▲ Наверх


Встарь, или Как жили люди


Гравюра
Искать: статьи комментарии автора источники

Встарь → Разделы и темы → Обычаи, нрав, праздники → Обычаи, нравы, черты характера → Иные этнические системы (XIV век)

14. Обычаи, нрав, праздники

14.2. Обычаи, нравы, черты характера. Иные этнические системы (XIV век)

Боккаччо, Хёйзинга, Виллани, Кольмар, Баттута, Даврижеци, Натанзи, Тверской свод, Журден, Питти

Статья № 1
Джованни Боккаччо, †1375

Сойдя с коня, Россильоне ножом вскрыл грудь Гвардастаньо, собственными руками извлек из неё сердце и, велев завернуть его в значок копья, отдал его нести одному из своих слуг... Повар взял его, положил на него все свое искусство и заботу, искрошил, прибавил много хороших пряностей и изготовил из него очень вкусное блюдо...

Бубонная чума во Флоренции в 1348 году

[Зажиточные] жили, отделившись от других, укрываясь и запираясь в домах, где не было больных и им самим было удобнее; употребляя с большой умеренностью изысканнейшую пищу и лучшие вина, избегая всякого излишества, не дозволяя кому бы то ни было говорить с собою и не желая знать вестей извне...

Из того, что больные бывали покинуты соседями, родными и друзьями, а слуг было мало, развилась привычка, дотоле неслыханная, что дамы красивые, родовитые, заболевая, не стеснялись услугами мужчины, каков бы он ни был, молодой или нет, без стыда обнажая перед ним всякую часть тела...

«Автаркия» и Cherchez la femme (Шерше ля фам)

Пока таким образом они продолжали свое дело очень осторожно, врачу случайно попал в руки больной, у которого был изъян в одной ноге; когда маэстро досмотрел недуг, сказал родственникам, что, если не вынуть у него одну гнилую кость, придется ему либо отрезать всю ногу, либо ему умереть; если же извлечь кость, то больной может выздороветь, но он не иначе возьмется да него, как берутся за обреченного на смерть; на это его ближние согласились и как такового ему и сдали.

Врач, уверенный, что больной, не приняв снотворного средства, не вынесет страданий и не даст себя лечить, рассчитывая вечером приняться за это дело, велел утром настоять воду на известном ему составе, которую если больной выпьет, она усыпит его на столько времени, сколько ему придётся, по его мнению, употребить на его врачевание; велев доставить её на дом, он поставил её у себя в комнате на окне, никому не сказав, что это такое... (Врач отправился на вызов, жена впустила любовника, на которого напала жажда... с трупом у жены были проблемы — Прим. ред.)

Источник: [14.1]

Статья № 2
Йохан Хёйзинга

Пословицы

Даже проповедь, основываясь на священных текстах, не пренебрегает пословицами; их широко употребляют во время серьезных дебатов и в сфере государственных дел, и в церковных кругах: «У кого рот на запоре, тот ни с кем не бывает в ссоре», «Кто шлем надевает, волос не завивает», «Из чужой кожи — широкие ремни», «По господину — и слуги», «Каков судья, таков же и суд», «Служишь всем — не платит никто», «У кого парша, тот ходит в шапке».

Источник: [20.5]

Статья № 3
Джованни Виллани, 1346–1355

Во время чумы

Среди неверных стали частыми случаи бесчеловечной жестокости, когда отцы и матери покидали детей, а дети — родителей, брат бросал брата и других близких. Эта необыкновенная жестокость противна человеческой природе и была с негодованием воспринята верующими христианами, среди которых также начали встречаться подобные случаи, по примеру варварских народов. У нас во Флоренции благоразумные люди подвергли осуждению нововведенный многими обычай, захватив с собой все необходимое для привольной жизни, укрываться в уединенных местах с чистым воздухом, где не было опасности заразиться, чтобы обезопасить себя от болезни...

В нашем городе эпидемия разгорелась в полную силу и апреле 1348 году Domini (Господнем — Прим. ред.) и продлилась до начала сентября того же года. В городе, контадо и дистретто Флоренции без разбора пола и возраста из пяти человек погибло три или больше, скорее за счет простонародья, чем средних слоев и верхов, потому что беднякам пришлось особенно худо, зараза распространилась среди них раньше, и помощи они получали меньше...

Пир во время чумы

Полагали, что те, кому Господне милосердие сохранило жизнь, видя погибель своих ближних и слыша об истреблении многих народов мира, одумаются, смирятся, вернутся к добродетели и католическому благочестию, станут воздерживаться от грехов и неправедных поступков, преисполнятся любовью и сочувствием друг к другу. Но только что мор прекратился, вышло совсем по-другому.

Людей осталось слишком немного по отношению к унаследованным ими земным благам, так что забыв о прошлом, словно ничего и нe было, они ударились в невиданный ранее разгул и бесстыдный разврат. Отставив дела, они предавались пороку обжорства, устраивая пиры, попойки, празднества с утонченными яствами и увеселениями, не знали удержи в сластолюбии, наперебой выдумывали необыкновенные и причудливые платья, часто непристойного вида, и переменили вид всей одежды.

Простонародье, как мужчины, так и женщины, ввиду избытка всех вещей, не желали заниматься своим привычным трудом, они пристрастились к самым дорогим и изысканным кушаньям, то и дело устраивали свадьбы, а прислуга и уличные женщины надевали платья, оставшиеся от благородных дам. Почти весь наш город очертя голову погрузился в постыдные утехи, в других местах и по всему свету было еще хуже.

Источник: [14.26]

Статья № 4
Большие анналы Кольмара, 1301

На следующий день был обезглавлен юноша, коварно убивший сына его мачехи и потому изгнанный из города. Его же жена пребывала в Руффахе. И когда она узнала, что ее мужа схватили в Кольмаре, то скончалась от горя.

Источник: [13.29]

Статья № 5
Ибн Баттута, 1368–1369

Благородный торговец? — Первый и единственный случай в истории!

Из города Сара (Сарай — Прим. ред.) до Хорезма меня сопровождал шариф из жителей города Кербелы (Город в Ираке — Прим. ред.) по имени Али ибн Мансур. А был он из купцов. Я обычно просил его купить мне одежду и другие вещи. Он покупал мне одежду за десять динаров, а мне говорил: «Я купил ее за восемь». Таким образом он получал с меня восемь, приплатив два динара из своих денег, а я не знал этого, пока людская молва не осведомила меня. Так он дал мне взаймы некоторое количество динаров.

Когда же эмир Хорезма одарил меня, я вернул этому купцу то, что он одолжил мне. Я хотел отблагодарить его в ответ на его добрые поступки, но он отказался и заклинал меня, чтобы я не делал этого.

Тогда я решил вознаградить его слугу по имени Кафур, но он заклинал меня, чтобы я и этого не делал. Этот человек был самым щедрым из иракцев, которых я встречал. Он решил отправиться со мной в Индию.

В это время группа его земляков прибыла в Хорезм, намереваясь совершить путешествие в Китай, и он собрался ехать с ними. Я напомнил ему о том, что он хотел поехать со мной, на что шариф ответил: «Это мои земляки, которые вернутся к моей семье и родственникам и скажут, что я поехал в Индию за чужой счёт, как нищий. Это будет позором для меня, и я не сделаю этого». И он поехал в Китай.

Копирка с истории о послах Мамаевых, побитых в 1374 году в Нижнем Новгороде см. ст. 1 в 50.10.14.s

Случилось так, что Чингиз (Чингиз-хан — Прим. ред.) послал купцов с китайскими и хатайскими товарами — шёлковой одеждой и другими вещами — в город Утрар (Утрар / Отрар — небольшой город, Ибн Баттута даже называет его балда — «селение» — Прим. ред.), где кончаются владения Джалал ад-Дина. Его наместник [в этом городе] сообщил Джалал ад-Дину об этом и спросил, как поступить с ними. Джалал ад-Дин отдал письменный приказ забрать их товары, изувечить их, отрезав конечности, и вернуть в их страну... Когда наместник Джалал ад-Дина сделал это, Чингиз стал подготовлять свои неисчислимые войска для нападения на мусульманские страны...

Нравы смотрящих Средней Азии

Халил его казнил, задушив тетивой лука, так как у них в обычае убивать царевичей лишь удушением. Царство перешло к Халилу.

Судан

Затем [Нил доходит] до Йуфи, и это одна из наиболее крупных стран Судана, а её султан — один из наиболее могущественных среди суданских султанов. Белые люди не входят в эту страну, потому что они их убивают, прежде чем они её достигнут.

К числу дурных обычаев суданцев относится то, что их служанки, невольницы, маленькие девочки показываются перед людьми голыми, с обнажёнными половыми органами. В таком виде я видел многих из них во время месяца рамадана, так как у ал-фарарийа существует такой обычай. Они разговляются после поста в доме султана и каждый из них приходит со своей едой, которую приносят двадцать или более невольниц, и все они голые.

К числу [дурных обычаев относится] и то, что женщины входят к султану голыми и с открытыми лицами. Его дочери также ходят голыми. В двадцать седьмую ночь рамадана я видел около ста девушек, которые вынесли из его дворца еду и были голыми. Вместе с невольницами были и две дочери султана, с уже оформившейся грудью. На них не было никакой одежды.

К числу [их дурных деяний относится] и то, что они из почтительности посыпают себе головы пылью и пеплом...

Однажды к султану манса Сулайману пришла группа людей из числа тех суданцев, которые едят людей, и вместе с ними их эмир. У них обычай вставлять себе в уши большие серьги, так что отверстие кольца серьги бывает равно половине шибра. Они заворачивают свое тело в шёлковые покрывала. В их стране есть золотой рудник.

Султан почтил их и подарил им в знак гостеприимства служанку. Они же её зарезали и съели. Затем они вымазали себе лица и руки её кровью и пришли к султану благодарить его. Мне рассказали, что они обычно делали так каждый раз, когда приходили к султану.
Мне рассказали также о них, что они говорят, что самые хорошие куски мяса тела женщины — это кисти рук и груди.

Источник: [14.28]
Комментарии

Статья № 6
Аракел Даврижеци, †1670

В 806 (1357) году Джани-бек убил Ашрафа и сел [на престол] Ахи.

Источник: [17.44]

Статья № 7
Муин-ад-дин Натанзи

Рассказ о царствовании (ок. 1370) Бердибека-хана, сына Джанибека.
Тотчас после этого Тоглу-бай привел Бердибека, посадил на тот ковёр, на котором он убил его отца, и убил каждого, кто не подчинился... Одного его единородного брата, которому было 8 месяцев, принесла на руках Тайдулу-хатун и просила, чтобы он пощадил это невинное дитя. Бердибек взял его из ее рук, ударил об землю и убил.

Около 700 человек своего уруга он (Эрзен, 1344–1345 — Прим. ред.) сделал участниками общих милостей и устроил и приготовил для каждого из них удел (куби) и область (субе), так что все люди ходили по дорогам в свой юрт, жилище, службы и стада (?), и никто из великих не притеснял меньшего и никто из малых не делал шага непочтения по отношению к старшему.

Источник: [15.25]

Статья № 8
Тверской летописный свод, 1314–1344

Лета 6849 (1341). Царь Азбякъ мертвъ бысть, а на зиму Жданибекъ уби два брата: Тинивека и Хитрибека, а самъ седе на царство.

Источник: [14.17]

Статья № 9
Журден де Северак, 1319–1328

Великая Индия

(деление Индий — см. 22.35.14.w3)

В этой Индии законные сыновья великих королей, или государей, или баронов никогда не наследуют достояния отцов своих; наследство переходит только к сыновьям сестер, ибо говорят здесь так: можно ли поручиться, что сыновья рождены от своего отца, — ведь жены и наложницы могут понести от других, но дети сестры всегда своей крови, и кем бы ни был их отец, ясно, что вышло дитя из сестринского чрева.

Цейлон

В некоторой части этого острова с превеликим наслаждением едят белых и жирных людей, коли удается их захватить.

Источник: [14.34]
Комментарии

Статья № 10
Бонаккорсо Питти, 1400

Семейная хроника Питти

Как-то случилось, когда он* находился в одном своем прекрасном замке, расположенном близко от Амберга, куда он приехал ненадолго для охоты и где мы были постоянно с ним, что однажды утром, выйдя из своего дворца, чтобы пойти слушать мессу, увидел он одного человека, похожего на курьера; он велел привести его к себе и спросил его, что он здесь делает. Тот ответил, что едет в Венецию и что пришел сюда только для того, чтобы повидать его [императора] персону и иметь возможность в Венеции рассказать о нем. Император велел одному из своих приближенных отвести этого человека в свою комнату и сторожить его, пока он сам не вернется с мессы. И, когда он вернулся, курьер признался ему, что он приехал из Павии и что вез письмо к императорскому врачу от маэстро Пьеро ди Тозиньяно, врача герцога Миланского, и что он и раньше несколько раз привозил ему такие письма.

Император прочел письмо и велел схватить своего врача, которого звали маэстро Герман и который был учеником маэстро Пьеро ди Тозиньяно. Вскоре врач сознался, что должен был его отравить с помощью клизмы и за это получить 15 тысяч дукатов — 5 000 в Майнце и 10 тысяч в Венеции.


* Он — это император Германии, по сути канцлер Первого Рейха, герцог Рупрехт Баварский, граф Пфальцский (1400–1410). — Прим. ред.

Италия эпохи Возрождениясемейная хроникаотравить конкурентакайзер Первого Рейха

Источник: [15.38]






Пользовательское соглашениеО сайтеПосодействоватьОбратная связь

ПОБЕДИТЕЛЬ ИНТЕРНЕТ-КОНКУРСА «ЗОЛОТОЙ САЙТ»
Победитель XIII Всероссийского интернет-конкурса «Золотой сайт» в номинации «Познавательные сайты и блоги»Победитель интернет-конкурса «Золотой сайт»

© Lifeofpeople.info 2010–2017

0,132