▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Дела лихие и греховные. Противодействие правом → Воровство, коррупция → Славяне и российские этносы (XVII век)

17. Дела лихие и греховные. Противодействие правом

17.3. Воровство, коррупция. Славяне и российские этносы (XVII век)

Корб, Маржерет, Масса, Олеарий, К празднику, Соловьев, Витсен, Койэтт, Росписной список, Брамбах, Роде, Гюльденстиерне, Зерцалов, Брикнер, Бурх и Фелдтриль, Полковая казна, Гурлянд, Родес, Невилль, Алеппский, Желябужский, Писарькова

Статья № 1
Иоганн-Георг Корб, 1698

Реплика австрийского посла о способностях пристава Посольского приказа

...если Нефимонов (Дьяк, т.е. Министр Козьма Никитич Нефимонов — Прим. ред.) оставил в Тарновице лошадей, впрочем, на содержании императорском, то к этому его побудило не что другое, как собственное непомерное корыстолюбие; приневоливать же его оставлять вне города лошадей никто и не думал. Притом Нефимонов чиновникам своим давал ежедневно едва половину того, что я расходую на своих скороходов, а именно, по показанию самого же Нефимонова, по шести денариев ежедневно на каждого. Мне самому из императорской казны ежемесячно отпускается по 1000 империалов.

...надо заметить, что Нефимонов, последний царский посол при императорском дворе, никогда не давал верных отчетов царскому министерству о тех суммах, которые он ежедневно получал на свое содержание от Императорской Камеры; напротив того, значительно уменьшая в своих донесениях эти суммы, он еще в Вене вынудил меня обнаружить правду: я её раскрыл как личным моим изъяснением этого, так и показаниями домашних Нефимонова, отобранными у них судебным порядком...

Со стороны московских послов дело весьма обыкновенное по возвращении своём на родину подавать неточные отчёты о том содержании и о тех почестях, которые оказываются им иноземными государями, и это делается потому, что послы московские рассказами и представлениями о действительном содержании, которое им производится при иноземных дворах, боятся возбудить в своих соотечественниках зависть и жажду к дележу, что, разумеется, было бы прежде всего для них самих накладно.

22 мая 1698 г.
Сегодня отправился в Вену к императорскому двору с дорогими подарками, состоящими преимущественно из мехов царской казны, родственник бывшего там недавно послом Козьмы Никитича Нефимонова. Новый посланный отправлен в звании великого посла.

Источник: [17.2]

Статья № 2
Жак Маржерет, 1600–1606

Кроме того, для каждой провинции страны есть своё ведомство, чтобы судить все споры, которые случаются среди тех, кто служит императору; туда входит один член думы или окольничий с дьяком.

Нужно заметить, что никто из судей и служащих не смеет принимать никаких подарков от тех, чьи дела они решают, так как если их обвинят [в этом] или подчинённые, или те, кто сделал подношение (что случается часто, если дело решилось не так, как надеялись), или кто бы то ни был другой и они будут изобличены, то все их имущество конфискуется, и сверх того их отправляют на правёж (La Prave, О котором поговорим ниже — Прим. ред.), чтобы после того, как возвратят подношение, заставить их заплатить штраф, смотря сколько назначит император — пятьсот, тысячу или две тысячи рублей, более или менее, учитывая статус обвиняемого.

Но если это дьяк, не слишком жалуемый императором, то его секут, водя по городу, подвесив ему на шею кошель, полный денег (если он принял деньги), и имеют обыкновение вешать им на шею любую другую вещь, будь то меха, жемчуг или что бы то ни было другое, вплоть до солёной рыбы, когда секут их, что делается не розгами, но кнутом, затем отправляют в ссылку.

Они стремятся добиться этого не только на настоящее время, но и на будущее; несмотря на это, не перестают принимать [взятки], так как нашлась новая выдумка, состоящая в том, что подносят что-нибудь иконе у того, в ком нуждаются (каковых икон в каждом доме великое множество, простолюдины называют их бог, а другие икона или изображение), подвешивая это к сказанной иконе, что, тем не менее, не служит оправданием, если подношение превосходит семь или восемь рублей и император об этом узнает; также им позволено в продолжение недели после пасхи принимать вместе с яйцами маленькие подарки, когда они целуются, как мы уже отметили, но они не должны принимать никаких подарков, если подносят в надежде заслужить этим благоволение, так как это не избавляет их, если они будут обвинены стороной, от которой их получили, так как те могут доказать, что поднесли с той и той целью; но избавлены в течение этого времени от всех других обвинителей. Ибо все судьи и чиновники должны довольствоваться своим годовым содержанием и землями, которые они получают от императора. Вынесенный приговор не подлежит обжалованию.

Источник: [17.22]

Статья № 3
Исаак Масса, †1635

Московия. Начало Смутного времени.

Царь Борис (Годунов — Прим. ред.) от доброго усердия повелевал раздавать милостыню во многих местах города Москвы, но это не помогало, а стало еще хуже, чем до того, когда ничего не раздавали: ибо для того, чтобы получить малую толику денег, все крестьяне и поселяне вместе с женами и детьми устремились в Москву из всех мест на сто пятьдесят миль вокруг, усугубляя нужду в городе и погибая, как погибают мухи в холодные дни; сверх того, оставляя свою землю невозделанною, они не помышляли о том, что она не может принести никакого плода.

Сверх того приказные, назначенные для раздачи милостыни, были воры, каковыми все они по большей части бывают в этой стране; и сверх того они посылали своих племянников, племянниц и других родственников в те дома, где раздавали милостыню, в разодранных платьях, словно они были нищи и наги, и раздавали им деньги, а также своим потаскухам, плутам и лизоблюдам, которые также приходили, как нищие, ничего не имеющие, а всех истинно бедствующих, страждущих и нищих давили в толпе или прогоняли дубинами и палками от дверей; и все эти бедные, калеки, слепые, которые не могли ни ходить, ни слышать, ни видеть, умирали, как скот, на улицах; если же кому-нибудь удавалось получить милостыню, то её крали негодяи стражники, которые были приставлены смотреть за этим. И я сам видел богатых дьяков (Тогдашних «министерских чиновников»), приходивших за милостынею в нищенской одежде.

Источник: [20.26]
Комментарии

Статья № 4
Адам Олеарий, 1636 (†1671)

Потрясающий вояж московского казнокрада Тимошки Анкудинова и его поимка

Был некий русский, который желал именоваться Iohannes Sinensis [Szuensis?] — что, по его словам, по-сарматски переводится «Иван Шуйский»». Бежав из-за некоторых преступлений из Москвы, он выдавал себя в чужих странах за сына бывшего великого князя Василия Ивановича Шуйского. Нынешний великий князь Алексей Михайлович с большими затратами разыскал его; он был схвачен, и в минувшем году в Москве его казнили.

Так как он в различных странах, частью лично, частью по слухам, был известен, и весьма многие, в том числе и высокие государи, не знали истинных обстоятельств о нем, и даже были о нем весьма различных и неправильных мнений, — я хочу вкратце рассказать всю истину о нем, как я ее достоверно узнал не только от русских, но и от немцев, живущих в Москве и хорошо с ним знакомых...

Полная версия похождений сына вологодского торговца холстом — здесь, 0.8 Mb

Ближе к «кормушке» всегда те, кто понахрапистее

...имеющие более близкий и частый доступ к государю, гораздо раздражительнее, своекорыстнее, грубее и скупее других. Поэтому, чтобы привлечь их на свою сторону, нужно относиться к ним почтительно, приветствовать их с поникшею головою и низко опущенною рукою и делать им подарки, зачастую не ради того, чтобы они что-либо хорошее сделали, но чтобы они не сделали чего-нибудь худого.

Поэтому немного лет назад жалкое было в Москве положение: помощью подарков, которые они зовут «посулами», можно было все сделать и всего добиться; при желании можно было даже несомненное право вырвать из рук у другого или же даже в злейшем деле сделать правым виновного. Вскоре после бракосочетания великого князя некоторые из новых его родственников, а также и иные старые вельможи допустили в этом деле такие злоупотребления, что дело дошло до чрезвычайно пагубного мятежа, после которого иные оказались с разбитыми головами, а иные совсем без голов.

Распил иностранных «инвестиций»

Немцы в течении года под руководством своего мастера строили и, соответственно, субсидировали строительство корабля в Нижнем класса Река-Море для поездки по Волге и Каспию в Персию, для налаживания дипотношений...

В эти дни были улажены споры, происходившие во время кораблестроения между рабочими, и был потребован отчет о строительстве. При более точном расследовании оказалось, что тот, кто нанимал рабочих, убедил их обещать ему подарок в 40 рублей или 80 рейхсталеров, чтобы он по более дорогой цене принял для них работу. Так как кузнец при поставке железа и в работе допустил большие злоупотребления и обманы, то ему, правда, пригрозили суровым наказанием, которое воевода — даже если бы потребовали смертной казни — предоставил совершенно на волю послов, но, в конце концов, так как он упал в ноги послам и, лежа у ног их, долго со слезами просил о прощении, то его и простили, ввиду преклонных лет его (ему было более 70 лет), и оставили без наказания.

русские аферистывояж казнокрада

Источник: [17.34]
Комментарии

Статья № 5
К празднику, 1642

По мелочи, а приятно...

Куплены 4 барана, дано 39 алтын, да полтора пуда коровьего масла, да два пирога столовых, дано 5 алтын, а те пироги, бараны и масло отосланы к стольнику и воеводе князю Григорию Андреевичу Хованскому да дьяку Федору Степанову на праздник, на «Петров день»

Источник: [21.56]

Статья № 6
С. М. Соловьев, 1646

Купцы, по-прежнему, всего более обвиняли в своей бедности и разорении купцов иностранных. В 1646 году они подали новому царю жалобу. После московского разорения.... английские купцы, зная то, что им в торгах от Московского государства прибыль большая, и желая всяким торгом овладеть, подкупя думного дьяка Петра Третьякова, взяли из Посольского приказа грамоту, что торговать английским гостям у Архангельского города и в городах Московского государства 23 человекам...

И начали приезжать в Московское государство англичан человек до шестидесяти, до семидесяти и больше, построили и купили себе у Архангельского города, на Холмогорах, на Вологде, в Ярославле, на Москве и в других городах дворы многие и амбары, построили палаты и погреба каменные и начали жить в Московском государстве без съезду.

У Архангельского города русским людям свои товары перестали продавать и на русские товары менять, а начали свои всякие товары в Москву и в другие города привозить.

Источник: [21.56]

Статья № 7
Николаас Витсен, 1664

Опока (на р. Шелонь) — Дубровка

От нас сбежали несколько возчиков, которые нас обокрали.

Под Новгородом

...когда наш хозяин (Корчмы — Прим. ред.) спросил обещанные ему чаевые, которые ему охотно дали, наш пристав велел его за это жестоко избить палками по голому телу, так что весь он покрылся синяками и ссадинами, это было ужасно. Пристав присутствовал при экзекуции, а когда солдаты уставали, то сам набрасывался на них и на несчастного с палкой; наши мольбы не помогали. Посол возмущался, что человека вытащили из его жилища и избили; ответ был так же груб, как и действие.

Источник: [17.39]

Статья № 8
Бальтазар Койэтт, 1676

Шенкурск-Осиново (Сев. Двина)

Его превосх. пригласил меня к себе и послал как меня, так и Monsr. фан-Асперена к губернатору Григорию Филимоновичу Нарышкину, чтобы поблагодарить его за хорошее попечение, которое его вельможность выказал, приготовив уже бурлаков и увеличив их число (мы слыхали, что Английский посол граф Карлейль, на том же месте, должен был ждать три дня бурлаков, которые потащили бы его лодку, и, в конце концов, принужден был на свои деньги нанять людей; на это его царское величество (Алексей Романов — Прим. ред.) так рассердился, что он трёх из лиц, набиравших народ, велел повесить, а послу выдать обратно издержанные деньги).

Москва

Хотя принятие всяких подарков и приношений, под угрозою наказания кнутом, воспрещено, тем не менее, оно повсеместно распространено, особенно у писцов (Кремля — Прим. ред.), которые часто, за подарки, выдают тайны, находящиеся у них под руками.
Да, они даже иногда идут к тем, кому это важно, чтобы за известное вознаграждение открыть им всё. При этом часто происходят обманы.
Боясь наказания, писцы часто пишут совсем не то, что находят в канцелярии.

Источник: [17.41]

Статья № 9
Росписной список..., 1676

Инвентарная ведомость сдачи проворовавшимся воеводой В. П. Нарышкиным и о принятии князем П. С. Прозоровским на Вятке двух земляных городов Хлынова в 7184 году.

Принял на лицо 1322 рубля 22 алтына з денгою...
Дя по заручной своей сказке заплатил воевода Василей Поликарпович Нарышкин 322 рубля 11 алтын полтретьи (2 ½) деньги потому что таких денег зборов 181, 182 и 183 годов ево Васильева сидения против приходов в расходе не сыскано, и наличных в Приказной Избе не объявилось1.


1 Весь текст «Росписного списка...» — здесь, 4.6 Mb

Источник: [20.53]

Статья № 10
Иоганн Брамбах, 1603

Прибыв в 3 часа пополудни в Великий Новгород, мы в нём оставались с 24 до 30 июня. Согласно выданной нам царской опасной (Охранной — Прим. ред.) грамоте, мы обратились к воеводе (кн. В. И. Буйносов-Ростовский — Прим. ред.) и дьяку, чтобы нам отвели помещение, но воевода, сославшись на то, что не получал от его царского величества никакого на этот счёт письменного приказа, удовлетворить нас отказался.

Источник: [17.42]
Комментарии

Статья № 11
Андрей Роде, 1659

В этот же вечер (14 апреля — Прим. ред.) в слободе произошло нечто неслыханное между супругой какого-то генерал-майора и её служанкой, а именно следующее: генеральша эта, родом англичанка, весьма распутная дама с наглым выражением лица, расправилась со своей служанкой, которая не хотела уступать хозяйке по части распутства или, по крайней мере до известной степени, подражала ей.

15 повели генеральшу в приказ к Илье Даниловичу (Милославскому — Прим. ред.) на допрос. Здесь она не только созналась в своём злодеянии, но даже выразила сожаление, что она с этой развратницей не поступила ещё более жестоко. Отсюда её отправили в какой-то монастырь. Великий князь, говорят, сам вынес ей приговор и, принимая во внимание, что потерпевшая женщина осталась в живых, повелел отрубить генеральше правую руку, отрезать ей нос и сослать её в Сибирь.

Теперешний муж её, который имеет только чин полковника и находится в походе против казаков, был лишен командования полком и вызван в Москву, так как он тоже должен идти в ссылку в Сибирь. Исполнение приговора, однако же, было приостановлено, и полагают даже, что генеральша будет освобождена после внесения известной суммы денег, так как у неё есть много хороших друзей, которые теперь, желая спасти её, сделали подарки влиятельным лицам; к тому ещё Илья Данилович был её крёстным отцом.

Источник: [17.43]

Статья № 12
Аксель Гюльденстиерне, 1602 (†1603)

Часа через два к послам явились два сына боярских; они привезли одно ведро (12 поттов водки) и [...] вёдер мёда вишневого и [...]. Кроме того они привезли две белуги или по-немецки белых рыбы, из коих каждая была длиною около пяти зеландких локтей, два порядочных осетра, две севрюги, три холмогорских лосося, шесть казанских лососей, шесть корельских лососей, десять сигов, десять больших щук, двадцать порядочных щук, двадцать судаков, двадцать стерлядей и десять лещей.

Мы выразили было желание подарить нашему приставу, упомянутому князю Симеону, одну из означенных двух белуг, но он извинился [объяснив], что не смеет принять и ни за какие деньги не примет её, но при этом велел нам сказать, что если сами мы не будем её есть, то пусть [уезжающие] послы возьмут её с собою в Польшу и там подарят её [русским], — ибо это царское жалование. Однако, до того, одну из присланных нам ранее белуг он от нас принял и оставил у себя.

Источник: [17.45]
Комментарии

Статья № 13
А. Н. Зерцалов

Москва, 1695 год. Из документов следствия:
Объезжий голова Данила Раманчуков (начальник одного из московских УВД тех лет) определил, что в одном из дворов топят дом не в указанное время, свечи в бане с открытым огнём горят, на крыше нет воды, а хозяин не только отказался брать десятню (разнарядку на дежурство по охране порядка в городе), но с вызовом бросил документ оземь!
Побитые за это купчишки (торговали саблями) этого объезжего пытались оклеветать (что, мол, просил голова взятку пять рублей, но те не дали, за что и поплатились). Однако следствие чиновников Разрядного приказа честного полицейского оставило под своей защитой!

Москва, 1695 год.  Объезжий голова (начальник одного из московских УВД тех лет) наказал нарушителей и устоял против навета.

Источник: [19.55]

Статья № 14
А. К. Брикнер, 1884

Во время чумы в Москве, в 1654 году

А. К. Брикнер. Чума в Москве в 1654 году [19.61]

Источник: [19.46]

Статья № 15
Альберт Бурх и Иоган фан Фелдтриль, 1630–1631

Голландцы жалуются царю на произвол его таможенников, повальное воровство и коррупцию среди чиновников всех уровней:

Купцы... не могут не заявить Е. Вел-ву (Михаилу Романову — Прим. ред.) через нас, своих послов, о тех обидах и притеснениях, которые, вопреки его начертаниям, постоянно совершают некоторые из его приказных людей, чем нарушаются уставные грамоты Е. Вел-ва, которые нужно соблюдать свято и ненарушимо, чтобы избавить иноземного торговца от затруднений и притеснений и дать ему возможность пользоваться милостью Е. Ц. Вел-ва...

...так, в Архангельске в настоящее время взимаются мостовые, паузочные и дрягильские деньги с цены товаров, тогда как прежде мостовые и паузочные деньги взимались в размере по полутора рубля с каждого торгового человека или амбара, а дрягильские деньги уплачивались, смотря по количеству и объёму товара.

Далее таможенные люди нарушают прежний обычай, требуя с товаров, которые привозятся сверху (из Москвы) для отправки за море, по деньге с каждого рубля даже и в том случае, когда пошлины за эти товары уже сполна уплочены.

В Холмогорах поступают весьма произвольно при оценке кожи и других товаров, оценивая их вдвое и втрое выше настоящей их стоимости и взимая по 4 и 5 руб. с тысячи пудов, между тем как по уставным грамотам следует брать всего по 3 руб. 10 алтын...

В Устюге и Тотьме с проезжих судов прежде взимали по 3 алтына с сажени и мерили их от одной иглы до другой; теперь же берут с сажени по 5 и 6 алтын и меряют не так, как следует, а снаружи по борту баржи.
Те же баржи, с которых прежде брали по 3 рубля, должны теперь платить 8 рублей, если торговец желает, чтобы его пропустили.

В Вологде со всех возов берут проезжих и приезжих пошлин по 4 алтына, а следует брать всего по 11 денег. И здесь, в Москве, наши подданные жалуются, что их товары оцениваются вдвое выше против продажной цены, и соответственно такой оценке взимаются пошлины.

С товаров, оставшихся непроданными и отправляемых обратно в Архангельск, тоже требуют пошлины вопреки прежнему обычаю; по дороге между Вологдою и Москвою с торговых людей берут часто мостовые и перевозные деньги, чем опять-таки нарушают прежний обычай и уставные грамоты...

Принимая во внимание, что все эти несправедливости совершаются вопреки добрым и милостивым повелениям Е. Ц. Вел-ва, мы просим от имени наших владетелей, чтобы оне прекратились и чтобы соблюдалась вышеупомянутая грамота Е. Ц. Вел-ва от 1619 г.; далее мы просим, чтобы всем таможенным людям было приказано выдавать подданным их выс-в (Высокомогуществ — Прим. ред.) подробные справки, за что и в каком размере взяты с них пошлины.

Таможня не брезговала и прямой экспроприацией a’la Сталин-Камо:

Наконец, некоторые торговые люди жаловались, что в 1627 г., вопреки указу Е. Вел-ва, у них в Архангельске отняли большое количество крупы, несмотря на то, что они везде полностью уплатили государевы проезжия пошлины и ничего не слыхали о том, что этот товар заповедный.

В следующем же 1628 г. та же крупа была продана одному лифляндцу, и таким образом разрешение вывезти её за море было дано не им, а другому лицу. Между тем справедливость требовала, чтобы воевода дозволил вывезти эту крупу тому, кому она впервые принадлежала.

Вследствие этого мы и просим, не соизволит ли Е. Вел-во повелеть вознаградить потерпевших за их убытки, так как их требования основательны и справедливы.

В заключение, досточтимые бояре, мы снова заявляем, что наше правительство предписало нам купить у Е. Вел-ва значительное количество ржи исключительно для снабжения продовольствием нашей республики, а не для частных лиц. Поэтому мы покорнейше просим уведомить нас о том, сколько ржи имеется для продажи в казне Е. Ц. Вел-ва, и дать нам возможность условиться о покупке наличного количества.

И Патриарх Филарет таки пообещал:

Если же в каком либо городе воеводы, дьяки, приказные люди или таможенные головы будут притеснять голландцев или вымогать у них лишния пошлины, и это потом обнаружится, то виновные подвергнутся опале нашего великого государя и строгой каре. И если голландцев обидят вновь, тогда они должны об этом бить челом прямо Государю и святейшему патриарху, и тогда им будет объявлен государев указ.

Источник: [17.51]
Комментарии

Статья № 16
Отписка о побеге из полков подъячего с казною и делами, 1633

Смоленская война

Бояринъ М. Б. Шеинъ съ товарищами въ отпискѣ, полученной въ Розрядѣ 13 сентября, доносили: «былъ на твоей государевѣ службѣ у насъ въ розрядѣ подъячій Ивашка Трофимовъ, и сентября въ 3 день тотъ Ивашка своровалъ, покравши твою государеву казну съ твоей государевы службы сбѣжалъ, невѣдомо куда; да у того жъ Ивашки были твои государевы многія дѣла, и тѣхъ дѣлъ послѣ его не сыскано. А отецъ его — священникъ Трофимъ, у церкви у Григория Богослова, на Дмітровкѣ»

Источник: [17.91]
Комментарии

Статья № 17
И. Я. Гурлянд, 1586–1631

Иностранцы, имѣвшіе дѣло съ охотниками, упрекаютъ ихъ въ наклонности къ воровству: особенно часто пропадали разным вещи пословъ при смѣнахъ…

вороватые ямщикикражи у послов

Источник: [19.162]

Статья № 18
Иоганн де Родес, 1650–1655

Откат с госзаказа
Упомянутый канцлер (М. Ю. Волошенинов — Прим. ред. ) начал дальше со мной говорить и сказал, что там (во Пскове) народом произведена большая смута, так как они (псковичи) сопротивлялись приказу Их Цар. В-ства (Алексея Романова — Прим. ред. ), который был поручен Федору Емельянову, а также нанесли безчестие Левину Нумерсу (купец из Нарвы — Прим. ред. )43, разграбили дом Федора Емельянова...

Пламя из Пскова перешло уже в Новгород, и что там еще хуже, чем было в Пскове. Двор Стоянова, как здесь говорят, они там совершенно разграбили49. К этому времени как раз и датский посол М-r Граббе прибыл в Новгород, подобно тому как г. Левин Нумерс — в Псков, и сообщают, что они его (Граббе) совершенно ограбили, раздели до рубашки и потом его с его воинами заключили в тюрьму. Но причины, почему они напали на него, нельзя никакой другой предположить, как той, что они были того мнения, что это должен быть я с 70.000 дук.

Именно передают, что они говорят, что не допустят, чтобы деньги, а тем более хлеб, вывозились из страны50. Но это происходит, по моему малому и ненавязчивому мнению, не от чего иного, как оттого, что хотели взимать (financiren) эти деньги слишком рано от дворянина, который, может быть, имеет живущими под своей властью часть перебежавших (из Швеции) крестьян, а простому горожанину (правительство) ничем не помогло встать на ноги, потому что хлеб приказали скупать по более низкой цене, чтобы (казне) также извлечь из этого не меньшую прибыль...

История о покаянии казнокрада
Управляющий же монетным делом несколько дней тому назад сам объявил и приказал донести Их Цар. В-ству, что он раньше, когда был в нужде, украл у Их Цар. В-ства из их монетного двора 15.000 рублей, но теперь Бог его снова благословил, так что он может их обратно внести, и он, как верный подданный Их Цар. В-ства, хочет доставить обратно эти деньги с процентами в их казну, говоря, что он хорошо знал, что заслужил немилость Их Цар. В-ства, но сам себя предал и ожидает над собой правосудия Их Цар. В-ства. Это было удивительное и приятное известие, и Их Цар. В-ство простили ему все это, и он теперь считается одним из наиболее верных (людей). Вследствие этого теперь по нем предполагают и заявляют, что прежние управляющие должны были поступать так же, как и он делал, и, таким образом, производят строгий розыск. При этом деле некоторые чувствуют себя не совсем хорошо, но так как они могут себя спасти посредством подарков, думают, что все останется благополучно скрытым...

Откаты с иностранных купцов
Относительно посольства в Персию, о котором я упоминал в моем последнем (письме), снова тихо, однако полагают, что оно отправится вниз по Волге с первой же полой водой. Армянин, который состоит «купчиной» Великого Князя, привез сюда из Астрахани 52 тюка шелка в обмен на соболи; прежде, чем они прибыли сюда, говорили о 80 тюках; получено ли, может быть, остальное тайно частными лицами, я не могу знать.

торговля в Россииоткаты с госзаказапокаяние казнокрадаоткаты с иностранцев

Источник: [17.136]
Комментарии

Статья № 19
Де ла Невилль, 1698

Должность думного дьяка или государственного секретаря по иностранным делам была par interim (временно, лат. ) отдана некоему по имени Емельян19 (имя, которое на славянском языке означает лапу, хорошо подходит ему, так как он очень корыстен и гребёт обеими руками).

коррупция в Кремлепродажные чиновникиславный дьяк Украинцев

Источник: [17.140]
Комментарии

Статья № 20
Павел Алеппский, 1656

Земли южной украйны

Нет у них ни воров, ни грабителей.

идилия украйнырай за краем России

Источник: [17.145]
Комментарии

Статья № 21
И.А. Желябужский

1695
Марта в 5 день бит кнутом поместного приказу дьяк Кирила Фролов перед Розрядом за то, что он золотые купил у подьячего у Глеба Афанасьева без поруки. Да тут же перед Розрядом бит кнутом Розрядной подъячей Глеб Афанасьев за то, что он покрал золотые те, которые было довелись дать по указу Великих Государей ратным людем за последней Крымской поход. А в pocпpoce он Глеб сказал, что он те золотые носил на двор к боярину к Тихону Никитичу Стрешневу, к жене ево к боярыне к Катерине Богдановне. А выписку закреплял думной дьяк Перфилей Оловянников, что те будто золотые взнесены в верх, и за то у него Перфилья отнято думное дьячество.

коррупция и воровствопощипать военный бюджет

Источник: [18.149]

Статья № 22
Л. Ф. Писарькова

Истоки взяточничества и казнокрадства. Историческая традиция «кормлений»

В московских приказах, несмотря на выплату казенного жалованья большей части служащих, «кормление от дел» было важным и вполне легальным источником доходов, в три и более раз превышавшим денежные оклады. В представлении людей XVII века существовало четкое деление доходов «от дел» на законные и незаконные, хотя с позиций правовых норм более позднего времени отличия между так называемыми «почестями», «поминками» и «посулами» были едва различимы.

Из «корыстных» доходов правительство признавало законными денежные и натуральные приношения должностным лицам до начала дела («почести») и приношения после окончания дела («поминки»), но преследовало «посулы» (собственно взятки), которые расценивались как вымогательство и «скверные прибытки». Посулы, непосредственно связанные с нарушением закона, были крупнее почестей и поминок и достигали 100 и более рублей, поэтому их получение сурово преследовалось правительством и каралось кнутом невзирая на социальный статус взяточника.

причины коррупциитрадиции подношенийвиды подношенийклассификация взяток

Источник: [21.117]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,076