▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Иерархия личностей и групп. Примеры взаимоотношений → Взаимоотношения: Многое ко Многому → Иные этнические системы (XIX век)

15. Иерархия личностей и групп. Примеры взаимоотношений

15.4. Взаимоотношения: Многое ко Многому. Иные этнические системы (XIX век)

Добель, Бичурин, Осокин, Демезон, Кропоткин

Статья № 1
Питер Добель, 1818

(клан — клан)

Китай. Кровная месть

Надобно знать, что в Китае обязанности родных, даже и самых отдаленных, наиточнее законом предписаны и свято сохраняются: уважение от младших к старшим, почтительность, послушание, образ поклонения или приветствования, взаимная защита и связь ненарушимая — всё определено до самых мелочных подробностей. Итак ежели какое семейство почтет себя обиженным от другого, и не может само собою получить удовлетворения или себя защитить: то призывает в помощь родственников твоих, а сии почитают святейшею обязанностью дать оному всякое вспоможение.

Таким образом обида, причиненная одному человеку, почитается обидою не только всему его семейству, но и всем его родным. Есть фамилии, коих число родственников простирается от десяти до пятнадцати и даже до двадцати тысяч человек; и ежели возгорится вражда между двумя такими фамилиями, то редко прекращается иначе, разве с великим кровопролитием.

Самая маловажная ссора между двумя человеками, производя несогласие между фамилиями, мало-помалу запутывает всех родственников в общую вражду, и скоро выходят несколько тысяч с обеих сторон на поле сражения, чтоб решить распрю оружием. Китайское правительство не мешается в сии фамильные ссоры, пока кончится битва, и несколько сот человек сделаются жертвами взаимного ожесточения, жертвами слабого правительства, которое не сильно ни предупредить, ни прекратить подобных мятежей.

Прочее

Тридцать тысяч лет бытия еще недостаточны для их национальной гордости, и происхождение от верховного божества в прямой линии едва может удовлетворить безумному их самолюбию. Все сии бредни, повторенные в древних священных их книгах, и передаваемые от отцов детям и внукам из рода в род, возродили в них такое высокомерие, что они почитают себя народом отличного естества от всех других, и с презрением смотрят на иностранцев.

Источник: [19.20]

Статья № 2
Н. Я. Бичурин, †1853

Китай

(китайцы — иностранцы)

... китайцы имеют свою словесность и науки и думают, что они просвещённее всех народов в свете. В некоторых случаях можно было бы согласиться с ними, потому что в Китае каждый ученый, сверх основательности в суждении о вещах, основательно знает все, что ему нужно на поприще государственной службы.
Но, с другой стороны, китаец, по странному народному самолюбию, ничего не хочет знать, да и не знает ничего, что находится и что происходит за пределами его отечества. Видя на канифасе (канифасы (Плотная льняная ткань — Прим. ред.) идут из России в Китай через Кяхту) ярославский герб с медведем, стоящим на задних лапах с алебардою на плече, он от всего сердца верит (между учёными изредка встречается исключение), что эта ткань выходит из государства, жители коего имеют собачьи головы...

(между разными сословиями)

Перед законом земледелец почтеннее купца, а в обществе купец, как по богатству, так и по образованию, берет большое преимущество перед ним. Чиновники весьма возвышены перед всеми сословиями, и законы нигде столь резко не отличают аристократов от разночинцев, дабы внушить последним должное уважение к первым, соединённое с страхом. Но перед законами все равны.

Источник: [19.19]

Статья № 3
Г. М. Осокин, 1895

(смотрящие — люди)

Китай

Вообще налоги у китайцев весьма значительны и мало определенны, скорее произвольны и в большинстве являются в форме откупа или законного подкупа произвола чиновничества. Потому и отношение китайцев к чиновничеству, которое к тому же почти исключительно маньчжурское, очень недружелюбное и враждебное. Наружное уважение является лишь продуктом страха перед произволом и безнаказанностью самых невозможных отношений чиновника к мирному китайцу.

Источник: [19.33]

Статья № 4
П. И. Демезон, 1833–1834

(смотрящие Азии — смотрящие России)

Хивинцы относятся к России враждебно и даже не пытаются скрыть это. Они прилагают все усилия, чтобы вредить нашему правительству, настраивая против него некоторые киргизские племена, на какие имеют хоть малейшее влияние...

Бухарцы, хотя и питают в глубине не меньшую, чем хивинцы неприязнь к России, пытаются всё же в своих интересах скрыть её, чтобы это не отразилось на отношениях наших правительств, сохраняющих, по крайней мере внешне, дружественный характер.

Но движимые, с одной стороны, своим фанатизмом, скрытой ненавистью к русскому правительству, а с другой — боязнью возрастания влияния России на киргизов, что лишит их выгодной торговли с этим народом и жизненно необходимой продукции поставляемой киргизами, бухарцы прилагают все усилия, чтобы поссорить Россию с киргизами — противниками всякой зависимости... Бухарское правительство, теснимое со всех сторон Коканом, Хивой и киргизами, препятствующими её торговле, было бы радо, если бы Россия продвинулась к берегам Сырдарьи и построила здесь для острастки хивинцев и киргизов укрепление, которое обеспечило бы прямое передвижение бухарских караванов в Орск...

Далее, внутри наших границ обитают татары, значительно вредящие России с помощью всяческих интриг. За пределами русских границ — дикие племена, находящиеся под могущественным влиянием государств, их окружающих и толкающих их против нашего правительства. В Туркестане — государства, питающие по отношению к России враждебные или малодружественные намерения.

Источник: [19.48]

Статья № 5
П. А. Кропоткин, †1921

Нерешительность революционеров привела во Франции к жертвам

Парижская Коммуна — страшный пример социального взрыва без достаточно определённых идеалов. Когда в марте 1871 года работники стали хозяевами Парижа, они не только не тронули права собственности буржуазии, но даже охраняли их. Вожди Коммуны грудью покрывали Национальный банк.

Несмотря на кризис, парализовавший промышленность, и последовавшую от того безработицу, Коммуна своими декретами охраняла права владельцев фабрик, торговых учреждений и жилых помещений города Парижа.

Между тем, несмотря на это, когда движение было подавлено, буржуазия не зачла бунтовщикам скромности их требований. Проживши два месяца в постоянном страхе, что коммунары посягнут на их права собственности, версальцы, когда они взяли Париж, стали мстить, как будто это покушение уже было совершено. Около тридцати тысяч рабочих, как известно, было перебито не в сражении, а после того как сражение было кончено. Вряд ли месть могла быть ужаснее, если бы Коммуна приняла самые решительные меры к социализации собственности.

нерешительность французовпсевдореволюция 1871 годаподавление с жестокостью30 тысяч жертв Францииспособный Ленин

Источник: [20.150]
Комментарии



Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2018

0,125