Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь > Разделы и темы > Отношение к религии. Верования > Смена религии, прозелитизм. Веротерпимость > Славяне и российские этносы (XIX век)

16. Отношение к религии. Верования

Смена религии, прозелитизм. Веротерпимость. Славяне и российские этносы (XIX век)

Ядринцев, Манна, Присяга, Отчёт, Грекулов

Статья № 1
Н. М. Ядринцев, 1885

Алтай и его инородческое царство

Миссионеры поставили и наметили до 70 поселков или станов новокрещенных. Понятно, что инородец-кочевник и местный зверолов должны были сжаться, отодвинуться, и инородческое царство теперь представляет кусок обрезанных владений.

Конечно, несколько тысяч инородцев не могли совершенно исчезнуть из этих мест, но они уже уступили часть мест и пастбищ оседлым деревням...

 Н.М. Ядринцев. Миссионерское селение Улала в Бийском округе Томской губернии, 1885
Н.М. Ядринцев. Миссионерское селение Улала в Бийском округе Томской губернии, 1885

Кроме крестьян, земли инородцев переходят и в другие руки. Алтайская миссия, поселившись в восточной части Алтая, потребовала, чтоб крестьян сюда не пускали, а затем ревностно охраняла этот район от самовольных поселений. И действительно, когда Алтай уже в разных местах был занят крестьянскими деревнями, колонизация за Катунью к Телецкому озеру не подвинулась ни на один шаг. За то миссия стала протежировать так называемым новокрещенным.
Она старалась, чтобы новокрещенные построили тотчас же избушки, и этим стремилась положить начало оседлости.

Правда, такие поселки возводились, но избушки их, как мы видели на протяжении всего пути нашего, представляли убожество (только одна Улала лучше обстроилась). Новокрещенные, большей частью, далеко не представляют элемента оседлого; составляя разный сброд, а не лучшую часть племени, они не особенно трудолюбивы и нравственны; земледелие у них ничтожное или почти его нет, но за каждое их поселение миссия требует угодий и употребляет меры оттеснить язычников от соседства новокрещенных.

Не допустив крестьян, будто вредно действующих на всех инородцев и обижающих их, миссия сама не особенно дружественно относилась к инородцам.

После нескольких случаев преследования шаманов, эти инородцы начали удаляться от миссионерских селений. Кроме того, около селения Улалы для миссионерских учреждений понадобилась земля, и вот мы видим в нескольких верстах пасеки удалинской общины, покосы и проч., к которым боятся издали подойти инородцы.

РПЦ на Алтаенасаждение христианстваубогие методы прозелитизма

Источник: [19.190]

Статья № 2
Записка о собраниях масонской ложи под названием «Ищущих манны»

ЗАПИСКА О СОБРАНИЯХ МАСОНСКОЙ ЛОЖИ ПОД НАЗВАНИЕМ ИЩУЩИХ МАННЫ
в течение Апреля и Мая 1818 года

Апрель 1-го дня.
Ложа Ученическая Поучения. Великий Мастер читал Рассуждения о намерениях Истинного Искателя по вступлению в Общество.
В кружку бедных собрано 35 рублей.
Всех братьев с посетителями было 16.

8-го дня.
Ложа Ученическая Принятия. Принят в сию степень гвардии капитан Александр Михайлович Быков.
В кружку бедных собрано 67 рублей.
Всех братьев с посетителями было 91.

22-го дня.
Ложа Ученическая Поучения. Великий Мастер читал Рассуждения об образовательной и иероглифическом принятии ученика.
В кружку бедных собрано 77 рублей.
Всех братьев с посетителями было 27.

масоны в Россиимасонские ложисобрания масонов

Источник: [20.132]

Статья № 3
Масонская присяга

Масонская присяга

Я, N.N ., обещаюсь, присягаю и клянусь пред вездесущим триединым Богом, высокопросвещенному собранию и всем его чести достойнейшим Начальникам совсем верно и непринужденно с добрым предразмышлением:

  1. в страхе Божием беспрестанно себя упражнять,
  2. любви ближнего никогда с намерением не возмущать,
  3. высочайшую молчаливость ненарушимо сохранять,
  4. в неразрывной верности к Ордену состоять,
  5. начальникам великое послушание оказывать,
  6. пред высокопросвещенным собранием ни о какой, до него относящейся, тайне не умалчивать,
  7. жить собственно Творцу, его премудрости и сему Ордену.

С тем истинно мне Бог и святое Слово Его да поможет. Аминь!
Публикация В. И. САХАРОВА

масоны в Россииприсяга масонов

Источник: [20.130]

Статья № 4
Отчёт Великого князя

Отчёт Великого князя Михаила Николаевича1 о деятельности Кавказского наместничества (1855–1880)

VIII. Духовная часть
Положение православного духовенства в крае, особенно в Закавказье, как в отношении материального его обеспечения, так и в смысле нравственного просветительного влияния на население оставляет желать весьма и весьма многого; но в этом отношении, против эпохи 1855 года, достигнуты все-таки некоторые благоприятные результаты.

Материальные средства духовенства несколько улучшены: в Тифлисской губернии назначением на содержание его особого денежного пособия из местных доходов, в размере 66 т. руб.; равным образом, испрашивается таковое же пособие и для духовных причтов Кутаисской губернии, в размере 111 т. руб. Кроме того, производится духовенству обеих названных епархий 126 т. руб., в вознаграждение за доходы с отошедших в казну имений, принадлежавших церквям и монастырям тех епархий. Причтам казачьих войск отведены в пользование достаточные наделы земли.

В Черноморском округе сельское духовенство содержится на жаловании от правительства. По горским христианским приходам отпускаются причтам более или менее достаточные средства из сумм существующего на Кавказе с 1864 года общества восстановления православного христианства. В Ставропольской губернии улучшение положения духовных лиц последовало вследствие нового распределения приходов и предоставления причтам средств, изысканных местным комитетом по обеспечению быта духовенства.

Относительно нравственного развития духовенства следует сказать, что хотя уровень этого развития, обусловливаемый, преимущественно, просветительным действием духовно-учебных заведений, ни в каком случае нельзя назвать удовлетворительным, но все-таки духовенство в настоящее время в общем несколько более развито умственно и нравственно, чем это было двадцать пять лет тому назад.

На одинаково невысоком уровне нравственного развития стоит и армяно-григорианское духовенсто, хотя влияние его на население проявляется несколько более заметно преимущественно в деле распространения народного образования путем учреждения церковно-приходских школ.

Для преподания большей правильности организации мусульманско-духовной иерархии и поставления ее в положение, соответствующее правительственным интересам, введено, с начала 1873 года, особое Управление Закавказским мусульманским духовенством шиитского и суннитского толков, с назначением высшим лицам, как центральных, так и губернских и местных уездных духовных учреждений, известного содержания от казны. Мера эта, во всяком случае, имела благоприятное значение в смысле надзора за недопущением проявления и распространения в крае вредных фанатических учений.

поддержка христиан Кавказасодержание муфтиевконтроль ислама

Источник: [21.121]
Комментарии

Статья № 5
Е. Ф. Грекулов

С «просветительной» деятельностью жандармов в рясах среди нерусских народов хорошо познакомился А. И. Герцен, когда он был в ссылке в Вятской губернии. Герцен писал о чудовищном произволе и хищничестве чиновников и попов среди этих народов: «Настоящий клад для земской полиции — это вотяки, мордва, чуваши: народ жалкий, робкий, года через 2-3 исправник или становой отправляется с попом по деревням ревизовать, кто из вотяков говел, кто нет и почему нет. Их теснят, сажают в тюрьму, секут, заставляют платить требы».

В результате насилия за 1881–1894 гг. в православие было обращено 129 тысяч человек нерусской национальности.

Об усилении насильственного крещения говорили и на миссионерских съездах. Первый съезд «темных инквизиторов», как называли миссионеров, состоялся в Казани в 1885 г. На этом съезде присутствовали архиереи всех тех губерний, где было нерусское население. Съезд имел одну цель: разработать меры по внедрению православия, подготовить к этому жандармов в рясах.

Второй миссионерский съезд, собравшийся в Москве в 1891г., отразил агрессивную политику духовенства по отношению к нерусским народам. Еще более воинственно было настроено духовенство на третьем миссионерском съезде (Казань, 1897г.). Этим съездом руководил помощник обер-прокурора Синода Саблер. Он назвал православие «краеугольным камнем самодержавия». На этом съезде «опричники духовенства» — миссионеры требовали усиления полицейских репрессий по отношению к тем, кто отказывался принять православие, кто пытался бороться за свободу совести. Духовные власти не могли больше сжигать на кострах и гноить в тюрьмах сторонников ислама и других религий, как это они делали раньше. Но на стороне этих опричников был административно-полицейский аппарат самодержавия, они использовали школу и печать, изгоняли национальный язык, пытались уничтожить национальную культуру...

В конце XIX и начале XX в. были организованы процессы против тех, кто не желал оставаться в рядах официальной церкви. У удмуртов вырубались их священные рощи, отбирались дети, которые затем помещались в монастыри для воспитания в православном духе; устраивались погромы, избивались те, кто хотел верить по-своему; крестьян подговаривали составлять приговоры о выселении из деревень неугодных духовенству лиц. Такая деятельность духовенства встречала сопротивление народа.

Так, в 1901 г. по требованию сарапульского епископа Владимира полицией была вырублена в деревне Ерыксы священная роща. Местные крестьяне-марийцы оказали при этом сопротивление, обратили в бегство священников и полицейских. Для «усмирения» крестьян был послан полицейский отряд, в результате столкновения было ранено 25 человек, а одного крестьянина убили...

После подавления революции 1905 г. гонения на неправославные и нехристианские религии, особенно на ислам и сектантство, усилились. Духовное ведомство расширило сеть церковно — приходских школ и попечительств, воинствующая пропаганда православия велась также через церковные собрания. В помощь жандармам в рясе были привлечены реакционные и черносотенные элементы, их организации возглавлялись духовенством. Духовенство боролось также с национально — освободительным движением и с этой целью усилило деятельность миссионерских организаций.

В 1910 г. совещание миссионеров, этих гонителей веры и душителей религиозной свободы, возглавил председатель совета министров Столыпин. Совещание разработало целую программу по укреплению христианства и по борьбе с мусульманством. В том же году миссионеры собрались на очередной съезд в Казани. «Темные инквизиторы» добились на этом съезде принятия суровых мер против неправославных. Административные органы содействовали им в подавлении свободы совести и стремления к национальной самостоятельности.

В свою очередь и представители мусульманской религии проявляли нетерпимость по отношению к тем, кто исповедовал другую религию, особенно к русским. Проповедью национализма и религиозного шовинизма представители мусульманской и других нехристианских религий стремились увести эксплуатируемые массы от классовой борьбы.

Разжигание национальной и религиозной нетерпимости как средство отвлечения масс от классовой борьбы

В XIX в. преследования евреев не прекратились. Правительство и церковь продолжали разжигать национальную рознь и религиозную нетерпимость. Евреям запрещалось держать у себя в услужении православных, евреи были ограничены в гражданских правах, их изгоняли из деревень, обвиняя в том, что они оказывают на крестьян дурное влияние. Для евреев была установлена черта оседлости, они облагались дополнительными налогами, христианам-ремесленникам запрещалось работать на них, крестьянам — обрабатывать их земли.

На военной службе евреев стремились воспитывать в православном духе, их силой обращали в православие. Еврейских детей отнимали от родителей и направляли для службы в армию, где их насильно крестили, загоняли далеко от родины и подвергали бесчеловечным истязаниям...

Еврейским юношам после окончания военной службы не разрешалось вернуться в иудейство. Так, еврейский юноша кантонист Кауфман был насильно крещен, но не переставал считать себя евреем. Когда закончилась военная служба и он вернулся к вере своих отцов, над ним учинили суд за вероотступничество. Для «вразумления» его отправили в монастырь, лишив всех гражданских прав, а над имуществом учредили опеку...

На почве антисемитской пропаганды, которую разжигали реакционные элементы и представители церкви, в начале XIX в. возникали кровавые наветы на евреев, обвинения в совершении ими ритуальных убийств. В 1823 г. в городе Велиже Витебской губернии 42 еврея были брошены в тюрьму по обвинению в убийстве нескольких христианских мальчиков с ритуальной целью. Стараясь разжечь национально-религиозную рознь, представители православной церкви подбирали «доказательства» применения евреями крови христианских детей. Минский архиепископ Анатолий первый доставил «материалы» о мифическом «отроке Гаврииле», якобы замученном евреями еще в 1690 г., а киевский митрополит Евгений выискал соответствующие выписки из польской ритуальной литературы. С обвинениями против велижских евреев выступил также местный священник Тарашкевич, пытавшийся доказать враждебность евреев христианству и их «тиранское злодейство». В качестве «сведущего лица» был привлечен и ксендз Паздерский. Запечатав велижскую синагогу, следственная комиссия, исполняя волю Николая I «исследовать все до корня», признала виновными в ритуальных убийствах не только велижских евреев, томившихся в тюрьме в течение восьми лет, но и всех евреев вообще. Осудил велижских евреев и Сенат, и только Государственный совет отменил постыдный приговор, признав обвинение евреев в ритуальных убийствах несостоятельным.

Разжигание национальной и религиозной вражды к евреям было и в дальнейшем одним из средств политической борьбы правительства и церкви...

По переписи 1897 г. население России составляло 126 млн. Из них православных насчитывалось 87 млн., т. е. 70%. Остальные были: раскольники — 2 млн., католики — 11 млн., магометане — 14 млн., евреи — 5 млн.

В царских законах торжественно провозглашалось, что свобода веры — достояние не только православия, ни и других религий. «Пусть все народы, в России пребывающие, — говорилось в законе, — славят бога всемогущего разными языками... благословляя царствование российских монархов и моля творца вселенной об умножении благоденствия и укреплении силы империи». Однако только одной православной церкви было предоставлено право свободно исповедовать свою религию. Другим религиям пропаганда своего учения была запрещена, тем более запрещался переход в эти религии из православия. Как указывал Ф. Энгельс, «русское правительство... у себя в стране не терпело никакой другой религии, кроме православной, и карало вероотступничество как преступление».

Верховным защитником и хранителем догматов православной церкви и блюстителем правоверия провозглашался царь, повиноваться которому, как сказано в законах, повелевал сам бог. Православная церковь объявлялась национальной, русской церковью. От русских людей требовалось, чтобы они «любили эту церковь вместе с царем и царицей превыше всего». Обязанность защищать православную церковь и ее интересы возлагалась на все гражданское и военное начальство. Уважение к православной церкви, ее обрядам, к церковному «благочинию» поддерживалось с помощью полиции. Полиция следила за тем, чтобы при выполнении церковных обрядов не нарушалось благочиние, чтобы народ чтил праздничные и воскресные дни, чтобы раскольники и сектанты не занимались пропагандой своего учения. Она же защищала священников от всяких обид и оказывала им помощь. Под надзор гражданского начальства и полиции было поставлено и соблюдение церковных обрядов, в частности исповеди.

За оскорбление церковного благочиния, за неуважительное отношение к церковным обрядам, особенно за богохульство, виновные сурово наказывались, их лишали гражданских прав и ссылали в каторжные работы сроком до 15 лет.

Православный священник как представитель государственной церкви пользовался особой защитой закона: за оскорбление священника словами назначалось тюремное заключение до восьми месяцев, за избиение ссылали в отдаленные места Сибири, за причинение священнику увечья назначалась каторга от 4 до 10 лет. Если же в результате побоев священник умирал, то виновный ссылался на каторгу сроком от 12 до 15 лет.

Православной церкви предоставлялось право без всяких стеснений порицать другие религии, ей оказывала в этом содействие полиция. Выступление же против православной церкви, против ее обрядов считалось кощунством...

Преследования за несоблюдение этих позорных законов носили массовый характер. Об этом говорит хотя бы количество уголовных дел по религиозным преступлениям. Например, за 1842–1846 гг. зарегистрировано 3192 дела, а за 1847–1852 гг. — 3971 дело. Более подробные данные, извлеченные из официальных источников, приводятся ниже.

1842 – 1846 гг. 1847 – 1852 гг.
Привлечено к суду 12 973 26 306
Присуждено к наказанию плетьми, к ссылке в Сибирь, в каторжные работы, в крепость и другие места 1 020 938
Заключено в тюрьмы на разные сроки 1 992 1 688
Отдано под надзор полиции 847 1 931
Отдано под надзор духовенства для увещания 8 520 17 363
Отдано под надзор духовенства для увещания 8 520 17 363
Обращено в православие 8 520 17 363

Из этих данных видно, что преследование за веру в 1847-1852 гг. значительно активизировалось. Наказание плетьми, ссылка в каторжные работы, в отдаленные места Сибири и Закавказья, тюрьмы — вот чем расплачивались народные массы, отказывавшие верить так, как требовали царское правительство и церковь.

Каждый год в среднем судили до тысячи человек, главным образом за выступление против церкви и религии («богохуление»), за отказ от казенной церкви и переход в разные секты. Естественно, что царский суд редко оправдывал лиц, привлеченных к суду за нежелание верить и молиться так, как требовала казенная церковь. Виновных ждала каторга, ссылка в отдаленные места Сибири...

В 1868 г. среди крестьян ряда деревень Сарапульского уезда была популярной секта иконоборцев. Наряду с. отказом поклоняться иконам и исполнять церковные обряды сторонники этой секты отказались платить выкупные платежи и другие повинности. Как доносил вятский епископ, они «неблагоговейно и злочестиво выражались о царе». При содействии епископа секта была разгромлена, в острог попало свыше двухсот ее сторонников. Духовенство разогнало также братство людей божиих, возникшее в 1868 г. Последователи этой секты требовали земельного передела и справедливого раздела земли.

Гонения на просвещение и науку

Талантливые книги французских философов-материалистов, разоблачавших реакционную сущность религии, встречены были духовным ведомством с особенной враждебностью. Уже с 80-х годов XVIII в. церковники боролись с распространением этих идей. Духовное ведомство издавало литературу, в которой подвергало критике идеи Вольтера и философов-материалистов, добивалось конфискации и сожжения их произведений. Гонения на эти произведения не прекращались и в XIX-XX ее. Так, в 1868 г. в труде Вольтера «Философия истории» духовные цензоры нашли «глумление над истинами и опровержение священного писания». По их настоянию этот труд Вольтера был уничтожен. В 1890 г. уничтожили «Сатирические и философские диалоги» Вольтера, а в 1893 г. — его поэтические произведения, в которых были найдены «антирелигиозные тенденции».

Такая же участь постигла произведения «корифея безбожия», выдающегося представителя домарксова материализма и атеизма Дени Дидро (1713–1784). Начиная с конца XVIII в., духовные власти добивались запрещения и уничтожения не только его философских, но и художественных произведений. Ненависть духовного ведомства вызывали и атеистические трактаты Гольбаха (1723–1789). Его знаменитая книга «Система природы» считалась одной из самых страшных книг и справедливо называлась «библией материализма».

Еще в 1770 г. эту «адскую книгу» предали огню католические инквизиторы и с тех пор её неоднократно запрещали и в России. Даже в 1898 г., опасаясь «адского» действия этой книги, разрушавшей, по словам духовных цензоров, основные начала религии, духовные инквизиторы настояли на ее уничтожении. Так же расправились они и с книгой английского философа-материалиста Томаса Гоббса (1588–1679) «Левиафан», которую католические инквизиторы включили в список вредных книг еще в XVII в. и подвергли ее публичному сожжению. Через 200 лет ее осудили православные инквизиторы. Они признали книгу Гоббса «противной священному писанию и православной церкви» и добились ее сожжения в 1874 г. За выступление против церкви и феодальной идеологии уничтожили в 1871 г. книгу «О человеке» другого выдающегося философа-материалиста XVIII в. — Гельвеция.

Во второй половине XIX в. в связи с ростом революционного движения для охраны самодержавия были приняты крайне реакционные меры. Для усиления влияния духовенства в области просвещения народа была организована широкая сеть церковно-приходских школ. Они должны были воспитывать детей в духе преданности самодержавию, православной церкви и так называемой «русской народности».

Церковно-приходская школа рассматривалась как дополнение к церкви. В ее программе главное место занимали церковные предметы — закон божий, церковнославянский язык, церковное пение, богослужение. Изо дня в день детям внушали, что власть царя дана от бога, им говорили об «избранности» русского народа, проповедовали религиозную нетерпимость и национальную вражду. На уроках русского языка, истории священники убеждали детей, что бог — творец и промыслитель мира, к которому дети должны проникнуться любовью и благодарностью. Из церковных школ «изгонялись» учебники прогрессивных педагогов — К. Д. Ушинского, И. А. Худякова, В. П. Вахтерова, так как они — по отзывам духовных цензоров — мешали развитию религиозных чувств. Их заменяли антинаучные учебники, составленные в религиозно-монархическом духе. К светским начальным школам духовные власти относились крайне враждебно, называя их «орудием растления народа». Церковники обвиняли эти школы в том, что они заражены «противорелигиозностью», «безнравственностью», пытались настроить крестьян против них и добиться их закрытия.

Церковно-приходская школа не удовлетворяла народные массы. Крестьяне сравнивали эту школу с лампочкой-коптилкой, которая пропускает тусклый свет. Как писала в 1912 г. большевистская «Правда», «крестьянская масса жадно искала знания, широкого знания, которое дало бы ответы на поставленные жизнью вопросы». Но этих знаний церковная школа не давала. Под влиянием большевистских идей о просвещении народа крестьяне высказывались против церковных школ. Они прекращали отпуск на них денег и требовали открытия светских школ, а также отделения церкви от школы. В ответ на эти требования правительство и духовное ведомство усилили террор в области народного просвещения...

Чтение художественной литературы духовное ведомство считало грехом, ибо усматривало в ней угрозу для религии. Духовное ведомство старалось помешать распространению художественной литературы, добиваясь ее запрещения и уничтожения. При издании в 1853 г. полного собрания сочинений Н. В. Гоголя из его произведений по требованию духовных властей исключили многие места, которые были найдены оскорбительными для церкви...
Духовные власти относились враждебно и к передовой науке, к ее лучшим представителям. Опасаясь, что развитие естествознания и распространение материалистических идей подорвет основу христианской религии — веру в бессмертие души, духовные власти боролись против распространения этих идей.

В 1866 г. появилась замечательная книга русского ученого И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга», в которой разоблачались религиозные представления о человеке и его душе. По настоянию духовных цензоров эту книгу «за изложение самых крайних материалистических взглядов» признали вредной и наложили на нее арест. Автора хотели сослать в Соловецкий монастырь «для смирения и исправления». Но к книге И. М. Сеченова было привлечено внимание общества, и, боясь возбудить к ней особый интерес, цензурное ведомство было вынуждено снять с нее арест. Однако труд И. М. Сеченова продолжал долгое время числиться в списках запрещенных книг. Автора книги зачислили в число «неблагонадежных» и запретили ему читать лекции для народа.


1 См. только часть ужасов Эпохи Моли в период строительства теократического государства в изложении Академии Наук СССР в Конспекте работы Е.Ф. Грекулова здесь, 0.84 Mb— Прим. ред.

Инквизиция в Россииведовские процессымонастырские тюрьмынасаждение православияразжигание нац– и религиозной нетерпимости

Источник: [20.141]

Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010 - 2019

▲ Наверх

0,128