▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Отношение к религии. Верования → Во что веровали, как следовали вере → Славяне и российские этносы (XIV век)

16. Отношение к религии. Верования

16.1. Во что веровали, как следовали вере. Славяне и российские этносы (XIV век)

Воскресенская, Патриаршая, Кибург, Тверская, Седова

Статья № 1
Воскресенская летопись, 1347

Спор со шведами о вере

Воскресенская летопись, 1347. Спор о вере со шведами о вере

Источник: [19.7]
Комментарии

Статья № 2
Патриаршая летопись (Никоновская), 1389–1390

Что видели делегаты РПЦ в Царьграде:

Патриаршая (Никоновская) летопись, 1389-1390. Что видели делегаты РПЦ в Царьграде

и в Иерусалиме:

Патриаршая (Никоновская) летопись, 1389-1390. Что видели делегаты РПЦ в Иерусалиме

Источник: [19.9]
Комментарии

Статья № 3
Конрад Кибург, 1397

Великое княжество Литовское

В тот же день навестили мы Андрея, епископа виленского: это старец прекрасной наружности, бодрый, румяный, высокого роста и полный, говорит бегло по латине и, для иностранца, довольно хорошо по немецки... епископ уверял нас, что Литва отличается особенным усердием к христианству и вполне покорна велениям столицы апостольской. Он целый век прожил между литовцами и хорошо знает этот народ, легко поддающийся примерам, подаваемым от верховной власти; откровенно высказал и то, что Литва, оставив язычество, которое было основанием ее народности, находится на пути к изменению своей цивилизации в западноевропейскую, причём выразил надежду, что этот путь не будет для неё столь тернистым, как для пруссов... (Племя пруссов было физически уничтожено католиками — Прим. ред.).

Редкое свидетельство о древней религии славян

После полудня пришел священник Бервальд с другим прелатом, родом чехом, при них опять возобновился разговор о чародее, предке нашего почтенного пинцерны и, по поводу его, перешел к древней святыне Перкуна, о которой мы узнали следующие интересные подробности, рассказанные Бервальдом: на том месте, где стоит теперь кафедральный собор (В Вильне — Прим. ред.), было обширное пространство, окруженное каменной стеной; в средине его, под тенью очень старых дубов, стоял жертвенный алтарь, на котором, пред истуканами Перкуна и других богов, помещенными в нишах, горел, неугасая, огонь, почему все здание оставалось без крыши.

Из этой то языческой святыни перестроили нынешнюю кафедру и так как стены ограждали слишком широкое пространство, то поставлены были три ряда пилястров, которые поддерживают потолок и крышу. При уничтожении следов язычества, все деревья около храма Перкуна были вырублены, внешняя стена уничтожена, истуканы были сожжены или с привязанными каменьями брошены в реку, металлические же поломаны на куски.

Круглая башня, прежде охранявшая вход, стоит не переделанная, её обратят в колокольню, когда привезут большие колокола. Рассказывали нам эти священники о дьявольском навождении и о различных чудесах, при недавнем обращении Литвы, которые Бог соизволил показать грубому языческому народу для утверждения святой правды; опустим эти подробности, которых к тому же не имеем права описывать без утверждения апостольской столицы.

На месте, где строится новая приходская церковь, также стояла языческая божница, каменная и крытая, посвященная какому-то божку; близ малого рынка, где русская церковь, была божница литовского Бахуса. За замком, на предместье Антоколь, находился лес, посвященный всем богам и в нём деревянное капище; где стоит малый замок, у смоленской дороги, было что-то вроде божницы, дивно украшенной. Таким образом, языческая Вильна действительно была гнездом чертовской веры; дай Бог, чтобы она снова в ней не появилась!...

Из старой истории Вильны то достойно внимания, что в этих пустынных и лесистых местах, кругом облитых реками, было поселение в весьма давнее уже время и когда в XIII веке появлялась здесь (при устье Вилейки в Nergis) главная святыня Перкуна, то прилежащия слободы, став под защиту первосвященника, сделались еще населеннее. Гедимин эти слободы превратил в город, на подобие городов заграничных, русинов поселил он отдельно от туземцев, для немцев и поляков назначил часть около маленькой церкви св. Николая.

Праздник Ивана Купала

Вечером прибыл к нам боярин Оттокар и пригласил нас отправиться на место народного празднества; этот праздник (Иоанна Крестителя — Прим. ред.) литовцы празднуют обще с русскими, у первых он называется «Росса», у вторых «Купель».

На восточной стороне города лежит русская слобода, юрьевская или святоюрьевская, за нею по пригоркам тянется лес, в котором от времени до времени открываются веселые долины, усыпанные цветами, как будто покрытые пестрым ковром. В этом лесу, по пригоркам и в долинах, увидели мы множество шалашей, наметов и разведенных огней, около них толпился народ, стон стоял от его говора и песней, лилось вино, кружились быстрые пары танцующих, одним словом, царствовало самое искреннее веселье.

Далее набрели мы на долину редкой красоты; среди нее горел громадный костер, а вокруг сновали группы людей высшего сословия, мужчины отдельно от женщин; одни прохаживались, другие сидели на траве, покрытой коврами, третьи подкреплялись за низкими столами, были, наконец, такие, которые проводили время, слушая пение старцев и баб, а слуги светили восковыми факелами. Особенное, единственное зрелище! К довершению нашего удовольствия служила музыка, раздававшаяся, поочередно, с двух довольно отдаленных пригорков, а горы кругом пылали огнем, высоко выбрасывая искры; горели смоляные бочки и смолистое дерево.

У нас в Пруссии были в обычае подобные праздники, но их запретили, так там они соединялись с языческими обрядами, здесь же, как нам говорили, забавляются без всякой примеси суеверия и не делают ничего неприличного; однако ж песни и игры народа языческие; охраняя свою народность, он не так легко оставляет старые привычки.

Возвращаясь, видели мы деревянную русскую церковь, ярко освещенную; в ней и около неё стояли со свечами толпы молящегося народа. Какие-то безобразные головные уборы окончательно портили и без того некрасивые лица женщин, напротив литовки и сами красивы и головы убирают со вкусом, а молодые деревенские девушки ходят простоволосые и это ещё красивее: искусно причесанные и притом хорошие волосы гораздо привлекательнее самых изысканных уборов.

Источник: [14.13]
Комментарии

Статья № 4
Тверская летопись

1326

В 6833 году от СМ было завершено строительство церкви св. Фёдора. А той же зимой князь Юрий был убит в Орде.
15 сентября 6834 года от СМ были убиты в Орде великий князь Дмитрий Михайлович Тверской и князь Александр Новосильский, в один день, на одном и том же месте, на реке, зовущейся Кондракли.

Тверская летопись, 1326. В 6833 году от СМ было завершено строительство церкви св. Фёдора. А той же зимой князь Юрий был убит в Орде. 15 сентября 6834 года от СМ были убиты в Орде великий князь Дмитрий Михайлович Тверской и князь Александр Новосильский, в один день, на одном и том же месте, на реке, зовущейся Кондракли.

1376

В 6885 году от СМ умер великий князь Ольгерд Гедеминович. Было у Едимея семь сыновей: Наримонт, Ольерд, евнутей, Кестутей, Кориад, Люборт и Монтивид. Ольерд же перебил всех братьев разумом и силой (Став Великим князем Литовским — Прим. ред.), так как ни вина, ни медовухи не пил. У него было 12 сыновей, из которых пять — от первой жены, а от тверичанки Ульяны — семь. И вот имена Ольердовых сыновей: Андрей, Дмитрей, Константин, Володимир, Фёдор, а от Ульяны — Корибут, Крыгайло, Ягайло, Шветригайло, Коригайло, Луговень и Вигонт.

Тверская летопись, 1376. В 6885 году от СМ умер великий князь Ольгерд Гедеминович. Было у Едимея семь сыновей: Наримонт, Ольерд, евнутей, Кестутей, Кориад, Люборт и Монтивид. Ольерд же перебил всех братьев разумом и силой (Став Великим князем Литовским – Прим. ред.), так как ни вина, ни медовухи не пил. У него было 12 сыновей, из которых пять – от первой жены, а от тверичанки Ульяны – семь. И вот имена Ольердовых сыновей: Андрей, Дмитрей, Константин, Володимир, Фёдор, а от Ульяны – Корибут, Крыгайло, Ягайло, Шветригайло, Коригайло, Луговень и Вигонт.

1382

...первым делом царь (Тохтамыш — Прим. ред.) Серпухов сжёг, и только затем пошёл на Москву. А москвичи, собрав вече, ограбили митрополита и великую княгиню, выдворив затем её за городские ворота.

Тверская летопись, 1382. …первым делом царь (Тохтамыш – Прим. ред.) Серпухов сжёг, и только затем пошёл на Москву. А москвичи, собрав вече, ограбили митрополита и великую княгиню, выдворив затем её за городские ворота.

Источник: [19.45]
Комментарии

Статья № 5
М. В. Седова

Кресты и привески-иконки

Во всех слоях новгородского культурного слоя с X до XV в. обычной находкой являются кресты. Их обнаружено 56 (Из 2 447 предметов — Прим. ред.). Встречены они почти на всех раскопах и на Софийской, и на Торговой сторонах, правда, основная масса этих предметов происходит с Неревского раскопа...

В грамоте 138 (ярус 11; рубеж XIII–XIV вв.) говорится: «Оу Смена оу яколя двои чепи въ 2 рубля с хрестом»:

 Новгород, {1300–1320}. Раскоп Неревский, усадьба «Б». Грамота 138, http://gramoty.ru/index.php?act=full&id=140, http://gramoty.ru/index.php?act=full&id=325
Новгород, {1300–1320}. Раскоп Неревский, усадьба «Б». Грамота 138, http://gramoty.ru/index.php?act=full&id=140 // «Вот я, раб Божий Селивестр, написал завещание. У Лунька полтина. У Захарьи полтина. У детей Алюя полтина. У детей Кузьмы Онисимова две гривны. У Семена Яковлева две цепи ценою в два рубля с крестом и доспехи ценою в две [гривны] серебра. У Кюрика Тюльпина семьдесят гривен. У Бориска полтора рубля. У Петряича ватный тюфяк и корова поручная (т. е. взятая в качестве залога). У Селилы 10 гривен. У Слинька шапка ценою в 13 гривен. У Иваниса войлочный плащ. У Федорца две гривны. У Селькуевича три гривны. У Григория Роготина два рубля [и две (или: три, четыре)] гривны»

По тем временам названные суммы были очень значительны — ведь в XIV в., судя также по грамотам, можно было купить за рубль лошадь. Следовательно, в гра¬мотах речь идет об уникальных крестах, возможно золотых. В новгород¬скую же коллекцию входят лишь обычные серийные изделия.

Привески-иконки встречаются довольно редко. Их найдено всего 11. Любопытно отметить, что в берестяной грамоте 500 (XIV в.) названа «икона с гоитаном» (шнуром):

 Новгород, {1320–1340}. Раскоп Славенский. Грамота 500, http://gramoty.ru/index.php?act=full&id=511
Новгород, {1320–1340}. Раскоп Славенский. Грамота 500, http://gramoty.ru/index.php?act=full&id=511 // «...полтора рубля серебром, ожерелье... , другое хрустальное (?), шуба немецкая, кожа выделанная, ржи семь коробей, две необработанных кожи, цепь для котла, мешок куньих шкурок (?), пять телячьих и пять овечьих шкур, котел, сковорода, скобкарь (деревянный двуручный жбан), полотна два локтя, ... , полсть, три хомута ременных, узда кованая (последующее робична неясно, см. ниже), икона с гайтаном (шнурком для ношения на груди), попона конская»

Её носили, вероятно, на шее. Иногда при¬вески-иконки входили в состав ожерелья. Большинство иконок круглые, литые, с ушком для подвешивания, изображения на них односторонние.
Древнейшими привесками-иконками в Новгороде являются изделия начала XII в., найденные на Неревском раскопе.

ювелирные изделия Новгородакресты-нательникипривески-иконы

Источник: [20.100]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,083