более чем в 5 раз... Из 161 города, население которых насчитывало свыше 50 тыс. 72 вошли в эту категорию в период между переписями. Это такие крупные города, как Петрозаводск, Мурманск, Псков, Ногинск, Подольск, Кинешма, Владимир, Сызрань, Липецк, Керчь, Сочи, Чернигов, Краматорск, Горловка, Кутаиси, Сталинабад, Петропавловск, Фрунзе и др.

Многие города насчитывали свыше 0,5 млн. жителей: Горький (576 тыс.), Киев (776 тыс.), Харьков (759 тыс.), Ташкент (545 тыс.), а 21 город — свыше 200 тыс.: Ростов-на-Дону, Куйбышев, Запорожье, Омск, Севастополь, Архангельск и др.

Перепись 1937 г. зафиксировала в Москве 3,8 млн. жителей (прирост 90,4 %), а в Ленинграде — 2,8 млн. (80,4 %).

На 6 января 1937 г. перепись показала, что сельское население составляло 2/3 всех жителей СССР, зафиксировав тенденцию к его сокращению. В РСФСР оно сократилось на 9,2 %, что произошло главным образом за счёт районов, сильно пострадавших от голода 1932/33 г. Так, в Саратовской области село потеряло по сравнению с 1926 г. 40,5 % своих жителей. Республика немцев Поволжья — 26, Куйбышевская область — 20,3 % и т. д. Значительными были потери сельского населения в районах Черноземья, например в Курской области — свыше 18 %, Воронежской области — свыше 10 %,

Население крупных городов СССР по данным Всесоюзной переписи населения 6 января 1937 г.
(без – и с контингентом РККА и погранохраны НКВД, фрагмент)

Города 1926 г. , чел. 1937 г. , чел. 1937 г. в  % % к 1926 г.
Москва 1 995 252 3 798 078 190,4
Ленинград 1 560 122 2 814 474 180,4
Алма-Ата 45 181 167 381 370,4
Архангельск 75 474 243 590 322,7
Владивосток 103 318 206 974 200,3
Воронеж 118 191 298 257 252,4
Ереван 62 045 171 507 276,4
Ижевск 63 087 148 724 235,7
Иркутск 102 733 238 639 232,3
Киев 492 505 775 850 157,5
Кострома 72 317 117 682 162,7
Липецк 20 950 64 698 308,8
Махачкала 33 552 71 764 213,9
Мурманск 8 176 90 277 1035,8
Новосибирск 117 863 360 080 305,5
Одесса 411 486 548 190 133,2
Орехово-Зуево 62 833 90 142 137,7
Псков 40 980 55 184 134,7
Рязань 48 989 71 865 146,7
Саратов 212 395 351 326 165,4
Севастополь 68 003 88 740 130,5
Смоленск 73 520 133 150 181,1
Сочи 10 343 54 528 111,2
Ташкент 316 077 545 024 172,4
Тбилиси 283 167 451 679 159,5
Фрунзе 36 210 95 455 263,6
Харьков 409 543 759 385 185,4
Челябинск 57 665 256 871 445,5
Ярославль 112 238 257 273 229,2
Итого 15 436 350 29 469 014 190,9
Всего, включая контингенты РККА и погранзаставы НКВД 26 314 114 51 860 832 197,1

Общая численность населения по переписи 6 января 1937 г. составила 162 млн. человек, включая контингенты РККА и НКВД. По сравнению с 1926 г. (перепись 17 декабря) численность населения увеличилась, таким образом, на 15 млн. человек, или на 10,2 %, или в среднем на 1 % в год...

перепись населения 1937общая численностьрост населения городовмиграция населения

Источник: [20.98]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,087