▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Иерархия личностей и групп. Примеры взаимоотношений → Взаимоотношения: Многое ко Многому → Славяне и российские этносы (XIX век)

15. Иерархия личностей и групп. Примеры взаимоотношений

15.4. Взаимоотношения: Многое ко Многому. Славяне и российские этносы (XIX век)

Силин, Кропоткин

Статья № 1
Е. П. Силин

(русские купцы-«юмористы» — китайские купцы)

В XIX веке, когда чай стал главным товаром кяхтинской торговли, китайцы предпочитали иметь фактуры на русском языке. Вероятно, это предпочтение имело начало от русских купцов, так как внутри России русская фактура всегда предпочиталась китайской.

Составлением фактур для китайских купцов занимались в Кяхте сами русские купцы или их приказчики и нередко сочиняли им всякую ерунду. Стахеев рас сказывает, что в середине XIX века в одной из фактур значилось, что этот чай отправлен «из фузы Лозан-Ососка». «Ососком, как известно, в Сибири, — пишет Стахеев, — называют поросят, и, таким образом, главный пайщик китайской фузы Лозан величает себя в своей фактуре поросёнком»

Источник: [20.45]

Статья № 2
П. А. Кропоткин, †1921

Восстание в Польше — это конец реформам в России

В январе 1863 года Польша восстала против русского владычества. Образовались отряды повстанцев, и началась война, продолжавшаяся полтора года. Лондонские эмигранты умоляли польские революционные комитеты отложить восстание, так как предвидели, что революция будет подавлена и что она положит конец реформам в России. Но ничего нельзя уже было сделать. Свирепые казачьи расправы с националистическими манифестациями на улицах Варшавы в 1861 году, жестокие беспричинные казни, последовавшие затем, привели поляков в отчаяние. Англия и Франция обещали им поддержку, жребий был брошен.

Никогда раньше польскому делу так много не сочувствовали в России, как тогда. Я не говорю о революционерах. Даже многие умеренные люди открыто высказывались в те годы, что России выгоднее иметь Польшу хорошим соседом, чем враждебно настроенной подчинённой страной. Польша никогда не потеряет своего национального характера: он слишком резко вычеканен. Она имеет и будет иметь своё собственное искусство, свою литературу и свою промышленность. Держать её в рабстве Россия может лишь при помощи грубой физической силы; а такое положение дел всегда благоприятствовало и будет благоприятствовать господству гнёта в самой России...

Когда началась революция 1863 года, несколько русских офицеров отказались идти против поляков, а некоторые даже открыто присоединились к ним и умерли или на эшафоте, или на поле битвы. Деньги на восстание собирались по всей России, а в Сибири даже открыто. В университетах студенты снаряжали тех товарищей, которые отправлялись к повстанцам...

От патриотизма к национализму: только вред делу!

Но вот среди общего возбуждения распространилось известие, что в ночь на 10 января повстанцы напали на солдат, квартировавших по деревням, и перерезали сонных, хотя накануне казалось, что отношения между населением и войсками дружеские. Происшествие было несколько преувеличено, но, к сожалению, в этом известии была и доля правды. Оно произвело, конечно, самое удручающее впечатление на общество. Снова между двумя народами, столь сродными по происхождению, но столь различными по национальному характеру, воскресла старая вражда.

Постепенно дурное впечатление изгладилось до известной степени. Доблестная борьба всегда отличавшихся храбростью поляков, неослабная энергия, с которой они сопротивлялись громадной армии, скоро вновь пробудили симпатию к этому героическому народу. Но в то же время стало известно, что революционный комитет требует вос-становления Польши в старых границах, со включением Украины, православное население которой ненавидит панов и не раз в течение трёх последних веков начинало восстание против них кровавой резней.

Кроме того, Наполеон III и Англия стали угрожать России новой войной, и эта пустая угроза принесла полякам более вреда, чем все остальные причины, взятые вместе. Наконец, радикальная часть русского общества с сожалением убедилась, что в Польше берут верх чисто националистические стремления. Революционное правительство меньше всего думало о наделении крепостных землёй, и этой ошибкой русское правительство не пре-минуло воспользоваться, чтобы выступить в роли защитника хлопов против польских панов.

Когда в Польше началась революция, все в России думали, что она примет демократический республиканский характер и что Народный Жонд (Rząd Narodowy — национальное правительство. — Прим. ред.) освободит на широких демократических началах крестьян, сражающихся за независимость родины.

Освобождение крестьян в России представляло весьма удобный случай для подобного действия. Личные обязательства крестьян к помещикам кончились 19 февраля 1863 года...

Такое положение вещей предоставляло польскому революционному правительству широкую возможность улучшить русский закон. Оно обязано было выполнить акт справедливости по отношению к крестьянам (положение их было так же плохо, а в некоторых случаях даже хуже, чем в России); оно могло выработать лучшие и более определённые законы освобождения крепостных. Но ничего подобного не было сделано. Верх одержала партия чисто националистическая и шляхетская, и великий вопрос об освобождении хлопов был отодвинут на задний план. Вследствие этого русскому правительству открылась возможность заручиться расположением польских крестьян против революционеров.

Оно широко воспользовалось этой ошибкой. Александр II послал Н. Милютина в Польшу с полномочием освободить крестьян по тому плану, который последний думал осуществить в России, не считаясь с тем, разорит ли такое освобождение помещиков или нет.

Поезжайте в Польшу и там примените против помещиков вашу красную программу, — сказал Александр II Милютину. И Милютин вместе с князем Черкасским и многими другими действительно сделал все возможное, чтобы отнять землю у помещиков и дать крестьянам большие наделы...

Бедствование поляков и белорусов в Сибири

Бедственные последствия революции для Польши известны и принадлежат уже истории. Никто ещё доподлинно не знает, сколько тысяч человек погибло на поле битвы, сколько сотен повешено и сколько десятков тысяч человек было сослано во внутренние русские губернии и в Сибирь. Но, даже по официальным сведениям, обнародованным недавно, в одном лишь Литовском крае палач Муравьев, которому правительство поставило памятник, повесил собственной властью 128 поляков 52 и сослал в Сибирь 9 423 мужчин и женщин. По официальным сведениям, в Сибирь было сослано 18 672 человека; из них 10 407 — в Восточную Сибирь, и я помню, что генерал-губернатор Восточной Сибири упоминал мне приблизительно ту же цифру: он говорил, что в его край в каторжные работы и на поселение прислано одиннадцать тысяч человек. Я видел их, видел и их страдания на соляном промысле Усть-Куте. В общем от шестидесяти до семидесяти тысяч человек, если не больше, были оторваны от Польши и сосланы в Европейскую Россию, на Урал, на Кавказ или же в Сибирь.

Для России последствия были одинаково бедственны. Польская революция положила конец всем реформам...


Конспект «Записок» Кропоткина см. >> здесь, 0.9 Mb

трагедия Польшиконец реформам в России XIXпомощь полякамрепрессии Александра IIполяки всё опять спутали

Источник: [20.150]
Комментарии



Пользовательское соглашениеО сайтеОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2018

0,112