▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Иерархия личностей и групп. Примеры взаимоотношений → Кто есть для чего в государстве, или Чиностояния → Славяне и российские этносы (XVII век)

15. Иерархия личностей и групп. Примеры взаимоотношений

15.1. Кто есть для чего в государстве, или Чиностояния. Славяне и российские этносы (XVII век)

Бельский, Корб, Карлейль, Маржерет, Мерцалов, Давид, Котошихин, Кильбургер, Мейер, Рейнтенфельс, Кормленая

Статья № 1
Самуил Бельский, 1609

Войска Сигизмунда III осаждают Смоленск

Канцлер Литовский послал письмо к купцам, находившимся в крепости и правившим, как говорили, всеми делами, в котором он советовал им, чтобы они и сами помышляли и других убеждали думать о сдаче, а не о защищении.

Источник: [17.13]
Комментарии

Статья № 2
Иоганн-Георг Корб, 1698–1699

По праву, существующему в Московии о невольничьем сословии, рабами суть или люди полоненные, или происходящие из невольничьего рода; многие причисляются к этому сословию вследствие продажи их отцами, есть также и такие, которые сами себя продают и идут в холопы; к числу последних принадлежат рабы, отпущенные на волю своими господами при смерти сих последних; такие вольноотпущенники поступают в холопы к другому господину либо потому, что приобвыкли к рабству, либо же за деньги.

Даже люди вольные, которые нанимаются за плату определенного жалования, не могут по собственному желанию отойти от своих господ, а если кто без согласия своего господина оставит его, то другим не будет принят до тех пор, пока его прежний господин или его друзья не поручатся за его верность.

Источник: [17.2]

Статья № 3
Чарльз Карлейль, 1663–1664

...несколько слов об иерархии. У них есть патриарх и в зависимости от него два митрополита и 18 епископов, которым вообще поручено управление церковью. Епископы избираются из монахов, митрополиты из епископов, патриарх из митрополитов. Патриарх избирается царём и посвящается в этот сан двумя или тремя суфраганами. Местопребывание его (Кира Никона — Прим. ред.), в Москве, при дворе великого царя, который почитает его как высшее лицо в церкви. В день Вербного Воскресенья царь идет перед патриархом, ведя за узду его лошадь.

В январе, при освящении реки в Москве, царь стоит на льду, между тем как патриарх торжественно сидит на стуле. Митрополиты живут, один в Pocтове, а другой в Новгороде, имена которых они и носят. Главными епископами считаются епископы городов: Св. Николая, возле Архангельска, Устюга, Вологды, Ярослава, Твери и Пскова, каковые города мы часто упоминали при описании наших путешествий. В зависимости от них находятся монахи и священники. Первые принадлежат к ордену Св. Василия. Они живут в своих монастырях, наблюдают строгий образ жизни и чванятся тем, что живут очень религиозно в надежде, когда-либо достигнуть епископской кафедры.

Священники, которые называются ещё у них попами (papas) не многим отличаются от простого народа, за исключением того времени, когда они совершают богослужение. Но, что достойно сожаления в духовенстве, что оно погружено в глубокое невежество; ощущается недостаток в книгах, школах и академиях. Едва ли они сами знают догматы своей религии. Вместо того чтобы учить и наставлять свой народ, они сами нуждаются в обучении. Невежество это происходит оттого, что государство и церковь живут замкнуто, из опасения увидеть себя разделяемыми новыми учениями.

Сохраняя же в точности, как они говорят, свою литургию и несколько проповедей, они считают это совершенно достаточным для спасения души; этим средством государство предохраняется от ересей и раскола.

Источник: [17.11]

Статья № 4
Жак Маржерет, 1600–1606

Высшая должность в России — главный смотритель конюшен, его называют конюшим боярином; далее тот, кто надзирает за врачами и аптекарями, его называют аптечным боярином; далее дворецкий и затем кравчий; эти четыре должности — главные в думе. Кроме этих есть ещё много различных должностей, как стольник, чашник, стряпчий, пажи и прочие.

Источник: [17.22]

Статья № 5
А. Е. Мерцалов

Вологда, по Писцовой книге 1627 г.

Во внутренней городской жизни преобладает одна характерная черта: это — полная разобщенность горожан по сословиям; черта эта отражается в писцовой книге между прочим тем, что дворы горожан переписаны в ней не по улицам, а в порядке сословных групп.

Действительно, в городах до-Петровской Руси не было городских обывателей в смысле настоящаго времени, потому что городские жители в их совокупности не соединялись никакими общими интересами. Помещики и вообще люди служилые имели не местное значение, а государственное; тоже можно сказать и о духовенстве.

Посадские люди в сущности ни чем не отличались от уездных тяглецов: они также были поверстаны в сохи; разница заключалась только в низших единицах, из которых слагались сохи в городах и волостях: в первых такими мелкими единицами были дворы, во вторых — выти. Одним словом, город не сообщал своему обывателю ни каких прав, если он не имел их в качестве лица, принадлежащего к известному сословию...

В городе находилась Стрелецкая слобода, а в ней 13 дворов стрелецких, занимавших место длиною 135, поперег 12-ть сажен, и стрелецкая тюрьма, которая была ни что иное, как изба, огороженная тыном. В слободе жило всего 28 человек стрельцов; вероятно, потому так мало, что дворы их, поставленные на счет государевой казны, были в это время уже ветхи, а некоторые даже развалились, жить в них было нельзя, и большинство стрельцов жили в городе не в слободе, а «врозь» по своим дворам, которых было 69, а в них 74 человека, да три двора стрелецких вдов, — всего-же в Вологде находилось 85-ть стрелецких дворов, и в них 102 стрельца; кроме того на посаде находилось 20-ть стрелецких дворов, по сколько жило в них людей — не показано.

Пушкарям принадлежали в городе 12-ть дворов, в которых жило столько-же людей; как и стрельцы, они жили здесь не отдельною слободою, а на разных улицах; на посаде находился, только один пушкарской двор, следов. всего было 13-ть дворов пушкарских, а людей (т. е. мужчин) в них столько-же...

Воротники, несшие сторожевую службу при городских воротах, имели в городе 4 и на посаде 3 двора, в которых числилось 8 человек.

Каменщиков было гораздо более: в городе были — два да на посаде 29 дворов каменщичьих, а в них 32 человека...

Разсыльщикам принадлежали 15-ть дворов кроме 2-х, состоящих за вдовами: 11-ть в городе и 4 на посаде, в которых находилось 15-ть человек. Назначение этого рода служилых понятно из самаго названия их: они посылались воеводою и другими начальными людьми с отписками в уезд и вообще состояли на посылках...

Теперь мы перечислили дворы всех низших служилых людей в Вологде... Помещичьи крестьяне в городе жили во первых — дворниками во дворах своих владельцев в количестве 68-ми человек, а во вторых — отдельными дворами, которых было 6-ть в городе и 3 на посаде с таким же количеством людей; кроме того в городе находились 20-ть пустых крестьянских дворов, 2 места дворовыя и 9-ть мест порозжих...

Последний разряд посадских составляли нищие люди частию бобыли, частию вдовы посадских; одни из них ходили по миру, другие жили в монастырях или при приходских храмах, «питаясь от церкви Божии». Таких было 119 человеке, за которыми числилось 44 двора и 60 дворовых мест.
В числе городских обывателей упоминаются также Черкасы (малороссы) и Кормовые татары; обоих было 18-ть человек, которым принадлежало такое-же количество дворов...

...«не пригодившиеся в тягло и в оброк»; это были самые бедные люди, жившее, в наймах»; их было 95-ть человек, за ними состояли 59-ть дворов и 14-ть дворовых мест, с которых не взималось ни каких податей.

Подведя общий итог количеству дворов, людей и дворовых мест посадских пяти приведенных разрядов, получаем 392 двора с 575 человеками домохозяев и 85-ть дворовых мест.

По роду своей деятельности, промышленники-посадские могут быть соединены в несколько групп.

  1. Обработкою хлебных продуктов и вообще изготовлением съестных припасов занимались: хлебники, пирожники, калачники, крупеники, солоденики, винокуры, пивовары и квасники; далее идут соляники, рыбники, мясники, огородники (среди этих последних выделяются луковники.)
  2. По обработке вообще сырых продуктов упоминаются: кожевники, овчинники, сыромятники, «сырейщики» (сырники), масленики, свечники, дегтери, прядильщики (льна и конопли) и холщевники.
  3. Обработкою металлов занимались серебряники, пуговичники, котельники и кузнецы. Посадским принадлежали 45-ть кузниц, с которых шло оброку 3 руб. 5 алтын и 3 деньги в год; высшее обложение с кузницы равнялось 3 алтынам 2 деньгам, низшее — 8 деньгам. В писцовой книге замечено, что в прежние годы на кузницы оброку не было положено, и таковой по государеву указу наложен на них вновь. Такое обилие кузниц, без сомнения, объясняется тем, что в зимнее, а частию и в осеннее время товары отправлялись из Москвы к Архангельску гужом, на лошадях, которыя перековывались в Вологде, как в промежутучном торговом пункте, где бывали неизбежныя остановки. Собственниками кузниц были впрочем не одни посадские; так две из них принадлежали Никольскому священнику Осипу Моторгину, одна стрельцу Бажену Елизарьеву и одна же городовому часовнику Дементью; с этих четырех кузниц взималось в год оброку 13-ть алтын 2 деньги.
  4. В числи обыкновенных ремесленников (мастеровых) встречаются: красильники, сапожники, портные, шапочники, колпачники, рукавичники, хомутинники, седельники, оконочники (делавшие окончины), пошевники (работавшие пошевни, сани), плотники, печники, подъемщики [тяжестей] (Вероятно, нагрузщики судов) и иконники, т. е. живописцы.
  5. Отхожими промыслами занимались: извощики, которым, вероятно, было много работы — по перевозке товаров во время закрытая навигации,- ярыжные на судах, т. е. лоцмана или кормчие, сплавлявшее торговый суда к Архангельску, или «на низ», как говорится в писцовой книге, и щепетники, или щепетинники — торговцы разною мелочью в разнос по деревням.
  6. К числу ремесленников можно также отнести повивальных баб и рудометов, т. е. пускателей крови; это медицинское средство, столь излюбленное простонародьем, как видно, существуете изстари.
  7. Среди лиц, промышлявших исполнением домашних работ у зажиточных людей, упоминаются: дворники, конюхи, повара, водовозы, пролубщики, пастухи, могильники, козаки (т. е. работники; несколько посадсксих жили в наемных козаках, в подгородных деревнях — у крестьян) и вообще люди, «делающие (по выражению писцовой книги) черное дело.»

Источник: [17.29]

Статья № 6
Иржи Давид, 1686–1689

Цари пользуются таким почитанием, что нет знатного человека, который бы не искал у них службы, поэтому почти все живут из царской казны. Степени же достоинства следующие:

  1. Великие князья. Они или происходят от царского древа, или имеют свои земли в других царствах, но по известным причинам отдали себя под покровительство Москвы и здесь живут. Таков тот царь Иверии, о котором мы упоминали выше.
  2. Бояре и князья. Они происходят от самих царей и занимают высшие должности в государстве. Таковым был князь Голицын.
  3. Просто бояре, примерно равные нашим графам. Из них многие стоят во главе городов, войска и занимают другие видные должности.
  4. Малые князья, примерно равные нашим баронам.
  5. Царские кравчие, это должность одна из самых высоких.
  6. Окольничие, как бы каштелланы. Эти тоже имеют большую власть, и многие из них командуют гарнизонами и городами.
  7. Спальники, это как у нас камерарии.
  8. Стольники, которые прислуживают царям за трапезой. Для этих двух должностей берутся обычно боярские сыновья.
  9. Думные дворяне. Это придворные советники, лица особого достоинства.
  10. Младшие стольники. Для этой должности используются сыновья знати.
  11. Думные дьяки. Это советники-писари, подобные нашим асессорам трибуналов.
  12. Городовые дворяне, примерно равные нашим рейтарам. Живут они обычно вне города, в имениях, и поэтому называются «городовые» .
  13. Полковники, которым подчинено определённое число воинов.
  14. Головы стрелецкие — капитаны стрельцов, то есть пешего войска. Достоинство их большое. Дочь одного из этого сословия в прошлом году младший царь взял себе в жёны.
  15. Стряпчие царского двора — эти ведут все дворцовые дела, примерно таким образом, как наши придворные секретари.
  16. Дьяки приказные — писари приказов, которые ведут в приказах дела. Они пользуются большим уважением.
  17. Подьячие из приказов, или канцеляристы.
  18. Подьячие гостиной сотни. Это купцы и негоцианты, которые ведут торговлю с иностранцами, например, с персами, китайцами, армянами, вывозят к ним товары и другие ввозят. Эти очень богаты.
  19. Подьячие всяких чинов. Это всевозможные купцы, ведущие различные торговые дела. Их в Московии очень много.
  20. Подьячие всех приказов постоянно занимаются писарскими делами. Их также огромное число.
  21. Сотники и пятидесятники. Это офицеры, командующие сотней или полусотней воинов. Есть ещё другие сотники и пятидесятники, на которых возложена забота о сотне семейств или домов.
  22. Солдаты, они среди воинов самые почётные, из них также выходят знать и офицеры. Их несколько тысяч, и живут они в одном месте близ Москвы, называемом Бутырск. Здесь они занимаются ремеслом и земледелием, получая также жалованье от царя. Они его первые стражники.
  23. Драгуны — это вторые в ряду воинских достоинств, за которыми следуют рейтары.
  24. Протазанщики — это те, которые несут впереди полка копья и иконы, как наши Forirschuetz.
  25. Пушкари, на которых возложена забота о пушках.
  26. Стрельцы. Пешее войско, которое между собой делится ещё на различные разряды.
  27. Сытники царские, ведают царскими напитками.
  28. Царские подключники — это царские привратники.
  29. Царские повара.
  30. Царские истопники — и эти по своей должности пользуются почётом.
  31. Подьячие площадные. Эти писари обычно сидят на площадях и на улицах, и приезжие просят у них свидетельств ради безопасности.
  32. Приставы, которых придают в качестве провожатых послам при их прибытии и 
  33. Переводчики. Их очень много, более и менее высоких по достоинству.

Источник: [17.52]
Комментарии

Статья № 7
Г. К. Котошихин, †1667

Г.К. Котошихин, О России в царствование Алексея Михайловича, http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/koto2.jpg
Г.   К. Котошихин, О России в царствование Алексея Михайловича

О царских чиновных людех...

1. Прежние болшие роды, князей и бояр, многие без остатку миновалися. Ныне ж по тех родах роды, которые бывают в боярех, а в околничих не бывают: князей Черкаских, князей Воротынских, князей Трубетцких, князей Голицыных, князей Хованских, Морозовых, Шереметевых, князей Одоевских, князей Пронских, Шеиных, Салтыковых, князей Репниных, князей Прозоровских, князей Буйносовых, князей Хилковых, князей Урусовых.

2. Роды ж менши тех, которые бывают в околничих и в боярех: князей Куракиных, князей Долгоруковых, Бутурлиных, князей Ромодановских, князей Пожарских, князей Волконских, князей Лобановых, Стрешневых, князей Борятинских, Милославских, Сукиных, Пушкиных, Измайловых, Плещеевых, Лвовых.

3. Роды ж, которые бывают в думных дворянех и в околничих, ис честных родов и из середних, и из дворян; и те роды болши тое чести не доходят. Есть потом и иные многие добрые и высокие роды, толко еще в честь не пришли, за причиною и за недослужением.

4. Думные дьяки.
Три или четыре, а болши четырех не бывает; и в тех думных дьяках бывают из дворян, и из гостей, и ис подьячих; и ис тех думных дьяков посолской дьяк, хотя породою бывает менши, но по Приказу и по делам выше всех; а честию и высочеством те думные дьяки будут таковы, как в Полше референдариусы... А лучится писати о чем грамоты во окрестные государства, и те грамоты прикажут готовить посолскому думному дьяку, а думной дьяк приказывает подьячему, а сам не готовит, толко чернит и прибавливает что надобно и не надобно. А как изготовят, и тех грамот слушают наперед бояре, и потом они ж бояре слушают въдругорядь с царем все вметсте...

5. Спалники,
— которые сият у царя в комнате, посуточно, по переменам, человека по четыре; и многие из них женатые люди, и бывают в том чину многие годы, и с царя одеяние принимают и розувают; а бывают в тех спалниках изо всех боярских и околничих и думных людей дети, которым царь укажет...

6. Столники,
— боярские ж, и околничих, и думных людей и Московских дворян, и иных чинов людей дети. Служба их такова: как у царя бывают иных государств послы, или власти и бояре, на обедех, и они в то время пред царя и пред властей, и послов и бояр, носят есть и пить; а ставят на столь еству по одному блюду всякой ествы, пред царя крайчей, а к иным столам приставлены бывают ставить околничие, а с ыными ествами блюда держат столники на руках, а на стол всех еств вдруг не ставят. И будет тех столников числом блиско пяти сот человек. И посылают их в посолства в послех самих и с послами в товарыщах, и по воеводствам, и для сыскных дел, и бояр спрашивать о здоровье как они бывают по службам; а иные на Москве сидят в Приказех у дел, и у послов в приставех.

7. Стряпчие;
чин их таков: как царю бывает выход в церковь, или в поход на потехи, или в полату в думу и для обедов, и в то время несут перед ним скифетр, а в церкве держат шапку и платок, а в походех возят панцырь, саблю, саадак. И посылают их во всякие ж посылки, кроме воеводств и посолств, чтоб сами были послы. А будет тех стряпчих с восмь сот человек. А на Москве они стряпчие и столники живут, для цapских услуг, по полугоду, по полам; а другая половина, кто хочет, отъезжают в деревни свои, до сроку.

8. Дворяне Московские;
и тех дворян посылают для всяких дел, и по воеводствам, и по посолствам в послех, и для сыскных дел, и на Москве в Приказех у дел, и к служилым людем в началные люди, в полковники и в головы стрелецкие.

9. Дьяки;
и те дьяки во дьяцы бывают пожалованы из дворян Московских и из городовых, и из гостей, и ис подьячих. А на Москве и в городех в приказех, з бояры и околничими и думными и ближними людми, и в посолствах с послами, бывают они в товарыщах; и сидят вместе, и делают всякие дела, и суды судят, и во всякие посылки посылаются.

10. Жилцы;
чин их таков: для походу и для всякого дела, спят на царском дворе, человек по 40 и болши, и посылают их во всякие посылки; а дети они дворянские ж, и дьячьи, и подьяческие. И ис того чину бывают в стряпчих, и в столниках, и в думных людех, да они ж бывают в началных людех у конницы и у пехоты, и в рейтарех, и в салдатех. А будет их числом с 2000 человек. Да и всем боярским, и околничих, и думных людей детем, первая служба бывает при царском дворе такова ж, толко по породе своей одни з другими неровны.

11. Дворяне городовые и дети боярские;
бывают посыланы во всякие ж посылки, и по воеводствам, и в началные люди к рейтаром и к салдатом, и в какие чины годятца, и за службы бывают пожалованы многою честию...

12. Да в царском ж чину царевичи Сибирские, Касимовские, крещены в християнскую веру.
Честию они бояр выше; а в думе ни в какой не бывают и не сидят, потому что государства их и они сами учинилися в подданстве после воинского времени, невдавне, да и не обычай тому есть; такъже и опасение имеют от них всякое. А служба их такова: как на празники идет царь кь церкве, и они его ведут под руки, да на всякой день бывают пред царем на поклонении. И даны им поместья и вотчины немалые, такъже поженились на боярских дочерех, и имали их за себя с великими пожитками и с поместьями и с вотчинами; а за которым поместья мало, и ему в прибавку идет царской корм денежной, помесечно. А как Грузинской царевич с материю своею был на Москве, или и вперед будет, и ему честь была такова, что природному сыну царскому; такъже платье ему самому, и матере, и людем их, и всякие наряды и домовые заводы и корм и питье, было все царское, доволное...

13. Постелничей;
и того постелничего чин таков: ведает его царскую постелю, и спит с ним в одном покою вместе, когда с царицею не опочивает; такъже у того постелничого для скорых и тайных его царских дел печать. А честью тот постелничей противо околничего.

Источник: [17.112]

Статья № 8
И.–Ф. Кильбургер, 1673–1674

О гостях или царских коммерции советниках

Гости суть царские коммерции советники и факторы и неограниченно управляют торговлею во всем государстве. Корыстолюбивое и вредное это сословие состоит из довольного числа людей купеческого звания и имеет голову или старшину; между ими есть несколько немцев, а именно: Клинк Бернгард и Фогелер в Амстердаме, и Томас Келлерман в Москве. Они рассеяны по разным местам государства и везде, по своему званию, имеют право покупать первые, хотя это не всегда делается для казенной выгоды.

Как они одни не в состоянии объять столь рассеянные торговли, то во всех больших городах определяют они по одному, по два и по три человека из живущих там лучших купцов, которым под видом царских факторов, дают привилегию гостей.

По корыстолюбию своему стесняют они везде большею частью торговлю. Простые купцы замечают и знают это очень хорошо; почему и говорят дурно о гостях. В случае какого возмущения опасаться надобно, чтобы народ не сломил шеи всем гостям.

Они оценивают казенные товары в Москве, также располагают соболиным промыслом и соболиным ясаком в Сибири, равно и Архангельскою заморскою торговлею, и дают царю советы и проекты к учреждению казенной монополии. Они беспрестанно стараются подрывать торговлю Балтийскую и не давать ей нигде свободы, чтобы им только одним быть господами и набивать свои карманы.

госзаказ XVIIторговая монополиясговор монополистовкоррупция

Источник: [17.135]
Комментарии

Статья № 9
Мейер из Щебржешина, 1648–1649

Крестьянское восстание в ВКЛ. Еврейский погром. Хмельницкий и крымские татары

И паны стали собираться со всех сторон, всего в числе 70 тысяч воинов, чтобы истребить и расправиться с крестьянами. А бунтовщиков собралось сотни тысяч, и все они были вооружены; и они решили окончательно уничтожить католиков...

И, вручив свою печать пану Оссолинскому, он (король Казимир — Прим. ред.) послал его к татарам с поручением сообщить об его готовности выполнить их пожелания и пойти навстречу их просьбам, пусть только татары вложат свои мечи в ножны. И собрались татары, и стали обсуждать условия соглашения. После этого предводитель татар в сопровождении нескольких тысяч отобранных воинов отправился к королю (да возвеличится его слава!), и они пришли к полному соглашению. Татарам были обещаны сотни тысяч злотых, а в качестве залога королем были оставлены у татар паны — его любимцы.

Хмельницкий, предводитель православных, видя все это, поспешил, словно орел, к шатру короля. При посредстве своего уполномоченного он договорился, что в его пределах будут оставлены сорок тысяч воинов, что он останется начальником своего войска. Король удовлетворил также пожелание Хмельницкого, чтобы евреям было запрещено жительство в местностях, в которых будет расположено его войско; было установлено также, что казаки не будут заниматься землепашеством, как было испокон веков, а только военным делом; что казаки, происходящие не из городов, принадлежащих панам, не должны будут им более повиноваться.
Православные отступили восвояси, также, как и татары44.

степные корсарыпрофессиональные бандитыХмельницкий и татары

Источник: [17.137]
Комментарии

Статья № 10
Яков Рейнтенфельс, 1671–1673

О боярах и знатных людях

В наше время из знатнейших дворянских родов выдавались следующие: князь Юрий Ромодановский, князь Воротынской, князь Яков Синкелевич Черкасский, Милославский, Проскуров, Кирилла Полуэктович, тесть царя, Артамон Сергеевич, Салтыков, Богдан Матвеевич, Куденетович, Морозов, Собакин, Колосов, Хитров, Хованский, Нащокин, происходивший из нашей Курляндии, из старинного рода фон Сакен, и Долгорукий, главный начальник над войсками. Название это дано было роду следующим, как рассказывают, поистине удивительным образом: царь Иван Васильевич отправился как-то ночью, переодевшись в чужое простое платье, с целью лично, будучи неузнаваемым, выведать мнение приближенных к нему лиц, и нечаянно попал в какой-то гнусный притон воров. Обходясь с ними по дружески, он (сам царь) стал отпускать на счет царя непристойные шутки. Одному из воров эти его остроты не понравились, и он закатил злословящему увесистую пощечину. Иван Васильевич, столь тяжко проученный за свою отвагу, благоразумно поспешил домой и велел тотчас же схватить этих воров. На другой день он их, заключенных в темнице, поодиночке осмотрел и, узнав своего вчерашнего наставника, промолвил: «Долга поистине у тебя рука, что достал вчера вечером до главы царя твоего и дал ему пощечину. Не падай, впрочем, духом! Повелеваю — да будет навсегда имя тебе и твоему потомству — Долгорукие». После сего он его возвел в дворянское звание, пожаловал богатства и осыпал почестями.

О крестьянах и рабах

Деревенские жители в Московии называются крестьянами или чёрным, или лесным, людом, ведут хотя и самый простой образ жизни, но далеко не самый счастливый, ибо, являя собою наружно, в пище, одежде и ежедневных трудах как бы образец простоты золотого века, они до настоящего времени при этом находятся в глубочайшем невежестве относительно Божественного Откровения, и нравы их до того грубы, что нет возможности вполне достойно оплакать их. Они проводят жизнь совершенно по-детски, чтобы не сказать чего худшего, безо всяких необходимых сведений о Законе Божьем, не умея молиться и только раз в году принимая Св. Тайны.

Когда мы ехали в Московию, то мы вдосталь насмотрелись на возбуждающее сожаление невежество их. Ибо когда мы спросили у нескольких попавших нам по пути земледельцев, между другими некоторыми вопросами касательно вероисповедания, знают ли они также что-либо об Иуде-предателе, то все они стали переглядываться между собою, и один, более остальных смышленый, отвечал, что говорят, дескать, у нас, что он изменил Иисусу Христу и предал его врагам, но что он не вполне твёрдо уверен, что это было действительно совершенно так.

Да не удивится никто таковому их незнанию Священной Истории, ибо все их христианские упражнения и молитвы заключаются в возможно частом осенении себя крестным знамением и повторении слов «Господи, помилуй», т. е. «Боже, сжалься надо мною».

Будучи обречены на тяжкую работу и прикрепощены к земле, эти люди безнаказанно оскверняют праздничные дни, благодаря снисхождению законов, работою на самих себя, дабы не пропасть, так как в течение всей недели они обязаны в поте лица трудиться на своих господ. Тяжелыми податями они доведены до такой бедности, что ничего не имеют кроме кое-какой изорванной одежды и коровы с подойником...

Кроме земледельцев, в Московии есть также и рабы — редкое и несправедливое явление между христианами, — из которых некоторые несут рабское иго до самой смерти, а некоторые — в течение известного срока. Дело в том, что многие добровольно продают самих себя в рабство, многие делаются таковыми или из-за долгов, или по какой-либо другой причине. Мало того, отцы имеют право, полное и законное, продавать своих сыновей четыре раза на известный срок, а мужья — жён (это называется кабалою), причем сыновья освобождаются из-под родительской власти и становятся сами полноправными лишь после четвертой продажи.

Но вышеупомянутые и многие иные, будучи отпущены на волю по заявлению их владельца или другим каким-либо способом, снова отдают себя во власть новых господ, так что, переходя постоянно из одной рабской зависимости в другую, не становятся свободными никогда. Таким образом у знатных и несколько зажиточных людей кормятся по домам целые полчища рабов обоего пола, у коих нарождаются дети, имевшие быть также под властью хозяина; они служат посыльными, управляющими, надсмотрщиками за работами всякого рода. Они же поочередно караулят, в то время когда господа их крепко спят, извещают ударами дубины, который час ночи, и высматривают с домовых вышек, нет ли где пожара. Кормят же их обыкновенно пищею до того гнусною, что в издевательство о них говорят, что они питаются похлебкою из яичных скорлуп. Если же они, в свою очередь, позволят себе что-либо дурное, то их господа, с разрешения закона, могут назначить им какой угодно род наказания, за исключением только смертной казни.

О духовном сословии и его силе

После патриарха и его архидиакона первое место занимают митрополиты, которые называются по именам тех областей и городов, коими они управляют, и которые разбирают жалобы подчиненных им епископов.

Вот их перечень: новгородский и великолукский, тобольский и всей Сибири, казанский и свияжский, астраханский и терский, галицкий и киевский, ростовский и ярославский, сарский и подонский, муромский и рязанский, белгородский и обский; архиепископы: смоленский и дорогобужский, вологодский и белозерский, псковский, тверской и кашинский, суздальский и юрьевский, черниговский и нижегородский; епископы, называемые мосхами господами или владыками, — вятский, коломенский, архангельский и несколько других, недавно назначенных архимандритов, или аббатов, будет числом едва ли более пятидесяти.

За ними следуют протопопы, т. е. старшие священники, и попы, т. е. священники, при отдельных церквах; в одном городе Москве их находится, говорят, четыре тысячи. У каждого священника есть свой помощник — дьякон, так как без него попу нельзя было бы вполне правильно совершать богослужение.

Начальники монастырей называются у русских игуменами, а охранители их или стражи — келарями..

Священнослужители низшего разряда по большей части так мало почитаются, что если они принесут судье жалобу на кого-либо в оскорблении их, то при малейшей с их стороны провинности они сами скорее, нежели истинный виновник, терпят наказание. Все, с кем они затевают ссору, безнаказанно колотят их палками по всему телу, кроме головы, но если кто собьет у них с головы митру, возложенную епископом, тот подвергается тяжкому наказанию.

В одежде они мало отличаются от всех остальных, кроме того, что носят волосы распущенными и не стригут их. В вопросах, касающихся учения веры, они крайне невежественны и нередко подвержены пьянству, предпочитая лучше казаться святыми, нежели быть таковыми действительно. Говорят, что некий митрополит московский, прежде чем выходить из дому, обкуривал свое красное лицо серою до бледности.

крестьяне и рабысословие клириковбояре и боярские детиавторитет попов

Источник: [17.146]

Статья № 11
Кормленая книга Костромской Чети, 1613–1627

А. Н. Зерцалов:
«Думному дьяку Федору Федоровичу Лихачеву, выдавали, например, 250 руб. Стольники получали нижеследующие оклады: Левъ Афанасьев Плещеев — 150 руб., князь Григорий Данилов Долгорукой — 30 руб., Григорий да Aфaнасий Григорьевы дети Образцовы — по 30 руб., Михайла Петров Волынской — 30 руб., Роман Федоров Бобарыкин—50 руб...»

Текст Кормленой книги Костромской Чети

Стряпчей Василей Олександров сын Чеглоков — 129 году февраля в 18 день, по памяти из Розряду за приписью дьяка Михайла Данилова, велено ему давати денежного жалованья из чети вновь, как он был в житье, по 12 рублев; да февраля ве 20 день, по памяти из Розряду ж за приписью дьяка Марка Позеева, велено ему придати к старому ево окладу 3 рубли...

У тюрем вдворских можаитин Офонасей Федоров сын Кононов — 123 году декабря в 19 день, по памяти за приписью думного дьяка Сыдавного Васильева, велено ему за Подмосковную службу придати из чети к царя Васильеву жалованью к 13 рублем 3 рубли, а прежней ево оклад писан по сыску можаич дворян и детей боярских...

Жилец Таврило Смирнове сын Чюбаров — 129 году апреля в 28 день, по памяти из Розряду за приписью дьяка Михайла Данилова, написан ему денежной оклад из чети вновь 8 рублев.

Штатное расписание Кремляоклады чиновников в XVII

Источник: [17.154]
Комментарии






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,12