Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь > Разделы и темы > Отношение к религии. Верования > Смена религии, прозелитизм. Веротерпимость > Иные этнические системы (XVIII век)

16. Отношение к религии. Верования

Смена религии, прозелитизм. Веротерпимость. Иные этнические системы (XVIII век)

Бакиханов, Чхеидзе, Ламац, Спиноза

Статья № 1
Аббас-Кули-ага Бакиханов (Кудси), †1846

Попытка Надир-шаха (шиита) сблизиться с суннитами.

Приведя в порядок дела Дагестана (Набег шаха Ирана в 1735 г. — Прим. ред.) и возвращаясь назад, Надир прибыл в кубинскую деревню Гасан-Кала. Оставив там войско, он со своими приближенными отправился вперед и за одни сутки прибыл в город Ахсу, отстоявший на 160 верст от Гасан-Кала. 13 января он уже был в своем лагере, расположенном в Муганской степи, близ Джавадской переправы.

В этом лагере его ожидали все почетные лица Персии, числом 100 тысяч человек, которые собрались туда по приказу Надира. Для них приготовлено было 12 тысяч домов, построенных из дерева и камыша, и все необходимые потребности, как то: мечети, бани, караван-сараи, Кроме великолепного дворца для самого Надира. Так после долгих споров между вельможами, продолжавшихся более месяца. Надир 26 февраля 1148 (1736 РХ) г. вступил на престол Персии.

На этом торжественном собрании Надир-шах объявил свою волю всем духовным лицам, чтобы они согласовали между собой некоторые догматы, разделяющие секты шиитов и суннитов, и этим водворили бы спокойствие в мусульманском мире. Персидское духовенство, рассмотрев предложение Надир-шаха, изъявило свое согласие, но турки с негодованием отвергли эту мысль, хотя персы неоднократно пытались привести ее в исполнение.

Источник: [19.47]

Статья № 2
Сехниа Чхеидзе, 1739

Попытка исламизации полонённых грузин шиитами новообращённой из зороастризма Персии

Прошло немного времени и предложили грузинам переменить веру: «Если не откажутся от веры, пусть возвращаются в Картли»

Опечалились сильно из-за веры, а затем разлуки с господином [царем Гиорги]. Было их немало — грузин — было около шестисот. Стали советоваться, не было выхода, дали согласие грузины.

Но отпустили не всех. Омусульманили Гиорги Арагвского эристава, Давида эристава, Вахтанга Цицишвили, Папуну Цицишвили, Давида Абашмшвили, Зураба, сына Зураба, сардал Тамаз и его сын Кация еще до того были мусульманами — кандаарский хан был из его рода — Капланишвили.

Поэтому выпросил [Тамаз] своего же сына, Мамуку, и отправил в Картли. И остались с царем Гиорги эти омусульманившиеся и другие князья до двухсот человек...

Источник: [18.118]

Статья № 3
Иоанн Баптист Ламац, от 1 сентября 1702

Тавризскіе (? — Ред. издания) христіане армяне подвергаются сильнымъ притѣсненіямъ отъ турокъ, и чтобы лучше распознавать армянъ, имъ приказано пришивать къ суконной шапкѣ кусокъ фіолетоваго цвѣта и не позволяется выходить изъ дому, когда наступаетъ дождь или на улицахъ грязь. И въ Испагани, и въ другихъ мѣстностяхъ этой части Персіи употребляютъ всѣ усилія, чтобы люди отрекались отъ христіанскаго закона. Ко мнѣ также писали нѣкоторые миссіонеры, что всѣ миссіи въ турецкихъ странахъ колеблются, такъ какъ несчастные невѣрные уже не боятся никого.

Даже въ Шемахѣ армяне подвергаются разоренію мѣрами, достойными удивленія. На нихъ безъ всякой причины налагаются штрафы, а крестьяне до такой степени угнетены, что всѣ почти подумываютъ уходить изъ городовъ (селъ? — Ред. издания), и если бы у нихъ было въ виду какое нибудь безопасное убѣжище, то рѣшительно ни одинъ бы не остался.

Источник: [18.123]

Статья № 4
Жизнь покойного господина Спинозы, †1677

Cлепо доверять даже испытанным книгам —
значит слишком любить старые ошибки
[Спиноза]

Суд иудейского Храма и Еврейская анафема

Эти ложные слухи, мало-помалу рассеиваемые, вскоре проникли в умы людей, и, как только представился подходящий случай подкрепить их, они [лжедрузья отправились с доносом к главам синагоги, которых рассердили до того, что [обвиняемому едва не вынесли приговор, даже его не выслушав. Когда первоначальный пыл иссяк (первосвященники Храма подвержены гневу не менее прочих), его обязали предстать пред ними.

Чувствуя, что ему не в чем себя упрекнуть, он охотно пошел в синагогу, где его судьи, с удрученным видом, и как люди, снедаемые заботой о доме Божьем, сообщили ему, что после великих надежд, которые возлагались на его благочестие, им трудно было поверить идущей о нем дурной молве, и что они с горьким сердцем призвали его, с тем чтобы получить доказательства его веры; что он обвиняется в самом черном и самом великом из всех преступлений, каковым является пренебрежение Законом [Моисея; что они горячо жаждут, чтобы он обелил себя; но если же его изобличат, то нет кары достаточно суровой для его наказания.

Затем они заклинали его сознаться, если он виновен; и, увидев его отказ, его ложные друзья, там присутствовавшие, выступили вперед и бесстыдно засвидетельствовали, что слышали, как он осмеивал евреев — «суеверное племя, рожденное и выросшее в невежестве, не знающее, что такое Бог и при этом дерзнувшее называть себя Его [избранным народом, в ущерб прочим нациям. Что до Закона, его установил человек более ловкий, чем другие, в политике, но не слишком сведущий ни в физике, ни даже в богословии; что любой, имея толику здравого смысла, смог бы раскрыть обман, и что нужно было обладать глупостью евреев времен Моисея, чтобы принять того за человека благородного»
То, что они присочинили к его речам о Боге, ангелах и о душе, про которые обвинители тоже не позабыли упомянуть, возмутило умы [судей, и те провозгласили анафему, даже не дав обвиняемому времени оправдаться.

Судьи, проникнувшись святой жаждой мщения за осквернение Закона, допрашивали его, оказывали давление, угрожали и старались запугать. На все это, однако, обвиняемый отвечал лишь, что эти их гримасы вызывают жалость, и что, ввиду показаний столь верных свидетелей, он сознался бы в содеянном, если бы для подтверждения не требовались неоспоримые доводы.
Тем временем Мортейра (главный раввин Амстердама — Прим. ред.), прослышав о грозящей его ученику опасности, тотчас прибыл в синагогу, где, заняв место среди судей, вопросил: «Забыл ли ты о добрых примерах, которые тебе подавались? Стал ли твой мятеж плодом трудов, потраченных мною на твое обучение? И не боишься ли ты угодить в руки Всевышнего? Скандал уже велик, но у тебя есть время для покаяния».

После того как Мортейра истощил свое красноречие, не сумев поколебать решимость ученика, он, как глава синагоги, самым грозным тоном поторопил его склониться к покаянию либо понести наказание, и поклялся подвергнуть отлучению, если тот не подаст немедля знаков раскаяния. Ученик, не павши духом, отвечал: «Я знаю, чего стоит эта угроза, и в возмещение труда, который вы затратили на обучение меня еврейскому языку, готов преподать вам урок отлучения».
При этих словах возмущенный раввин излил на него всю свою желчь, и после нескольких холодных укоров прервал собрание, покинул синагогу и поклялся вернуться не иначе, как с отлучением...

Отлучение Спинозы от Храма

В ритуале отлучения у иудеев нет ничего особенного. Впрочем, чтобы не пропустить ничего поучительного для читателя, коснусь здесь основных обстоятельств.

Собравшись в синагоге для этого обряда, именуемого Херем, люди возжигают множество черных свечей и отпирают ковчег, где хранятся книги Закона. Потом певчий, стоя на небольшом возвышении, скорбным голосом декламирует слова проклятия, в то время как другой певчий трубит в рог, свечи же опускаются книзу, роняя каплю за каплей в сосуд, наполненный кровью. При этом люди, трепеща от священного ужасай религиозного пыла при виде этого черного спектакля, отвечают «аминь» яростным тоном, этим свидетельствуя о своем желании хорошенько услужить Богу, разорвав отлучаемого на куски, — что несомненно и проделали бы, встреть они его в этот момент или при выходе из синагоги.

К этому надо добавить, что звук рога, перевернутые свечи и сосуд, полный крови, — все эти условия соблюдаются лишь в случае богохульства; в прочих же ситуациях довольствуются провозглашением отлучения, как поступили и в отношении г-на де Спинозы, который не был изобличен в богохульстве, а только выказал неуважение к Моисею и к Закону.

Отлучение — столь тяжкая кара у евреев, что и близкие друзья отлученного не смеют оказать ему ни малейшей услуги, и даже заговорить с ним, иначе понесут ту же самую кару. Так что те, кто страшатся горести одиночества и дерзости толпы, предпочитают вытерпеть любую иную кару, нежели анафему.

жизнь Спинозыпроцедура отлучения иудеяеврейская инквизицияеврейская анафема

Источник: [18.153]

История и баланс событий. Вып. 4

   Внимание!  Здесь может быть Ваша реклама:  баннер или гиперссылка.   Контакты по E-mail

Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь Канал в Яндекс.Дзен >>

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010 - 2021

▲ Наверх

0,11